Футбол

Приключения наших футболистов в Бельгии: пиво с колой, квартира у кладбища и жена-агент

20 российских футболистов, игравших в Бельгии: от автора рокового гола «Харлему» до Владимира Габулова.

Сергей Швецов, нападающий «Борнема» (1991-1992)

https://twitter.com/AriDzuba/status/963820163123445760

В 1981 году нападающий Сергей Швецов скандально сменил «Зенит» на «Спартак», а через год забил голландскому «Харлему» гол, после которого в лужниковской давке погибло 66 человек: «Был мороз, кто-то замерз и пошел до финального свистка. Я забил на предпоследней минуте, оставшиеся стали кричать, те кинулись назад, а самое страшное, что менты перекрыли выходы и хотели, чтоб люди вышли через два прохода. Народ завалился, начали давить друг друга», — рассказывал мне Швецов в своей тренерской комнате в спортивном центре «Крылатское».

Перед матчем следующей стадии Кубка УЕФА с «Валенсией» Швецов сломал ногу, столкнувшись на тренировке с вратарем Прудниковым, надолго выбыл, вторую половину восьмидесятых провел в грузинских клубах, а после тридцати внезапно попал в Бельгию.

«Звали сначала на Дальний Восток: «Будем каждый месяц в Япошку ездить, машины продавать», при этом мы говорили по телефону и слышали друг друга с минутным опозданием. Нет, решил, это без меня. А в Бельгию я поехал с ветеранами и остался там на два года. Здесь — война, стрельба (я в августе 1991 уезжал), а там — комфорт. Но в Бельгии я травмировал мениск и уже не мог играть».

Сергей Силкин, защитник «Расинга Жет», 13 матчей (1992-1993)

Сергей Силкин / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

В 1992-м клуб второй бельгийской лиги из Вавра (30 км от Брюсселя) звал Анатолия Демьяненко, но тот отказался, а защитник минского «Динамо» Силкин согласился и стал получать в «Расинге» две тысячи долларов в месяц. Сергей был одним из трех профессиональных футболистов команды и имел особый контракт, по которому тренировался не больше полутора часов в день. Но вскоре клуб остался без спонсора, а Силкин — без зарплаты и полтора года выбивал через суд долги. В итоге-то выбил, но большая часть денег ушла на судебные издержки.

Александр Рычков, нападающий «Стандарда», 51 матч, 2 гола (1992-1996)

Александр Рычков / Фото: © Tobias Heyer / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

В семнадцать лет сибирский талант забил первый мяч «Локо» в чемпионатах России и в том же году уехал в Бельгию: «В товарищеском матче за «Локомотив» повредил колено, — говорил мне Рычков по телефону из Усолья Иркутской области. — Мне сделали операцию в ЦИТО. Навестить меня приехали Дима Аленичев и клубный водитель Ваня. Сказали: «Тебя приглашают на просмотр в Бельгию».

А оказалось, тренер бельгийской молодежки, которой я забил два гола на турнире в Венгрии, посоветовал меня директору «Стандарда» Роже Аротэ. Через два месяца после операции я вернулся к тренировкам, и помощник Семина Эштреков повез меня в Льеж. Тамошние доктора в первый же день положили меня на кушетку и ужаснулись: «Как же вам операцию делали? Колено-то распухшее. Надо жидкость выкачивать».

Я решил: ну, все, не возьмут. Но директор «Стандарда» заступился: нет-нет, оставляем его. В Бельгии меня снова прооперировали, и через месяц я заиграл в «Стандарде», забыв о боли в колене».

Французскому Рычкова обучала русская женщина, жившая в Льеже: «Марья Ивановна, ей было лет шестьдесят. Занимался с ней два раза в неделю. Кроме того, на первые полгода директор «Стандарда» поселил меня к своим знакомым, к бельгийской семье, где было два сына, моих сверстника. С ними я быстрее выучил язык».

В команде Рычкова приняли не все: «Были завистники. Не понимали, почему тренер меня ставит, а их — нет. Рассказывали тренеру, что Рычков пил пиво. А где факты? На тренировке-то я отработал. Только языком трепали — на поле же терялись. Я до такого никогда не опускался. В команде люди одним делом занимаются — работают и выигрывают. Если я слабее кого-то, я не пойду к тренеру жаловаться на конкурента.

Защитник «Стандарда» Андре Круз, игравший потом в «Наполи» и «Милане», говорил мне: «Саня, тебе надо играть в Бразилии». Наверно, намекал на мою технику и умение играть в пас, хе-хе. Еще в «Стандарде» со мной играл Марк Вильмотс. Очень бодрый, боевитый полузащитник. Подбадривал всю команду после пропущенных голов и сам много забивал.

Через год после меня в Льеж приехал румынский вратарь Богдан Стеля. Сначала у него не было машины, и я заезжал за ним по пути на тренировки. А он огромный, под два метра — и не мог влезть в мой спортивный автомобиль. Не помещался. Реально минут десять усаживался. В итоге плюхался на заднее сиденье и вытягивал ноги вперед. В Бельгии Стеля пробыл недолго — подменил травмированного Жильбера Бодара и уехал».

Из-за травм и лимита на легионеров Рычков играл в Бельгии не очень часто, но в двадцать два года очутился во французском «Лансе»: «Директор «Стандарда» Роже Аротэ стал моим менеджером. Предложил недельный просмотр в «Лансе», после которого со мной подписали контракт. Правда, команду возглавлял Славолюб Муслин. Как тренера я его не воспринимал. Человек виды спорта перепутал. За все сборы мы только пару раз тренировались с мячом. И никакой тактики. Потому и чуть не вылетели во вторую лигу. Кое-как спаслись».

Равиль Сабитов, защитник «Варегема», 8 матчей (1994)

Равиль Сабитов / Фото: © 1fnl.ru

В Бельгию защитника «Локомотива» устроил начинающий агент Константин Сарсания. Не пробившись в «Остенде», Сабитов подписал контракт с «Варегемом», поразился привычке местных игроков открыто пить пиво после матчей и рубиться на тренировках, но продержался в Бельгии лишь полгода. «Варегем» вылетел во вторую лигу и распустил почти всю основу.

Игорь Козлов, полузащитник «Беверена», 14 матчей, 1 гол (1994-1996)

Воспитанник «Спартака» Игорь Козлов — чемпион Европы среди юношей 1987 года и первый клиент Константина Сарсании. В конце восьмидесятых его призвали в ЦСКА с хавбеком Глебом Панферовым, который рассказал мне: «Козлов очень нравился в «Спартаке» Бескову. Но в 1994-м Игорь уехал в Бельгию — может, поэтому и растворился». После возвращения из «Беверена» и неудачной попытки заиграть в «Зените» Козлов здорово выступил в «Спартаке-Чукотке»: «Я много голов забил именно с его передач, — сказал мне лучший снайпер той причудливой команды Александр Катасонов. — Закончив карьеру, Игорь, насколько я знаю, работал водителем в РФС».

Андрей Аленичев, полузащитник, «Генк», 5 матчей (1995-1996)

Старший брат Дмитрия Аленичева вслед за тренером Владимиром Косоговым ездил в Хорватию и Бельгию, но успешен был лишь в родной Псковской области.

Денис Клюев, полузащитник «Льерса», 28 матчей, 4 гола (1997-1998)

Зарубежная карьера воспитанника «Торпедо», игравшего у Бескова в «Асмарале» и «Динамо», началась в «Фейенорде», кончилась в «Шальке», а радовала только в «Льерсе», где Денис наслаждался работой с тренером Эриком Геретсом.

В Роттердаме Клюев перестал попадать даже в запас, чувствовал себя кошмарно, и бельгийская аренда пришлась кстати. Геретс взял Клюева на место левого центрального хавбека, и в этой роли Денис выдал лучший сезон в карьере — четыре мяча плюс столько же голевых пасов. «Он пришел к нам в команду замкнутым тихоней, но через некоторое время стал совершенно другим человеком — открытым, уверенным в себе, — сказал Геретс журналисту Максиму Ляпину. — Был одной из ключевых фигур «Льерса».

Клюев стал чемпионом Бельгии, перешел в «Шальке», только что выигравший Кубок УЕФА, но за полтора года так и не вписался в немецкий футбол.

Андрей Чернышов, защитник «Антверпена», 9 матчей (1998)

УЕФА 1992 года между сборными командами СССР и Германии / Фото: © Shaun Botterill / Staff/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

В начале девяностых Чернышов сменил «Динамо» на «Спартак», но после поражения в Кубке Кубков от «Антверпена» почувствовал, что потерял доверие Олега Романцева. После австрийского «Штурма», греческого ПАОКа и немецкого «Гройтер Фюрта» Чернышов снова приехал в «Антверпен» — уже на полгода.

Этот вариант подобрала жена Андрея Ольга, ставшая его агентом после конфуза в Греции: «Там его обманули и он потерял довольно приличные деньги, — говорила Ольга «Спорт-Экспрессу». — После этого я и решила, что больше не отдам его в руки ни одного агента». 

«В Антверпен для подписания контракта мы прибыли ночью 1 января, а Новый год встретили в поезде. Все люди, находившиеся в тот момент с нами в вагоне, начали друг друга целовать. Попали под этот шквал и мы», — сказал Андрей журналисту Дмитрию Дюбо.

Хотя президент «Антверпена» Эдди Ваутерс возглавлял и бельгийскую футбольную лигу, клуб Чернышова опустился на последнее место: «Играет команда пока ужасно. А того человека, который занимался комплектованием состава перед началом сезона, нужно вообще к футболу больше не подпускать. У нас играют одиннадцать игроков из разных республик Югославии, три бразильца, которые не подошли бы ни в одной путевой команде России, и вдобавок ко всему — пять вратарей, каждый из которых вполне мог бы стать первым номером».

«Антверпен» в итоге вылетел, а Чернышов уехал в «Торпедо».

Рафаэль Зангионов, полузащитник «Харельбеке», 13 матчей, 2 гола (1998-1999)

Стараниями Сарсании полузащитник осетинского «Иристона» попал в академию «Андерлехта»: «Даже в 16 лет ты легионер и, значит, отнял работу у доморощенного игрока, — говорил Рафаэль журналисту Андрею Анфиногентову. — На первых порах тебя ждет совсем не радушный прием. Первые восемь месяцев одноклубники меня не воспринимали, всячески показывая, что для них я чужак. Плюс язык, который желательно освоить побыстрее. У меня с этим были проблемы. Я учил его два с половиной года. Но поначалу было тяжело. Жил один. Одиночество убивало. Это потом приехал брат, а затем привез в Бельгию маму».

Зангионов так и не сыграл за «Андерлехт», а после окончания контракта примкнул к «Харельбеке», где ограничился парой удачных матчей осенью 1998-го. «Я не играл, да и условия моего контракта до конца не выполнялись. Меня не хотели отпускать по-хорошему, но и платить не желали». 

Отвязавшись от бельгийцев, Зангионов подписал контракт в Греции, но после терактов 1999-го туда временно запретили въезд кавказцам, и Рафаэль вернулся в Россию, где после года в «Анжи» играл в клубах низших лиг.

Дмитрий Мичков, полузащитник «Харельбеке», 24 матча, 4 гола (1999-2001)

Дмитрий Мичков / Фото: © ФК «Краснодар» 

К девятнадцати годам хавбек из подмосковного Климовска отказал «Спартаку», потренировался с молодежками «Реала» и «Арсенала», а потом в первом же матче за «Харельбеке» забил два мяча: «В бельгийском клубе за два часа до матча футболисты играли в карты, — говорил Мичков в интервью «КП-Ярославль». — К ним подходил тренер, досматривал розыгрыш, просил сделать паузу, а потом давал установку. И даже после установки ребята могли поиграть еще минут десять и потом пойти готовиться к игре». 

«Трансфер в Бельгию оплатил не «Харельбеке», у клуба даже близко не было требуемых полмиллиона. Переход профинансировали московские авторитетные люди, которым я, по сути, и принадлежал, пока играл в Бельгии, Воронеже и Швейцарии. Они ждали, когда подорожаю, чтобы отбить свое. Потом устали ждать», — признался Мичков Евгению Дзичковскому.

Через полгода после яркого старта Мичков осел в запасе — из-за смены тренера и травм. «Он тщедушный, но по мастерству всех превосходил, и по юношам его постоянно совали к «быкам» — ребятам на год старше. Это не всем полезно, — сказал мне Юрий Смирнов, тренировавший Мичкова в юниорской сборной. — На юношеском уровне он работал на пределе возможностей без большого запаса физических сил. Думаю, это сказалось на мышцах, связках, костях. Из-за этого он во взрослой карьере много болел».

Андрей Дятель, полузащитник «Харельбеке», 39 матчей, 6 голов (1998-2001)

В девятнадцать лет оставил динамовский дубль ради «Харельбеке» и сначала успешно сотрудничал в полузащите с Дмитрием Мичковым: «Играл в Бельгии со второго круга сезона-99/2000. Провел довольно много матчей. Но дважды ломал пятую плюсневую кость, — сообщил Дятель журналистке Дине Юрьевой. — После второго перелома долго ходил в гипсе, очень хотел играть, с нетерпением ждал, когда снова смогу приступить к тренировкам. А когда сняли гипс, выяснилось, что кость не срослась, и пришлось делать операцию.

Потом в клубе сменился тренер, и я стал реже попадать в основу — видимо, не подходил под его тактику. Так что не все гладко у меня складывалось за границей».

Андрей Демкин, нападающий «Кортрейка», «Жерминаля Берсхот» и «Беверена» — 118 матчей, 26 голов

Воспитанник «Динамо», как и Зангионов, устроился в академию «Андерлехта», но игровую практику на взрослом уровне получил в клубах попроще. Первые полтора года после «Андерлехта» Демкин провел мощно: забив десять мячей за «Кортрейк», вылетевший во вторую лигу, перешел в бельгийский фарм-клуб «Аякса» и в первые полгода забивал там больше Уэсли Сонка, будущего форварда сборной Бельгии.

А с 2000 года Демкин чаще жаловался, чем играл: «Большей частью акций нашего клуба «Жерминаль Берсхот» владеет «Аякс», который и определяет политику в команде, присылая к нам своих игроков для того, чтобы те набирали форму. Мы же сидим на скамейке».

В другие страны Демкин не дергался, потому что подал с женой документы на получение бельгийского гражданства. Зато сменил клуб и оказался в «Беверене», фарм-клубе лондонского «Арсенала», где сотрудничал с Яя Туре и Томасом Данилявичюсом. Не забив за сезон ни одного мяча, Демкин вернулся в «Динамо», которому тоже особо не пригодился.

Олег Веретенников, полузащитник «Льерса», 18 матчей, 3 гола (2000-2001)

Олег Веретенников / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Трижды став лучшим бомбардиром российской лиги, Олег улетел в греческий «Арис», но после смены тренера почти перестал играть и в тридцать лет перешел в «Льерс».

«По-русски там можно было общаться с Гелой Шекиладзе. Два раза в неделю к нам приходил учитель английского. У нас были двухразовые тренировки, в голову ничего не лезло, но между занятиями приходилось заниматься. Это помогало — я понимал все, что тренер говорил по-английски, и все, что игроки на поле кричали по-фламандски», — говорил мне Олег на тренерской скамейке волгоградского стадиона «Трактор».

«Среди бельгийцев больше всего впечатлил защитник Эрик ван Мейр. Он в 2000 году играл на Евро, так что к нам чуть позже присоединился. Помню, увидел его первый раз и спросил у Гелы: «Кто это? Доктор, что ли?». Он такой грузный, большой. А когда ван Мейр вышел на тренировку — поразил: хоть и защитник, забил больше всех в «Льерсе», и со штрафных, что с левой, что с правой, и головой. Здоровый, но от него никто убежать не мог.

Раз в две недели тренер с капитаном ван Мейром выбирали ресторан, в который ходили всей командой — например, аргентинский или итальянский. Тренер сидел с нами пару часов, выпивал пива, а потом оставлял игроков в неформальной обстановке. В Антверпене я первый раз увидел, как пиво с колой смешивают. Говорил: «У вас столько сортов пива, что можно просто разные сорта мешать — а вы колу в пиво льете».

Играли в бирпонг. Перед соперником — бокалы пива. Если ты попадаешь в один из них шариком, соперник обязан его выпить. Потом он в твою сторону бросает. Я поучаствовал, попробовал пиво с колой и сказал: «Нет, сами это пейте».

Еще интересно, что там тренер никого не штрафует. Каждый день надо было взвешиваться. Висел список игроков, и к нему была привязана ручка. Рядом весы. Ты становился на них и писал свой вес. Ни разу не видел, чтобы кто-то написал меньше, чем есть. Если есть лишний вес, игрок оставлял сорок франков, и на эти деньги потом ходили в рестораны.

На каждую домашнюю игру мы обязаны были приезжать в костюмах, в которые нас спонсоры одевали. За воротами построили новую трибуну, а внутри — бар. После каждой игры ты должен был туда прийти и провести час-полтора с болельщиками. Не запрещали и пиво с ними выпить.

Жил я в историческом центре Антверпена. Все музеи — в шаговой доступности, в парковой зоне. Выйти погулять — очень приятно. Вокруг — старинные соборы.

Увы, в Бельгии возникла проблема — слишком много народу ехало с Ближнего Востока, из Азербайджана, Грузии. Рассказывали, что многие заезжали на территорию Бельгии, рвали паспорта и просили убежища или вида на жительство. Они решили это копнуть, коснулись спорта. Оказалось, что во многих бельгийских командах были неправильно оформлены документы. Из-за этих проверок я пропустил пять игр и в итоге вернулся в Россию. Потом в «Льерсе» начались финансовые проблемы, через год после моего ухода случился скандал с договорными матчами».

Анатолий Герк, полузащитник «Андерлехта», 8 матчей (2001-2005)

Уральский атакующий хавбек сменил «Академику» Сарсании на «Андерлехт» в шестнадцать лет. В Брюсселе жил рядом с украинским хавбеком Ящуком, а потом с отцом, который ради поддержки сына в Бельгии уволился с трубопрокатного завода. В двадцать лет Герк забил и отдал голевой пас в дебютном матче за «Андерлехт», сыграл на «Сан-Сиро», выйдя на замену в матче Лиги чемпионов с «Интером», но в основе не закрепился, а после перехода в «Твенте» сразу порвал мышцу и тоже не заиграл.

«Быстрый, забивной, но маломощный, не атлет. Дунут — и его нет. Это лимитировало его возможности», — сказал о Герке его тренер в юношеской сборной Юрий Смирнов.

Валерий Сорокин, полузащитник «Брюсселя», «Гента» и «Тюбиза», 31 матч, 4 гола (2008-2009)

Из-за травмы ставропольский хавбек пропустил полгода, поддерживал форму в дубле «Динамо», а после неудачного просмотра в «Штутгарте» пробился в «Брюссель», хотя сначала его агент нарвался на серию отказов бельгийских клубов, уже не хотевших связываться с российскими игроками.

В Брюсселе Сорокин наскоро снял квартиру и вскоре обнаружил, что живет у кладбища. Зато играл так здорово (сотрудничая в полузащите с Шейху Куяте, шестой год выступающим в АПЛ), что уже через полгода попал в «Гент» к тренеру Мишелю Прюдомму. Там Сорокин проиграл конкуренцию, забив только «Левену» в кубковом матче, и после аренды в «Тюбизе» вернулся в Россию.

Александр Колотилко, полузащитник «Моленбека» и «Шарлеруа», 57 матчей, 15 голов (2001-2003)

«Основной игрок моей юношеской сборной. Правый хав, — говорил мне про Колотилко тренер Юрий Смирнов. — У него была проблема — не мог дышать носом. Просил его: «Сделай операцию». Он отнекивался. А футболист, который еле дышит, — не футболист».

После двух лет в молодежке «Бордо» Колотилко был куплен «Зенитом», но так за него и не сыграл. «Нам позвонили из Нижнекамска и сообщили, что близкий друг Колотилко якобы попал в автомобильную аварию. Мы, разумеется, сразу же отпустили его домой, но эта информация оказалась ложной, — возмущался Виталий Мутко. — Теперь выясняется, что мы за переход Колотилко в «Зенит» должны платить кому-то в Нижнекамске деньги. Абсурд!»

Колотилко рванул в Бельгию, где здорово отработал первый сезон (11 мячей, 4 голевых паса) и так себе — второй (4 гола). В «Моленбеке» Александр наколотил больше своего партнера по атаке Майка Ориги, отца форварда «Ливерпуля» и сборной Бельгии, а вот в «Шарлеруа» увяз в запасе. Вернувшись в Нижнекамск, Колотилко завершил карьеру в тридцать лет и, по состоянию на 2017 год, занимался ремонтом квартир.

Сергей Серебренников, полузащитник «Брюгге», «Шарлеруа», «Серкль Брюгге» и «Руселаре», 248 матчей, 14 голов (2002-2014)

В 1998-м хавбек «Шинника» вызывался в сборную России Бышовцем, но в следующем году перешел в киевское «Динамо» и заиграл в сборной Украины, ради чего отказался от российского паспорта. В 2002-м Сергей настроился на возвращение в «Шинник», но агент Селюк предложил вариант поинтереснее.

«В Киеве-то, если честно, я был запасным игроком, а в «Брюгге» на меня рассчитывали, тренер хотел видеть меня в команде, а я хотел попробовать себя в Европе, — сказал мне Сергей. — Когда я приехал из Киева в «Брюгге», было ощущение, что попал в колхоз какой-то. Раздевалка непонятная, прямо в ней фитнес, бассейн, где как будто люди тонули.

Мой английский был на уровне школьный программы, и я не мог свободно поговорить с людьми. Возникало много мелких сложностей, а в «Брюгге» был лишь один человек, который решал бытовые проблемы игроков — разумеется, он за всем не успевал. Фактически моя семья оказалась в экстремальных условиях. Хорошо, что помогали наши сербские друзья, которые как ребенка меня за руку водили — в банк и так далее. В первые годы в Бельгии желание вернуться возникало довольно часто».

Тем не менее скоро уже двадцать лет, как Серебренников в Бельгии: выиграв с «Брюгге» чемпионат и Кубок, он стал играющим тренером «Руселаре», а потом — агентом.

«В Бельгии я часто езжу на велосипеде. Не на спортивном, а на прогулочном. Вместе с семьей катаемся вдоль каналов по специальным дорожкам — здесь все для этого предусмотрено. Играя в Брюгге, даже на тренировку ездил на велосипеде — мне недалеко здесь от дома. На Новый год любим бывать в Арденнах — горами это сложно назвать, природа похожа на русскую, леса, зимой всегда снег. Снимаем домик и живем там неделю».

Дмитрий Булыкин, нападающий «Андерлехта», 10 матчей, 3 гола (2008-2009)

Дмитрий Булыкин / Фото: © VI–Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

После пяти голов за «Байер» Булыкин за миллион евро перешел в «Андерлехт», и, действуя в связке с будущим игроком «Терека» Лежаром, в первом же матче сделал дубль. Вскоре Дмитрий поссорился с тренером Ариэлем Якобсом и выпал из состава. «В одном матче заработал пенальти, в следующем — пас голевой сделал. А третий наблюдал с трибуны — даже в запас не попал. Тогда и подошел к тренеру, вспылил», — объяснил Булыкин журналисту Михаилу Шпенкову.

Вернувшись в «Андерлехт» после двух аренд, Дмитрий сказал: «С самого начала я не находил с тренером общего языка и сейчас даже не хочу его искать». После этого Булыкин ушел в «Аякс», где забил за сезон аж десять мячей.

Георгий Нуров, нападающий — «Патро Эйсден», 2 матча (2007)

Объясняя расставание с Кокориным, экс-президент «Локо» Наумов сказал: «Мне все говорили, что не видят в Кокорине каких-то больших задатков. Например, Нуров был в два раза его сильнее». Не заиграв в «Локо», Нуров за три года пролетел по маршруту Казань — Нижнекамск — Екатеринбург — Калининград — Томск. В январе Нуров всплыл в третьей бельгийской лиге.

«У нашего клуба было семь натуральных полей и стадион на 5 тысяч мест, который всегда заполнялся на 70%, — говорил Нуров «Евроспорту». — По атмосфере это круче, чем когда 10 тысяч приходит на 20-тысячную арену. Сначала бельгийские тренировки очень удивили. Тяжелые, интенсивные. Никаких сил не оставалось после них. Валялся мертвый. В России такой жести ни у кого не помню. А два раза в неделю они вообще устраивали двухразовые с разницей в 60 минут. На первой могли бегать два часа, на второй играть в футбол на все поле. А тренер орал: «Быстрее, рывки, интенсивнее».

Протянув в таком режиме полгода, Нуров вернулся в ПФЛ.

Владимир Габулов, вратарь «Брюгге», 10 матчей, 21 пропущенный гол

Второй после Зангионова футболист из Моздока в чемпионате Бельгии. На посвящении новичков Габулов спел «День победы», в первых пяти матчах пропустил тринадцать мячей, внезапно встретил в бельгийском Ипре родственников жены Дзагоева, а после чемпионства написал партнерам в клубном чате: «Congratulation, gays» — перепутав вторую букву в слове guys.

Габулов всегда мечтал поиграть в Европе и, хотя период в Брюгге вышел противоречивым, — молодец, что попробовал и ярко завершил почти двадцатилетнюю карьеру. 

Не пропустите прямую трансляцию встречи Россия — Бельгия на matchtv.ru и МАТЧ ПРЕМЬЕР, начиная с 19:50 по Москве.

Чемпионат Европы 2020. Отборочный турнир. Россия - Бельгия

Читайте также: