Страшные травмы, спасение и неизвестность на карантине. История фигуристки, чудом выжившей на Олимпиаде в Лозанне

Страшные травмы, спасение и неизвестность на карантине. История фигуристки, чудом выжившей на Олимпиаде в Лозанне
Ольга Севастьянова / Фото: © Инстаграм Ольги Севастьяновой
Вспоминают все участники тех событий и сама Ольга Севастьянова.

В начале этого года на Юношеские Олимпийские игры в Лозанну съехались лучшие молодые спортсмены со всего мира. Праздник, как и полагается, состоялся. Но один факт остался за кадром.

7 января — за день до начала Олимпиады — получила травму фигуристка Ольга Севастьянова (Пустовит). Девушка должна была выступать на церемонии открытия и репетировала на арене «Водуаз» (место проведения ЮОИ-2020. — «Матч ТВ»). Ее танец исполнялся и на коньках, и в воздухе на обручах, это сочетание фигурного катания и воздушной акробатики. Полет высокий, Ольга поднялась вверх на металлическом кольце, подвешенном на тросе. Конструкция была закреплена на потолке арены. Но вдруг начались сильные рывки, девушка сорвалась и упала с высоты 5 метров. Тяжелейшие травмы, больница, реанимация, кома…

Три недели швейцарские хирурги боролись за жизнь спортсменки. Они провели две операции на головном мозге, сделали трепанацию черепа, лечили печень и сломанную руку. Врачи не давали позитивных прогнозов, но, к счастью, Ольга пришла в себя. Пришлось заново учиться ходить, есть, пить и вообще двигаться. Сейчас Севастьянова дома, в Санкт-Петербурге. «Матч ТВ» узнал подробности этой истории:

https://www.instagram.com/p/B83y2z3gjLb/

«Видимо, не зря трагедия произошла в Рождество. Это как второе рождение»

Номер, в котором готовилась участвовать Ольга, посвящен олимпийской эмблеме: пять разноцветных колец, переплетенных друг с другом. На каждом обруче артистки делают пируэты: одна девушка катается с предметом на льду, другая танцует на полу, а двое (в числе которых Ольга) летают в воздухе. Одеты они в цвета из знаменитого логотипа. 

— Я уже неоднократно выполняла в разных шоу эту комбинацию на обруче и в коньках. Только на большей амплитуде, потому что площадки были крупнее. В интернете есть записи тех выступлений, — говорит Севастьянова.

По этическим соображениям мы не расспрашивали спортсменку о подробностях страшного момента. Но есть видео, которое невольно сняла на телефон ее четырехлетняя дочка. Дело в том, что Ольга и ее муж Сергей, оба артисты, часто выступали в шоу-турах по несколько месяцев. Детей они брали с собой, и те присутствовали на репетициях, выступлениях. 

— Мы часто записывали процесс тренировок, чтобы потом смотреть на себя со стороны, анализировать. В том номере муж тоже был задействован (он регулировал высоту обруча на тросе) и, соответственно, занят. Поэтому мы попросили нашу дочь снять, как я делаю акробатические пируэты. На записи все видно, и заканчивается она отчаянным криком моего ребенка. В ту секунду я уже лежала на льду в крови, без сознания, — вспоминает Ольга.
Смотреть на YouTube

Она не помнит первую мысль, когда пришла в себя в лозаннской больнице. После комы была под воздействием лекарств и в прострации. Муж дозированно и очень осторожно давал информацию, чтобы не пугать. Только спустя дней десять девушка осознала, что произошло и какие она получила травмы. 

— Врачи предупреждали супруга, что не знают, в каком состоянии я очнусь, смогу ли ходить и вообще думать. Никаких гарантий они не давали, позже признались уже мне, что не очень-то верили в мое спасение. Чудо, что я жива. Видимо, не зря трагедия произошла в Рождество. Это как второе рождение.

Тот номер с олимпийскими кольцами все-таки показали на церемонии открытия, но без Севастьяновой. Нереально было найти замену за один день. Да и кто бы согласился после того, что случилось?..

«Я выросла высокой девушкой и со своей комплекцией вряд ли бы добилась результатов как спортсменка»

Ольга пришла в фигурное катание, как это часто бывает, поддержать здоровье. Когда ей был год, семья переехала из украинского села в Винницкой области в Санкт-Петербург. Из-за непривычного влажного климата ребенок часто болел, и родителям посоветовали закалять ее спортом. С пяти лет девочка ходила на открытый каток, расположенный недалеко от дома. 

— Мы катались в любую погоду, даже в «-20» градусов. И это помогло: все простуды сошли на нет. Позже родители узнали о детском ледовом театре, куда принимали перспективных детей (сейчас им руководит олимпийская чемпионка Елена Бережная. — «Матч ТВ»). Отвели меня на просмотр, я прошла три отборочных тура и стала частью коллектива. Первый год я просто каталась, набиралась опыта. Потом меня взяли в основной состав труппы и задействовали в постановках. «Принц и нищий», «Чиполлино», «Снежная королева», «Метель»… У нас было масса спектаклей, номера в нескольких отделениях. Было здорово! Такая школа жизни и просто удовольствие для детей! Помню свою первую командировку — во Францию, как раз после года занятий в театре. В 11 лет путешествовать с коллективом и танцевать перед иностранными зрителями — это было вау! Потом мы объездили с гастролями пол-России, Украину, Белоруссию, Прибалтику и другие страны Европы, Казахстан, — говорит Севастьянова.
https://www.instagram.com/p/B8bdJhlAO7r/

В соревнованиях по фигурному катанию Ольга изначально не планировала участвовать. И ей, и родителям сразу понравился вариант театра, роли в спектаклях увлекли.

— Думаю, это к лучшему. Я выросла высокой девушкой и со своей комплекцией вряд ли бы добилась результатов как спортсменка. Только если в танцах, но в Питере этот вид до недавнего времени вообще не развивался, — продолжает Ольга. 

В 19 лет, после выпуска из ледового театра, фигуристка начала выступать в шоу. По несколько месяцев работала и в крупных ледовых проектах, и на катках в парках развлечений, и в варьете. В атмосфере творчества Севастьянова увлеклась и воздушной акробатикой:

— Мне всегда хотелось сделать что-то большее, чтобы выделиться. В немецком парке развлечений выступали артисты с обручем, и во время репетиции я решила тоже попробовать. Затем тренировалась несколько месяцев и показала сольный номер на рождественском шоу. Так и начала совмещать два вида искусства: кататься и летать на обруче. Потом воздушный формат стал основным моим ремеслом. Хотя я последние годы продолжала кататься, аксели прыгала. Сейчас уже, конечно, вряд ли исполню этот прыжок.

С будущим мужем Ольга сошлась благодаря работе. Он, спортивный акробат, выступал когда-то в квартете на ковре. Познакомились в парке развлечений: Ольга каталась в ледовом шоу, а Сергей в цирке. Последние годы семья Севастьяновых живет в Петербурге, растит двоих детей. Они часто выступали вместе в зарубежных шоу, уезжая на несколько месяцев на гастроли по Европе.

«Мужу прислали счета на все расходы и предложили вернуть деньги, уточнив, что платить он не обязан»

В истории падения Севастьяновой оказались задействованы сразу несколько организаций: Международный олимпийский комитет как организатор соревнований; швейцарская компания Art on Ice (ежегодно проводит крупные шоу с участием известных артистов и фигуристов. — «Матч ТВ») как организатор церемонии открытия, на которой должна была выступить Ольга; агентство Habegger AG, которое отвечало за установку оборудования на арене «Водуаз», где все произошло. Правоохранительные органы Лозанны возбудили уголовное дело и начали выяснять, по чьей вине Ольга сорвалась с высоты. Вопрос принципиальный: артистка сама потеряла равновесие в момент исполнения трюка или проблема в креплении оборудования? От ответа зависела не только репутация вышеуказанных организаций, но и то, кто должен платить за лечение Ольги.

— Мы были шокированы несчастным случаем с Ольгой Севастьяновой и с самого начала поддерживали ее семью — как в плане организации на месте, так и в финансовом отношении, без колебаний и на добровольной основе. Надо подчеркнуть, что мы были подрядчиком (контрагентом) Севастьяновой, а не ее работодателем. Обе стороны подписали договор, в котором четко и подробно оговаривается, какая сторона несет ответственность за какое страхование, — говорит исполнительный директор Art on Ice Габриэла Букс.
https://www.instagram.com/p/B3zJawvAn56/

Ольга подтвердила, что в ее договоре с Art on Ice не было пункта об ответственности компании за травмы, которые она могла получить во время выступления. Спортсменка сама еще дома оформляла страховку от болезни и несчастных случаев на территории Евросоюза — стандартную, для шенгенской визы. Однако на репетиции Севастьянова пострадала не от самого факта выполнения элемента, а на оборудовании, качество которого обеспечивал организатор. Единственное видеодоказательство — та самая запись с детским криком, снятая дочерью Ольги. Уже три месяца швейцарская полиция изучает данное видео, но задокументированного решения о причине падения нет, и потому вопрос остается открытым.

По мнению ледового акробата Алексея Полищука (много лет выступает в российских и иностранных шоу в дуэте с Бесединым. — «Матч ТВ»), на записи видно, как за секунду до падения лебедочный трос дергается, будто начинает обрываться. 

— Значит, трос был плохо закреплен, а не Ольга упала из-за своей некомпетентности. Она держалась руками за обруч, но из-за резких движений сверху он начал дергаться, и она сорвалась, — уверен Алексей.

Представители Art on Ice действительно помогли пострадавшей финансово: оплатили три недели пребывания мужа Ольги в отеле Лозанны и купили авиабилеты до Петербурга, чтобы он отвез ребенка домой, также они перевели на счет артистки гонорар за несостоявшееся выступление. 

— Через несколько дней руководители шоу прислали Сергею счета на все эти расходы и предложили вернуть деньги. Правда, уточнили, что все на его усмотрение, платить он не обязан, — делится Ольга.
https://www.instagram.com/p/Bz-opHJAzbq/

Представители МОК вначале обещали оплатить ее лечение в больнице, но взамен очень просили Сергея дать заявление в прессе, что якобы здоровью его жены ничего не угрожает. 

— Муж отказался, ибо мое состояние оставляло желать лучшего. Он обещал дать комментарий только после всех операций, по факту. Кроме прессинга, учтите еще его психологическое состояние, языковой и юридический барьеры. Нам дали местного адвоката, которая знает русский. После того как адвокат стала представлять интересы нашей семьи и связалась со всеми организациями, МОК отказался что-либо оплачивать, — рассказывает Севастьянова.

Исполнительный директор Art on Ice в ответе на наш запрос написала, что правовая ситуация сложная: «Только результаты официального расследования позволят нам определить, какие дальнейшие действия мы можем предпринять для поддержки Севастьяновых».

Директор арены «Водуаз» Кристоф Уйбрехт подчеркнул, что Ольга стала жертвой страшного несчастного случая: «Мы все желаем ей и ее семье всего наилучшего на пути к выздоровлению. Пока идет расследование, правовые органы просят нас вообще ничего не комментировать, что является обычной практикой в Швейцарии».

МОК и Олимпийский комитет Швейцарии, под эгидой которых в Лозанне проводились ЮОИ-2020, не ответили на наш запрос.

«Если артист получил телесные повреждения по вине организатора, ему должны все компенсировать»

Мы также решили узнать у фигуристов, участвующих в ледовых шоу, какие обычно существуют финансовые гарантии на случай получения травм. Все-таки есть разница, когда спортсмен сам делает ошибку и, например, падает с элемента, либо если он калечится из-за сломанного оборудования. 

Российско-канадская парница Любовь Илюшечкина в 2018 году выступала в «Цирке дю Солей» и осталась довольна условиями страхования. 

— Компания берет на себя ответственность за все, что происходит в цирке в рабочее время. Врачи, физиопроцедуры, операции, массажи — цирк полностью их оплачивает, даже если речь идет о собственных травмах артиста, — говорит Любовь.
Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

Бывшая финская одиночница Киира Корпи (призер чемпионатов мира и Европы. — «Матч ТВ») в последние годы иногда выступает в американских ледовых проектах. 

— Я не могу дословно разглашать содержимое своих контрактов. Перескажу общее правило страхования: организатор шоу должен обеспечить своим артистам все меры безопасности на время выступлений и репетиций. Артист сам оформляет страховой полис на медицинскую помощь за границей. Если человек травмируется или заболеет по другим причинам (простуда, зубная боль и т. п.), он вызывает врача в счет страховки. Но если артист получил телесные повреждения по вине организатора, ему должны все компенсировать, — рассказала Корпи.

В практике Алексея Полищука, который выступает в российских и международных шоу уже почти двадцать лет, бывали разные страховые случаи и гарантии. 

— Как-то мы с партнером врезались в декорации на большой скорости, но это наша ошибка, поэтому спроса с организаторов нет. Зато помню случай на Holiday on Ice, как австралийская фигуристка у всех на глазах упала с металлического инвентаря, когда его вывозили на сцену. Девушка получила серьезные травмы: переломы ребер и ног. Организаторы заплатили ей приличную компенсацию. В случае с Ольгой обидно, что организаторы мероприятия отрицают свою причастность, фактически бросили ее на произвол судьбы. Беда явно произошла из-за плохого крепления оборудования, и даже если в контракте Ольги не было пункта о гарантии лечения, она должна получить компенсацию. Ущерб здоровью причинен чужим имуществом. Можно провести аналогию, как люди попадают в ДТП и получают травму из-за водителя другой машины, с которым изначально не было никакого договора. Но я рад, что хотя бы сообщество спортсменов помогло человеку в трудной ситуации, — говорит Алексей.

Представители прокуратуры и полиции Лозанны сообщили «Матч ТВ», что расследование трагедии продолжается. Жандармы изучают материалы и опрашивают всех, кто имел отношение к организации церемонии открытия Юношеской Олимпиады. 

— Адвокат представляет мои интересы. Она предупредила, что процесс будет долгий — от двух до пяти лет. Меня первый раз допросили только в начале марта, почти через два месяца после падения. Сейчас еще из-за коронавируса все отложилось, судебные заседания отсрочили. Так что рано делать выводы, кто за что понесет ответственность, — поясняет Ольга.
https://www.instagram.com/p/B3T6RpkAgV4/

«Колоссальная волна энергии вернула мне веру в людей!»

Супруг находился рядом почти все время с момента трагедии. Он приходил в больницу ко времени начала приема и уходил по вечерам, когда медсестры уже просили посетителей на выход. Постоянно общался с врачами, адвокатами, журналистами и всеми, кто старался помочь. Организаторы Игр оплатили Сергею отель сроком до 30 января, но остаться в Лозанне на все время реабилитации Ольги помог случай. Севастьяновы передвигались по Европе на машине, ставили ее на парковках при аренах, где выступали. Теперь же после окончания контракта с Art on Ice надо было где-то хранить автомобиль. Стоянки в Швейцарии дорогие, и Сергей обратился за советом к друзьям. 

— По цепочке, через знакомых наших знакомых, о проблемах узнала местная швейцарка. Она бывшая спортсменка по прыжкам в воду, дважды выступала на Олимпиаде. Говорит по-русски, так как тренировалась на Украине. У этой женщины свой дом в Лозанне, и она сказала мужу, что готова принять нашу семью. Когда закончился срок пребывания в отеле, Сергею пришлось попроситься. Хозяйка бескорыстно поселила мужа, он полтора месяца жил с ее семьей. Это очень добрые, внимательные люди, — вспоминает Ольга.

Маленьких детей Севастьяновых более двух месяцев опекали родители и сестра фигуристки. Пока Ольга лежала в коме, Сергей отвез дочь в Петербург и прямо в аэропорту отдал родным. Затем улетел обратно следующим же рейсом, не заезжая домой. 

— Сын к тому времени уже был дома. Он несколько недель жил с нами во Франции, пока мы с мужем выступали в шоу. Мы всей семьей отметили там Новый год, а 4 января ребенок улетел в Питер, так как у него начинались тренировки по хоккею. Мы планировали вернуться с дочкой сразу после Юношеских игр и отметить вместе Старый Новый год, даже елку заранее дома нарядили, — говорит Ольга.

Реабилитация Севастьяновой стоила дорого: одно только лечение в больнице Лозанны — 140 тысяч евро. Нереальная сумма для пары артистов с двумя малолетними детьми. Российская страховка покрыла часть медицинских расходов, но далеко не все. Фигуристка Наталия Вульф, с которой Ольга дружит еще со времен ледового театра, предложила собрать деньги через краудфандинг. 

— Изначально мы не хотели выносить свою беду на публику, как-то не привыкли просить о помощи. Но пришлось, ибо выбора не было. В крауд-кампании помогли многие спортсмены и артисты: и деньгами, и распространением объявления, и просто советами. Один акробат, с которым мой муж знаком еще со времен спорта, подсказал хорошего местного юриста, — делится Ольга.
Фото: © Ольга Севастьянова в одном и том же месте в Швейцарии до трагедии и после — в конце февраля, когда выходила из больницы на прогулки. Фото из личного архива

Общественный резонанс пришел благодаря прессе. Сначала весть о трагедии просочилась в швейцарскую газету, которая опубликовала новость со ссылкой на крауд-сбор. Журналисты начали связываться с Севастьяновыми и их адвокатом. Как-то вечером к Ольге прямо в больницу пришла журналистка, у которой был личный интерес сделать сюжет на ТВ. Она была в составе съемочной группы от олимпийского комитета, снимала процесс подготовки к Играм. Женщина даже была на арене в момент падения Ольги, но организаторы скрыли эту новость. Узнав все из газеты, журналистка решила сделать свое интервью. 

— Мы несколько дней думали и в итоге согласились. Сюжет получился тактичный, без грязи и пафоса. И он очень помог: столько людей откликнулись на нашу беду! Незнакомые вносили пожертвования через краудфандинг, присылали в больницу цветы, открытки, угощения, знаменитый швейцарский шоколад, игрушки детям. Мне писали местные физиотерапевты, предлагали бесплатную помощь. Такая колоссальная волна энергии, которая вернула мне веру в людей! — рассказывает спортсменка. 

Сейчас из-за тяжелой экономической обстановки в мире она просит не публиковать ссылку на страницу сбора денег.

https://www.instagram.com/p/BnOJ8lTlyrr/

«Хотела уйти красиво, получилось эффектно и незабываемо»

За долгие годы гастролей у Ольги не было столь безумного перелета, как сейчас. Они с мужем планировали выехать домой 14 марта на своей машине. За день до этого врач сказал, что его волнует состояние руки спортсменки, и предложил остаться на три дня ради капельниц. 

— Мы отложили отъезд из Лозанны на утро 17 марта. День я лежала под капельницей и вдруг вечером читаю в интернете, что Польша закрыла границы. Я понимаю, что на машине мы домой из Швейцарии не попадем, ибо ранее другие соседние с Россией страны закрыли границы из-за карантина. Я рыдаю, что мы не успеем вернуться домой до всеобщей изоляции, муж бросился искать авиарейсы. Нашел вылет на утро следующего дня: прямой рейс до Петербурга, два свободных места — как по заказу. Мы сразу приняли решение, что летим. Плохо то, что дело было в пятницу вечером, когда все врачи уже ушли из больницы. Медбрат помог нам быстро оформить документы на выписку и распечатал билеты. Ту ночь мы с Сергеем почти не спали. Он приехал поблагодарить хозяйку дома, где жил полтора месяца, собрал вещи, и рано утром она отвезла нас в аэропорт. Так мы улетели, оставив машину на чужбине, а 16 марта авиасообщение закрыли уже на всем континенте. Я не представляю, что бы мы делали, если бы остались в Швейцарии на все время карантина, — говорит Ольга.

Главным счастьем дома были встречи с родителями, детьми и сестрой. Ольга успела сходить к трем врачам, показать свои травмы. Ортопед сказал, что нужна еще одна операция на плечо. В условиях карантина нельзя ходить на обычный прием в поликлиники, на физиотерапию и другие процедуры, которые прописали.

https://www.instagram.com/p/B-xO2Kmg2lQ/

— Сейчас приходится самой разрабатывать руку, чтобы кости срослись. Там у меня две пластины стоят, швейцарские врачи говорили, что рука только на 50% будет функционировать. Опираться на ладонь я уже не смогу. Страшно все делать дома, без профессионального присмотра. Первый месяц после больницы играет огромную роль в реабилитации, а время идет, и я теряю шансы на восстановление руки. Покалеченные мышцы, по словам врачей, восстановятся через год-полтора. Но вспоминая, как у меня была полностью парализована правая половина лица, я и этому прогнозу рада, — признается Севастьянова.

Ольге 35 лет, карьера артистки закончена. С такими травмами нельзя не то что танцевать и летать — за счастье просто двигаться без боли. Возможно, когда восстановится зрение, она встанет на коньки и будет тренером. У мужа карьера тоже под вопросом: из-за сложнейшей экономической ситуации вряд ли сохранятся все шоу-проекты. 

— Я работать не могу, дома двое малышей, и Сергею придется заботиться обо всех нас. Он в любом случае не сможет уезжать надолго. Сейчас мы все дома на изоляции, выходим только за продуктами. Наверное, супруг будет преподавать спортивную акробатику: у него шикарный тренерский опыт и нюх на талант, среди учеников есть чемпионы Европы, — отмечает фигуристка. 

Ее дочь иногда вспоминает момент трагедии. Недавно рассказывала брату, как мама лежала на полу и все лицо было в крови. Конечно, родителям больно это слышать. После карантина они хотят поехать к детскому психологу.

https://www.instagram.com/p/B9hlYbDglTd/

Творческая отдушина Ольги — в картинах. Она нигде не училась рисовать, просто начала это делать по велению души прошлым летом на отдыхе в Израиле. А также писать стихи. Подписчики фигуристки в соцсетях хвалят ее работы, но Ольга довольно критична к себе. Возможно, когда-нибудь она превратит новое увлечение в оплачиваемое хобби, а сейчас просто дает выход душевной боли через искусство. В любом случае ей теперь нужна спокойная атмосфера, без стрессов и физических нагрузок. 

— Так грустно, хотела ведь закончить карьеру ярко и красиво. Меня с детства учили: даже тренировку надо завершать красивым элементом, чтобы уйти с чувством удовлетворенности. Вот и я готовилась потанцевать еще пару лет в шоу и показать на публике этот коронный номер на обруче. Вышло наоборот. Недавно с подругой смеялись, что закончила я эффектно и точно незабываемо. Главное, что выжила! Надеюсь, в новых сферах буду боле счастлива, — заключает Севастьянова.

Читайте также: