«После Олимпиады меня мучили страшные сны». Интервью Марии Сотсковой

«После Олимпиады меня мучили страшные сны». Интервью Марии Сотсковой
Мария Сотскова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
О дружбе с соперницей, об опыте проживания поражения главного старта в карьере и о балете, который не мешает спорту.

В олимпийский сезон Мария Сотскова в жесточайшей борьбе завоевала путевку в Пхенчхан, обойдя тех, на кого многие делали ставки. Ранее фигуристка лихо брала медали почти на каждом юниорском турнире, и серебро Олимпиады у нее все-таки есть — правда, юношеской 2016 года. После взлета началась серия неудач — последний раз Сотскова появилась на соревнованиях в ноябре прошлого года. Недавно Марии исполнилось 20 лет, что довольно много по меркам сегодняшнего женского одиночного катания. Но она не спешит уходить из спорта и продолжает при этом серьезно учиться в ГИТИСе на балетмейстера. Фигуристка рассказала «Матч ТВ» о сложных и счастливых периодах своей жизни.

Читайте в интервью:

https://www.instagram.com/p/B2OSK1QoRNh/

«Начитавшись интервью разных спортсменов, выступавших на Играх, я ожидала суперэмоций»

— Маша, поздравляю вас с прошедшим днем рождения! По случаю круглой даты принято подводить некие жизненные итоги. Какими своими достижениями гордитесь?

— Спасибо! Честно говоря, я не стала размышлять о прошлом и будущем. Для меня каждый личный год цикличен, в этом было много кардинальных изменений. Я просто смотрю вперед и ставлю новые цели.

— Ярким событием в вашей жизни была Олимпиада 2018 года. Она получилась контрастной: неудача в короткой программе и эмоциональный подъем в произвольной.

— Оттуда я больше всего запомнила, как сижу в kiss & cry после короткой программы и рыдаю из-за того, что мечта об олимпийской медали уплыла. Следующий день, выходной, я провела в угнетенном состоянии. Пыталась себя собрать, тренеры настраивали на прокат. Произвольная программа — как размытое пятно в памяти.

— Мне всегда интересно, что фигурист чувствует, катаясь на олимпийском льду?

— Начитавшись интервью разных спортсменов, выступавших на Играх, я многого ожидала. Думала, это будут суперэмоции, одни из самых сильных в жизни. Поэтому хотелось скорее ощутить олимпийский дух. Но на первой тренировке в Пхенчхане я ничего такого не почувствовала. Для меня весь тот сезон вообще был тяжелый: соревнования шли одно за другим, я выкладывалась каждую неделю. Потом около года восстанавливалась — и ментально, и физически. Возможно, если бы я выиграла на Олимпиаде медаль, испытала бы другие эмоции. В любом случае рада, что участвовала в таком соревновании.

Мария Сотскова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Что для вас ценнее: победа на маленьком турнире или серебро-бронза на крупном?

— В целом важнее уровень медали, потому что я всегда ставлю только высочайшие задачи. Но самая дорогая медаль во всей моей коллекции на данный момент — серебро финала Гран-при 2017 года. Лично для себя я тогда победила. Дело в том, что перед этим соревнованием я участвовала в коммерческом Shanghai Trophy и заняла там третье место. Меня разозлила неудача, и я была готова рвать и метать. К счастью, смогла направить злость в нужное русло и выступила на финале прекрасно. Медаль придала энтузиазма в подготовке к чемпионату России, где я и отобралась на главные старты сезона.

— Кроме карьеры спорт дал вам и подругу — Полину Цурскую. Как вам удалось подружиться, соревнуюсь два года подряд «место в место»?

— Да уж, мы с самого начала были жесткими конкурентками. Помню, я очень злилась осенью 2014 года, когда вошла в свой второй юниорский сезон и считалась опытной, а Полина была новичком в сборной. Она сразу начала везде выигрывать. На Юношеских Олимпийских играх (2016-й, Норвегия. — «Матч ТВ») нас с Полей поселили вместе, и мы стали тепло общаться. С тех пор столько всего пережили, год катались в одной группе. Полина мне бесконечно дорога! Мы много общаемся и всегда находим новые темы для обсуждения.

https://www.instagram.com/p/BlBmne-AeBl/

«Расстраивало, что близкие люди и поклонники стали говорить, будто из-за ГИТИСа упали мои спортивные результаты»

— Вы учитесь на балетмейстера в ГИТИСе. Расскажите, как и когда увлеклись балетом?

— У нас, фигуристов, всегда были занятия по хореографии. Там я отставала, ноги все время «заворачивались». Даже брала дополнительные уроки в детстве, но педагог меня часто критиковал. А потом в «Снежных барсах» (тренировочная база в Москве. — «Матч ТВ») я попала к замечательному хореографу Илоне Протасене, и она привила любовь к балету. Давала нам не только классические комбинации, но и джаз, модерн. Вскоре я решила, что хочу поступать только в ГИТИС.

— Стать балериной уже было поздно по возрасту, как я понимаю?

— Да. Плюс к тому времени я уже сформировалась как фигуристка, были перспективы реализоваться в спорте. Зато я несколько раз воплощала балетные идеи на льду. Например, программа «Ромео и Джульетта» (сезон-2015/16. — «Матч ТВ») — одна из моих любимых.

— Вы часто ходите на балетные спектакли? Есть ли любимые постановки, солисты, режиссеры?

— Обожаю театр, и когда есть время, с удовольствием иду на балет. Мой ориентир — Диана Вишнева и Ульяна Лопаткина. Помню, когда они выступали, я так вдохновлялась их танцами, что на следующий день на тренировках была магия. Можно сказать, несколько лет назад меня поглотило искусство. Любимые балеты — «Золушка» (современная версия) и «Спартак». Вообще я очень рада, что на лекциях нам показывают такие записи, которые мы бы сами не нашли.

— Вы не побоялись стать очной студенткой такого сложного вуза, учитывая большую занятость в спорте. Тем более после взлета в олимпийский сезон…

— Я была готова к жертвам, большим нагрузкам. Удалось сделать гармоничное расписание, при котором я все успеваю. Единственное, что расстраивало на первых порах: близкие люди и поклонники стали говорить, будто из-за ГИТИСа упали мои спортивные результаты. Но это не так! За почти два года учебы я не пропустила ни одной пары в вузе и ни одной тренировки. У меня другие проблемы, совершенно не связанные с учебой.

https://www.instagram.com/p/Br4-8yUgKvP/

— Кем вы видите себя в будущем в плане профессии?

— Интересно ставить программы фигуристам. Все-таки ледовая стихия мне ближе. Даже педагоги в вузе ругали, что я неправильно хожу по сцене, на льду катаюсь лучше. На репетициях в шоу мне нравится наблюдать, как постановщик создает общие номера. Я впитываю идеи по интересным шагам и связкам. Но чтобы стать профи, нужно время. Все-таки топовые спортсмены доверяют постановку опытным хореографам. И я хочу пройти все этапы: создать программы для маленьких фигуристов, затем для юниоров, а потом брать другие вершины.

— Почему бы вам не участвовать в шоу Евгения Плющенко, где как раз сочетаются два ваших любимых вида искусства? (Фигурное катание и балет. — «Матч ТВ».)

— Я бы с радостью, но шоу Евгения идет в новогодние праздники. На это время у меня уже второй год договоренность с Петей Чернышовым. Его постановки и премьеры — единственные, которые я ни на что не променяю. Петр ставил мне олимпийские программы, он великий хореограф.

— Правда ли, что на ТВ готовилось шоу, где известные одиночницы встали бы в пару с фигуристами из парного катания?

— Да, такой проект был. Когда меня пригласили, я с горящими глазами пошла учить парные элементы, качать руки. Но увы, организаторы отменили запуск шоу в этом году. Надеюсь, когда преодолеем вирус, все сложится! Я с удовольствием потанцую на льду в дуэте.

— А вы когда-нибудь думали воплотить эту идею в спорте? Есть ведь опытные фигуристы, у которых партнерши завершили карьеру, и они жаждут новых побед.

— Такая мысль была в мой первый юниорский сезон. Я получила травму и 1,5 месяца вообще не каталась, выросла на 12 см. С новым телом пришли и страхи: я не могла прыгать и привыкала к себе заново. Думала, что с моим ростом лучше уйти в танцы, пока не поздно. Но тренер (Светлана Панова. — «Матч ТВ») отговорила.

Мария Сотскова / Фото: © РИА Новости / Нина Зотина

«Такого провала на чемпионате России не ждал никто из нашей команды»

— В декабре 2017 года на чемпионате России вы отобрались на Олимпиаду в условиях жесточайшей конкуренции, и это был прорыв. Год спустя — обидное место почти в конце турнирной таблицы. Как думаете, почему так вышло?

— После олимпийского сезона у меня начались психологические атаки, мучили страшные сны после Олимпиады. Этот барьер очень мешал. Причем на тренировках все в целом хорошо получалось: осенью 2018 года я подходила к соревнованиям в боевой готовности. Но на публике рассыпалась. Меня поддерживала мама: она стала каждый день приходить на каток, ездить со мной на старты. Мы работали с психологами, но проблема все не решалась, а после чемпионата России я опустила руки. Потом еще получила травму. До сих пор не понимаю, что со мной было в то время.

— Примерно год назад вы сменили тренера. Почему ушли от Елены Буяновой?

— В период неудач меня поддерживали все тренеры группы. Даже после 9-го места на Гран-при в Японии Елена Германовна старалась войти в положение, хотя я думала, что меня испепелят. Но такого провала на чемпионате России не ожидал никто из нашей команды. Мы все потом долго говорили — по-человечески, без конфликтов. Но из-за того, что никто не понимал причин моего состояния, было тяжело. В итоге мне самой не хватило терпения пережить тот период. Я начала копаться в себе, искать проблемы там, где их нет. Когда долго выступаешь на высоком уровне и резко падаешь, это сложно принять. Я пришла к выводу, что мне чего-то не хватает, и думала, что изменения помогут. В поисках второго дыхания обратилась к Соколовской. У нас со Светланой Владимировной всегда были теплые отношения. Она очень приветливая ко всем, с мамой моей хорошо общается. Правда, когда я попросилась к Светлане Владимировне в группу, она была в шоке и сказала: «Ну ты даешь!» И все-таки тренер в меня поверила.

https://www.instagram.com/p/B55Ch4qoTfU/

— Каково вам было в новой команде?

— В том-то и дело, что кардинальных изменений не случилось. Еще когда я пришла в ЦСКА, Светлана Владимировна работала в группе Елены Германовны. Все ученики катались вместе и знали друг друга. Когда Соколовская отделилась в свою группу, к ней присоединились два новых специалиста, только их я мало знала. Но в целом я перешла из одной семьи в другую. Стресс постепенно ушел, лето 2019 года было плодотворным. Учитывая, что мне пришлось восстанавливать технику, сборы радовали. Но затем в моей жизни произошла череда катастроф, которые трудно вспоминать. Они пошатнули мое здоровье, и я опять сникла.

— Не будем о грустном. Расскажите о вашей программе под музыку из фильма «50 оттенков серого» и стильном платье, в котором вы ее катали.

— Мы долго искали идеи для новых постановок и все не могли понять, что мне подойдет. От классики я уже устала, и Светлана Владимировна хотела что-то особенное. Я вспомнила об этой мелодии как-то в разговоре. Бум после выхода фильма прошел, фигуристы давно не брали эту тему. Но тренер ухватилась за мою идею, и на следующий день Никита Михайлов (хореограф. — «Матч ТВ») пришел с уже нарезанной музыкой. Мы вместе за два дня поставили программу. А костюм замечательный, лаконичный — единственный наряд в карьере, сшитый полностью по моей задумке.

— Что вас сейчас держит в спорте?

— Пока не могу ответить на этот вопрос, мне надо разобраться в себе. Тренер продолжает меня поддерживать, за что я очень благодарна. О завершении карьеры говорить рано.

— Хорошо, тогда если вы планируете выступать в следующем сезоне, в чем вам надо прибавлять?

— Я бы сказала, надо все начать заново. Учитывая мои семейные беды и ментальные проблемы, важно очистить сознание и спокойно кататься. В последних шоу я делала легкие элементы — двойной аксель, тройной риттбергер, зато собрала сложные каскады. Так что тело еще все помнит, и я хочу бороться.

Мария Сотскова / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

Карантин-блиц

— Где вы проводите карантин?

— Сначала жила на даче, там много пространства для тренировок и свежий воздух. Потом мы с мамой вернулись в Москву на время, а обратно за город не успели до введения пропускного режима. Я занимаюсь спортом и выполняю задания педагогов ГИТИСа, у нас огромный объем материала для изучения.

— У вас дома есть балетный станок?

— Нет, но его прекрасно заменяют столы и стулья (улыбается).

— Сейчас самый банальный вопрос — о времяпровождении на карантине. Спрошу иначе — в формате блиц о вашей неспортивной жизни. Какие у вас любимые книги?

— «Ромео и Джульетта» Шекспира и «Преступление и наказание» Достоевского. Я читала их много лет назад, но помню детали. А в последнее время читаю пьесы, которые нам задают в вузе, и пишу аннотации.

https://www.instagram.com/p/BscYT8rgUR6/

— Фильмы, которые вас впечатлили?

— «Ешь, молишь, люби» (2010, с Джулией Робертс в главной роли. — «Матч ТВ»). Еще понравились турецкие сериалы «Ты моя Родина» и «Запомни любимый», рыдала над этим кино.

— Что необычное умеете готовить?

— Хачапури по-аджарски.

— Самое интересное путешествие в вашей жизни?

— В Лос-Анджелес летом 2015 года. Я ездила на стажировку к Рафаэлю Арутюняну, полтора месяца жила в американской семье. Там все такие доброжелательные, спокойные. Дом был на берегу океана. Ты завтракаешь на веранде, мимо проходят люди с собачкой, улыбаются и завязывают беседу. Такая атмосфера — я все время светилась от счастья. Еще с удовольствием вспоминаю каждую свою поездку в Японию. Эта страна — как другая планета.

— Расскажите о своей культурной программе до карантина.

— Успела посетить выставку работ Сальвадора Дали и ярмарку современного искусства в Гостином дворе. Там показывали работы молодых художников.

https://www.instagram.com/p/BxU79OpgcTP/

— Когда можно будет выйти из изоляции, куда отправитесь первым делом?

— Для начала хочется просто погулять в центре Москвы, в районе любимых Патриарших прудов, выпить кофе в кафе. Затем уехать бы куда-то далеко. За годы спорта я привыкла, что в апреле мы все путешествуем и отдыхаем от сезона. Сейчас очень непривычно сидеть в четырех стенах. Так что жду, когда мы победим этот вирус и мир снова откроется.

Читайте также: