live
03:00 Бобслей и скелетон. Кубок мира. Трансляция из Германии [0+]
03:00
Бобслей и скелетон. Кубок мира. Трансляция из Германии [0+]
04:00
Футбол. Чемпионат Франции. "Лион" - "Монако" [0+]
06:00
"Заклятые соперники". Документальный цикл [12+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [12+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:55
Новости
09:00
Биатлон с Дмитрием Губерниевым [12+]
09:30
Биатлон. Кубок мира. Эстафета. Женщины. Трансляция из Австрии [0+]
11:10
Новости
11:15
Биатлон. Кубок мира. Эстафета. Мужчины. Трансляция из Австрии [0+]
12:55
Новости
13:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
14:00
Футбол. Лига чемпионов. Жеребьёвка 1/8 финала. Прямая трансляция из Швейцарии
14:25
Все на футбол!
15:00
Футбол. Лига Европы. Жеребьёвка 1/16 финала. Прямая трансляция из Швейцарии
15:35
Все на футбол!
16:35
"Курс Евро. Дублин". Специальный репортаж [12+]
17:05
Новости
17:10
Тотальный футбол
18:10
"Самые сильные" [12+]
18:40
"Авангард". Время пришло". Специальный репортаж [12+]
19:00
Хоккей. КХЛ. "Авангард" (Омская область) - "Йокерит" (Хельсинки). Прямая трансляция
21:55
Новости
22:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
22:25
Футбол. Чемпионат Италии. "Аталанта" - "Лацио". Прямая трансляция
00:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:00
Профессиональный бокс. Денис Лебедев против Майка Уилсона. Александр Устинов против Майкла Хантера. Трансляция из Монако [16+]
03:00
Футбол. Лига чемпионов. Жеребьёвка 1/8 финала. Трансляция из Швейцарии [0+]
Футбол

Виталий Дьяков: «Когда приезжаю в Ростов, чувствую себя Дель Пьеро»

17 ноября 2016 11:00
Виталий Дьяков: «Когда приезжаю в Ростов, чувствую себя Дель Пьеро»

Виталий Дьяков мог бы играть с «Ростовом» в Лиге чемпионов, но ушел в «Динамо», а потом уехал в Томск, где 6 месяцев не получают зарплату и пишут письма на имя губернатора. В интервью «Матч ТВ» Дьяков рассказал, когда последний раз получал смс из банка, как ходил на матч «Ювентус» – «Рома» и почему в присутствии Бердыева никто не матерится.

– В «Томи» жалуются на задержку зарплаты. Когда вы последний раз получали смс из банка?

– Пока я в Томске, не пришло ни одной – только оповещения о списании средств и реклама о кредитах. Понятно, что задержки по зарплате не только здесь, но и во многих других командах, которые финансируются за счет государства, но хочется уже от слов перейти к действиям. Пока живем одними обещаниями, что все наладится. Но руководство «Томи», к сожалению, своих прямых обязанностей не выполняет.

– Кто-то сейчас прочитает и скажет: вы и так миллионеры и даже не почувствуете, если вам пару раз не придет зарплата.

– Скажу по себе: сколько бы ты ни зарабатывал, всегда стремишься к большему. Вот в дубле «Локомотива» я получал восемь тысяч рублей. Это были первые деньги – мне даже казалось, что это много. Когда стало 20 тысяч, подумал: «Ничего себе! Вот начну зарабатывать 200 тысяч, будет вообще супер». Но потребности ведь тоже растут: когда ездишь на метро, думаешь о простенькой машине, потом – о «Мерседесе». Когда живешь в однушке, хочешь купить трехкомнатную квартиру. Поэтому если кто-то думает, что футболисты и так до фига получают, поэтому все переживут, то они неправы. Думаю, что любому человеку будет неприятно, если на протяжении нескольких месяцев он будет ходить на работу, но не будет получать за это деньги.

Самая холодная победа «Спартака» в сезоне. Репортаж «Матч ТВ» из Томска

– В Томске в тот день было минус 14. При какой системе играть в футбол было комфортнее – «весна-осень» или «осень-весна»?

– По сути, что изменилось после перехода? То, что круги поменяли местами. Все остальное – то же самое, только меньше играем летом, а заканчиваем в начале декабря. Но посмотрите на Томск: если там сейчас так холодно, то в декабре выходить на поле будет невозможно. Значит, нужно ехать на нейтральное поле, в манеж или куда-то еще. Но мы играем за город, за своих болельщиков – зачем им эти переезды? Мое мнение – лучше играть летом, пока тепло. Понимаю, что новую систему сделали в том числе для клубов, которые участвуют в еврокубках. Но мне кажется, что минусов от этого перехода все равно больше, чем плюсов.

«Фурсенко надо поставить памятник за переход на «осень-весну». Черданцев — о зимнем футболе

– Игроки «Спартака» теперь ругаются на итальянском.

– Слово, которое кричит в камеру Дмитрий Комбаров, до Карреры использовал еще Фабио Капелло. Когда я сидел во время игры на замене, со скамейки все прекрасно слышал. Капелло использовал его так же часто, как в нашей стране используют другое слово.

– За неделю до «Спартака» вы играли с «Зенитом» и сказали, что Витцель на поле «нагонял понты». Кого бы вы назвали идеальным легионером в премьер-лиге?

– Случай с Акселем – это эмоции. А так, мне сразу вспоминается Бракамонте. Вот кто душа компании! Брака всегда ходил на позитиве, по-русски говорил, на гитаре играл. Бывало, на базе целые концерты устраивал. Собирались у кого-то в номере, подключали к колонкам электрогитару: Бракамонте играл, а аргентинец Оскар и бразилец Элсон ему подпевали. Было шумно, но смешно.

Эктор Бракамонте: «Вместо отпуска Слуцкий летал смотреть, как тренирует Моуринью»

***

– Михаил Кержаков, против которого вы играли на «Петровском», рассказывал много историй про вторую лигу. Вы ведь тоже с нее начинали, в Сочи. Чем запомнилось это время?

– Долгими переездами. Причем только на автобусе, никаких самолетов. Ближайший выезд – восемь часов до Краснодара. И то, пока по серпантинам и перевалам доберешься – бывало, что и по 20 часов в дороге проводили. Когда играли на Кавказе, вещи из раздевалки пропадали – телефоны, деньги. Автобус наш закидывали камнями – там это тоже в порядке вещей. Вообще, вторая лига стала для меня школой выживания. В 18 лет бился против здоровых мужиков: кто-то уже поиграл на хорошем уровне и заканчивает карьеру, кто-то всю жизнь здесь варится и за премиальные на поле будет убивать, потому что семью нужно кормить.

– На зарплату во второй лиге можно прокормить семью?

– Я получал 15 тысяч рублей плюс премиальные. И то, с выплатами там было очень тяжело. Денег никто не видел, а на базе по несколько дней могло не быть еды. Хорошо, что команда у нас была молодая, сплоченная. На выходные пацаны ездили домой, в Краснодар, и возвращались с кучей продуктов, которые родители передавали. В такие дни все вечером собирались и сидели по-семейному – не у всех же была возможность уехать в Краснодар. Кто жил в других городах, оставались на базе.

Открыть видео

– Вы тоже из Краснодара. Как попали в «Локомотив»?

– Начинал я в Краснодаре. В пять с половиной лет папа отвел меня в секцию, где тренировал его знакомый – только поэтому меня взяли, хотя в команде всем было от семи до девяти. Папа со мной постоянно занимался дополнительно. Он ведь сам футболист, но рано закончил из-за травмы. Вот мы с ним мяч везде и гоняли: на улице и дома, всю мебель побили! И вот однажды меня и еще трех ребят из команды 89-го года рождения позвали на просмотр в дубль «Локомотива». С молодежкой в то время тренировались многие игроки основы, но особенно запомнился Бикей – он крушил всех подряд! Представьте, мне 17, а навстречу бежит здоровая машина – в стык с Бикеем было идти нереально! Но просмотр мы прошли и поехали подписывать контракт. Получилось, что четыре игрока из одной детской команды попали в «Локомотив».

– Максим Беляев рассказывал, что по указанию Смородской он ежедневно получал в «Локомотиве» банку черной икры и стакан свежевыжатого гранатового сока.

– Ничего себе! Нас икрой не кормили, разве что пиццу после каждой тренировки привозили, кашу варили. Беляеву, оказывается, неплохо жилось, раз он черную икру фрешем запивал.

В шоу «Культ тура» Ольга Смородская сказала, что могла бы возглавить любой клуб премьер-лиги. Ваша реакция, если завтра она придет в «Томь»?

– Ну, а куда я денусь, если у меня контракт? Вообще, я бы не сказал, что у меня со Смородской был конфликт. Да, «Локомотив» предложил мне контракт, но я выбрал «Ростов», потому что понимал: даже если подпишу, в состав вряд ли пробьюсь. Кататься по арендам мне надоело, а в «Ростове» был реальный шанс заиграть. Руководству мой выбор не понравился, но это нормально. Никакого конфликта не было – просто Смородская потом сказала в интервью, что мы с Полозом больше не заиграем. Но меня эти слова не обидели, а, наоборот, подстегнули доказать обратное. По-моему, получилось.

– В «Ростове» вы работали с Анатолием Байдачным, которого все помнят по междометью «мля» в каждом предложении. Чем он запомнился для вас?

– Тем, что именно он впервые выпустил меня в премьер-лиге и доверил место в стартовом составе. Всегда буду ему благодарен. В раздевалке Байдачный мог прилично наорать, но за пределами стадиона он абсолютно спокойный. Чем-то с Гамулой они по характеру похожи. Игорь Васильевич тоже постоянно байки травил. Он еще когда дубль тренировал, мы часто пересекались: у них тренировка закончилась, а у нас не началась. Потом Дзюба приехал – и стало еще веселее.

– Африканцев Гамула называл «черными жемчужинами». Какое прозвище было у вас?

– Нет, «белой жемчужиной» точно не называл. Кстати, африканцы-то юмора не поняли, обиделись. Тем более что западные СМИ все так растиражировали и перевернули. Пришлось им объяснять – они ведь не были в курсе, кто такой Гамула, не читали его интервью, не знали, что у него такое чувство юмора.

– Какое чувство юмора у Бердыева?

– На самом деле, это ваши коллеги создали миф, что Бердыев слишком закрытый и весь в себе. Когда он только приехал в «Ростов», я тоже думал, что он такой, как писали в газетах. Что к нему ни подойти нельзя, ни пошутить. А выяснилось, что и пошутить при нем можно, и сам Курбан Бекиевич может развеселить кого угодно. Голос, конечно, тоже повышал, но без мата. Больше скажу, в его присутствии никто из игроков не матерился, потому что эти вещи он жестко пресекал. Если Бердыев слышал мат на тренировке или, что хуже, где-то на базе, делал такое замечание, что больше тебе материться не хотелось. Бывает, идешь по улице и перед тем, как выругнуться, смотришь по сторонам – нет ли Бекиича рядом?

– Бердыева в команде кто-то мог разыграть?

– Если только Бухаров. Звонил кому-то из молодых в номер и говорил: «Это Бекиич, зайди ко мне». Через минуту тот стучался в тренерскую: «Курбан Бекиевич, звали?» Бердыев улыбался: «Все понятно. Бухаров».

– Дольше всех в Ростове-на-Дону вас тренировал Миодраг Божович. Шутки про секс не утомляли?

– Периодически у него эта тема проскальзывала, да. Идет тренировка, а мимо проходит девушка красивая. Божович сразу оживлялся: «Ребята, сегодня тренируемся самостоятельно, а я тут пойду немного прогуляюсь». Миодраг – отличный мужик с хорошим чувством юмора. Кстати, мы с ним до сих пор связь поддерживаем. С днем рождения его недавно поздравлял, с Новым годом. Когда «Црвена Звезда» выиграла чемпионат Сербии, первым делом Божовичу написал.

– С Божовичем вы выиграли Кубок России, но победу отметили не сразу. Почему?

– У нас через два дня была игра с «Локомотивом», который боролся за чемпионство. Нам ничего не нужно было – мы шли седьмыми. Но когда в раздевалке сидели с кубком, нам сказали: «С «Локо» нужно выйти и отыграть, чтобы не было претензий. Проиграем – скажут, что мы сдали». В итоге подготовиться к игре мы все равно не успели. На следующий день вышли на тренировку, а там тысяча человек! Пока со всеми сфотографировались, автографы раздали – в общем, позаниматься нормально не получилось. Дальше – 9 мая, День победы. Нас повезли на центральную площадь, вывели на сцену, все хлопали. Короче говоря, до «Локо» мы почти не тренировались. Но вышли и победили. А уже после этого отметили победу в Кубке.

– Вы сказали, что опасались обвинений за результат игры с «Локо». Как вам игра «Урал» – «Терек»?

– Когда смотрел, никаких подозрений у меня не возникло. Слушайте, ну каждый игрок может ошибиться. Что теперь, любая ошибка – это сдача, что ли? Мы вот дома «Анжи» проиграли – 3:0. Значит, мы тоже сдали? Если кто-то обвиняет в договорняке, приводите доказательства, факты, чтобы не просто слова на ветер бросать.

***

– Сколько человек вас спросило, не жалеете ли вы о том, что перешли из «Ростова» в «Динамо»?

– Блин, даже сосчитать невозможно. Как только «Ростов» вышел в Лигу чемпионов, а «Динамо» вылетело, это стало самым популярным вопросом. И ладно бы только друзья и знакомые спрашивали – в Томске иду по улице, а мне случайные прохожие этот вопрос задают! Да и не только в Томске – в какой город ни приезжаю, минимум один человек найдется. Я уже привык даже.

– И что отвечаете?

– Если что-то сделал, какой смысл об этом жалеть? Ошибки совершают все, другое дело – уметь их признавать.

– Но в тот момент у вас не было ощущения, что с Бердыевым «Ростов» выступит так мощно?

– Во-первых, мы тогда с большим трудом спаслись. Был тяжелейший матч с ЦСКА, когда они боролись за Лигу чемпионов, а нам нужна была ничья, чтобы не вылететь напрямую. За день до игры на базу приехали болельщики, человек 50, все огромные, спортивные. Мы спустились с Гацканом и Плетикосой – думали, сейчас нас убьют. Но они, наоборот, поддержали и мотивировали. Когда мы увидели, что за нас весь город реально переживает и болеет, решили, что горы свернем, но не проиграем. Так и произошло – попали в стыки и остались.

Дальше было так, смотрите: я на тот момент провел в «Ростове» три с половиной года – и все это время были проблемы с финансированием. Что будет в следующем году, никто не знал. Конечно, с Бердыевым я хотел продолжать работать, но не то что я – он сам не знал, останется ли в команде. Когда поехал на сборы с «Динамо», «Ростов» уже находился в Турции – их было восемь человек в команде, половина из которых – без контрактов. Если бы кто-то из вас знал, как на самом деле в тот период комплектовалась и готовилась команда, вы бы игрокам и тренерам памятники при жизни поставили. Потому что это нереально – почти без сборов, когда тренер особо не присутствовал, команда взлетела на второе место!

Я всегда болею за «Ростов», переживаю. Все-таки эта команда оставила большой след в моей жизни, у меня там много друзей, с которыми до сих пор общаюсь. Против «Ростова» болеть вообще не могу. Даже когда приезжал на «Олимп-2» с «Томью» и «Динамо», болельщики так мне хлопали, что я себя чувствовал Дель Пьеро на «Ювентус Стэдиум»! Серьезно, это было очень трогательно и приятно.

– Вы же за «Ювентус» болеете. Как так вышло?

– Все началось в 1996 году, когда «Ювентус» дважды выиграл у «ПСЖ» в матчах за Суперкубок УЕФА – 6:1 и 3:1. Дель Пьеро еще кучу голов назабивал. С тех пор болею за «Юве» и сборную Италии, а Дель Пьеро стал моим кумиром.

– А на матчи «Юве» ходили?

– Да. Когда ездил в Италию на новогодние праздники, осуществил мечту детства и сходил на матч «Ювентуса». Играли с «Ромой» в тот день. Могу сказать, что атмосфера, уровень футбола – это что-то невероятное, конечно. Очень впечатлило, как там болеют. Минут за 40 до начала матча – а стадион уже практически битком. В общем, впечатления на всю жизнь.

«Дель Пьеро порвал нас. Стадион чуть не умер в экстазе». «Ростов» в еврокубках: как это было 17 лет назад

***

– В какой момент вы осознали, что вылет «Динамо» в ФНЛ неизбежен?

– Честно говоря, у меня до сих пор не укладывается в голове, как это случилось. Сильно переживал, хотел остаться в команде.

– Но ушли в «Томь».

– Не сказать, что по своей воле. После вылета «Динамо» у меня были предложения от неплохих команд, но я их даже не рассматривал. А когда все же пришлось уйти, те варианты отпали, потому что время шло и клубы укомплектовывались. В итоге выбирал из двух клубов и остановился на Томске.

– В «Динамо», говорят, тоже сейчас проблемы. Не интересовались, насколько серьезные?

– Читал, что пишут в прессе про долги, с пацанами общаюсь, спрашиваю. Ситуация непонятная. Переживаю, у меня с «Динамо» действующий контракт. Самое главное, чтобы такой великий клуб не повторил судьбу того же «Торпедо».

– Год назад вы говорили, что судьям в России нужно больше улыбаться. Сейчас стало лучше?

– Да, уже есть арбитры, с которыми можно пообщаться и до, и во время игры. По крайней мере, с каменными лицами они не бегают. И это здорово! Раньше смотрел чемпионат Испании и Италии – там все нормально разговариваю, улыбаются. В общем, располагают к себе. Таким и пихать не хочется. Вот, к чему нужно стремиться. Но у нас ситуация меняется в лучшую сторону.

Сергей Карасев – фанат группы Slayer. Вы ведь тоже тяжелую музыку любите?

– Не настолько тяжелую! AC/DC могу послушать, «Арию», «Кипелова». Но в плане музыки я абсолютно разносторонний человек.

– Когда вернетесь в «Динамо», вам будет 28. Уже задумывались о том, чем займетесь после завершения карьеры?

– Пока не думал, но то, чем займусь, совершенно точно будет связано с футболом. Может, на тренера выучусь. Или на телевидении поработать – почему нет? Мне кажется, я бы мог и экспертом стать, и комментатором. А то сейчас некоторые критикуют игроков, а сами в футбол никогда не играли. Я еще понимаю, когда это делает Мостовой, который на очень высоком уровне выступал. Огонька нужно добавить! Я вот дома жене пару раз показывал, как нужно футбол комментировать.

– Вы сами говорили, что интервью часто давали на эмоциях. Никогда не жалели о сказанном?

– После игры, бывает, ляпнешь что-нибудь в камеру, потому что ты расстроен, внутри тебя все кипит. Но я вообще стараюсь ни о чем не жалеть. Это мое сугубо личное мнение, я же его никому не навязывал, правильно? Если кому-то не понравилось, это не мои проблемы.

Текст: Леонид Волотко

Фото: ​Getty Images, РИА Новости/Михаил Киреев, РИА Новости/Сергей Пивоваров

Еще больше интервью на «Матч ТВ»:

«Если мне ответил Шумахер, почему не попроситься в «Баварию»?» Главная звезда ФНЛ

Кирилл Комбаров: «Фотографию с медведем я удалил. Посмотрел комментарии и понял: будет жара»

Мигель Данни: «Когда услышал диагноз, подумал: может, пора заканчивать с футболом?»

Александр Салугин: «На взвешивание Карвальо пришел с гамбургером»