«Больше всего достается боковым судьям, в них плюют». Балканские истории от нашего футболиста в Боснии и Герцеговине

«Больше всего достается боковым судьям, в них плюют». Балканские истории от нашего футболиста в Боснии и Герцеговине
Фото: © личный архив Ивана Енина
Егор Кузнец пообщался с Иваном Ениным. Он переехал в Европу из ПФЛ.

Иван Енин родился в украинском Херсоне, но в 10 лет переехал с мамой в подмосковный Чехов. Говорит, что с развалом Союза стало трудно жить — город пришел в упадок, и местные жители начали разъезжаться: кто в Россию (мама), кто в Польшу (папа). Родители развелись, и, чтобы прокормить себя и сына, она устроилась работать крупье. 

— Мама рассказывала, как в казино приходили пьяные, начинали задираться на посетителей и охранников. Много невнятных людей, конфликтов. Еще вспоминала пару раз про маски-шоу: приезжал ОМОН, всех скручивал. Было тяжеловато, но ее устраивало: это и зарплата неплохая, и возможность получать чаевые.
Фото: © личный архив Ивана Енина

Иван в то время забил на каратэ, которым увлекался в детстве, и полностью переключился на футбол. Выделялся на уровне сверстников и играл по старшим возрастам в школе подольского «Витязя». Рано дебютировал в ПФЛ. С теплотой вспоминает, как здорово собирался народ на «Торпедо» и «Спартак-2», когда они играли во второй лиге, а также выезды в Саратов и Воронеж, где на матчи ходило до 13 тысяч зрителей. Классное время для молодого парня, когда с радостью воспринимаешь даже романтику ПФЛ: низкие зарплаты и посещаемость, убитые поля и выезды до 12 часов на автобусе.

Но от этого быстро устаешь, поэтому опорный полузащитник начал искать другие варианты. В итоге уехал в латвийскую «Ригу», оттуда — в чемпионат Боснии и Герцеговины. Дальше — только прямая речь Ивана Енина.

«Я для себя решил, что нужно уходить из «Витязя». Набрал агент, предложил поехать в «Ригу», там тогда Дмитрий Хомуха работал главным тренером, знал меня и хотел видеть в своей команде. Я провел в Латвии 3 года, и за это время пережил где-то 7-8 тренеров. В общем, это хорошо для меня — опыт работы с разными специалистами: сербами, украинцем, македонцем, русскими тренерами, но с другой стороны — никакой стабильности. Тренеры менялись, а вместе с ними стили и требования. Постоянно. Говорят: «Сейчас приедет идеальный коуч». Через 2-3 игры его снимают. Так же и с игроками. После отпуска заходишь в раздевалку и половину команды не знаешь. Через полгода то же самое. Есть, наверное, какой-то интерес в этом, примерно понимаем какой, но постоянно находиться в такой атмосфере тяжело.

Седрик Гогуа / Фото: © РИА Новости / Юлия Честнова

Седрик Гогуа? Конечно, помню, он приехал к нам из Финляндии, где совсем не играл. Нам расписали, что едет суперзащитник, просто сумасшедший по уровню игрок, который выведет команду на новый уровень. Ну, это же игрок Селюка, он умеет расписать, поэтому ничего удивительного. На самом деле про Седрика могу сказать, что если он хочет играть и в настроении, то реально хороший защитник. Умный и большой игрок. Слышал, что он по клубам ходил, но особых проблем не было. Единственное — не играл за нас, только тренировался. Чувствовалось, что ему это не особо нужно. Уже через месяц ему сказали, что больше не нужен. Последние два месяца в «Риге» не тренировался вовсе. В общем, что был, что и не был.

Если честно, я сам не совсем понимаю, как в «Риге» три года продержался. Видимо, президент видел во мне одного из лидеров. Тренеры были довольны, поэтому и оставался. Из России казалось, что латвийская лига — это непонятный уровень, но приятно удивился. Там много борьбы, есть пару команд, которые играют в футбол, обладают сильными исполнителями. Если брать вторую часть РПЛ, то «Рига» может играть с ними на равных. Понятно, что это не выдающийся уровень, но вполне приемлемый. 

https://www.instagram.com/p/BtBAwW5Aete/

В Боснии я оказался как раз благодаря бывшему тренеру «Риги», македонцу. Он возглавил «Широки-Бриег» и позвал поработать вместе. Прислали предложение. Я взял небольшую паузу, вдруг какие-нибудь другие варианты появятся, да и просто подумать. Пообщался с ребятами из Сербии и Хорватии, они хорошо отозвались о чемпионате и команде. Больше всего меня зацепило, что клуб тесно связан с загребским «Динамо», они туда постоянно продают молодых ребят + ребята из основы постоянно уходят в хорватскую лигу. Решился попробовать, тем более по деньгам я даже немного выиграл.

Спросил, как относятся к русским — сказали, что нормально. Так и оказалось. Здесь приятные люди. Идем в магазин, люди узнают, здороваются. Как-то остановил полицейский. Я испугался, документов с собой нет. Он: «О, Енин, спасибо за вчера». Пожал руку. Накануне было дерби против «Зриньски», мы выиграли.

Козы и коровы рядом со стадионами не пасутся. Очень качественные газоны, отличная посещаемость на важных матчах. Часто забивается полный стадион — 7,5 тысяч. Причем здесь болеют не только фанаты, а вообще все зрители. Известно, что балканские фанаты — сумасшедшие. Здесь я убедился в этом на 100 процентов. Почти каждая домашняя игра — дисквалификация стадиона. Очень часто играем при пустых трибунах.

Фото: © личный архив Ивана Енина

На газон постоянно летят петарды и файеры. А еще пиво. Здесь можно пить на трибунах, поэтому оно постоянно летит. Слышал историю, как один болельщик зашел на трибуну, купил стакан пива, сел. Увидел какую-то несправедливость на поле, и, не сделав ни глотка, запустил. Остальные за ним. Так стаканов 10-20 оказались на поле + бутылки + соки и так далее. Больше всего достается судьям, особенно боковым — в них плюют. У нас поле очень близко к трибунам, поэтому попасть легко. Это некрасиво, но они такие, это их характер. Они реально отдают душу на стадионе.

На игроков обычно не нападают, но требовательность чувствуется. Мы в начале сезона просели по результатам, и нас начали душить фанаты. Приезжаем на базу, а все стены в оскорблениях и требованиях к руководству и некоторым игрокам убираться из клуба. Одному игроку оставили записку на лобовом стекле: «Еще раз так сыграешь, разобьем твою машину».

Еще был случай летом. Наш игрок уходил в подтрибунку после поражения, болельщики побежали в его сторону и начали оскорблять. Игрок жестко ответил, поругались. Болельщики потребовали от команды и руководства, чтобы этот игрок ушел. В итоге был вынужден сменить клуб.

Фото: © личный архив Ивана Енина

Поначалу я опасался, что меня не примут. Почитал комментарии к новости о своем переходе: «Русский? Зачем нам русский? Они же нетехничные». В команде только хорваты и боснийцы, совсем нет легионеров. Но все прекрасно. Болельщики иногда приходят ко мне к дому, пообщаться: узнать как дела, попросить помочь денежкой на выезд. Я им даю на дорогу, чтобы они приехали, поболели за нас. Они не требуют, просто просят. Мне несложно, 30 евро — не такие большие деньги, а люди приедут, сделают баннер или купят пиротехнику. Это их жизнь, для меня сумма подъемная. Здесь ведь довольно дешево жить.

Вообще очень интересное устройство государства — три республики: боснийская, сербская и хорватская. В каждой — свой президент, они решают вопросы вместе. Причем население исторически ненавидит друг друга. В моем городе нет мусульман, ни одной мечети. А столица — Сараево, мусульманский город. В результате образуется большое число суперпринципиальных матчей, так как смешиваются политический, религиозный и территориальный контексты.

Мой клуб — из хорватской части страны. У всех местных двойное гражданство. В прошлом году мы играли финал против мусульманского клуба «Сараево». Перед матчем исполняли гимн Боснии и Герцеговины, и наши фаны его освистывали. Когда он закончился, то они затянули хорватский гимн. До 2000-го года здесь даже три разных чемпионата проводили — сербский, хорватский и боснийский, потом объединились. В стране сложная ситуация, но опять же ненавидят друг друга далеко не все, и в жизни этого не чувствуется. Невероятно открытые люди, которые могут позвать в гости. 

Фото: © личный архив Ивана Енина

У «Широки-Бриега» очень принципиальный матч со «Зриньски» (они тоже из хорватской части), также важны игры против «Сараево» и «Железничара» (боснийские клубы). Мне особенно нравится играть против «Железничара» на их поле, они очень красиво поют. В общем, тут действительно конкурентная лига с большим количеством интриг и пересечений. И очень важно, что чувствуется интерес, очень приличная посещаемость. 

Летом мы играли в Лиге Европы против «Кайрата». В общем, для меня любой гол — повод для гордости (опорный хав), но в Лиге Европы особенно приятно забить. Очень хорошо играли, могли пройти, но слишком много моментов не реализовали, пропустили два в концовке и вылетели. Я думаю, что боснийским клубам вполне по силам пройти в группу Лиги Европы, но очень многое зависит от жребия. «Сараево» постоянно достаются топы, в этом году «Селтик» попался. С такими соперниками наши российские команды-то не могут соперничать… Понятно, что боснийцам еще сложнее. Хотя недавно «Зриньски» голландский «Утрехт» прошел (потом вылетел от «Мальме»), так что все возможно. 

Фото: © личный архив Ивана Енина

Отсюда можно попасть в хорватскую лигу — в этом году уходили ребята в загребский «Локомотив», двое перешли в «Динамо», сейчас играют в люблянской «Олимпии» и «Риеке». Мне бы хотелось продолжить играть в Европе — не так важно в Хорватии, Словении, Словакии, Австрии. Главное, чтобы команда была хорошая. По российскому футболу совсем не скучаю, пока не рвусь туда, да меня и не зовут. Я для себя решил, что в ФНЛ не хочу, лучше в Европе. Здесь совсем другой футбол, я развиваюсь. Югославы славятся тем, что они техничные, и это действительно так. 

Мне кажется, лучше играть в таком чемпионате, в сильной команде и хоть каких-то еврокубках, чем болтаться в ФНЛ. Перелеты — это кошмар. Нельзя нормально играть, когда ты летаешь весь чемпионат. Ужасные поля, за исключением стадионов ЧМ, у большинства проблемы с финансами… Зачем? Если вы спросите у игрока ФНЛ: «Получаете ли вы удовольствие, играя в футбол в первой лиге», то не думаю, что вам кто-то искренне ответит утвердительно. Я ему точно не поверю».  

Читайте также: