Футбол

«Не хотел лететь в самый опасный город мира, но полетел». Первый русский футболист в истории Гондураса

«Не хотел лететь в самый опасный город мира, но полетел». Первый русский футболист в истории Гондураса
Фото: © архив Евгения Кабаева
Егор Кузнец поговорил с Евгением Кабаевым.

Впервые о Евгении Кабаеве написали все спортивные медиа в 2014-м, когда узнали, что он лидирует в гонке за «Золотую бутсу». Забив 38 голов в 39 играх за эстонский «Калев», россиянин почти всю осень удерживал первое место, пока его не обошли Роналду, Месси и другие. Все понимали, что шансов выиграть нет (голы в чемпионате Эстонии считают с коэффициентом 1, а в больших чемпионатах их умножают на два), но все равно это была красивая история.

Воспитанник питерской школы «Смена» и «Коломяги» не смог зацепиться в профессиональном футболе в России. Играл на КФК, откуда его забрал бывший тренер и увез в Эстонию, где Кабаев в разные периоды дважды становился лучшим бомбардиром. Также в его карьере была Финляндия, попытка заиграть в ПФЛ, короткий, но очень интересный период в Индонезии, а еще Чехия, ФНЛ и третий заход в Эстонию, который завершился высылкой из страны и закрытием Шенгена на год.

В России хороших предложений не было, в Европе играть нельзя, но Кабаев не растерялся и уехал за футболом в Центральную Америку. В Гондурас.

Фото: © архив Евгения Кабаева

— Опишите свой типичный день в Гондурасе.

— Подъем в 5 утра. Легкий завтрак. Едем на тренировку минут 15-20. Тренировки длятся 2-2,5 часа — не как у нас. Я не знаю, везде в Гондурасе так или только у нас в «Реале де Минос», но ты постоянно стоишь в паузах между упражнениями. Интенсивности нет, поэтому остываешь. Я ведь знаю, что можно по-другому, а местным, кажется, вполне норм, им привычно. Ох, мне очень тяжело было сначала, правда. Я многого не понимал — например, как можно в 6 утра тренироваться. Нормальные люди в это время спят. Жара? Конечно, но в 8-9 утра здесь не так жарко. Зачем так рано-то? Искренне не понимаю. 

— Что после тренировки?

— Едем домой. Я живу с ребятами-легионерами, нас четверо. Двое из Колумбии и один вратарь с Карибских островов — его страна называется Сент-Китс и Невис, кипер сборной, между прочим. У них маленькая страна, но он очень достойный вратарь. К нам приходит горничная — готовит и убирает, бытовых проблем никаких.

— Хороший дом?

— Да, нормальный. Перед тем как приехать в Гондурас, читал новости и понимал, что вообще-то не стоит сюда ехать. Посмотрел «Орел и Решку» и расхотел окончательно. Там такое показали… «Выйдешь на улицу — ограбят, застрелят, либо увезут куда-нибудь». Так вот, это вообще не так. Не знаю, зачем они все так выставили — плохо и страшно, но это действительно не так. Можно спокойно передвигаться по городу, ходить по улицам, я сам езжу в такси без проблем.

В городе — да, есть места, куда ни в коем случае нельзя заходить, как, впрочем, и во многих городах мира. Например, есть часть столицы, которую полиция даже не контролирует. Туда нельзя соваться, а так — все нормально. Мы живем в закрытом коттеджном поселке в Тегусигальпе (столица Гондураса), его охраняют, так что никакого дискомфорта.

— Читал, что в Гондурасе все кафе и магазины охраняют вооруженные люди. Это пугает?

— Да, есть такое, все охранники с ружьями или пистолетами, но это не пугает. Возможно, даже наоборот — создает ощущение безопасности. А еще на домах повсюду решетки, поэтому может создаться впечатление окружающей опасности. Но я за два месяца не слышал ни одного выстрела и тем более не видел перестрелок мафии, хотя это подают чуть ли не как визитку страны. 

— В общем, рекомендуете Гондурас?

— Ничего опасного здесь точно нет. Вот я прилетал в Сан-Педро-Сулу (второй по величине город Гондураса) и предварительно решил почитать о нем. В день там стабильно убивают по несколько людей.

«Матч ТВ»: Если вобьете в поисковик «Сан-Педро-Сула», то увидите только упоминания, что это самый опасный и криминальный город на планете. Мексиканская организация «Гражданский совет по общественной безопасности и уголовному правосудию» с 2010-го по 2014 год признавала Сан-Педро-Сула самым опасным городом мира. Число убийств в 2014-м составило 171,2 на каждые 100 тысяч человек. На втором месте идет столица Венесуэлы Каракас (около 116 убийств на 100 тысяч человек) и мексиканский Акапулько (более 104 убийств).

Вот я все это читал и отказывался лететь. Думал: «Как вообще такое возможно?» Но я прилетел — все нормально. Недавно у нас было две игры рядом с этим городом — никаких проблем. Жили в гостинице, ездили по дорогам, все нормально.

— Уже второй раз говорите, что не хотели ехать, но все-таки поехали. Почему?

— Во многом ситуация в Эстонии вынуждала. У меня были варианты в Европе — скажем, на Мальте, но после расторжения контракта с «Левадией» это было невозможно юридически. Статистика у меня была неважная — забил всего 2 гола за сезон, кроме того, мне 31 год. Так что нарасхват в России не был, в Европе играть не мог. Соответственно выбор был небольшой. 

Фото: © архив Евгения Кабаева

— Давайте проговорим, что произошло в Эстонии.

— Ехал домой, нарушил скоростной режим. Поскольку эстонцы, мягко говоря, относятся к русским предвзято, получилось так, что меня арестовали, отправили под суд, а затем — выслали из страны и заблокировали Шенген на год. Любой человек — абсолютно любой — нарушал скоростной режим на 40 км/ч. Просто надо знать, где это делать и как. А у меня вышло, что нарушил и попался. Не особо злоупотреблял этим и никогда не попадал в ДТП, но оказался в такой нелепой ситуации.

Кстати, одна газета в Карелии написала, что я попадал в ДТП, которое привело к особо тяжким последствиям. Такого никогда не было! Я даже хотел написать им, пообщаться. Ну, нельзя же так делать. Да, нарушил, да, два дня провел в местном СИЗО, но я был трезв и ни в какие ДТП ранее не попадал. Не говоря уже о тяжелых последствиях.

«Матч ТВ»: Речь о петрозаводском СМИ «Руна». Издание пишет: «Предыдущие случаи нарушения скорости со стороны Кабаева привели к ДТП с тяжелыми последствиями», ссылаясь на новость эстонского СМИ Delfi. При этом эстонское издание информации про «ДТП с тяжелыми последствиями» не дает. Очень похоже на намеренное очернение, и сама же «Руна» несколькими абзацами ниже дает основания предположить, почему это делает: «Ранее он играл за эстонский «Калев», а в России — за футбольные клубы «Карелия» и «Петротрест». В интервью в 2017 году он не лучшим образом отозвался о том времени, когда находился в Петрозаводске».

Это некрасиво. Вдруг у меня бабушка в Карелии это прочитает. Не было такого, в общем.

— Что чувствовали в местном изоляторе?

— Был шокирован. Ничего такого я не сделал, чтобы просидеть двое суток в камере. Это реально был шок. Впервые оказался за решеткой. Конечно, тяжело. Само СИЗО — современное здание, ничего не могу сказать, потому что мне, к счастью, не с чем сравнивать. Обычная камера, все позабирали.

— Потом в суд?

— Да, судья вынес решение — двое суток. Вышел, и на следующий день меня депортировали. Моментом. Забрали паспорт и повезли к границе. Потом узнал, что по закону у меня было 12 часов, чтобы собрать вещи, но такой возможности мне не дали.

— Без перспективы обжалования?

— Можно было, но оставался месяц до закрытия трансферного срока, а процесс обжалования занял бы явно не месяц. Юрист подтвердил, что это долго — возможно, больше 2-3 месяцев. Созвонились с президентом «Левадии» и решили, что будет лучше расторгнуть контракт по обоюдке.

— Руки не опускались? 31 год, у вас нет контракта и возможности играть в Европе.

— Да нет, все нормально, справлялся. Было предложение из Европы, хотел попробовать все-таки в надежде, что закрыли пребывание только в Эстонии, но юрист отговорил. И вот возник вариант в Гондурасе. На самом деле у меня есть неплохая мотивация здесь, что также оказало влияние на переезд. В лиге играют три команды, в которых платят очень хорошие деньги — по меркам ФНЛ и даже РПЛ. 10-15 тысяч евро тут могут заплатить.

— Ого.

— Да, у лидирующих клубов очень хорошие условия по финансам и инфраструктуре. Кроме того, это Центральная Америка — отсюда можно потом перебраться в соседние чемпионаты повыше уровнем и попробовать свои силы там. Здесь на возраст особо не смотрят, с хорошей статистикой можно спокойно играть и за 30. Ну и, на всякий случай в контракте у меня есть пунктик: если мне что-то не нравится в Гондурасе — жизнь, футбол, неважно, — я могу спокойно уехать домой в любой момент. Мы об этом договорились изначально. Местные с пониманием относятся — все-таки я первый русский игрок в истории Гондураса.

— Уверены в этом?

— Да, абсолютно. Здесь об этом постоянно пишут в газетах и говорят на телевидении. Официальный факт.  

— В общем, ваша цель засветиться и перейти в клуб поинтереснее.

— Да, примерно так. Мой нынешний контракт — это не столько про деньги, сколько про шанс. Я ничего не потеряю от этой попытки. Всегда можно уехать. Кроме того, я практикую английский, учу испанский — это очень поможет по жизни.

https://www.instagram.com/p/B2HezR1Hdtj/

— Что скажете о гондурасском футболе?

— Тут стиль футбола похож на тот, что в Индонезии. Много стыков и борьбы, причем грязной борьбы. Прыжок в ноги здесь норма, судьи спокойно реагируют и не удаляют. Мало хороших полей — кочковатые, поэтому сложно играть в техничный футбол, мяч скачет. Уровень неплохой, но сложно с чем-то сравнивать. Это просто другое. Вот недавно мы играли в 36 градусов. Тридцать шесть градусов! А им привычно. 

— Видел, что вы уже забили.

— Да, сначала пенальти заработал, но мне не дали пробить. Говорят, свой лидер есть. «Ну ладно, — говорю, — я и сам забью». И забил. Во всей Центральной Америке турниры идут по 6 месяцев (Апертура и Клаусура). Сейчас нам нужно выиграть два матча, чтобы занять 5-е место, тогда будем играть на месяц дольше в плей-офф.

— На сколько рассчитан контракт?

— До мая, то есть на следующие полгода турнира тоже, но я пока не уверен. Поживем — увидим. Здесь еще такая проблема была, что я полтора месяца только тренировался, так как меня не могли заявить из-за каких-то проблем клуба с федерацией. Жалко этого времени, планировал, что быстрее успею показать себя и продать в другую команду.

— В Индонезии у вас был пункт в контракте о том, что нужно незамедлительно сообщить в клуб в случае претензий от мафии. Какие интересные пункты включили здесь?

— Ничего подобного нет. Да и в Индонезии все-таки немного по-другому было — там на наши тренировки приходило по 500-600 человек, а на игры — по 80 тысяч. Тут сильно меньше — 1-2 тысячи зрителей, хотя когда будет важный матч, обещают, что придет больше.

— Как вас принимают? Ловите взгляды на улице?

— Обращают внимание, ведь в Гондурасе мало европейцев, а русских они вообще никогда не видели. Да и узнают иногда: после переезда дал три интервью. Причем забавно, что я к тому моменту даже не мог играть. То есть только тренировался и ходил по интервью: 0 игр — 3 интервью. «Руссо», «Руссо». Сейчас вот снова в газеты попал, когда стал первым русским, который забил здесь гол. Еще забавно, что попал в рейтинг самых красивых игроков лиги по мнению местного издания. Поставили на 8-е место. Партнеры показывали и завидовали. 

Фото: © архив Евгения Кабаева

— Не думал, что когда-нибудь спрошу это у русского, но вы не чувствовали расизма?

— Ни грамма. Местные очень дружелюбные, люди намного добрее, чем у нас. Везде слушают музыку, она играет постоянно. Позитив чувствуется. Наверное, это из-за климата.

— О чем спрашивали во время интервью?

— В основном всех интересовало мое присутствие в списке претендентов на «Золотую бутсу» рядом с Роналду и Месси в 2014-м. Для них это бомба вообще. Звали на реально большие телеканалы и радиостанции. Спрашивают: «Что ты чувствовал, когда был рядом с ними?», «Как сюда приехал?», «Нравится?» и так далее. Это было весело, общались с болельщиками в прямом эфире. В общем, добрые и позитивные люди. Хотя Гондурас — невероятно бедная страна. Тут, например, все живут большими семьями, то есть молодые съезжают после совершеннолетия.

— Что обычно спрашивают про Россию?

— Здесь на самом деле знают о нашей стране, вот недавно с трибун кричали «Руссо, Руссо, Путин, водка». Классика. 

Фото: © архив Евгения Кабаева

— Как семья и друзья отнеслись к решению уехать в Гондурас?

— Друзья поддержали, ведь я месяц находился в Питере без команды, они знали, что хочу играть. Семья — тоже с пониманием, нужно ведь деньги зарабатывать. Я должен это делать. С собой взять их не мог — это далеко + незнакомый язык + дочка в садик только пошла, поэтому им будет лучше на родине. 

— Планируете поездить по стране? Карибское море…

— Здесь есть остров Роатан — он очень напоминает Мальдивы, невероятно красиво. Планировали туда поехать с ребятами, но пока не вышло. Если честно, то очень соскучился по семье. Можно после турнира съездить на 2-3 дня, но я, наверное, предпочту сразу домой.

— Ощущаете в себе силы и энтузиазм продолжать карьеру?

— Конечно, за последние два года у меня не было ни одной травмы — чувствую, что могу прилично играть. Амбиций много, желания — вагон, поэтому я уверен, что это еще вообще не конец. Жизнь футболиста такова: взлет — падение, не у всех всегда идет по нарастающей. Иногда нужно сделать шаг назад, чтобы потом — два вперед. 

Читайте также: