Футбол

Он был героем фанатов «Ливерпуля» и вернул «Тоттенхэм» в европейскую элиту. Питер Крауч завершил карьеру

Он был героем фанатов «Ливерпуля» и вернул «Тоттенхэм» в европейскую элиту. Питер Крауч завершил карьеру
Питер Крауч / Фото: © Tom Shaw / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Приключения культового форварда: восхищался русским вратарем Хариным, троллил жену Воронина и хватал за дреды будущего министра спорта.
  • Крауч — воспитанник «Тоттенхэма». Пришел в 15 лет и провел в общей сложности семь сезонов
  • В «Ливерпуле» — только три, зато каких: стал одним из самых заметных форвардов мира и завоевал любимый с детства трофей, Кубок Англии
  • В мае мы писали о противостоянии  двух главных клубов его жизни в финале ЛЧ
  • Сегодня он объявил о завершении карьеры 
«После долгих размышлений я решил уйти из футбола! Эта прекрасная игра дала мне все. Я благодарен всем, кто помог мне попасть в футбол и оставаться в нем столь долгое время, — написал Питер Крауч в «Твиттере». 

Крауч побывал на двух финалах Лиги чемпионов. Оба разочаровали. Первый — в 1992-м на «Уэмбли», недалеко от Илинга, где он жил. Питер болел за «Сампдорию», очарованный игрой Виалли с Манчини, и после победы «Барселоны» шел в слезах по подземному переходу, ведущему домой. Значительная часть его детства пришлась на еврокубковую дисквалификацию английских клубов, так что финал Кубка Англии будоражил его сильнее финала ЛЧ. Но и там не все было гладко. 

В 1994-м отец повел его на игру любимого «Челси» против «МЮ». «Папа боялся опоздать, и мы срезали путь, — сказал Крауч в интервью онлайн-журналу Sabotage Times. — Мы пошли неправильной дорогой и уперлись в сад. К счастью, никого из хозяев не было дома, и мы решили перебраться через забор. Когда мы спрыгнули с забора, перед нами стояла патрульная машина. Полицейские подумали, что мы ограбили тот дом. Нас отвезли в участок и допросили. На игру мы так и не попали». Может, и к лучшему: Крауч не увидел, как Эрик Кантона забил два издевательских пенальти Дмитрию Харину. Питер подавал мячи на матчах «Челси» и восхищался вратарем сборной России: «Я был большим поклонником Харина и его неповторимого сочетания кудрявой шевелюры и спортивных штанов», — сообщил Крауч в своей книге «Как быть футболистом». 

В 2007-м он получил лишь последние двенадцать минут финала ЛЧ, проигранного «Милану». В тот вечер тренер «Ливерпуля» Рафа Бенитес неожиданно предпочел ему в центре нападения Дирка Кейта, которого Крауч чуть не сбил во время гонок на картах на предматчевом испанском сборе. «Чтобы не усугубить небольшую травму, я стоял с Бенитесом у трассы, — вспоминал Дирк в интервью журналу FourFourTwo. — И вдруг Крауч помчался на меня со скоростью почти 60 км/ч. Он не мог затормозить. Мои ноги разорвало бы на части, но я успел подпрыгнуть, и Питер врезался в картонные коробки».

Автомобили — еще одна беда Крауча. Влившись в «Ливерпуль» летом 2005-го, он сделал то, чего клялся никогда не делать. Купил Aston Martin, решил, что переход в лучший клуб Европы обязывает. Вальяжно держа руль двумя пальцами, Питер поехал в Манчестер, тормознул на светофоре и заметил в соседней машине легенду «МЮ» Роя Кина. Питер кивнул и подмигнул, как бы показывая: привет, я теперь тоже в топ-клубе. Кин посмотрел на Крауча, как на идиота, и поехал дальше. Назавтра Питер продал Aston Martin: «Иначе я с каждым днем ненавидел бы себя все сильнее», — признался он в автобиографии.

Семью годами ранее на лондонских фонарных столбах вешали чучел в майках Бекхэма из-за его удаления на ЧМ-98. В это же время Крауч подписал профессиональный контракт с «Тоттенхэмом» и за пять тысяч фунтов купил первую машину — ярко-зеленый Volkswagen Polo. На нем он ежедневно возил на тренировки и обратно четырех одноклубников. Обмывать водительские права повез друзей в ночной клуб Hollywood. На обратном пути, в два часа ночи, Крауч догнал ночной автобус и стал глумиться над его пассажирами, выказывая превосходство. Так увлекся, что врезался в бордюр и пробил колесо.

Когда желающих уехать с тренировки в его машине стало слишком много, он затеял конкурсы пенальти — проигравший добирался домой общественным транспортом. Правда, было и исключение: однажды на обратном пути с тренировки его обогнал Ferrari форварда сборной Англии и «Тоттенхэма» Леса Фердинанда: парень, проигравший в конкурсе пенальти, сидел на пассажирском сиденье и адресовал Питеру издевательские жесты. Фердинанд всегда поддерживал юниоров: Крауча, например, научил эффективнее играть головой, объяснив, как правильно располагаться в штрафной и рассчитывать прыжок.

В «Тоттенхэм» Крауч перешел из любимого клуба детства — «Куинз Парк Рейнджерс» — в четырнадцать лет вслед за тренером Десом Балпином. В то время Питер принимал креатин, надеясь набрать вес (достали издевки из-за худобы). Добивался, правда, лишь дикого обезвоживания и судорог икроножных мышц. После этого он отказался не только от креатина, но и от разминки икр перед играми. Его ноги не слишком атлетичны, зато — никаких судорог и серьезных травм.

Здоровье не поколебала даже первая вылазка в «Портсмут», тренировавшийся на военно-морской базе Коллинвуд. Ее поля хранили лишь смутные напоминания о траве, а обед проходил в казарме — рядом с моряками, ненавидевшими футболистов. С другой стороны, после девятнадцати голов за «Портсмут» Питер впервые ощутил себя популярным. Сначала-то кайфово, а потом — с попаданием в «Ливерпуль» и сборную — стало тяготить.

Он все чаще замечал, что у него отнимают время не персональные фанаты, а продавцы автографов, зарабатывающие на его известности. Однажды Крауч в один присест подписал сотню постеров для незнакомого парня. «Ты повесишь все это на стену?» — спросил Питер. — «Нет». — «А зачем они тебе?» В ответ — тишина. В своей книге Крауч признал: «Ответ: «Да, я повешу сто твоих подписанных фотографий на стене своей спальни» ужаснул бы меня еще сильнее».

Ужаснула Питера и его единственная попытка сфотографироваться с футбольной легендой — с Роналдо на Ибице. Тот лежал на пляже с сигаретой в одной руке, пивом в другой и пепельницей на пузе. Активировав скромные знания испанского (эхо несостоявшегося трансфера в «Вильярреал»), Крауч, к тому моменту поучаствовавший в чемпионате мира и финале ЛЧ, завязал беседу с кумиром юности, но вскоре смекнул — Роналдо понятия не имеет, кто перед ним.

А уж как ужасала безголевая серия: перейдя в «Ливерпуль», он не забивал четыре месяца. Мучился бессонницей, не покупал газеты, не включал телевизор, а потом, по совету отца, стал выпивать после игр — иначе было не заснуть. Но требовалось средство посильнее. После ноябрьской тренировки защитник «Ливерпуля» Джейми Каррагер повел Крауча в паб Solly и предложил спеть в караоке.

Питер Крауч / Фото: © David Baird / Contributor / Redferns / Gettyimages.ru

А это высокая честь: Каррагер с Джеррардом могли поставить крест на новичке, увидев лишь пару его первых касаний на тренировке — а Крауч, выходит, был небезнадежен. Он все же отнекивался, но узнав, что в пабе Solly бывали все звезды «Ливерпуля», даже Оуэн, понял: пока это единственный способ поравняться с ними. Он затянул «Hey Jude», а обитатели паба стали подпевать и размахивать руками, как на концерте «Битлз». 

«Он сорвал овации! После этого отпали сомнения, что он станет народным любимцем, — вспоминал Каррагер в автобиографии. — Наши фанаты забавные. Они чаще всего поддерживают парня, которого несправедливо критикуют. А вот если бы Крауча назвали новой надеждой английского футбола, фанаты бы насторожились. Статус неудачника из-за безголевой серии сразу сделал его популярным (и без голов было видно, что с его приходом наша игра улучшилась). Чтобы стать культовым героем, ему оставалось только забить». 

Вскоре после выступления в пабе Крауч не реализовал пенальти в игре с «Портсмутом», зато через пару недель закинул два мяча «Уигану». Тот период убедил его: нужно безумно радоваться каждому голу — а то мало ли когда будет следующий (отмечать голы танцем робота он бросил, когда его стали просить исполнить это в каждом рекламном ролике и даже на концерте группы Arctic Monkeys в Финсбери Парке).

После своего сотого гола (во всех английских лигах, а не только в АПЛ) он поднял к лицу указательной палец левой руки, а правой изобразил ноль — вторым нолем был его открытый рот. После игры Крауч осознал, что по телевизору его конструкция выглядела как 001, а не 100, да и больше смахивала на неприличный жест, чем на цифру. Смирился: нелепые истории — его вечные спутники. 

Вот еще одна: переехав в Ливерпуль, он пленился темноволосой испанкой, работавшей на ресепшене отеля Hope Street — усиливало восхищение то, как оживленно она приветствовала каждое появление Питера в лобби. Сообщив о ней Каррагеру на тренировке «Ливерпуля», Крауч узнал, что это девушка полузащитника Хаби Алонсо, устроившаяся в отель для улучшения английского. В своей книге Каррагер подчеркнул, что Крауч привнес в «Ливерпуль» не только хохот в раздевалке: «Питер не форвард мирового класса, но идеально подошел для тактики, которую мы использовали во втором сезоне с Бенитесом. После ухода Хески у нас не было форварда, который навязывал борьбу чужим защитникам и давал нашим лучшим хавбекам выдвигаться вперед. Крауч решил эту проблему».  

Ну, а Ливерпуль решил личные проблемы Крауча. Его тесть посетил все пять победных финалов «Ливерпуля» в Кубке/Лиге чемпионов (в Лондоне, Париже, Стамбуле и дважды — Риме), что не отменяет слегка легкомысленного отношения к футболу жены Питера Эбби: незадолго до матча она может написать ему: «Где ты?» или «Чем занимаешься?»

«Мне это даже нравится — помогает отключаться от игры после возвращения домой, — написал Крауч в книге «Как быть футболистом». — Однажды я попал в перекладину с двух метров и был явно не в духе. Узнав, почему я расстроен, Эбби искренне поразилась: «Перекладина? Но она же такая маленькая. В сетку может попасть любой, а тебе удалось нечто потрясающее».

В своем последнем ливерпульском сезоне Крауч сотрудничал в атаке с Ворониным и помог ему забить первый мяч за новый клуб. Когда познакомились ближе, Питер поинтересовался, почему жена Андрея Юлия примерно каждый день носит леопардовый принт. Андрей ответил, что в Украине — во всяком случае десять лет назад — это считалось признаком процветания. Что символизируют во Франции ярко-красный пиджак, юбка, цилиндр, трость и очки без стекол, носимые другим форвардом «Ливерпуля» Джибрилем Сиссе, Крауч так и не выяснил.

Также он вынес обвинительный модный приговор Рафе Бенитесу, который по настоянию жены отрастил эспаньолку, а также надел обувь Dr. Martens и кожаную куртку. Она ему не очень-то шла, но, вероятно, Рафа планировал таким образом вывести на новый уровень конкуренцию с Моуринью. В итоге в рождественской церемонии анонимного обмена подарками Питер преподнес тренеру биографию Моуринью и новую куртку.

Три года в Ливерпуле — время невероятных знакомств. Через своего соседа, немецкого полузащитника Диди Хаманна, Крауч подружился с вокалистом Die Toten Hosen Кампино. Тот так яростно болел за «Ливерпуль», что однажды сломал ногу, пнув после поражения мусорный бак. После ухода в «Портсмут» Крауч был приглашен на концерт Die Toten Hosen и оказался на стадионе среди сорока тысяч фанатов. Под конец Кампино внезапно объявил: «Питер, это для тебя» и затянул гимн ливерпульских болельщиков: «You’ll never walk alone». Потом он позвал Крауча на сцену и вручил микрофон. После караоке в пабе Solly Питер ничего уже не боялся — вскоре ему подпевал весь стадион. В тот вечер он понял слова своего приятеля Серджо Пиццорно, гитариста Kasabian: «Футболисты — рок-звезды двадцать первого века».

Культовый статус — заслуга и Харри Реднаппа. Став летом 2001-го футбольным директором «Портсмута», он договорился с владельцем клуба Миланом Мандаричем, что будет получать десять процентов прибыли от перепродажи приведенных им игроков. Через неделю с небольшим Харри предложил заплатить за Крауча 1,25 миллиона фунтов клубу «КПР», всего годом ранее вернувшему Питера из «Тоттенхэма» за шестьдесят тысяч. «Он худший футболист, которого я когда-либо видел, — ответил Мандарич. — Он, скорее, баскетболист. Я не сумасшедший, чтобы платить за него миллион». Но Реднапп все же продавил покупку и спустя девять месяцев устроил Крауча в «Астон Виллу» с прибылью — 3,25 миллиона фунтов. Правда, Харри к тому времени работал тренером, а не директором, и на этом основании Мандарич заплатил ему пять процентов вместо десяти: «Лишь намного позже, когда дошло до суда, я понял, что Милан был прав: подписав контракт тренера, я не заметил изменение условий», — признал Реднапп в автобиографии.  

Через несколько лет Харри руководил Краучем в «Саутгемптоне» и едва не сорвал его трансфер в «Ливерпуль». Было так: вылетев из АПЛ, Крауч узнал, что шестнадцать его голов и дебют в сборной с голевым пасом Оуэну очаровали Бенитеса, только что выигравшего Лигу чемпионов. Сообщив об этом Реднаппу, Крауч услышал: «Я не удивлен, сынок, это великолепно». Разговор с владельцем «Саутгемптона» Рупертом Лоу вышел менее гладким: «Ты никуда не уйдешь». — «Да, но…» — «Ты должен вернуть нас в АПЛ». — «Но я говорил с Харри, и он позволил мне уйти». — «Я тоже говорил с Харри. Он сказал, что ты остаешься».

Крауч позвонил Реднаппу: «Как же так? Я думал, вы меня поняли» — «Да, Краучи, я понял, но это не значит, что я хочу твоего ухода». Подготовку к новому сезону Питер начал в «Саутгемптоне». Руперт Лоу не отвечал на звонки, но Крауч не сдался и нагрянул на его ферму в Котсуолде. Ворота, к счастью, были открыты. Застав Лоу за чтением газеты, Крауч настоял на трансфере и добился своего — взлетел на новый уровень: через год он забил на чемпионате мира победный гол Тринидаду и Тобаго, схватив в прыжке за дреды защитника Брента Санчо, ставшего спустя девять лет министром спорта своей страны.

Заминка с переходом не изменила доброго отношения к Реднаппу. Благодаря ему Крауч ощущал себя в «Тоттенхэме», куда вернулся десять лет назад, лучшим нападающим мира. Здорово разбираясь в тактике, Харри не докучал ей игрокам: «Футболистам не нравится, когда их заваливают информацией, — сообщил Питер в своей книге. — Однажды Робби Кин пожаловался, что мы мало работаем над тактическими схемами. Реднапп ответил: «Хочешь, чтобы я сказал Бэйлу, куда бежать? Чтобы я сказал Модричу, куда пасовать? Это лучшие игроки, Робби! Лучшие!» Указание хавбеку Уилсону Паласиосу было таким: «Отдай мяч Модричу. Плевать, что он в шаге от тебя — отдай. Отбирай мяч и пасуй ему. Так Паласиос стал одним из самых эффективных полузащитников в премьер-лиге».

За счет гола Крауча в гостевом матче с «Ман Сити» «Тоттенхэм» впервые проник в квалификацию Лиги чемпионов: «Тем мячом он окупил свой трансфер, вернув «Тоттенхэм» в европейскую элиту, куда мы стремились долгие годы», — написал в автобиографии защитник Ледли Кинг, друг Крауча с середине девяностых. Хет-трик Питера в игре с «Янг Бойз» вывел «Тоттенхэм» в основной турнир ЛЧ, где он забил еще четыре мяча, но удалился на пятнадцатой минуте четвертьфинала с «Реалом». Спустя несколько месяцев владелец клуба Даниэл Леви сообщил: «Мы берем Адебайора. Тебе придется уйти. В «Сток Сити». Питер кинулся в кабинет Реднаппа: «У меня еще два года контракта — мне нравится здесь!» — «Извини, но я должен отпустить тебя». 

22 мая в эфире шоу «Доброе утро, Британия» Питера спросили, за кого он будет болеть в финале Лиги чемпионов, где встретятся два самых важных клуба его карьеры. Он намекнул: «Моя жена — большая фанатка «Ливерпуля». Меня окружают только поклонники этого клуба, так что — посмотрим». 

Открыть видео Лига чемпионов. Финал. Тоттенхэм — Ливерпуль

Читайте также: