live
11:05 Футбол. Лига Европы. "Вильярреал" (Испания) - "Спартак" (Россия) [0+]
11:05
Футбол. Лига Европы. "Вильярреал" (Испания) - "Спартак" (Россия) [0+]
13:05
"Самые сильные" [12+]
13:35
Новости
13:40
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
13:55
Плавание. Чемпионат мира на короткой воде. Прямая трансляция из Китая
16:20
Биатлон. Кубок мира. Спринт. Мужчины. Прямая трансляция из Австрии
17:55
Новости
18:00
"Новые лица старого биатлона". Специальный репортаж [12+]
18:20
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
19:25
Гандбол. Чемпионат Европы. Женщины. 1/2 финала. Прямая трансляция из Франции
21:10
Новости
21:20
"Этот день в футболе" [12+]
21:25
Все на футбол! Афиша [12+]
22:25
Футбол. Чемпионат Германии. "Нюрнберг" - "Вольфсбург". Прямая трансляция
00:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:10
Волейбол. Кубок России. Мужчины. "Финал 4-х". 1/2 финала. "Зенит-Казань" - "Кузбасс" (Кемерово). Трансляция из Казани [0+]
03:10
Бобслей и скелетон. Кубок мира. Трансляция из Германии [0+]
04:25
Смешанные единоборства. UFC. Кёртис Блейдс против Фрэнсиса Нганну. Алистар Оверим против Сергея Павловича. Трансляция из Китая [16+]
05:50
"Спортивный календарь" [12+]
06:00
Смешанные единоборства. Bellator. Брент Примус против Майкла Чендлера. Фрэнк Мир против Хави Айялы. Прямая трансляция из США
08:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:30
"Анатолий Тарасов. Век хоккея". Документальный фильм [12+]
09:35
Новости
09:45
Все на футбол! Афиша [12+]
10:45
Биатлон. Кубок мира. Спринт. Мужчины. Трансляция из Австрии [0+]
Футбол

«Если мне ответил Шумахер, почему не попроситься в «Баварию»?» Главная звезда ФНЛ

16 ноября 2016 12:00
«Если мне ответил Шумахер, почему не попроситься в «Баварию»?» Главная звезда ФНЛ

Как смеется Оливер Кан, почему Давида Алабу не заманить в Россию и что Луи ван Гал сделал бы на месте Юрия Газзаева? «Матч ТВ» поговорил с нападающим «Химок» Даниелом Сикорски, который пять лет провел в лучшем клубе Германии.

— На интервью вы пришли с травмой. Кто это вас так?

— Кто-то из «Спартака-2». Травма несерьезная, но не знаю, сыграю ли в следующем матче (игру со «СКА-Хабаровск» Сикорски пропустил — «Матч ТВ»). Тогда мы выиграли, а я забил.

Открыть видео

— Почему вас не отпугнул первый российский дивизион?

— Потому что единственная страшная вещь в России для футболиста — перелеты во Владивосток и Хабаровск. Когда вышел на матч с «Лучом», ощущение было, будто все еще в самолете. У меня тогда семейные проблемы накопились, так что я, можно сказать, был на поле не полностью. Еще я не ел накануне игры, толком не спал. Когда мы вернулись, почти все парни завалились на кровати, а я всю ночь бродил туда-сюда. И потом еще дня два приходил в себя.

А так — ну, еще стадионы в ФНЛ не очень полные, но ты же играешь на поле, а оно почти везде в порядке. Хотя в Польше атмосфера на трибунах точно круче. Помню свой матч за «Вислу» против «Легии»: фанаты так шумят, что не слышишь партнера, стоящего в трех метрах от тебя.

— Со стадиона «Химок» открывается вид на храм. Раньше видели что-то похожее?

— Никогда.

— Лучший стадион, где вы играли?

— «Альянц-Арена». Необыкновенная атмосфера. Когда сидишь на трибунах, повыше, все кажется таким громадным! А когда выходишь на поле, оно для тебя крошечное — из-за зрителей вокруг.

— Матье Вальбуэна, перейдя в «Динамо», поселился в «Москва-Сити».

— А это где?

— Престижный район в Москве: небоскребы, пентхаусы, роскошь. Где живете вы?

— Я — в ночном клубе! Да ладно, ладно, в квартире около метро «Динамо». На «Сити» у меня денег пока нет. Зато я привез сюда семью, они тут на десять дней — хотел их увидеть.

— Они удивлены такому снегу? Это ведь еще не зима даже.

— Совсем нет. Может, для ноября это странно, но в январе у нас в Варшаве примерно так же. Я смотрел, кстати, матч ЦСКА — «Амкар». Что-то похожее у меня случалось в «Санкт-Галлене». Это был мой первый матч в чемпионате Швейцарии, против «Сьона», а во французской части страны тогда как раз шел снег. Игру прервали спустя 16 минут.

«К ЦСКА я готовился: смотрел видео на Youtube». Самый снежный матч сезона

— Ямаец Эррол Стивенс тоже играл за «Химки», но из отеля выбирался только в «Ашан Сити» у МКАДа. Чем занимаетесь в Москве вы?

— Я люблю большие города: Варшава, Мюнхен, Берлин… В Москве тоже полно людей, можно делать кучу вещей, ходить в рестораны. Больше всего нравится «Черетто» — это как раз на «Динамо», по соседству с ночным клубом, в котором, как вы помните, я живу. Шучу-шучу.

***

— Ваш отец Витольд Сикорски — известный польский футболист. 

— Папа до сих пор смотрит все мои игры и очень ко мне критичен. Я ценю его советы. Как-то в прошлом году (Сикорски выступал за австрийский «Рид» — «Матч ТВ») я был не в лучшей форме и плохо себя чувствовал всю игру. После матча позвонил папа: «Будешь так играть, тебя отправят домой». В следующем туре я сыграл уже лучше.

Папа провел больше трехсот матчей за десять лет в «Легии», играл против «Интера» в еврокубках. Я горжусь им. Папа рассказывал, что футбол тогда был другим: за «Легию» они были готовы убить кого угодно.

В те времена таких денег, как сейчас, в футболе еще не было. Папа не так плохо зарабатывал, но был счастлив, если к рождественскому столу удавалось достать поросенка и подарки.

— Австрия пробилась на Евро-2016 и вообще очень прогрессирует. Каково это — обучаться футболу в этой стране?

— В футбольной школе ты не получаешь денег, но чувствуешь себя взрослым. Ты каждый день в контакте с футболом, тренируешься много и в высоком темпе, играешь против команд по всей Австрии. От Вены до Брегенца, то есть от одной части Австрии к другой — шесть часов езды. Когда живешь в интернате, учишься играть как профессионал. Даже питание особое: парни из академии знают, что можно есть, а чего нельзя.

— В 11 лет вы отправили письмо в «Баварию». Что вы в нем написали?

— Что забиваю много голов за свою команду, что мечтаю играть за «Баварию» и хотел бы туда попасть. В детстве я читал газеты, и там игроки из Германии рассказывали, как хотят играть в «Манчестер Юнайтед», еще где-то — вот я и подумал, что не хуже. Я ведь уже как-то до этого писал Михаэлю Шумахеру, просил прислать мне автограф — и получил его! Так почему было не написать в «Баварию»?

— Сколько ждали ответа?

— Две недели, может, месяц. Мне отказали, но я не рыдал — ведь «Бавария» сказала, что я еще слишком маленький, но когда подрасту, все возможно. Это стало моей главной мотивацией, и в 17 лет я добился своего.

***

— Когда вы только пришли в «Баварию», Торстен Финк советовал вам пробивать все пенальти и штрафные, лишь бы забивать. Это не бесило никого из опытных игроков?

— Это же не от эгоизма, просто тогда я был молод. Да еще и сразу получил десятый номер. А Финк — капитан, и он всегда стоял у меня за спиной. Получается, самый сильный парень в команде за спиной самого молодого. Когда наша команда била штрафной, Торстен отодвигал всех и толкал вперед меня: «Бить будет Даниел».

— Кто опекал вас в «Баварии» кроме Финка?

— Штефан Майерхофер — здоровый парень, выше двух метров, потом еще в Англии играл. Когда я только приехал в Мюнхен, то не знал куда идти, где столовая, чем заняться в свободное время. В таком же положении в свои первые дни в «Баварии» в был и Давид Алаба, я ему все объяснял и показывал. Давид жутко грустил в одиночестве, то и дело мотался к родителям в Вену. Я чувствовал, что должен ему помочь. Он ведь был такой милый и смешной.

— Мать Алабы — медсестра из Филиппин, отец — диджей из Нигерии. Что значит семья для Давида?

— Своему отцу Давид очень благодарен. Он, например, мог уйти вечером пятницы на очередной сет, работать всю ночь, в семь утра субботы быть на тренировке сына, потом дождаться игры, поужинать с Давидом и только после этого вернуться домой. Даже сейчас отец ходит на все матчи Алабы в «Баварии».

Семья вообще часто приезжает к Давиду в Мюнхен: в его доме есть отдельные комнаты для родителей. Когда они вместе, постоянно смеются, разыгрывают друг друга. Мне с Алабой тоже всегда весело, мы до сих пор дружим.

— В сентябре Алаба спрашивал у вас, почему вы перешли в «Химки». Что бы вы ответили ему сейчас?

— Я говорю ему, чтобы он приезжал в Москву и шел со мной в мой ночной клуб! Но если серьезно, Давид был здесь пару раз: приезжал играть за «Баварию» со «Спартаком» или ЦСКА — я не помню (Алаба дважды играл против ЦСКА в Лиге чемпионов — «Матч ТВ»). Он рассказывал мне о Москве только хорошее. Как и я ему теперь.

— Шутки про водку, матрешки и балалайку — это не про Алабу?

— Нет, об этом он не спрашивает. Спрашивает о других вещах, но не будем о них.

— Фернандо готов позвонить Неймару и позвать его в «Спартак». Вы могли бы предложить это Алабе?

— Нет, ему не понравится холод! Может, когда Давиду будет под 40, он согласится.

— Алаба дебютировал в сборной Австрии в 17 лет — раньше, чем в «Баварии». Как он стал лучшим игроком страны?

— Все сошлось в нужное время в нужном месте. Такое не с каждым может случиться — у Алабы талант, наверное, от бога. Когда мы были вместе в «Баварии», он не показывал ничего запредельного. Зато это боец, который хочет сегодня играть лучше, чем вчера. У Давида волшебная левая, но я видел людей с гораздо лучшей техникой, чем у него.

— У кого была лучшая?

— У Дайслера — помните такого? Я застал последние годы Себастьяна в футболе. Что он мог? Все! Это лучший футболист, с которым я когда-либо играл. Быстрый, умелый, и левой ногой владеет, и правой, и головой. К сожалению, у Дайслера постоянно болели колени — выздоровеет одно, травмируется другое, и так без конца.

***

— Франк Рибери вас тоже поражал?

— Еще бы. В первую очередь легкостью: Франк просто летал по полю. Он так невысок и при этом так крепок – невероятно. Если хочешь отнять у Рибери мяч, лучше сразу забудь об этом.

— Есть видео, где Рибери с Тони Кроосом разыгрывали в «камень-ножницы-бумагу», кому бить штрафной. Это типично для «Баварии»?

— По-моему, это не слишком правильно по отношению к другой команде. Это трата времени, да и выглядит как насмешка. «Бавария» — успешный клуб, и иногда игроки там позволяли себе лениться и веселиться. Видели же, как Алаба празднует гол с Боатенгом, а вся «Бавария» делает Running Man Challenge? Давид часто кидает мне такие штуки в снэпчате.

Смотреть на YouTube

— Перескажите что-нибудь, что мы не видели.

— Однажды все ушли на тренировку, а Рибери остался: восстанавливался от травмы. Франк тогда дружил с Ван Бюйтеном, который тоже владел французским. И вот пока никто не видел, Рибери обрезал ножницами носки на гетрах Ван Бюйтена. Даниэль жутко злился, а мы все лежали от смеха.

Еще помню, как-то мы ждали Рибери вместе с Алабой: Франк ковырялся в машине. Не помню, «Феррари», кажется. Я спрашиваю Давида: «Что он там так долго делает?» «Не знаю, — отвечает. — Давай посмотрим». А он, оказывается, в плейстейшен играл — прямо в «Феррари».

https://www.instagram.com/p/BJdThSWhUBz/

— У кого-то была машина круче, чем у Рибери?

— Всех я не видел, но помню ту, что была у Клаудио Писарро. «Бентли Континенталь», которая меняла цвет в зависимости от света на улице. Если солнце — зеленая, если дождь — еще какая-то.

— Один игрок в «Баварии» точно не любил шуток — Оливер Кан.

— Это точно. Кан был таким большим, что не был похож на футболиста. Он как медведь. А когда он смеялся (такое тоже бывало), это был тяжелый смех, «ха-ха-ха» — саркастичный такой, мрачный.

***

— Матс Хуммельс и правда фанат комиксов?

— Да, других таких я не видел. Журналов он с собой не таскал, но на выезды ездил с ноутбуком — вот таким же большим, как этот телевизор на стене. И постоянно читал. Над этим многие шутили, больше всех, наверное, Рибери.

— Хуммельс тяжело переживал уход в «Боруссию»?

— Не то чтобы он очень грустил. У них была жесткая конкуренция с Бадштубером, и тренер решил, что Хольгер лучше. Попасть в стартовый состав «Баварии» — это все равно что день рождения или Новый год. Матс был хорош, но тогда Бадштубер играл лучше. Поразительно, какую карьеру Хуммельс сделал потом в «Боруссии».

https://www.instagram.com/p/BJICEujDhvo/

— Бадштубер всегда был таким травматичным?

— Как только он пришел в «Баварию», сразу показался очень слабым. Он высокий и быстрый, но у него были проблемы с телом, если можно так выразиться. Бадштуберу пришлось много работать с тренерами по физподготовке, и они привели Хольгера в порядок. Грустно, что травмы преследуют его до сих пор.

— Клозе — лучший бомбардир чемпионатов мира, но он ни разу не забивал там из-за пределов штрафной. Сколько таких голов у него было в «Баварии»?

— Не помню, возможно, ни одного! Но Миро и так много забивает: при навесе всегда подставляет голову под мяч, на каждом сантиметре поля идет вперед. Клозе — настоящий работяга. Как-то мы играли с «Барселоной» в матче, посвященном столетию «Баварии», на «Альянц-Арене». Клозе был травмирован, и я попал в состав вместо него. И вот в последний день, когда до игры остается час, объявляется Клозе. Я спрашиваю его: «Ты что, готов играть?» Он такой: «Конечно, это же «Барселона», я хочу обыграть их». Я только и отвечаю: «А, ладно, спасибо».

— Лукас Подольски однажды прямо во время матча за сборную сцепился с Михаэлем Баллаком. Увидели эту сторону Подольски в «Баварии»?

— Он вырос в обычной семье под Кельном и должен был биться сам за себя. Эта черта в нем осталась: если кто-то захочет сделать Подольски плохо, Лукас, конечно, сначала спросит, в чем дело — ну а потом, если понадобятся руки, он их применит.

Мы часто играли с Подольски в приставку и вообще отлично общались — в том числе из-за его польских корней. После «Баварии» я играл за любимый клуб Лукаса в польской лиге. Нас с ним объединяет польская ментальность: никогда не сдаваться, оставаться сильным, работать ради своей семьи.

— Подольски считался одним из главных весельчаков в Германии.

— Как-то раз Лукас подвозил меня до дома и припарковал рядом с ним свою машину. А у него была «Ауди» RS-6 — шикарная такая, ну, вы знаете. И тут мимо проходит парень, засматривается на нее и пытается заглянуть внутрь. Нас он не замечает, а мы рядом стоим. Подольски такой внезапно: «Бу! Ты чего там делаешь?» Паренек отскакивает в испуге, потом снова подходит, а Лукас продолжает пугать: «Эй, уходи от моей машины!» И как побежит за ним! Тот парень был жутко напуган, конечно. Да и я немного.

— Против еще одного польского нападающего вы играли на юношеском Евро-2006.

— Я знаю, о ком вы. Мы знакомы с Давидом Янчиком, общались перед моим переходом в «Химки». Он во второй лиге, играет не так уж часто — может, ленится. Янчик говорил мне, что хочет уйти из «Сандецьи» — я сказал ему, что это не лучший вариант, на мой взгляд. Читал о Давиде в газетах, но знаете, всех причин того, что сейчас с ним происходит, мы знать не можем.

— Что знаете вы?

— Когда славянские игроки добиваются успеха, такое иногда происходит. Возможно, Давид из не самой благополучной семьи: не все в Польше богаты, как и в России. Когда он получил большой контракт [в ЦСКА] и много денег, то, полагаю, не справился с этим. Это изменило его образ жизни. Он упал с вершины на самое дно, поэтому перестал в себя верить. Начал есть слишком много фастфуда, возможно, позволял себе пить больше, чем стоило.

Не могу осуждать Янчика. Он отличный футболист… Был отличным футболистом. Но, вероятно, пошел не по той дороге, и вернуться назад уже нельзя.

«Янчик полз к двери, распихивая пустые бутылки». Что стало с героем самого драматичного дерби

***

— Балерина Майя Плисецкая, болевшая за «Баварию», рассказывала, что выпила бокал вина за уход Луи ван Гала. Понимаете ее?

— Конечно. У Ван Гала свой путь, с которого он никогда не сойдет. Когда Ван Гал тренер, нет никаких суперзвезд, нет лучших и худших – все равны. И – да, Луи очень прямой. Мы приходили в столовую, рассаживались за два стола, как в школе, потом приходил Ван Гал и говорил: «Все, обедайте». Рибери и Тони — миллионеры, но и им пришлось следовать правилам.

— Анатолию Тимощуку Ван Гал сразу сказал, что тот играть у него в команде не будет. Это типичный Ван Гал?

— Я общался с Анатолием: русский и польский языки похожи. Помню, Тимощук хотел себе 44-й номер, ведь его любимая цифра — четыре. А Ван Галу это не нравилось, и он был против 44-го номера. Это всего лишь одна деталь: может, Луи не нравились еще и длинные волосы Тимощука? Такое бывает в футболе, как и в жизни. А уж если ты тренер топ-клуба и у тебя еще три человека на позицию футболиста, который тебе не нравится, что удивляться?

— Тимощук однажды подрался с Марком ван Боммелом прямо на тренировке. Вы сталкивались с Марком?

— Мы играли с первым составом, и я совершил ошибку: попытался прокинуть мяч между ног одному игроку, а им оказался Ван Боммел. На меня быстро шел соперник, я не видел его лица, пробросил, отбежал на десять метров, обернулся… Марк смотрел на меня так, что я только и сказал: «Извини». Дальше Ван Боммела пришлось сторониться.

Как ван Гал пытался контролировать звезд «Манчестер Юнайтед»

— Мартину Демичелису казалось, что при Ван Гале в «Баварии» «воняло». Почувствовали это?

— Все знали, что Ван Гал — сильный, строгий и очень прямой человек. Возможно, для многих игроков это было проблемой. Но они же профессионалы, поэтому им тоже пришлось слушаться Луи. Я участвовал всего в двух занятиях — в первой команде играли Клозе, Тони, Олич, места для меня не было.

— Вы и с Оличем знакомы?

— Ивица приехал в «Баварию» в 30 лет, но когда снимал футболку, впечатление было такое, будто перед тобой обложка Men’s Health. Такой маленький и такой сильный! А его левая нога — чудо. При этом на всех тренировках Олич выкладывался на 120 процентов.

— Лука Тони — другой?

— Вы же знаете, он итальянец, а у них все проще. Я успел заметить: если Тони в штрафной площади и на него делают подачу, вероятность гола — 90 процентов. Еще бы — Лука такой высокий! Но если ему надо куда-то бежать… Тони не побежит забивать, как Манджукич, от своей штрафной к чужой.

— Главной проблемой в Мюнхене Тони называл немецкий язык. Кому-то еще он давался тяжело?

— Хосе Сосе, был такой южноамериканец. И один парень из Парагвая, шестой номер, потом еще в «Вольфсбурге» играл (Хулио дос Сантос — «Матч ТВ»). Для них языковой барьер был проблемой.

Еще вспоминаю историю Брено. В «Баварии» тогда были Лусио и Зе Роберто, они помогали Брено как могли, но этого оказалось мало. Мы не могли поверить, что ему и правда 19, как написано в паспорте: он выглядел гораздо старше, у него и семья была, и дети. Веселый был парень, и никто не думал, что все кончится так грустно (в 2012 году Брено был приговорен к трем годам и девяти месяцам тюрьмы за поджог собственного дома — «Матч ТВ»).

***

— Первый тренер, к которому вы попали в «Баварии» — Феликс Магат. Самое невыносимое его упражнение?

— У тебя в руках по такому большому мячу, каждый по четыре-шесть килограммов. Перед игроками — два поля, и надо было добежать с этими мешками от угла первого поля до угла второго, потом по кругу и обратно к точке старта. И, может, еще раз или два так же. Я, к счастью, только смотрел на это со стороны: у меня была травма. А вот Мехмет Шолль просто с ума сходил.

— Кого из тренеров можно назвать противоположностью Ван Гала и Магата?

— Хитцфельд гораздо спокойнее. Но и он был способен на эмоции. Мы играли товарищеский матч с какой-то маленькой командой, после перерыва счет был 0:0 или 1:1. В перерыве Хитцфельд сказал нам: «Парни, все, что я могу сказать: мы — «Бавария», команда, которая обязана побеждать в каждом матче. Неважно, против этих ребят вы играете или против «Реала». Так что пойдите и возьмитесь за дело».

Хитцфельду я многим обязан. Я был далек от того, чтобы сыграть первый матч в бундеслиге, а он приблизил меня к этому шансу.

— Писали, что после поражения от «Челси» в финале Лиги чемпионов Юпп Хайнкес штрафовал игроков за разный цвет носков. За что штрафовали в «Баварии» при вас?

— Да как обычно, если опоздаешь на тренировку. Или если приехал на нее на «Феррари» вместо «Ауди». Но вы же знаете, как это у футболистов: опоздав, они говорят: «Ох, моя жена в больнице, пришлось задержаться». Никто в наше время уже не пропускает тренировки из-за вечеринок накануне, потому что все – профессионалы.

— Из «Баварии» вы ушли из-за Юргена Клинсманна?

— Нет-нет, причина не в нем. Я не видел шанса заиграть в первой команде и захотел попробовать чего-то нового. Я мог остаться в «Баварии-2», но хотел играть в профессиональной лиге.

— Но вы жаловались, что Клинсманн привел Лэндона Донована, хотя обещал игровое время вам.

— Я же не настолько великий футболист, чтобы говорить: «Эй, раз ты не ставишь меня, я пошел». Нет, я был молод, а у Клинсманна — свое видение, и его следовало уважать. Мои пять лет в «Баварии» — в любом случае фантастика.

— После «Баварии» вы отыграли за три польских клуба. Матч, который запомнился особенно?

— Моя последняя игра за «Гурник» из Забже — этой мой первый клуб. Тогда ходили слухи, что я и еще один парень, лучший бомбардир, уйдем из клуба — у «Гурника» были финансовые проблемы. Десять тысяч человек скандировали наши имена. Мне они кричали: «Дани Сикорски, пожалуйста, останься с нами». Очень трогательный момент.

— За одним футболистом с русскими корнями фанаты «Вислы» как-то гнались с мачете в руках. У вас до такого не доходило?

— Слава богу, нет. Единственное, с чем я сталкивался, — статьи в интернете или газетах, где писали обо мне нелицеприятные вещи. Я не осуждаю журналистов, им надо написать статью и продать. Так что пишите про меня, что хотите! Ладно, не все. Но фанатам надо понять: мы всего лишь люди, не каждая наша игра — лучшая в жизни. Да, мы получаем за игру в футбол деньги, но ошибаются все.

В жизни ко мне однажды подошли болельщики в торговом центре. И сказали проваливать на тренировку, а не ходить там и покупать одежду. Еще о паре случаев я только слышал. На моего бывшего одноклубника (сейчас он в «Заглембе») напали фанаты его команды, когда он выходил из дома. А другому разбили стекла в машине.

***

— Недавно тренер астраханского «Волгаря» Юрий Газзаев давал установку команде в перерыве и за чуть более чем две минуты употребил 96 матерных слов.

— … [черт возьми], … [кошмар]?

— Так вы смотрели это видео?

— Нет-нет, не смотрел, но могу представить.

Открыть видео

— Кто-то из тренеров в вашей карьере был способен на такое?

— Конечно, многие использовали мат — и в Польше, и в Австрии. Слов я, правда, не считал, да и не уверен, что они произносили это с такой скоростью, как Газзаев.

В юном возрасте, как раз когда я перешел в «Баварию», грубые слова тренера были особенно важны. Не думаю, что так до тебя быстрее доходит смысл, зато ты сильнее уважаешь тренера. И это не грубость, а скорее психология. В таком контексте мат не задевает.

— Выступление Газзаева в перерыве записал на телефон один из его игроков.

— Он все еще в команде?

— Скорее всего, нет. Что бы с таким футболистом сделал ван Гал?

— Если бы он узнал, этот человек был бы стерт с лица земли.

— Станислав Черчесов добивался успеха и в Польше, и в Австрии. В Инсбруке культ Черчесова?

— Его отлично помнят в Австрии — скорее как игрока, чем как тренера. Еще в детстве я смотрел австрийский чемпионат, и Черчесов был вратарем номер один в инсбрукском «Тироле». Тогда «Тироль» был очень успешен. Еще у меня есть знакомый агент в Польше, Радослав Гилевич. Он играл вместе с Черчесовым и много о нем рассказывал.

— Когда Черчесов еще не тренировал сборную России, ее дважды обыграла Австрия. Помните те матчи?

— Во время первого, в Вене, я болел за свою друга Рубина Окоти. Он тогда забил — из офсайда, правда, но я был счастлив. Незадолго до того у него была травма, тогда Рубину было непросто.

Из второй игры я помню отличный гол Марка Янко, но тогда я никак не ожидал, что Россия проиграет. У вас индивидуально прекрасные футболисты, но в последние годы они играют не как одна команда.

Как Черчесов научил сборную России играть до конца

Текст: Александр Муйжнек

Фото: Getty Images, ФК «Химки», РИА Новости/Антон Денисов,  личный архив Даниела Сикорски

Еще больше футбольных интервью на «Матч ТВ»

Мигель Данни: «Когда услышал диагноз, подумал: может, пора заканчивать с футболом?»

Андрей Червиченко: «Романцев сказал Аршавину: «Будешь играть там, где поставлю». На этом переговоры закончились»

«Надеваешь перчатки, а Семин говорит: «Да не холодно совсем! Зачем они тебе?» История голландца из «Анжи»

Александр Салугин: «На взвешивание Карвальо пришел с гамбургером»