Тинькофф Российская Премьер-Лига

Интервью с Амиром Адуевым — самым необычным новичком РПЛ. Чеченец, капитанил в молодежке «Монпелье» и вызывался в сборную Франции U-18

Интервью с Амиром Адуевым — самым необычным новичком РПЛ. Чеченец, капитанил в молодежке «Монпелье» и вызывался в сборную Франции U-18
Амир Адуев / Фото: © Panoramic / Keystone Press Agency / Global Look Press
Вели скауты «Сити», агенты хотели устроить в «Зенит», «Спартак» или ЦСКА, но вернулся в «Ахмат» и исполнил мечту отца.

Амир Адуев пока только адаптируется в России и лишь привыкает говорить на русском. Он родился в Ингушетии в станице Орджоникидзевская, но в с 4 лет жил во Франции. 

Занимался в «Тулузе», прошел академию «Монпелье» и забивал важные мячи за молодежку, например, в плей-офф юношеской Лиги УЕФА в ворота «Бенфики». Тогда его заметили в РФС и вызвали на товарищеские матчи молодежной сборной России. К тому моменту Амир уже успел стать капитаном молодежки «Монпелье» и даже дважды приезжал в сборную Франции U-18. 

Фото: © личный архив Амира Адуева

Амира вели скауты многих европейских клубов — в частности, «Сити». «Ахмат» первым пригласил его обратно на родину, затем сотрудничество предлагали многие агенты из России, заявляя интерес ведущих клубов лиги, но давайте обо всем по порядку. Рассказывают сам Амир и его отец Адам.

Амир Адуев / Фото: © Panoramic / ZUMA Press / Global Look Press

— При каких обстоятельствах родители решили уехать во Францию?

— В принципе, ситуация тогда у всех была одинаковой. Если в двух словах: общественно-политическая обстановка в республике в те годы была очень тяжелой. Родители решили уехать туда, где мы могли бы получить хорошее образование.

Поначалу отец учил язык, подрабатывал на разных работах. В основном охранником, а еще работал в моем первом клубе помощником тренера на добровольных началах. Он сыграл большую роль в моем становлении как футболиста, ведь он сам много занимался спортом и играл футбол.

— Ты только учишь русский. Как так вышло? В семье на нем не разговаривали?

— В основном дома с родителями мы разговаривали на чеченском. На русском — тоже, но меньше, поэтому он у меня хуже, чем французский и чеченский. Я рос во франкоговорящей среде, владею этим языком лучше. Мы даже со страшим братом и сестрами говорили на французском. После возвращения на родину понял, что не так уж и плохо знаю русский, понимаю, что говорят тренер и партнеры. Но самому говорить пока тяжело, я работаю над этим, беру уроки. 

Отец Амира Адам Адуев рассказывает, что решил перевезти семью во Францию во многом из-за сына:

«Я играл на республиканском уровне. Высоко не забрался, но спорт всегда был в моей жизни, и детей воспитывал так же. Занимался десятиборьем, волейболом, баскетболом, плюс у меня два высших образования: спортивное и историческое.  

Фото: © личный архив Адама Адуева

Еще когда мы жили в России, почувствовал, что у Амира есть задатки футболиста. Да, ему было всего 4 года, но он уже владел мячом. Видел это не только как отец, но и как профессионал, который играл в футбол. Хотел в Москву переехать, но тогда была война, и Европа принимала беженцев. Мы решили попробовать. В основном из-за его карьеры я перевез всю семью, опять же — возможности образования для всех детей, чтобы они спокойно себя чувствовали. Поехали в Польшу, потом в Бельгию, в итоге добрались до Франции. У нас была возможность остаться в Германии, но я всю жизнь болел за сборные Франции и Бразилии. Мой кумир — Мишель Платини. В общем, потянуло во Францию, и осели в Авиньоне.

Конечно, было тяжело, но я работал и параллельно учил язык. Незнакомая среда, культура, люди, но мы обживались, спорт помогал. Увидел корт неподалеку, начал тренироваться там по-темному: перелазил через забор и тренировал деток. Потом тренер случайно увидел, как одна из моих дочерей играет, и мы записали ее на теннис. После и младшая подтянулась. Старший сын дзюдо занимался, был 5-м на молодежном чемпионате Франции.

До «Тулузы» и «Монпелье» Амир занимался в местной школе. Я устроился туда помощником тренера. Поначалу занимался только с его годом, затем меня стали просить помочь и другим командам. Мне было это интересно + мы каждый день работали с ним индивидуально. Во Франции есть все условия: поля, фишки и так далее. Я разрабатывал для него методику, подтягивали технику, физику, развивали слабую ногу. В 6 лет он уже 20-30 раз мог головой начеканить». 

Фото: © личный архив Адама Адуева

— Как оказался в «Монпелье»? Тебя пригласили или сам пришел на просмотр?

— С детства возился с мячом, очень любил его. Как только начал ходить, то всегда был с ним. Отец сразу записал меня в команду, мне очень нравилось, занимался с удовольствием. Скауты «Монпелье» наблюдали за мной с 11 лет, когда мне исполнилось 13, они пригласили меня посмотреть футбольную академию, клуб, увидеть, как проходят тренировки. Были и другие варианты, но я выбрал «Монпелье».

Адам Адуев: «Его были готовы взять «Марсель», «Тулуза», «Сент-Этьен» и «Лион», но он выбрал «Монпелье». Ему сразу там понравилось. Я был за «Тулузу», потому что она была ближе всего к дому, но он настоял на «Монпелье». Не стал спорить, чтобы он потом не сделал меня виноватым (смеется). И правильно поступил, потому что в «Монпелье» все пошло отлично».

— Как принимали партнеры в «Монпелье»?

— Шикарно. Я уже выучил французский, поэтому легко адаптировался. Это Франция, там не имеет серьезного значения твое происхождение, в клубе было много ребят разных национальностей, и мы отлично уживались. Но уровень конкуренции серьезный, французы растят много сильных игроков.  

Фото: © личный архив Амира Адуева

— Правда, что команде вашего года удалось выиграть чемпионат Франции? «ПСЖ» на этом уровне еще не доминирует?

— Да, это правда. Когда я только начал играть в команде U-19, мы выиграли Кубок Гамбарделла — самый престижный трофей молодежного футбола во Франции. Финал проходил в Париже на «Стад де Франс», там играет сборная Франции. В решающей игре 1:1 против «Марселя» в основное, выиграли по пенальти, решающий забил я.

На следующий год взяли и чемпионат. «ПСЖ» доминирует, у них сильная академия, но у нас была великолепная команда, и мы смогли их пройти в четвертьфинале (3:1). Потом в полуфинале выбили «Нант» по пенальти, в финале — «Кан» (1:0). Единственный гол снова забил я. 

Фото: © личный архив Амира Адуева

— Тебя вызывали в юношескую сборную Франции? Ты играл за нее?

— Да, меня вызывали два раза в сборную U-18, но матчей за нее у меня нет. Не расстроился, это был отличный опыт, потренировался с лучшими игроками страны. На чемпионате Европе сборная России будет играть против Франции, и я знаю много ребят оттуда: Джонатан Иконе, Маттео Гендузи, Албан Ляфонт, Димитри Берто, Бубакар Камара, Мусса Диаби.

— Можно поподробнее про знакомство с Гендузи, Диаби и Иконе?

— С Гендузи и Диаби мы как раз были в сборной Франции. А с Иконе я играл в «Монпелье», считаю, его самым сильным футболистом из всех партнеров. Он творил чудеса на тренировках, мог обыграть всю команду и забить. У нас была хорошая связка, нам нравилось играть вместе. Помню, он говорил: «Амир, если мы будем играть вместе, то я всегда буду забивать много голов благодаря твоим пасам».

Адам Адуев: «В юношеской сборной Франции в первый раз он попал в резервный список. На случай, если кто-то получит травму. Во второй раз он уже был в заявке, но не вышел. Зато в молодежной сборной России Галактионов дал ему полноценную игровую практику в играх с Норвегией и Швецией».

— Как в «Монпелье» восприняли твое желания уехать в Россию?

— Они поняли, что я этого хочу, и приняли это решение. Пожелали успехов. 

— Откуда оно возникло? Ты был капитаном в молодежке, забивал в юношеской Лиге УЕФА…

— Мне захотелось сменить обстановку, захотелось чего-то нового. У меня были и другие предложения, я мог остаться во Франции, но решил вернуться домой. 

Открыть видео

— Другие клубы РПЛ интересовались? Писали про «Спартак».

— Был интерес от разных команд из России, но там не дошло до конкретики. Я вернулся в Чечню с отцом, потом приезжали моя мама с сестрой. Они могут приезжать в Грозный и оставаться со мной, когда захотят. Нам здесь хорошо. Да, другой менталитет, но я свой тоже не забыл. Доволен, что оказался дома, чувствую, что нахожусь на родине. К тому же здесь хороший уровень футбола, есть сильные команды. Разница лишь в том, что во Франции играют в более техничных футбол, а здесь больше физики.

Больше подробностей рассказывает Адам. Он объясняет, почему сын вернулся в Чечню:

— Он подписал контракт с «Монпелье» в 2018-м, тогда его вели многие клубы на серьезном уровне. За ним реально охотились. Приглядывался «Ман Сити», испанские клубы, французские. Во Франции много международных турниров проходят, в частности, в нашем городе есть такой, и я вхожу в оргкомитет, помогаю его проводить. Хотел пригласить сюда детей из академии «Ахмата», но это непросто из-за расстояния и визы. Так вот, на эти турниры всегда приезжают агенты из разных стран, ведь здесь играют команды уровня «Лиона», «Реала Сосьедад», были «Реал» и «Барселона», да и многие другие. Агенты не имеют права общаться с детьми до 18 лет, поэтому говорят с родителями. «Я такой-то, представляю такой-то клуб. Мы видим перспективу у вашего сына, следим за ним. Будем внимательно наблюдать». Так ко мне подходил представитель «Ман Сити». 

А первое конкретное предложение было из «Ахмата». К нам приезжал Руслан Газзаев (советник президента «Ахмата» по спортивным вопросам. — «Матч ТВ»), официально пригласил. Это было еще в 2017 году, то есть они давно вели Амира.  

Амир Адуев / Фото: © ФК «Ахмат»

— Потом звонили многие агенты из России. Говорили, что есть интерес «Зенита», «Спартака», ЦСКА, затем уже была заинтересованность «Урала» и других. Мы решили, что не будем совершать переход, посмотрим, как пойдут дела в «Монпелье». Амир играл товарищеские матчи за основу, ездил в США на предсезонный турнир, играл против «Вильярреала», но в официальных встречах его так и не выпустили. Был хороший шанс в матче с «Марселем», он уже готовился, но арбитр дал финальный свисток. Обидно. Он был без игровой практики, нам это надоело, понимали, что нужно играть для роста. 

— Кто в итоге стал агентом Амира?

— Албанец. Вышло так: Дамьен Ле Таллек, футболист «Монпелье», который играл в России и получил гражданство, — хороший друг Амира. Он наш человек, у него жена из Мордовии, победительница конкурса красоты. Он бы очень хотел играть за сборную России, но его пока не приглашают. Так вот, Амир ему очень доверяет, тот предложил своего агента. Он и помог осуществить переход, Одисе Роши из «Ахмата» — тоже его клиент.

Амир хотел играть во Франции, во второй лиге, там тоже был интерес, но предложение «Ахмата» было самым конкретным + это РПЛ. Сыграло свою роль, что клуб давно вел Амира, еще до того, как появились остальные варианты в России: «Урал», «Уфа», «Рубин»… Мы решили, что это хороший вариант: наш дом, родная республика… У меня была мечта играть в «Тереке», я очень люблю этот клуб. До сих пор внимательно слежу за ним, знаю всех игроков, поэтому сказал Амиру: «У меня не получилось. Может, у тебя получится? Ты местный, тебя зауважают и полюбят, если будешь показывать хорошую игру». Если получится в «Ахмате», поднимешь свой уровень, то тогда можно уже будет смотреть дальше — на московские клубы. Но пока он счастлив в «Ахмате». 

https://www.instagram.com/p/CMkfCP2HPcN/

Ему нужно время, чтобы адаптироваться, — язык, поля, коллектив. Впрочем, он уже сейчас он чувствует себя комфортно. Он ведь 2,5 года тренировался с основой «Монпелье», много играл во второй команде, у него есть хорошая физика и опыт, но нужна игровая практика.

Два заключительных важных вопроса Амиру:

— Ты хочешь играть за сборную России?

— Да, если позовут, то буду очень рад и с удовольствием приму этот вызов.

— Танцевал когда-нибудь лезгинку?

— Нет, но когда-нибудь обязательно станцую.

Другие интервью-истории Кузнеца: