live
Бокс/MMA

«Я вижу, как побеждаю Хабиба досрочно». Порье — про Федора, сломанные уши и жару в Абу-Даби

«Я вижу, как побеждаю Хабиба досрочно». Порье — про Федора, сломанные уши и жару в Абу-Даби
Дастин Порье / Фото: © Jeff Bottari/Zuffa LLC / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Дастин Порье разговаривает с журналистами перед UFC 242. Хабиб — нет.
  • Хабиб Нурмагомедов (27-0) — Дастин Порье (25-5): бой за титул чемпиона UFC в легком весе пройдет 7 сентября в Абу-Даби
  • Коэффициент на победу Хабиба 1,25. Перед боем с Конором букмекеры сомневались больше, давая 1,45 на Хабиба
  • Это вторая защита титула для Нурмагомедова и 28-й бой за 11 лет профессиональной карьеры

На медиа-дне Дастин Порье терпеливо отвечал на вопросы, включая те, которые ему регулярно задают в последние два месяца. Хабиб поступил хитрее: накануне вместо открытой тренировки он пообещал отвечать на вопросы (зрителей) и разыграть футболки, а на встрече с прессой сказал: «Я ответил на все вопросы вчера». Стоявший рядом президент UFC Дэйна Уайт молчаливо одобрил поступок Хабиба, и в итоге самым неудобным вопросом для Хабиба за всю неделю перед боем стал вопрос про лезгинку. Дастин Порье спокойно рассказывал даже о том, сколько ему осталось согнать:

— Общение с медиа меня никак не отвлекает и не мешает, нет каких-то сложных вопросов, и мне это дается легко. Я вдохновлен тем, что смогу рассказать своим внукам, как в Абу-Даби в 2019 году победил на арене, которую построили специально для меня, — говорил Дастин Порье.

— Сколько вы весите сейчас (до взвешивания остается примерно 21 час)?

— Я думаю, что мне осталось согнать около 4,5 кг (для допуска на титульный бой Порье, как и Хабиб, должен показать на весах не больше 70,3 кг).

— Если Хабиб по какой-либо причине не выйдет на бой, очевидно, его заменит кто-то из бойцов легкого веса в этом карде: Эдсон Барбоза, Пол Фелдер, Ислам Махачев или Майрбек Тайсумов. Вам с кем-то было бы интересно подраться?

— Я не думаю о плохих новостях, не думаю об этом.

— Думали ли вы о том, что кто-то из российских бойцов, которые тренируются в вашем зале, могут быть шпионами со стороны Хабиба, могут что-то рассказывать о ваших тренировках?

— Я провожу не так много тренировок в группах, по которым можно сделать вывод о том, что я готовлю к бою. Чаще всего я могу просто побороться, потренироваться со всеми, но мои основные тренировки проходят за закрытыми дверями. Я готовлюсь только со своими тренерами, и когда отрабатываем что-то специфичное для боя, я делаю это отдельно ото всех.

— С вами в зале тренировался молодой боец из России Арман Царукян, он помогал вам готовиться к борьбе Хабиба?

— У меня было всего три или четыре тренировки с Арманом Царукяном, он сильный перспективный парень с хорошей борьбой.

— Вы слышали, что его критиковали болельщики из России за то, что он сделал фото с вами и подписал его в инстаграме «настоящий чемпион»?

— Не слышал. Это какое-то безумие.

Дастин Порье / Фото: © REUTERS / Christopher Pike

— Кто был вашим основным спарринг-партнером перед этим боем?

— Это Сидни Аутло, парень из Филадельфии, который только что подписался в Беллатор. Он помогал Хорхе Масвидалю в подготовке к Бену Аскрену, и мы в тот момент увидели, насколько он хорош. После этого пригласили его в мой лагерь.

— Тренировались ли вы с кем-либо из самбо, поскольку Хабиб говорит, что его база — это именно боевое самбо, которое он изучает под руководством отца.

— Нет, не тренировался.

— У вас очень хорошо сломаны уши. В Дагестане это такая травма, за которую уважают, сможете сказать, где и как вы сломали ухо впервые?

— Я думаю, что это было где-то в 18 лет, когда я начал тренировки по джиу-джитсу в Луизиане.

— Если Хабиб будет вас переводить в партер, станете ли вы готовы сделать ему какой-то прием на земле?

— Я уверен в своих навыках, и, если будет хороший захват, хорошая позиция, я сделаю все правильно. Также я уверен в своей выносливости, и, если я устану в бою, это будет значить, что и он устал тоже. У меня есть полный арсенал, я не только кикбоксер, у меня черный пояс по бразильскому джиу-джитсу, я знаю грэпплинг, думаю, что люди забывают об этом. У меня высокий бойцовский интеллект, и вместе с моими навыками это делает меня опасным в любой ситуации, куда бы ни зашел бой. Я готов провести 25 минут вне зоны комфорта, там, где будут литься пот и кровь, но быть первым, кто закинет поражение в его статистику. Вот что делает этот бой особенным для меня. 10 недель в American Top Team мы очень много работали над моей борьбой и над выносливостью моих мышц. Я вижу свою досрочную победу над Хабибом с помощью нокаута или приема.

Хабиб Нурмагомедов, Дастин Порье / Фото: © Вадим Тихомиров / «Матч ТВ»

— Если вы выиграете, кто станет первым претендентом на ваш титул?

— Тони Фергюсон.

— Назовите трех лучших российских бойцов, исключая Хабиба?

— Хм. Думаю, что это Федор Емельяненко. Федор точно первый. Второй, наверное, Хабиб. И третьего я даже не назову.

— Я смотрел фильм о вашем детстве, где вы говорили, что у вас было очень много драк. В ММА ваша статистика 25-5, какая на улицах?

— Кажется, у меня всего одно поражение. Если бы не оно, я бы считался непобежденным в драках.

— Сейчас Хабиб непобежденный в ММА — считаете ли вы, что на него по этой причине оказывается большее давление?

— Да, ведь все считают, что меня уничтожат, так что я могу выступить лучше, чем от меня ждут. А если Хабиб не сможет уничтожить меня, доминировать с первых минут, он выступит хуже, чем от него ждут, так что все давление на нем. Ставки, ожидания — меня это все не заботит, меня интересуют только 25 минут в октагоне. Ставки были против меня и в прошлом бою (в последнем поединке Дастин Порье побил Макса Холлоуэя единогласным решением судей. — «Матч ТВ»).

— Вы говорите, что вас сильнее всего мотивируют ваши жена и дочка.

— Это так. Я не отделяю себя от семьи, они всегда со мной и в тренировочном лагере, и здесь. Они приехали сюда, они поддерживают меня, и для меня это важно.

— Как вам климат в Абу-Даби?

— Я из Луизианы и при этом тренируюсь в южной Флориде, и вчера в Луизиане было 37 градусов. Здесь, конечно, чуть жарче, но не сказал бы, что это что-то новое для меня. Ну и, может быть, такая жара сделает меня более скользким, и Хабибу будет сложнее держать меня на земле.

— Сколько стоят ваши часы, если не секрет (у Дастина Порье есть благотворительный фонд The Good Fight Foundation, основные средства в который поступают от проданных вещей Порье после боев. — «Матч ТВ»)?

— [Пауза.] Это секрет. 

Дастин Порье / Фото: © Вадим Тихомиров / «Матч ТВ»

Читайте про Хабиба: