Бокс/MMA

Как попасть в UFC. Отвечают менеджеры бойцов из России

Как попасть в UFC. Отвечают менеджеры бойцов из России
Хабиб Нурмагомедов / Фото: © Jeff Bottari/Zuffa LLC / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Контракт с UFC в данный момент подписан у 35 российских бойцов. Еще несколько десятков хотели бы его подписать. «Матч ТВ» спрашивает, как это сделать.

С 1993-го и до 2012 года в UFC сумели выступить пять бойцов из России, которые провели на пятерых 17 боев (из них 9 — Олег Тактаров). С 2012-го и по настоящее время 46 бойцов, представляющих Россию, выходили в октагон. Первым в новой эре стал Хабиб Нурмагомедов (дебют 20 января 2012 года), в том же году свои бои провели Рустам Хабилов и Азамат Гашимов. После этого россияне начали подписывать контракты с UFC гораздо чаще.

О контракте Хабиба вел переговоры его близкий товарищ Эльдар Эльдаров с менеджером Сэмом Кардэном (настоящее имя Шамиль Карданов. — «Матч ТВ»), а Кардэн — с матчмейкром UFC Джо Силвой. 

С 2016 года Джо Силва не работает в UFC, а еще раньше Хабиб Нурмагомедов стал сотрудничать с тандемом менеджеров Ризваном Магомедовым и Али Абдельазизом, считающимся одним из самых влиятельных в UFC. Абдельазиз и Магмоедов ведут дела большинства бойцов из России, вторым по количеству подписанных россиян считается Саят Абдрахманов. Еще нескольких бойцов из России ведут менеджеры с меньшим количеством спортсменов на контрактах. Одновременно с тем, как соглашения с UFC заключают все больше и больше бойцов из России, начинают острее звучать истории, когда кому-то не удалось попасть в организацию.

Саят Абдрахманов — про отсутствие четких критериев

https://www.instagram.com/p/BlhfX7nFxuM/

История: Абдрахманов ведет дела более десяти бойцов, подписанных в UFC, с ним работает Петр Ян (№ 4 рейтинга легчайшего веса), а сам менеджер одновременно сотрудничает с залом Tiger в Таиланде.

— Сейчас подписаться намного проще: турниров больше, география расширяется, UFC интересны новые бойцы. И нет четкого критерия, с каким тебя обязательно возьмут. Плюсами остаются рекорд без поражений, эффектные победы, умение как-то выделяться. Бойцов много, и при прочих равных выберут того, кто медийный, кто говорит по-английски, у кого нет проблем с получением визы. Плюс для российского рынка очень актуальный момент — допинг-тесты. В российских организациях их нет, и соответственно не все бойцы могут выйти в UFC на коротком уведомлении, чтобы сразу сдать чистые тесты.

Статистика 20-0 ничего не гарантирует, и, наоборот, есть примеры, когда людей подписывали без рекорда в ММА: давали же контракт Билялу Махову (чемпион мира по борьбе; также без опыта выступлений в ММА в UFC проводил бои профессиональный боксер Джеймс Тони. — «Матч ТВ»), поэтому если вы очень популярны или у вас есть заслуги в каких-то других видах спорта, вы можете подписать контракт и без опыта выступлений в ММА. Некоторых бойцов подписывали и с отрицательной статистикой, и с незакрытыми поражениями, шансов в таких случаях меньше, но примеры были.

Арман Царукян и Ислам Махачев / Фото: © Jeff Bottari/Zuffa LLC / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Разберите для нас конкретные примеры. У Армана Царукяна отличная статистика, но он не самый популярный боец в России, и среди побежденных им нет известных соперников, однако он получает контракт. Сергей Хандожко при большом количестве поражений в последних боях — тоже. Александр Шлеменко и Эдуард Вартанян — нет.

— Арман Царукян подписывался под определенный турнир — нужен был соперник для Ислама Махачева. На коротком уведомлении драться с Исламом желающих было немного. Арман был готов, подходил стилистически и по уровню. Сергей Хандожко — многие говорят «уровень или не уровень UFC». Если тебя подписали, значит ты — уровень UFC. У UFC есть свои причины, и не каждого бойца подписывают, чтобы он стал чемпионом (по информации «Матч ТВ», Сергей Хандожко был подписан при участии высокопоставленных чиновников из Краснодарского края, где ранее планировался турнир UFC. Ориентировочными местом и временем проведения были Сочи, август 2019 года).

Эдуард Вартанян как спортсмен соответствует уровню UFC, но я предполагаю, что если ты хочешь подписать контракт с UFC, это должно быть твоим приоритетом, а не выбором из нескольких вариантов. Возможно, нужно быть готовым выйти на коротком уведомлении, быть готовым пойти на понижение гонорара, но это если для него это приемлемо. Тут вообще может быть ситуация, когда и боец нормально будет существовать без UFC, и организация проживет без него.

В случае Александра Шлеменко, как я могу судить со стороны, было важно, во-первых, закрыть поражения, которые были до этого, во-вторых, понять, готова ли UFC платить столько же, сколько он получает в России, в-третьих, у UFC вроде бы есть нюансы по части допинг-тестов для бойцов, у кого были какие-то проблемы с атлетическими комиссиями: если к спортсмену были претензии, то его могут тестировать в течение полугода, прежде чем допустить до выступлений (у Александра Шлеменко был суд с Атлетической комиссией штата Калифорния после того, как его обвинили в использовании запрещенных препаратов. — «Матч ТВ»).

— Если у меня хорошие условия в России, я обязательно должен идти на понижение гонорара, попадая в UFC?

— Стандартный гонорар в UFC для новичка это 10+10 тысяч долларов, но это не значит, что нельзя получить больше. Например, они готовы посмотреть, сколько ты получал до этого, и могут повторить предложение, которое было от предыдущей организации.

— Считается, что благодаря тому, что вы работаете с Дэни Рубинштейном, у которого налажены отношения с Шоном Шелби, подписаться через вас проще, чем через ваших конкурентов.

— У всех менеджеров, у кого больше 20 бойцов в UFC, а таких немного, есть прямые контакты и выстроенные отношения с матчмейкерами. Это вопрос отношений, и нет никакого фаворитизма, это репутация, которая зарабатывается годами, на которую ориентируются. Для матчмейкреа важно, что если он к тебе обратится, ты будешь готов помочь.

— Как много людей вам пишет с просьбой кого-то посмотреть, кому-то посодействовать?

— В директе запросы на переписку как остановились на +99 так и стоят, хотя я часто просматриваю и стараюсь отвечать, вдруг из тысячи сообщений попадется какое-то особенно ценное. Но у меня такое количество бойцов, что я должен сосредотачиваться на тех, кто сейчас работает со мной, и заниматься их карьерами. С теми, с кем я работаю, уже есть отношения, есть доверие друг к другу, поэтому очень сложно представить, что я бы начал работать с кем-то совсем незнакомым, — только если кто-то из моих друзей или знакомых порекомендует мне конкретного человека.

Александр Скаредин — почему бойцы отказываются ждать UFC

https://www.instagram.com/p/Be7xhQ6Aj--/

История: подписал в UFC Романа Копылова, долгое время вел переговоры о подписании Николая Алексахина, но в итоге Алексахин, продолжая работать со Скарединым, подписал контракт с PFL.

— Подписанием бойцов в UFC занимаются в первую очередь матчмейкеры: Мик Мейнард отвечает за дивизионы со среднего до тяжелого, наилегчайший вес и женские весовые; Шон Шелби — это легчайший, полулегкий, легкий и полусредний веса. Каждый матчмейкер в любой хорошей организации очень занятой и востребованный человек. И ты должен понимать, как можно на него произвести впечатление, поскольку их окна, чтобы воспринять какую-то информацию, очень небольшие. Я считаю, что в UFC смотрят на рекорды бойцов и, может быть, на хайлайты. Если у тебя есть 60-секундное видео, где ты ярко вырубаешь своих соперников, это тоже плюс. Но в любом случае оценка матчмейкеров остается субъективной, и довольно важным является вопрос личных отношений. Например, с Миком Мейнардом у меня есть прямой контакт, есть хорошее общение, он может прямо сказать, кого бы он хотел видеть и какими данными должен обладать боец, какие шансы у того или иного человека подписать контракт. Шон Шелби считается чуть более заслуженным человеком: он давно работает в UFC, он подписывал Ронду Роузи и Конора Макгрегора, и через него подписываться гораздо тяжелее. С ним есть хороший контакт у американских менеджеров Дэнни Рубинштейна и Джейсона Хауса, и их бойцы легче попадают в UFC. 

— Но вы не смогли подписать Алексахина и он ушел в PFL.

— Когда мы пытались получить контракт для Николая Алексахина, мы разговаривали с Шелби довольно долго. Он сначала говорил «продолжайте выигрывать», потом искал какие-то варианты, потом мы просто ждали, и в какой-то момент он сказал нам прямым текстом: «У меня есть чутье, кого нужно подписать. Я подписал Ронду, когда про нее ничего не знали. Подписал Конора, когда у него были более сильные конкуренты…». Мы поняли, что можно очень долго ждать, и знали, что есть примеры, когда бойцы ждут год или полтора, пока им предложат подраться хоть на каком-то турнире, и решили посмотреть, какие еще есть варианты на рынке. В итоге нам сделали предложение две организации, одна из них прислала очень хороший контракт с финансовой точки зрения, и мы его подписали (в данный момент Николай Алексахин — боец PFL. — «Матч ТВ»).

https://www.instagram.com/p/ByLV3C3g3Zx/

— Если бы Николай Алексахин давал более яркие интервью, надевал хорошие костюмы и имел бы 500 тысяч подписчиков?

— Мое мнение, что в целом матчмейкерам глобально наплевать на уровень оппозиции, медийность, количество подписчиков в инстаграме. Точно могу сказать, они смотрят на какие-то самые быстрые для понимания вещи: рекорд и методы побед. Про попытки вызывать кого-то из действующих бойцов UFC, делать какие-то обращения у меня есть прямо дословная цитата от одного из матчмейкеров: «Это ничего не значит». У UFC нет задачи, чтобы все были медийными, скорее они просто дают площадку, а на ней уже начинается естественный отбор, и каждый может решить, как ему будет лучше: становиться медийным, кого-то оскорблять, зрелищно драться.

— Когда-то подписание контракта тремя бойцами из России казалось большим шагом вперед. Сейчас контракты примерно у 35 россиян — это потолок?

— Надо понимать, что российский рынок для UFC — это пока не самая приоритетная сфера интересов. Хотя я бы предположил, что к 35 бойцам, которые подписаны сейчас, прибавится еще значительное количество, поскольку мы объективно третьи после США и Бразилии по количеству профессиональных бойцов ММА. Но интересно, что если, к примеру, UFC соберется заходить в Индию, индийские бойцы тоже будут попадать в UFC, хотя мы же понимаем, что уровень индийцев в ММА пока никакой. То есть раньше считалось, что UFC это действительно абсолютно лучшая лига в мире и туда попадают только лучшие спортсмены, а сейчас уже всем очевидно, что это не совсем так. Я бы сказал, что примерно четверть бойцов UFC — действительно топ, а остальная часть это такой же уровень, как и в других промоушенах. Есть пример российского бойца, который накрутил вертушек на не самых понятных соперниках, шел без поражений, и его взяли. Он проиграл в первом бою. Еще важный момент, что в легкий вес (до 70,3 кг) подписано довольно много россиян, и еще никто не был уволен, так что попасть именно в эту категорию будет очень тяжело, и отчасти из-за этого и Эдурад Вартанян, и Александр Шаблий пока стоят на месте. Получается, что 70 кг очень забитый вес, следом идут 77,1 и 65,8 кг. Туда подписаться очень тяжело.

Иван Банников — как в UFC попал Александр Волков

https://www.instagram.com/p/BS9MjqLhH8L/

История: у Волкова было два поражения в Bellator, после этого он закрыл их боями в М-1, подписал контракт с UFC, трижды получал главные бои на турнирах, входит в топ-6 тяжелого веса и выступал на самом большом турнире UFC в Лас-Вегасе.

— Александр ушел из Bellator после двух поражений раздельными решениями. После этого у него было два боя в М-1, где он взял пояс, защитил его и в каждом случае победил досрочно. Вдобавок у UFC был голод на тяжей, так что мы без проблем подписали контракт.

— Когда и как вы начали общаться с людьми из UFC?

— В феврале 2016-го Александр стал чемпионом М-1, готовился к защите пояса, и примерно в этот момент мы поговорили с людьми из UFC. В Америке у нас хорошие отношения с клубом Black House, там работает наш товарищ, агент Эд Соарес. Он помог нам устроить личную встречу с матчмейкреами, и после нее у нас уже установились хорошие деловые отношения. Сейчас мы можем общаться как с матчмейкерами: Шоном Шелби и Миком Мейнардом, так и по каким-то глобальным вопросам можно обратиться к Дэйне Уайту.

Александр Волков / Фото: © Stephen McCarthy / Contributor / Sportsfile / Gettyimages.ru

— При этом у многих есть вопрос, почему в UFC не может попасть Эдурад Вартанян, который сотрудничает с вами?

— Эдуарду ничто не мешает подписаться, кроме как определенных бюрократических процессов, связанных и с UFC, и с той лигой, где он выступает. Надеюсь, в ближайшее время мы увидим Эдуарда в UFC, это вопрос пары месяцев. Также в «Стреле» есть еще несколько бойцов, которые в ближайшее время могут там оказаться, просто у нас в планах сделать так, чтобы они в UFC приходили побеждать, а не проигрывать.

Кирилл Тимофеев — как получить много денег по новому контракту

https://www.instagram.com/p/BZ4MrhkFRe_/

История: Никита Крылов был подписан в UFC еще в 2013 году, после этого поменял весовую категорию, начал представлять в промоушене Россию, а не Украину, ушел из UFC, провел четыре боя в других организациях и, вернувшись подписал контракт, по которому получал 80 тысяч долларов за выход на бой и столько же за победу.

— С того момента, как Никита ушел из UFC, мы уже понимали, что он туда вернется. В то же время я стал его менеджером и сначала просто спрашивал у своих знакомых, как можно было бы выйти на кого-то из матчмейкеров. Пока мне говорили «я спрошу у парня, который точно знает, у кого спросить», мы решили, как должна строиться карьера Никиты вне UFC. Мы предположили, что он проведет 3-4 боя, определили даты и начали выступать в Fight Nights.

А потом Камил Гаджиев дал мне довольно ценный совет, он предложил просто написать на почту Мику Мейнарду и обсудить Никитин контракт с ним напрямую. 

Никита Крылов / Фото: © Jeff Bottari/Zuffa LLC / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Я нашел контакт, написал, и он ответил. Мы начали обсуждать контракт. Тот факт, что Никита уже дрался в UFC, влиял, плюс на уровне слухов нам говорили, что UFC вроде бы тоже в нем заинтересован. Написал письмо — мне довольно быстро ответили. Началось обсуждение условий: мы торговались о деньгах и изначально попросили чуть больше, чем нам в конечном итоге предложили. Эти условия промоушен не устроили, нас попросили слегка подвинуться, мы пошли на какие-то уступки и в итоге договорились. Самое интересное, что мы практически только по почте переписывались и в конченом результате нам просто прислали контракт, мы его подписали и отправили.

Истории про ММА на «Матч ТВ»: