Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Меня не продали в Европу, потому что «Зенит-2» хотели оставить в ФНЛ». Подробный рассказ Панюкова из «Урала»

«Меня не продали в Европу, потому что «Зенит-2» хотели оставить в ФНЛ». Подробный рассказ Панюкова из «Урала»
Андрей Панюков / Фото: © ФК «Урал»
Свой супермаркет в Нальчике, ипотека и удивительные истории.

В этом интервью вы:

  • Насладитесь неповторимым живым русским языком Панюкова 
  • Узнаете, кто в «Урале» исполняет роль местного Ибрагимовича 
  • В деталях разберетесь, как можно уехать в сильный европейский чемпионат из Литвы 
  • Получите заряд мотивации, почему это нужно обязательно сделать 
  • Поймете, почему все-таки иногда приходится  возвращаться и почему не стоит жалеть. Даже если вдруг все пойдет не по плану (как у Панюкова в «Зените»)

  • Прочувствуете отношение топ-клуба к своему игроку и развитию его карьеры 
  • Получите много инсайдов и откровений от действующего футболиста. Например, про ипотеку и супермаркет в Нальчике с прибылью «соточка»

— Сборы — это нудно, скучно, но нужно, а для меня сейчас и они в удовольствие. Заотдыхался из-за травмы, соскучился. Готов по 3-4 раза в день тренироваться. Наслаждаюсь — правда, поскорее хочется играть, забивать, получать эмоции от футбола. Жду 20 февраля, чтобы на морозе сыграть на Кубок в Уфе. Я без иронии, действительно жду.

— Говорят, Погребняка во второй раз подписали как раз из-за твоей травмы.

— Не знаю, возможно. У меня такое вообще впервые, обычно всякие надрывы обходили.

— Роль Погребняка в команде. Батя?

— Паша — очень опытный игрок, с такой прекрасной карьерой. В 37 лет он в полном порядке. Местный Ибрагимович. Отлично бегает, держит все нагрузки. С такой экологией до 30 бы добегать, а он пашет вместе со всеми.

— Как твой французский?

— Был Бумаль, помогало. Он говорил по телефону, я понимал. Но говорить у меня получается так себе, даже во Франции было тяжело. Хотя спустя год я нормально держался в коллективе, мог поддержать разговор и шутки понимал.

— Влад Молчан из «Зенита» и «Енисея» сейчас в «Кане».

— Да, слышал, но он маленький еще совсем. Сколько ему? 19-20. Молодец, не нужно бояться. Все чего-то боятся. Я и теперь могу спокойно поехать.

— Разве? Здесь контракт, спокойствие и стабильность.

— И? Я все равно спокойно могу поехать. В том смысле, что я не боюсь этого, сорваться и все поменять, если возникнет такая необходимость. Я коммуникабельный, у меня не будет проблем в коллективе. Английский знаю, с бытовухой разберусь.

— А семью дергать?

— А что такого? Не проблема. В 19 лет сложнее. Особенно в моем случае, когда жил на острове [Корсика] и ничего не знал. Даже элементарно интернет провести или за квартиру заплатить. Там ведь еще и на английском ни бельмеса никто. Там столько всяких приколюх было.

— Например.

— Снял квартиру, платил около 1000 евро в месяц. Прошел месяц, другой, третий. Я откладываю деньги в коробочку, жду, когда же придет хозяйка — бабушка. Уже подумал, блин, умерла, что ли? Выхожу на вечернюю тренировку, вижу с подругой идет. Шляпа, кофеечек, улыбается. Говорю: «Уно моменто». Убегаю за конвертом, возвращаюсь со стопкой за 3-4 месяца. Она в шоке, смотрит на меня и не понимает, что с этим делать. На английском не говорит.

Оказалось, что все это время у меня с карточки без уведомления автоматически снимались деньги. Она посмеялась и сказала, что в целом не откажется от моего подгончика, но вообще-то ничего больше не нужно. «Живи спокойно».

С такими чисто бытовыми историями сталкиваешься постоянно. Интернет не мог подключить пару недель, добивался прихода мастера. Он приехал, нажал на кнопочку, и все заработало. 

Андрей Панюков / Фото: © Panoramic / ZUMA Press / Global Look Press

— Несколько лет назад ты срезонировал фразой: «Чемпионат Литвы — это лучше, чем играть в дубле или сидеть на скамейке в РПЛ».

— И сейчас считаю, что нужно ехать. Пусть уезжают необязательно в элиту, даже в первую лигу Италии, Франции — любого сильного чемпионата. Если в 18-19 лет поиграть хотя бы какое-то время во втором дивизионе топовых стран, то вернуться в РПЛ — вообще без проблем. 100 процентов.

— Хорошая строчка в Википедии?

— Конечно, клубам такое нравится. В 18-19 лет семьи нет, ничего не держит — езжай, кайфуй. И учусь, конечно. Там совсем другой уровень.

— Мне кажется, боятся ему не соответствовать.

— Кстати, не уверен, что там играют в футбол намного лучше, если брать индивидуальности. Имею в виду, что в Лиге 2 нет Месси и Роналду, там можно конкурировать. Конечно, поинтереснее, чем в ФНЛ, лидеры второй французской лиги вполне были бы рядом с десяткой в РПЛ. Но самое главное в 18-19 лет — расти, а там идеальная среда. Всем дают шансы, какое-то игровое время будет, значит, можно работать.

— Французы на тебя нормально реагировали?

— Поначалу в «Аяччо», особенно африканцы, были уверенны, что в России живут воинствующие расисты и агрессивные алкоголики, которые выпивают и несут ахинею. У нас это все, конечно, присутствует, но это история не про меня. Относились обычно, подшучивали, не более. 

Андрей Панюков / Фото: © Panoramic / ZUMA Press / Global Look Press

— Ты говоришь: «Уезжайте». А как это сделать?

— Мне помог Константин Сергеевич [Сарсания], царствие небесное. Вариантов на самом деле было много, можно было даже в Лигу 1 залезть, но я мыслил объективно и понимал, что там бы не было столько игрового времени, как в «Аяччо». Я, конечно, наколпачил (много забил. — «Матч ТВ») нормально в Литве, но там не особо смотрят на цифры или лигу. Прежде всего они очень подробно изучают индивидуальные характеристики, анализируют игрока по «Инстату». Когда приехал, то тренер хорошо знал мой стиль — говорил о сильных и слабых сторонах.

Это не секрет, что в России может приехать новичок, и тренер у него спросит: «Ну, что умеешь? Штрафные бьешь? А пенальти? С фланга сыграешь?» 

— Мне кажется, ты утрируешь. У всех сейчас есть «Инстат».

— Я согласен, но все равно такие диалоги есть, ведь игроков привозят далеко не всегда под конкретную роль, да и не всегда интересуются мнением тренера. Он вполне спокойно может экспериментировать несколько игр, искать применение. Во Франции сразу понимали, зачем меня подписали.

Так вот, трансферное окно закрывалось. Я ныл все окно Константину Сергеевичу: «Ну когда уже, когда, очень жду и хочу». Мы с ним изначально обговаривали, что в то окно я должен уехать из Литвы на Запад. Все растянулось на несколько недель, но он меня никогда не подводил, и я его тоже. В один вечер, под закрытие, Константин Сергеевич позвонил:

— Давай чемоданы собирай, прыгай на маршрутку и езжай в аэропорт.

— Понял, выдвигаюсь. А куда еду?

— В «Аяччо». 

— Европа, тебе нравилось, ты рос. Почему не получилось?

— Получилось, я мог остаться и в «Аяччо», и в другой клуб перейти, но Константин Сергеевич хотел продать меня.

Тогда санкции пошли: когда уезжал, евро «сорокет» стоил, возвращался — 80. У меня зарплата вдруг стала в два раза больше, то есть меня все устраивало, но у «Аяччо» были финансовые трудности. Уже договорились с «Нимом», но из-за бюрократии сорвалось. Они тогда ставили задачу подняться, что, собственно, вскоре и сделали. Сейчас играют в Лиге 1

Константин Сарсания / Фото: © РИА Новости / Михаил Киреев

— И все-таки. Вернулся, потому что Сарсания сказал: «Нужно ехать в «Зенит»?

— Слушай, все было по-другому. Почему-то все думают, что я в Питере получал миллионы-миллиарды. Это вообще не так, изначально понимал, что первые полгода проведу в «Зените-2». Тренировался с основой, играл за «Зенит-2», мы так и планировали с Константином Сергеевичем. Он сказал: «Забьешь 10 за сезон — поедешь в клуб премьер-лиги». Еще до зимы я забил больше.

Но Константин Сергеевич тогда умер, как сейчас помню, узнал об этом от мамы перед игрой с Томском.

Я в итоге никуда не перешел зимой, хотя варианты были потрясающие. Например, из Греции. То руководство «Зенита» не захотело меня отпустить. Хотя и деньги за меня хорошие давали, были готовы заплатить за трансфер.

— Сколько?

— Хорошие. Поверь, действительно приличные, учитывая, что «Зенит» взял меня бесплатно за полгода до этого.

— Больше миллиона?

— Меньше, но не очень далеко. Сумму не назову, давай дальше.

— Почему «Зенит» отказался?

— Они хотели, чтобы «Зенит-2» остался в ФНЛ.

— По сути, твоя карьера не имела значения. Под основу с тем набором нападающих тебя вообще не рассматривали.

— В том и дело. «Зенит-2» в итоге остался во второй лиге, но лишь потому, что кто-то отказался подниматься из ФНЛ. Дело не в этом… Так вышло, в общем. 

https://www.instagram.com/p/CFVceFUITsg/

— Ты хотел в Грецию?

— Да, я бы поехал. Там был серьезный интерес, они прислали официальный запрос. Это команда, которая постоянно играет в еврокубках, верхняя часть таблицы.

— ПАОК.

— Не он, но близко. Это уже не так важно. Слушай, я не жалею ни о чем. Я играл с молодыми пацанами, много забил за команду, которая ковырялась внизу, то есть доказал свою состоятельность. Забить 15, когда команда могла за игру один раз ударить по воротам — это замечательный показатель. Хорошо, что потом получилось перейти в «Урал», спасибо Григорию Викторовичу [Иванову]. Были сложноватые переговоры, но в итоге смогли все порешать.

— Меня смущает, что ты мог остаться во Франции или перейти в другой европейский чемпионат, но вернулся в ФНЛ.

— Константин Сергеевич говорит — я делаю. У нас так с ним было всегда, и я невероятно ему благодарен. Я не видел смысла спорить. 

— Правда, что у «Зенита» есть приоритетное право обратного выкупа?

— Да, в течение двух лет.

— Мог на это влиять?

— Пускай так, приоритет есть, но если мы по зарплате не договоримся?.. Может же такое быть, правильно, то есть это приоритетное право меня ни к чему не обязывает. Сейчас я не вижу в этом никакого смысла. Мне очень нравится в «Урале», отличный коллектив, партнеры, руководство. Есть игровое время, прогресс, мотивация.

— Если бы РПЛ сократили до 12 команд, то «Урал» шел бы теперь на последнем месте.

— Мне кажется, это глупость. Не понимаю, зачем это делать в такой огромной стране. Если сократить 4 команды, то уровень резко взлетит? Я думаю, нет.

— Надо же реагировать на происходящее в еврокубках.

— Им виднее, но мне крайне не нравится эта идея. Не этими методами нужно поднимать уровень.

https://www.instagram.com/p/Bm6PV3PlNFr/

— У тебя ипотека?

— Да, но мне чуть-чуть осталось. Взял, чтобы не тормозить ремонт, хотел его сразу доделать.

— Жизнь после карьеры уже планируешь?

— Рано еще, хочу играть, пока здоровье позволяет. Но, конечно, стараюсь что-то откладывать. Это очень важно, ведь всякое может случится. В любой момент все может закончится. Многие этого не понимают: сегодня — есть, завтра — нет. В «Урале» миллионов евро не зарабатывают.

— Но все равно очень неплохо получают.

— Безусловно, мне грех жаловаться, но как показывает практика, деньги тоже быстро улетают. Некоторые заканчивают без накоплений, как так?

— У тебя есть бизнес?

— Небольшое дело: покупаем — продаем. У нас в Нальчике скромный магазинчик, лучший друг оттуда и предложил попробовать.

— Продуктовый? Маленький в доме?

— Нет, у нас хороший, в центре города. Не «Азбука вкуса», но приличный супермаркет. У нас там и алкоголь хороший, не паленый.

Мне тяжеловато совмещать, учитывая, что живу в Екатеринбурге, но мы на телефоне. Плюс частенько приезжаю, Новый год там встречал с семьей, нам нравится. А прошлый Новый год — в Москве, потому что друг хотел. Его деревенская душа просилась в столицу покайфовать.

— Магазин что-то приносит?

— Недавно поделили прибыль, все нормально. Это не заоблачные деньги, но приятно, что работает. Первые три месяца выходили в ноль, а 3–4 января с магазинчика площадью 70 квадратов за вычетом аренды, закупок, налогов, получили соточку чистой прибыли.

— Новый год.

— Да, но это вообще бомба, для Нальчика просто прекрасно.

— Читаешь что-нибудь сейчас?

— Пока нет, очень много тренировок, но взял с собой книгу, мама подарила рассказы узницы «Освенцима».

— До этого ты читал «Майн Кампф».

— Да, очень интересно. Мне нравится таким образом изучать историю, погружаться в детали и судьбы людей. 

Читайте также: