live
09:15 Футбол. Чемпионат Италии. "Аталанта" - "Милан" [0+]
09:15
Футбол. Чемпионат Италии. "Аталанта" - "Милан" [0+]
11:05
Новости
11:15
Биатлон. Кубок мира. Гонка преследования. Женщины. Трансляция из США [0+]
12:10
"Еврокубки. Скоро весна!". Специальный репортаж [12+]
12:40
Новости
12:50
Горнолыжный спорт. Чемпионат мира. Мужчины. Слалом. 1-я попытка. Прямая трансляция из Швеции
13:50
Новости
13:55
Футбол. Чемпионат Испании. "Реал" (Мадрид) - "Жирона". Прямая трансляция
15:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
16:40
Баскетбол. Единая лига ВТБ. "Матч звёзд". Прямая трансляция из Москвы
19:50
Биатлон. Кубок мира. Одиночная смешанная эстафета. Прямая трансляция из США
21:10
Новости
21:15
Горнолыжный спорт. Чемпионат мира. Мужчины. Слалом. 2-я попытка. Трансляция из Швеции [0+]
21:45
Смешанные единоборства. Bellator. Майкл Пейдж против Пола Дейли. Виталий Минаков против Чейка Конго. Трансляция из США [16+]
23:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:25
Биатлон с Дмитрием Губерниевым
23:55
Биатлон. Кубок мира. Смешанная эстафета. Прямая трансляция из США
01:35
Регби. Чемпионат Европы. Россия - Бельгия. Трансляция из Сочи [0+]
03:35
Волейбол. Чемпионат России. Мужчины. "Зенит" (Санкт-Петербург) - "Факел" (Новый Уренгой) [0+]
05:35
"КиберАрена" [16+]
06:00
"КиберАрена" [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:55
Новости
09:00
Биатлон с Дмитрием Губерниевым [12+]

«Приехал получать экипировку сборной и упал в обморок». История новой надежды российского спорта

26 декабря 2018 09:38
«Приехал получать экипировку сборной и упал в обморок». История новой надежды российского спорта
Данила Семериков / Фото: © globallookpress.com
Пока мы ждем побед от биатлонистов конькобежцы переписывают традиции.

За всю историю проведения этапов кубка мира по конькобежному спорту советские и российские мужчины ни разу не выигрывали дистанцию 5000 метров. Это не удавалось звездам второй половины восьмидесятых — Бочкареву, Мозину и Малкову, пришедшим им на смену Ануфриенко, Павлову и Саютину, равно как и бегавшим уже в нулевые Шепелю, Детышеву и Скобреву. Не удалось это и саратовскому конькобежцу Дмитрию Семерикову, выступавшему в составе сборной России в конце девяностых.

Первым, кто «размочил» заклятие «пятерки», стал племянник Дмитрия — Данила Семериков. Представитель семьи, которая фактически и является конькобежным спортом Саратова, города, где со спортом в целом — не очень.

Данила не просто выиграл 5000 метров с фантастическим результатом 6.08,96, он сделал это на главном катке конькобежного спорта — голландском Тиалфе, при полных трибунах установив новый рекорд катка и обойдя хозяев, в том числе и четырехкратного олимпийского чемпиона Свена Крамера, бывшего обладателя мирового рекорда на этой дистанции. Мы встретились с возмутителем спокойствия в Коломне, где он готовится к национальному отбору на чемпионат Европы. Но прежде чем читать интервью, посмотрите его бег.

Открыть видео

— С победы прошла уже неделя. Сразу после финиша вы сказали голландскому телевидению, что еще не понимаете, что произошло. Теперь поняли?

— Я все прекрасно понимаю. Но у нас вся группа, в которой я тренируюсь, подошла к этому старту на пике формы. Соответственно, и от меня можно было ждать хорошего результата. По поводу того, что я первый в истории нашей страны, кто выиграл 5000, то все когда-то бывает в первый раз. Надеюсь, он не станет последним на долгое время. 

— На награждении слева, на третьей ступеньке, стоял Свен Крамер. Какие ощущения, когда ты на первом месте, а великий Крамер на третьем?

— Для меня это было какое-то чудо. Я в принципе все понимал, но технически, на уровне цифр, а не масштаба события.

— Вы же из поколения, которое выросло на беге Свена, его результатах.

— Когда я рос, еще не было всех этих видеохостингов, и я даже не мог посмотреть на все его выступления. Была только одна запись с его мировым рекордом, вот я с ней и жил года три. Это сейчас можно изучить какие-то старые забеги Свена, графики прохождения и так далее. А тогда была лишь эта запись. Но я знал, что, когда Кармер был в хорошей форме, то мог «раскрутить», пройти дистанцию с нарастанием скорости под финиш.

— Что с ним происходит сейчас, почему в этом сезоне Свен не похож на себя, по-вашему?

— От возраста не уйти.

— Говорят, у него спина болит.

— Не очень верю в теорию спины. Просто когда ты с 17 до 31 бегаешь на уровне мировых рекордов, то рано или поздно должен закончиться завод. И он сам это понимает. Но даже то, как он бежит сейчас, это очень круто. Думаю, Крамер сможет дожить до следующей Олимпиады, хотя уже не будет так постоянно доминировать.

— За неделю до этапа в Голландии вы очень тяжело доезжали 10 000 метров на этапе в Польше. Тот бег можно считать последним толчком, добором формы?

— В Польше я выбрал не тот темп бега, посмотрел на результат голландца, олимпийского чемпиона Сочи Йоррита Бергсмы, который бежал в квартете, где четыре человека одновременно на льду и есть некие воздушные потоки, ими образуемые. А я бежал в паре, где таких потоков нет, там тяжелее. К тому же соперник отстал, и я оказался вообще один. И на финиш меня не хватило.

Думаю, я давно был готов к этому результату, но не позволяли внешние условия — качество льда (как раз в Польше он был не очень), жеребьевка и так далее.

— Вы очень быстро прошли последние круги, «раскрутили». Откуда такая манера бега и что ощущали на последних полутора километрах?

— Я уже говорил про запись бега Крамера и то, что много ее изучал. Возможно, желание так бегать пошло оттуда. Если ты готов, находишься в форме, с подобным бегом проблем нет. В голове есть план, и ты его реализуешь, разгоняешься под финиш. А план у меня всегда именно такой. Не хочу начинать быстро и затем терпеть, теряя скорость. Помешать этому может либо плохая форма, либо недостаток хладнокровия, когда ты со старта, потеряв контроль, бежишь слишком быстро.

Здесь на последних кругах я даже не смотрел на тренера, Виктора Сивкова, не смотрел на соперника, просто бежал, отдавая все что осталось. Знал, что бегу быстро, но на какой именно результат — не понимал. Финишировал, вижу зеленый цвет на табло, значит первое место, обрадовался. Затем начал думать о том, сколько до рекорда России, принадлежащего Ивану Скобреву, который я помню наизусть — 6.08,77. Мне не хватило 0,19 секунды.

— Опять же, в интервью голландцам после финиша говорили, что еще не смотрели телефон и боитесь представить, сколько там сообщений. Много было?

— 40-50. Папа поздравил, был рад. Дядя тоже поздравил. Дома я еще не был, но папа приезжает на отбор сюда.

— Ваша семья родом из Саратова. У меня, честно говоря, впечатление, что это не самый спортивный город России.

— У нас развита гребля, как на байдарках и каноэ, так и академическая. За Саратов выступает Илья Захаров, олимпийский чемпион по прыжкам в воду. Биатлонисты Логинов и Поршнев тоже мои земляки.

— Но большая часть саратовских спортсменов, тот же Логинов, в раннем возрасте уезжали в другие регионы.

— Да, потому что условий никаких нет.

— За земляком Логиновым, кстати, следите?

— Не слежу за биатлоном с Ванкувера-2010, так что даже не в курсе, кто там теперь бегает в сборной и как выступает. Раньше очень много смотрел, знал всех, вплоть до поколения Чепикова. Но у нас ребята в команде следят, иногда что-то от них узнаю.

— Сегодня Антон Шипулин завязал, слышали?

— Да, ребята сказали. Но я думал, что он и не бегал с прошлого сезона вроде как.

— Возвращаясь к Саратову и условиям. Что там есть у конькобежцев?

— Искусственного катка нет. Пришла зима, похолодало — есть лед. Началась оттепель — нет льда. Плюс у нас на катке нет горячей воды, заливают только холодной (конькобежный лед во всем мире с 1937 года заливают горячей водой, отсюда пошел термин «ледовары». — «Матч ТВ»). В прошлом году я там неделю катался, мучал себя, так что меня кривой лед не удивляет.

— Честно говоря, я из Саратова в конькобежном спорте одну вашу семью знаю.

— Саратов был конькобежным городом в 1970-х. Занималось  очень много народа, сейчас эти люди, уже совсем в возрасте, приходят покататься, когда зимой заливают каток. Но еще в 90-х было лучше, чем нынче. Раньше даже проводили международные старты, «Приз Копчинского», приезжали спортсмены со всей страны.

— А сколько сегодня занимается детей?

— Меньше сотни. Тренируют моя мама, папа и дядя. У каждого есть своя группа, вот, по сути, и весь саратовский конькобежный спорт. И так будет оставаться, пока не появится искусственный каток, чтобы дети имели больше условий для занятий. Чтобы могли начинать кататься осенью и делать это по ровному льду, который нормально заливают. А пока все держится на фанатизме моей семьи, да и бегают ребята больше для здоровья, им нравится. Зимой выбор небольшой, лыжи или коньки.

— Ваши результаты, улучшающиеся год от года, как-то влияют на ситуацию в регионе?

— До этого мои результаты не были такими заметными, ярко получилось только вот сейчас. Если так же продолжу, надеюсь, ситуация поменяется.

https://www.instagram.com/p/BrdKzXAgsQN/

— В прошлом сезоне у вас возникли проблемы со здоровьем. Версий было много, что именно произошло?

— Мы приехали получать экипировку, и я упал в обморок. Естественно, меня стали проверять, и так как у нас в России не самые опытные в плане спортивных отклонений врачи, они начали подозревать какие-то проблемы с сердцем. На УЗИ что-то увидели, все это раскрутили. Но через три дня показали результаты наблюдений хорошему специалисту, и тот потребовал перепроверить. В итоге все оказалось намного проще, без каких-либо отклонений по сердцу. Меня отпустили, сказали, что здоров. Допуск на соревнования я получаю без проблем.

— Так что там было?

— Из-за того что организм еще молодой, случаются перепады давления. Когда это накладывается на сопутствующие факторы, меня может выключить. Специалисты говорят, что такое бывает до 40 лет у некоторых людей.

— Еще подобные вещи случались?

— Голова может закружиться, если резко с кровати встану. Но обмороков не было. На тренировках, под нагрузкой, все нормально. Главное не отдыхать, работать, работать как можно больше (смеется).

https://www.instagram.com/p/Bon-BY4FT3s/

— Вы отбираетесь на чемпионат Европы, который пройдет в формате многоборья на открытом катке в среднегорье. Как у вас со спринтом?

— Главная сложность для меня - первые 50-70 метров с места. С хода я все нормально могу сделать, а вот на то, чтобы решить проблему старта, у нас имеются две недели. Если это получится, то есть медальные шансы в многоборье, а если нет — я смогу бороться за место в пятерке, но на пьедестал будет сложно забраться. Там будут голландцы, норвежцы, они парни быстрые и спринт бегут получше меня.

— Теперь про открытые катки, как у вас с ними складывается?

— Нормально, я все детство пробегал на открытых катках - Киров, Пермь, везде был.

— Среднегорье?

— На высоте я не очень хорошо себя чувствую, как правило. Думаю, это от недостатка опыта. Так получилось, что в прошлом сезоне я впервые приехал в Калгари (1100 метров над уровнем моря) и Солт-Лейк-Сити (1288 метров), и там было непросто.

— Но у вас же каждое лето проходят сборы в Казахстане, на Ак-Булаке, где 1600 метров!

— Да, и каждый такой сбор для меня - это смерть. Три недели, которые нужно пережить, а затем еще отойти от них. Я ощущаю каждый день акклиматизации, желудок, голова, общее состояние. На все велотренировки выезжаю с туалетной бумагой, потому что горы достают до кишок в прямом смысле слова. Лишь в последнее время, может быть, я чуть лучше себя  стал чувствовать в горах. Все приходит с опытом, нужно его накапливать, и ЧЕ, кстати, будет еще одним таким опытом в среднегорье.

— Что по поводу главного старта сезона, чемпионата мира?

— Медальные планы на всех дистанциях, включая командную гонку. Причем в команде попробуем взять золото, потому что у нас очень сильный подобрался состав и хочется доказать, что мы лучше. Нам пока не хватает хладнокровия, иногда быстровато начинаем. Если план бега поменять, бежать как одно целое, то все может быть очень круто. В этом плане можно брать пример с норвежцев, которые умеют ровно бегать.

— Как это стыкуется с личными дистанциями?

— Отлично, потому что начинаем мы как раз с личных 5000 метров, на них прогреемся, и затем уже командная гонка.

https://www.instagram.com/p/BqO9B2lAUbF/

— Сейчас вы выступаете параллельным зачетом Саратов / Краснодарский край. Если по итогам сезона предложат большие деньги в другом регионе, перейдете?

— Я что-то не помню, чтобы кому-то в российских коньках платили большие деньги, кроме Ивана Скобрева. Так что менять что-то пока не вижу смысла.

— А если позовут на хороший контракт в голландскую профессиональную команду?

— Я как минимум подумаю.

— Что будет определяющим фактором - статус в команде или деньги?

— Деньги всегда решающий фактор, тем более если предложат золотые горы, то почему бы не поехать?

— Поработать на голландцев, пожертвовать своей подготовкой?

— Да, в принципе, это сложный, тяжелый выбор. Нужно понимать, к чему ты стремишься. Практика показывает, что, тренируясь с ними, тоже можно их обыгрывать. Как говорится, если хочешь побеждать, нужно тренироваться с лучшими.

— А нет ощущения, что в данный момент лучшая стайерская группа в мире именно та, которую готовит Виктор Сивков?

— Кстати, да, возможно, так и есть по среднему уровню спортсменов. Так что если по итогам сезона к нам попросится Свен Крамер — не откажем.

Фото: globallookpress.com

Читай еще про конькобежный спорт: