Лишний вес и потеря мотивации. Тренер группы Мозер — о том, как фигуристам решать эти и другие проблемы в условиях карантина

Лишний вес и потеря мотивации. Тренер группы Мозер — о том, как фигуристам решать эти и другие проблемы в условиях карантина
Евгения Тарасова и Владимир Морозов / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф
Интервью Виталия Москаленко для «Матч ТВ».

Виталий Москаленко — в прошлом легкоатлет и участник Олимпийских игр, в настоящем — тренер по ОФП в одной из самых успешных школ парного катания России. В его ведении — физическая форма фигуристов группы Нины Мозер, которая привела к медалям Олимпиады и чемпионатов мира Татьяну Волосожар — Максима Транькова, Ксению Столбову — Федора Климова, Наталью Забияко — Алексадра Энберта, Евгению Тарасову — Владимира Морозова.

Если вы хотите знать, что такое межмышечная координация и какие упражнения делают фигуристы на тренировках в зале, почитайте об этом в нашем первом интервью — здесь и здесь.

Новый разговор у нас получился по-настоящему карантинным. Собеседник нашел редкие свободные полчаса работающего отца с восьмимесячным ребенком, я — самое тихое место в пределах 100 метров от дома, и им оказался берег реки с кустиками молодой крапивы. Под шум проезжающих катеров, крики чаек и жужжание просыпающихся мух мы серьезно поговорили.

https://www.instagram.com/p/BTjt0lMj2jS/

Из интервью вы узнаете:

— Как сейчас организованы дистанционные тренировки у фигуристов группы Мозер?

— С момента объявления самоизоляции у нас был перерыв в две недели. Но с 11 числа (апреля. — «Матч ТВ») спортсмены начали тренироваться с понедельника по пятницу. В субботу и воскресенье отдыхают. Помимо моих тренировок, у них еще специальная физическая подготовка, хореография, танцы. Очень насыщенный график. Естественно, все это дома.

У меня выходит два часа в день. Две группы — в одной 12 человек, в другой 9. Их разделили по физическим данным и по тренерам. Нагрузка в целом идентична, разница в количестве повторений.

Есть еще пара высшего мастерства Тарасова — Морозов, они сейчас находятся в России (тренировались в США у Марины Зуевой. — «Матч ТВ»). Я им пишу планы отдельно, мы не через видеосвязь занимаемся — каждый у себя, где находится.

— Чем-то ваши тренировки глобально отличаются от того, что было в мирное время?

— Сейчас нагрузка идет с учетом обстоятельств, а они какие? Люди тренируются дома. Дома мы можем использовать резину, гантели, фитнес-мячи и все, что под рукой — стул, диван, коврик. Небольшое разнообразие, но пытаемся как-то выкрутиться. Плюс мы еще используем бутылки, наполненные водой, как утяжелители.

Единственное, чего не хватает — чистого свежего воздуха, чтобы ребята бегали. Хотя некоторые наоборот этому радуются.

https://www.instagram.com/p/B_Xj6bQJJWJ/

— Кардио любят не все?

— Не все. У нас обычно серьезная кардионагрузка, а это тяжело.

— Горько усмехнемся, что хотя бы что-то хорошее есть для фигуристов в этой изоляции.

— Хорошее в кавычках, конечно. В их специфическом виде спорта, где существует интенсивная программа длиной четыре с половиной минуты, кардио необходимо.

— Мне кажется, есть крайне мало видов профессиональной деятельности, которым «удаленка» на пользу. Как бы вы оценили саму методику дистанционных тренировок?

— Многие говорят, что за этим будущее, но мое личное мнение — личное присутствие тренера рядом со спортсменом значительно повышает качество работы. Лично лучше видно ошибки и проще их исправить. Дистанционно — хорошо на короткий промежуток времени, если человек куда-то уехал, а тренировки нужно продолжать. Этим нужно пользоваться, безусловно. Но если мы говорим о спорте высших достижений, тут удаленный формат не подходит. Когда спортсмены далеко, а у тренера на экране только маленькие окошечки… Я их не могу охватить всех сразу взглядом. Могу что-то пропустить. Бывает, говорю одно, а они начинают выполнять другое.

Плюс в том, что многие знают уже, о чем я говорю, мы это уже выполняли когда-то. Они быстро подключаются, остальные подтягиваются.

Условия тренера влияют на дистанционный процесс. Для качественного проведения тренировок мне нужна свободная комната, где бы я мог бы показать упражнения сам. Но я не могу занимать большую комнату даже на 2 часа, потому что она совмещена с кухней (квартира-студия), а у меня маленький ребенок.

Приходится выбирать и чередовать, показывать самому или смотреть за спортсменами, потому что одновременно — невозможно. То есть для эффективной  дистанционной работы тоже нужны условия. 

— Что скажете о моральной и физической форме своих учеников?

— Когда мы начали работать, они были на драйве и позитиве. Вторая неделя — ну так, нормально, но у них начали болеть мышцы. Я нагрузку постепенно увеличивал. Думаю, что остальные тренеры тоже это делали. Сейчас, к концу третьей недели, заметил, что ребята подустали. У них бывает по 4-5 часов тренировок в день, к тому же они еще разминаются. Когда мы тренируемся в зале в обычном режиме, часовая тренировка включает разминку.

Но если мы начнем еще и разминаться по видеосвязи, это все будет длиться бесконечно. Поэтому договорились, что к началу тренировки они должны быть размяты, а потом в течение часа я им даю чистую нагрузку. То есть по факту они сейчас тренируются даже больше.

А вообще, возвращаясь к вопросу про качество дистанционной работы, оценивать их состояние непросто. Когда ты видишь человека рядом, сразу понимаешь, что с ним не так. Устал, что-то болит — можно быстро принять меры. Но я их сейчас всегда спрашиваю перед тренировкой: у кого что болит? Как себя чувствуете? Начинают рассказывать: у одного колено, у другого спина, кто-то просто устал. Тогда я для них корректирую нагрузку. Другие упражнения, например, подбираю.

Еще вот что важно. В замкнутом пространстве тяжело находиться: кто-то, может, и гуляет, но не все. Я им всегда говорю — открывайте окна! В комнатных условиях кислород очень быстро расходуется, и тогда не то что тяжело упражнения выполнять, но и просто дышать.

Кто-то на дачах, кто-то в квартире. Первым попроще.

https://www.instagram.com/p/BNXrCXoF05u/

— Условия разные у всех, получается. Не как обычно — у всех в одной группе один и тот же лед, один и тот же зал с оборудованием, один и тот же балетный станок.

— Да. Перед тем как уйти в самоизоляцию, мы всех предупредили, чтобы они купили инвентарь. Не у всех получилось. Это тоже способствует разным условиям подготовки, но мы стараемся дисбаланс убрать. Помните, в прошлом интервью говорил вам, что предпочитаю проводить тренировки в минимальной зависимости от инвентаря? Так вот даже если убрать его вообще и работать только с собственным весом, в принципе, форму можно поддерживать.

— Помню. Тогда я еще подумала, что это удивительный подход — при том оснащении и возможностях, которые обычно бывают у столичных школ. В кризисный момент навык обходиться малым пригодился?

— Да это для всех полезный навык, не только для спортсменов. В самоизоляции — особенно.

— Проблема лишнего веса в условиях самоизоляции актуальна для ваших учеников?

— Буквально позавчера разговаривал об этом с ребятами. Такие проблемы могут быть, сужу по себе — набрал 3 килограмма, сидя дома. Но у них визуально все в порядке, потому что уже три недели они постоянно двигаются. Я даю серьезные нагрузки в том числе для контроля веса, но волнообразно: один день тяжело, второй — с послаблением, так они успевают восстановиться.

— Правильно ли я понимаю, что одиночникам несколько проще поддерживать форму, чем фигуристам парных видов? Прыжки и вращения в рамках разумного можно тренировать на полу, а вот тодесы, подкруты и поддержки — нет, особенно если партнеры самоизолируются не вместе.

— Безусловно. Специальная подготовка для парных элементов очень важна. Какое-то время им придется нагонять, потому что координационные вещи теряются. Мышечная память остается, конечно, но месяц-два уйдет на приведение парной техники в порядок.

— У меня нет достоверной информации о сроках начала сезона в фигурном катании. Может быть, у вас есть?

— Никто не знает, какой будет сезон. Я и с начальниками об этом разговаривал. Непонятно, куда повернет ситуация. Единственное, что пока более-менее ясно — никаких сборов летом не будет. Но и это в теории может поменяться. Гадать бессмысленно, в общем.

https://www.instagram.com/p/Bv3QIN5H8lD/

— Как в условиях тотальной неопределенности фигуристам сохранить мотивацию?

— Если поставить себя на место спортсменов, — не знать, к чему ты готовишься, и что ждет впереди — это, конечно, сложно. Но мы все попали в абсолютно новую ситуацию. Я думаю, что спортсмены, как и все люди, рассчитывают, что скоро все пройдет, и мы заживем обычной жизнью. Соревнования будут. У всех есть надежда, за ее счет и продолжают тренироваться. Каких-то прямо панических настроений я не вижу. Все надеются на быстрое возвращение.

Теперь о мотивации. Общался недавно со своим бывшим тренером по легкой атлетике. Его ребята тоже тренируются дистанционно. Он говорит: если скажут нам, что соревнования через 2 месяца, мы возьмем и подготовимся за 2 месяца, не страшно.

Главное сейчас — поддерживать форму. Я бы сравнил это с постоянным подливанием топлива в бак, чтобы машина двигалась. Однажды наступит момент, когда можно будет ударить по газам, но пока надо просто не дать машине остановиться. Если совсем отпустить все и расслабиться, потом полгода людей собирать придется. А в нынешнем состоянии еще можно держаться.

Мы обсуждаем со спортсменами, кто что делает помимо тренировок. Некоторые самообразованием занялись. Читают, смотрят фильмы, кто-то просто смотрит телевизор и отдыхает. В чем-то, может, и хорошо, что так получилось. Многие в себе новое откроют, разберутся, уделят больше времени семье. И это в плюс. Главное — не деградировать.

— Некоторые тренеры выступают за то, чтобы фигуристам дали доступ ко льду любым путем. Якобы конкуренты уже тренируются, а мы отстаем. Поддерживаете ли вы идею тренировок на закрытых базах?

— Но как это сделать? Повара, другой персонал должен тогда постоянно сидеть на базе, а у них тоже есть семьи. В Новогорск будут привозить продукты — эти люди точно контактируют со многими другими. Но если организовать полностью автономную безопасную систему — думаю, никто бы не отказался от такого сбора.

Главное — понимать, куда мы готовимся. Если скажут: «Соревнования через 2 месяца, вам нужно заехать на базу и там тренироваться» — это одно. А если соревнований пока не предвидится, тогда зачем? «Поддерживать штаны», как я это называю, можно и дома.