live

Австралия в огне допинг-скандала. Объясняем, при чем здесь спортивное питание и Сунь Ян

Пока австралиец Хортон выступал против допинга, его напарница по команде на нем попалась.

На завершившемся недавно в южнокорейском городе Кванджу чемпионате мира по водным видам спорта со страной кенгуру, аборигенов и серферов оказались связаны два скандала, и в обоих был замешан допинг.

Сначала австралийский пловец Мак Хортон, завоевавший серебро на 400 метров вольным стилем, отказался стоять на одном пьедестале вместе с победителем — китайцем Сунь Яном. Причина бойкота — скандал вокруг Сунь Яна, связанный с фактом уничтожения им допинг-пробы крови в ночь с 4 на 5 сентября 2018 года при помощи молотка. Этот факт был то ли замят, то ли недооформлен, в общем — всплыл только в январе 2019-го. Международная федерация отскочила, а вот ВАДА решила, что будет добиваться дисквалификации. Если это получится, то Суню светит пожизненный срок, так как у него уже был дисквал в 2014-м на три месяца.

Мак Хортон, Ян Сунь и Габриэле Детти / Фото: © Bai Xuefei / Global Look Press

Поведение Мака вызвало неоднозначную реакцию. В столовой для спортсменов, по словам американской пловчихи Лили Кинг, он был удостоен оваций. А вот в соцсетях австралийца начался набег китайских болельщиков, которые желали Хортону и его близким самых неприятных вещей, вплоть до смерти. Что же до официальных лиц, то Хортон получил предупреждение от Международной федерации плавания (ФИНА) за свои действия, которые были расценены как «использование событий ФИНА для личных заявлений».

Протест Хортона продолжил британец Дункан Скотт, взявший бронзу на 200 метров вольным стилем (разделив ее с россиянином Мартином Малютиным) и также отказавшийся пожать руку Сунь Яну, который получил золото.

Поддержал австралийца и главный шведский борец с допингом — Себастьян Самуэльссон.

— Все мое уважение Маку Хортону, вставшему на защиту чистого спорта, — написал биатлонист на своей страничке в Twitter.
https://twitter.com/SebbeSamuelsson/status/1153335988451778565

Ситуация была, в общем, проста и понятна: светлые спортсмены, не запятнанные допинг-скандалами, недовольны тем, что мутный китаец, проходящий по расследованию о возможном нарушении антидопинговых правил, допущен до участия в ЧМ. Справедливости ради нужно сказать, что в таких случаях, как у Суня, временное отстранение спортсмена от соревнований до окончания расследования не является обязательным. Так что все законно, никакой китайской мафии.

Резкий поворот в истории с Хортоном произошел 27 июля, когда стало известно, что его сокомандница Шейна Джек (обладательница двух серебряных и двух бронзовых наград предыдущего ЧМ) влипла в дело с положительной пробой. Началось все на сборе в Кэйринсе, где 26 июня она эту пробу сдала. Новость о том, что результат оказался положительным, настигла Джек в Японии 12 июля. После этого спортсменка была отправлена домой «по личным обстоятельствам». 19 июля вскрыли пробу Б, которая подтвердила результата пробы А. Информация была опубликована австралийской федерацией плавания 27 июля, и сразу же полыхнул невероятный скандал.

В своем инстаграме Джек разместила большой пост, рассказывающий о том, как новость о положительной пробе настигла ее сразу после возвращения с шопинга, как она несколько часов плакала и чувствовала себя беззащитной, как подкосились ноги после получения результата пробы Б, как она с 10 лет мечтала стать частью сборной, и, конечно, о том, что она будет бороться за свое имя до конца.

Шайна ДжекШайна Джек / Фото: © Quinn Rooney / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

У Джек нашли лигандрол, или, как его еще называют по лабораторному коду, LGD-4033. Это селективный модулятор андрогенных рецепторов, помогающий набрать мышечную массу и силовые показатели. С точки зрения допинг-контроля лигандрол пока еще мало изучен, есть только одно исследование 2018 года, в котором принял участие один доброволец, получивший 10 мг субстанции единовременно. На это исследование и ссылаются все антидопинговые лаборатории в последнее время.

Но главная проблема антидопинговых органов с лигандролом не в том, что его используют сознательно, а в том, что он регулярно попадает в те продукты, которые содержать эту субстанцию не должны. И спортсмены, покупая легальное спортивное питание, где на этикетках не указано ни одной запрещенной субстанции, в результате сдают пробы со следами лигандрола.

Проблема загрязнения спортивного питания лигандролом носит давний характер, и к декабрю 2018-го она выросла настолько, что антидопинговое агентство Австралии выпустило предупреждение о росте количества положительных проб со следами этой субстанции (две — в 2015-м, шесть — в 2016-м и девять — в 2017-м). Также лигандрол был обнаружен в пробе бойца ММА, спортсмен доказал отравление спортпитом, и USADA (Антидопинговое агентство США) вынесло решение о дисквалификации на четыре месяца и штрафе 4000 долларов.

И вот Шейна Джек. Про ее случай известно пока очень немного. Непонятно, какое количество следов лигандрола нашли в ее организме, непонятно, что она указала в протоколе допинг-контроля. Непонятно многое, но уже сейчас ясно, исходя из заявлений, сделанных в СМИ, что дело будет тянуться долгие месяцы.

Хортон, протестовавший на награждении Суня, хранил молчание до 4 августа, пока в программе Sunday Night на австралийском Channel 7 не заявил, что, даже если бы знал о пробе Джек до того инцидента, то не стал бы ничего менять.

— Мы не лицемеры, пока мы боремся за свои убеждения, и я думаю, что Австралия безусловно выступает за чистый спорт. Как только она (Джек) получила неблагоприятный результат, то сразу же вернулась в Австралию, не участвовала в чемпионате мира. Это вселяет в меня веру в австралийскую систему, в то, что австралийцы требуют чистого спорта, и в то, что мы не позволим нашим спортсменам избежать наказания. Поэтому мы можем задавать вопросы и требовать от мира большего.

Сказано красиво, но есть существенная разница между очевидной проблемой — положительной пробой, где явно найдены следы допинга, и проблемой заметно более комплексной: историей о том, как Сунь Ян разбил пробу молотком. С точки зрения вероятности вины спортсмена ситуация с Джек намного проще — есть проба. У Яна толком нет ничего, может быть, какие-то свидетельства допинг-офицеров, не более. Доказать вину китайца намного сложнее, поэтому на него и не наложили санкции. Что же до вины Джек, то она уже доказана. «Спортсмен несет ответственность за все, что попадает в его организм» — главный постулат, очень, кстати, лицемерный, но пока еще не отмененный в кодексе ВАДА. Так что Джек, скорее всего, будет признана виновной, вопрос лишь в том, каким окажется наказание.

В данный момент ей светят четыре года. Если докажет, что отравилась спортивным питанием, могут сократить, но там все будет зависеть от веса доказательств.

Чтобы избежать наказания полностью и быть признанной невиновной, нужно доказать умышленное отравление. Не через спортивное питание, а через еду, воду, через то, что даже близко не подходит к слову «допинг». Сделать это будет невероятно сложно, практически нереально, тем более что речь идет о событиях уже полуторамесячной давности. Кто там когда и куда подходил на расстояние, позволяющее получить доступ к продуктам Джек и ее личным вещам, — можно и не вспомнить. Автору, к слову, известная одна история, когда представительницу плавания также пытались оправдать через доказательства отравления остарином (субстанцией, похожей на лигандрол по эффектам и тоже запрещенной), которым якобы кормили баранов, из чьего мяса она позже ела шашлык. Суд не поверил и дал по полной, хотя там даже свидетельские показания были от человека, якобы этих баранов и кормившего тем самым остарином.

А в качестве промежуточного итога истории с Джек, которая еще очень далека от завершения, хочется привести высказывание руководства австралийской федерации плавания:

— Мы предоставили (Шайне Джек) соответствующую поддержку в рамках тех принципов, которыми руководствуемся.

И в этом разница. Когда австралийская федерация плавания предоставляет спортсменке, находящейся под расследованием о возможном нарушении антидопинговых правил, поддержку — это нормально. А когда в России та же ВФЛА или СБР попробуют помочь спортсмену в защите его прав, это будет расцениваться как «свидетельство отсутствия нулевой терпимости к допингу со стороны руководства российского спорта». Несправедливо? Возможно. Но таковы реалии.

Читайте также: