live
Бокс/MMA

Как ломают уши в ММА, вольной борьбе и за 1500 рублей с анестезией

«Матч ТВ» изучает единственную спортивную травму, которую некоторые атлеты хотят получить специально.

«Честно говоря, я очень хотел ухо сломать, классе в седьмом-восьмом это случилось», — рассказывал мне во время интервью боец ММА Расул Мирзаев.

«Мы стоим, нас двое и их двое. Ну и я понимаю: про меня можно подумать, что просто здоровый парень, но Артем-то* — на поломанных ушах, сразу видно, что не математикой пацан занимается, а они все равно бычат», — говорил один боец UFC о начинающейся драке (*имя друга изменено).

В английской Википедии есть статья Cauliflower ear (Cauliflower — цветная капуста, ear — ухо), там рассказывают, что заметные повреждения ушной раковины чаще всего встречаются у борцов, игроков в регби и посетителей опиумных домов из-за долгого лежания на твердой поверхности.

Про сломанные уши борцов шутят в комедийных программах, борцы часто считают это знаком отличия, «не борцы» — оберегом, а в инстаграме можно найти около 15 аккаунтов, где предлагают сломать ухо за 1000 — 1500 рублей.

Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров написал владельцам нескольких страниц, найденных по запросу «ломаю уши». Почти все отказались от комментариев. Специалист по ломке ушей из Гудермеса сказал, что интервью не дает, ломает уши с помощью руки, а обучающее видео готов прислать за тысячу рублей.

На телефонный разговор согласился мужчина из Махачкалы:

— У меня своя техника, которую я не разглашаю. Слышал, что ломают ложками, рукой, плоскогубцами, кто-то дверным проемом, по-разному абсолютно. У меня все очень аккуратно.

— Как вы сами думаете, зачем это нужно людям — чтобы выглядеть опаснее?

— Да, наверное. Есть ребята, которые занимаются борьбой и хотят, чтобы это было заметно. Есть те, кто 10-15 лет ходит на борьбу, а уши не поломаны вообще. Им хочется как-то соответствовать статусу борца, и они приходят.

— А вы в Махачкале работаете?

— Да. Я травматолог, у меня медицинское образование, все быстро, стерильно и анонимно на 100%.

https://www.instagram.com/p/BqxL1kpgV9g/

— То есть никто не узнает, что человек сломал ухо специально?

— Само собой, потому что почти всем это не нужно, на Кавказе это как-то не приветствуется.

— Как часто обращаются?

— От двух до десяти человек в день.

— Что вы считаете хорошо сломанным ухом?

— Хорошее, плохое — понятия относительные. Мое дело сломать, а спрос рождает предложение.

Я осуществляю перелом хряща в безопасном месте, там, где это никак не повлияет на качество слуха и не коснется той части уха, куда, например, вставляется наушник. То есть функциональность никак не нарушится.

Местная анестезия, ставлю укол между кожей и хрящом, никакого вреда для здоровья. Я вообще занимаюсь пластикой и коррекцией ушей, то есть могу и исправлять последствия переломов.

— Если к вам придет 13-летний мальчик, который ходит на борьбу…

— Нет, ни в коем случае, приходят от 16 и старше, и то приходят с отцами, дядями, старшими братьями.

— Может прийти парень, по которому видно, что он максимум два месяца ходит на борьбу?

— Бывает, да. Приходят те, по кому видно, что борьбой почти не занимался, но хочет выглядеть соответствующе.

— Было такое, чтобы русские обращались?

— Редко, но бывает и такое. Ко мне и из других городов приезжают.

«Честно, я про это только в интернете читал в виде баек, — рассказывает практикующий в Москве врач Валентин Беляевский. — Например, я какое-то время работал в серьезном бойцовском клубе в Чеченской республике, и там ко мне никто ни разу не обращался с просьбой сломать ухо. Скорее я такое видел у своих одноклассников, когда в Ростове учился. У нас были ребята, которые занимались борьбой, и, если они ломали уши, старались не носить шапки или надевать их так, чтобы было видно сломанное ухо. Когда работал в Грозном, там никто не обращался, даже если действительно было повреждение, у бойцов ММА это считалось какой-то совсем проходной травмой».

***

Чемпион мира по вольной борьбе (1997 год) Курамагомед Курамагомедов посмеивается, когда ему предлагают обсуждать сломанные уши борцов: «Вот, например, если вы себе сломаете, будете опасно выглядеть среди журналистов, но все равно у борцов все всех знают. Знают, кто и где боролся, кто ездил на мир, кто на Европу…»

— Помните, как вы сломали в первый раз?

— Я думаю, что вообще ни один борец такого не помнит. Наверное, году в 96-97-м (Курамагомедов 1978 года рождения. — «Матч ТВ») еще по молодежи или по юношам боролся. В основном травмируешь ухо во время борьбы в стойке: срыв захвата какого-то, или в бедро упираешься. Сначала не так больно, а ночью сложнее, не можешь повернуться на этот бок, кровью снова наливается.

И вот в тот период они как-то так поломались так, что уже места не осталось живого, а потом не беспокоили.

28-летний боец ММА Алексей Махно (18 побед, 7 поражений) рассказывает примерно то же самое: «Я впервые получил такую травму, когда мне было где-то 22 года. Делал проход в ноги и воткнулся в тазовую кость. Услышал такой щелчок, и стало горячо в районе уха. Странное ощущение, не понимаешь, что случилось, но чувствуешь: такое тепло появляется. Подходишь к зеркалу и видишь, что у тебя ухо разбухает, как будто воду в целлофановый пакет наливают, и он расправляется. И вот я пробовал считать, сколько раз ломал уши. Закончил на цифре 33 или 34, но что интересно, все травмы я получил в течение нескольких месяцев. Вроде подзажило, а потом раз, и опять надо откачивать. Но это происходит будто до определенного момента, а потом уже, наверное, нечему ломаться. В последние пять лет у меня ни разу не было, чтобы ухо повреждалось.

***

На YouTube легко найти подборку, где про сломанные уши говорят бойцы UFC. «Это выглядит по-уродски, но девушки могут ходить за вами только из-за борцовских ушей», — говорит Олимпийский чемпион по вольной борьбе и чемпион UFC в наилегчайшем весе Генри Сехудо. Йоанна Эджейчик признается, что боялась начинать тренировки по ММА, потому что можно сломать уши во время борьбы. Рафаэль Дос Аньос рассказывает, что сломал уши в 14 лет, и у тех, кто занимался джиу-джитсу, это считалось хорошим знаком. Или вот Мэтт Браун рассказывает, что в больнице с его ухом возились два часа и превратили это в подобие операции.

«Когда у меня такие травмы были, я лечился сам, просто спрашивал у ребят с опытом, что делать: помылся, обработал руки и ухо перекисью и убираешь кровь шприцом. Оно раздувается, как слива, ты втыкаешь шприц, откачиваешь кровь. Потом поводил еще там иглой, чтобы шприц побольше собрал, повязку тугую наложил, и нормально», — говорит боец ММА Алексей Махно.

«С точки зрения медицинской терминологии нет диагноза «перелом уха», — продолжает спортивный врач Валентин Беляевский. — То, что происходит с ушами, называется «ушиб мягких тканей» или «травма ушной раковины». По сути раковина — это хрящ, обтянутый кожей, и при травме мы получаем либо ушиб мягких тканей, либо деформацию хряща. В других мягких тканях хорошо развита система дренажей, и сгусток крови, который образуется после ушиба, может рассосаться по лимфатической системе. А раковина так устроена, что там нет никаких лимфатических протоков и сгусток крови никуда не девается. Кровь перерождается и превращается в соединительную ткань. Получается то, что мы видим у борцов со стажем.

Если нужно, чтобы ухо стало таким, как раньше, то нужно сначала эвакуировать кровь из места повреждения. Часто показывают, что кровь удаляют шприцом. Это доступный способ, но не совсем хороший: кровь все равно будет поступать в поврежденную зону в течение суток. Плюс если травме больше 24 часов, кровь уже будет похожа на желе, и вы не сможете убрать кровь шприцом. Лучше делать насечки скальпелем, устанавливать дренаж и накладывать тугую повязку, создающую компрессию. Потом покой на пару недель, и тогда ухо будет выглядеть как раньше. В США я видел специальные приспособления для этого — подобие щипцов в форме ушной раковины, и они как бы фиксируют ухо с двух сторон, чтобы кровь повторно не натекла туда.

Смотреть на YouTube

Проблема в том, что с переломом кости ты бороться точно не сможешь и дашь ей спокойно зажить, а с поврежденными ушными раковинами спортсмены, как правило, опять идут на ковер: травма относится к косметическим. И раковина так и не заживает до конца. У нас в теле есть разные хрящи по свойствам: например, в коленных суставах — гиалиновые. Они очень плохо регенерируют. В ушной раковине хрящ совсем другой, и он нормально восстанавливается. Если давать ему покой.

В теории такая травма может привести к снижению слуха за счет сужения слухового прохода. Можно рассмотреть вероятность, что сгусток крови воспалится, но это на уровне предположения, такие случаи крайне редки. Хотя я бы все равно при гематомах старался кровь эвакуировать».

— У нас ребята по-разному лечили, — рассказывает борец Курамагомедов. — После тренировки ухо опухает, выкачиваешь кровь, ночью снова опухает, бывает больно спать, вообще ночь не спишь почти. Приходится бинтом заматывать плотно, чтобы снова не набегало. Кто-то мазями мажет, кто-то что-то твердое подкладывает под повязку, чтобы ровное ухо было: копейку, два рубля, 10 рублей положишь — вроде лучше. Бывало, что в сам слуховой канал вату заталкивали, чтобы его не затянуло, но я не знаю таких случаев, чтобы ухо настолько опухло. Самое главное, чтобы покой был, но покой почти никто не дает, все идут тренироваться. Вот ты, например, готовишься к чемпионату мира, и тут тебе скажут, что из-за уха надо 10 дней не бороться.

— Объясните, почему вы не надеваете защиту? В США, например, постоянно можно увидеть у борцов на тренировках подобие наушников.

— У меня была такая защита, как раз покупал в США и пробовал бороться. Во время тренировок эти наушники тоже могут очень сильную боль приносить, когда в какие-то захваты попадаешь. Как я понял, нужно очень точно размер подбирать, но они все равно цепляются за уши, за подбородок и не спасают. Я поборолся и понял, что нет смысла. Сильно затянешь — тебя душит, слабо — соскальзывает и, одним словом, неудобно.

Мастер спорта по борьбе Дмитрий Смоляков какое-то время занимался борьбой в США и рассказал про защиту ушей: «В Америке, пока ты выступаешь на школьном и студенческом уровне, соревнования обязательно проходят именно в такой защите. Могу сказать, там многие тоже не в восторге от этого, потому что сами наушники очень громоздкие, застегивать их надо очень плотно, настолько, что кажется, будто они тебя поддушивают, и это все равно не дает защиту на 100%. Обычно если до соревнований есть время, то на тренировках все тоже борются без этого приспособления, а ближе к турнирам тренер уже заставляет всех бороться в защите, потому что к ней тоже надо привыкать».

***

«Чаще всего уши ломаются в каких-то захватах, — рассказывает боец ММА Махно. — У тайцев в Таиланде можно увидеть сломанные уши, потому что у них очень много борьбы в клинче, и там такие ситуации возникают. Но хрящи повреждаются именно при каких-то борцовских элементах: при скручиваниях, или если ты в таком положении, когда твое ухо плотно прижато к сопернику, к тазу, к плечу, а потом вы резко скручиваетесь, меняете положение. От удара я такой травмы не получал — был в жестких разменах, пропускал по ушам и руками, и ногами, и коленями. Синяки остаются, но именно вот такого, чтобы от удара ломался хрящ, на моей памяти не было.

По болевым ощущениям это как выбитый палец, ничего особенного нет. Но впоследствии это вносит дискомфорт в тренировочный процесс, если ты пропускаешь удар в ту область, боль очень резкая, как будто тебя битой ударили».

Курамагомед Курамагомедов рассказывает, что за всю карьеру не встречал ни одного борца, кто ломал бы себе ухо специально, хотя шутки на эту тему слышал много раз:

— Сломанное ухо вообще по-разному можно воспринимать. Вот 90-е годы — никто не знает, каким ты спортом занимаешься, а ухо поломал — уже понятно, что ты борец, что в зале не один год провел. Или бывает куда-то за границу летишь: в Иран, в Турцию, в Болгарию, в США, видишь человека с таким ухом, уже понимаешь, что это свой человек, скорее всего, борьбой занимался, у вас уже точно будут общие знакомые, будет о чем поговорить, человек тебе поможет.

С другой стороны, знаю, что у молодых наоборот бывает, ухо сломал, начинает наглеть, обижать кого-то, это неправильно. Я считаю, наоборот: на тебе больше ответственность лежит после этого. Или, например, видят — у тебя поломанное ухо, думают: «Ну все ясно, это спортсмен». Хотя я и в школе на пятерки учился и университет с красным дипломом закончил, так что это не всегда так работает.

Сан Саныч Карелин — у него уши сохранились — нам вообще объяснял, когда приезжал на мастер-классы, что очень большое внимание уделяет тому, чтобы уши разогреть. Что надо их как следует массировать всегда, потому что там очень много разных рецепторов находится, которые помогают разным нашим органам. И он очень долго разогревает, разминает уши.

Но сложно всегда так делать, все равно бывает, что где-то без разминки поборешься. На пляже с кем-то встретились, поборолись немного. Или наоборот, в Красноярске походил по улице, замерз, зашел в зал и до конца не разогрелся, начал бороться.

Алексей Махно рассказывает про неудобства: «У меня сейчас обычные наушники, которые, например, идут с iPhone, не вставляются в уши или не держатся. Раньше нормально было. Я ношу либо накладные, которые сверху надеваются, либо покупаю спортивные, у которых есть набор насадок. Беру самую маленькую силиконовую затычку, чуть больше ушной палочки, и вот наушник с такой накладкой еще может поместиться.

Родители говорят: «Карьеру закончишь, можно будет пластику сделать, привести уши в порядок», а я вообще по-другому на это смотрю. Для меня мои поломанные уши — это моя гордость, и я точно ничего такого делать не буду. Мне кажется, так у многих ребят. Это часть образа, часть того, что я делаю, часть ремесла».

«Я знаю, что девчонки могут за это переживать, бывает, что волосами закрывают, — говорит Курамагомед Курамагомедов. — А среди ребят вообще никого не знаю, кто бы пластику себе делал, исправлял что-то. Если ты борец, ты все равно по жизни будешь заходить на тренировки и бороться. А ухо как сломалось обычно, так уже и остается дальше, и ничего с ним не происходит». 

Больше интересных текстов из мира MMA:

Фото: Федерация борьбы России; vk.com/shkola_kuaramagomedova_k; https://vk.com/m1_mixfight