«Про меня писали: «Что эта баба там делает?» 27-летняя девушка, которая поставила ничью в бою Емельяненко – Мальдонадо

«Про меня писали: «Что эта баба там делает?» 27-летняя девушка, которая поставила ничью в бою Емельяненко – Мальдонадо

Мария Махмутова стала единственным судьей Союза ММА, кто поставил ничью в бою президента Союза ММА Федора Емельяненко против Фабио Мальдонадо. Интервью Марии на «Матч ТВ» – о том, что делать женщине, когда дерутся мужчины. 


Мария Махмутова и известный судья Джон Маккарти.

Мария Махмутова поставила ничью в первом бою Шлеменко – Василевский (выиграл Шлеменко), ничью в бою Ян – Магомедов (выиграл Магомедов) и ничью в бою Емельяненко – Мальдонадо. Корреспонденты «Матч ТВ» Александр Лютиков и Вадим Тихомиров выяснили, как и почему 27-летняя девушка судила эти бои.

– Прокомментируйте, почему поставили ничью в бою Федора против Мальдонадо.

– Я думаю, что я была максимально честна. Да, мне немножко смешно, что я в третий раз за последнее время даю ничью. Но, думаю, со мной согласилось бы большинство, потому что это было честно. Мы все видели первый раунд, который являлся решающим в моей итоговой записке. Поэтому так получилось.

– Первый раунд вы посчитали 10-8 или 10-9?

– 10-8.

– Остальные, получается, Федору?

– Да.

– Вы заметно волнуетесь. Ваше волнение из-за того, что результат не сошелся с результатами двух других судей?

– Нет, это не из-за ничьей. Федор – очень близкий мне человек. Во-первых, было очень сложно смотреть на это, практически не показывая эмоций, потому что судишь. Во-вторых, всегда тяжело принимать решение не в пользу человека, который близок. Но судьи есть судьи, это работа. Я думаю, Федор поймет. 

Бородинский хлеб, ничья и красно-белое полотенце. Каким мы увидели бой Федора Емельяненко

Федор Емельяненко: «Я был в полном сознании»

***

– Когда вы решили стать судьей в смешанных единоборствах?

– В 2013 году тренер, у которого я занималась смешанными единоборствами, предложил принять участие в судейском семинаре во Владивостоке от федерации ММА Приморского края. Этому предложению я удивилась и даже рассмеялась на это, но тренер сказал: «Попробуй». Помню, было не совсем комфортно, так как вокруг были одни мужчины и мне казалось, что на меня все косо смотрели. А через месяц пришла на мандатную комиссию перед чемпионатом Приморского края – и увидела свою фамилию в списке судей. К тому моменту я хорошо знала теорию, но нервничала, как на экзамене. 

– Вы ходили на тренировки по ММА, рассчитывая выступать профессионально?

– Нет, что вы. Тренировалась исключительно для себя. В детстве я ходила в секцию спортивной гимнастики, с 15 лет начала заниматься единоборствами (айкидо, каратэ, ММА). Сейчас занимаюсь грэпплингом. А вообще по образованию я филолог, преподаватель русского языка как иностранного, плюс у меня есть диплом Американского института туризма и гостеприимства. 

– Чем вы зарабатывали в тот момент, когда вам предложили пойти на судейский семинар?

– Работала в сфере образования, занималась международными образовательными программами, грантами и стажировками для студентов и преподавателей университета во Владивостоке. Мои направления – Англия, США и Испания. Также я была инструктором в одном из фитнес-клубов Владивостока.

– Сколько времени прошло между вашим первым семинаром по судейству в ММА и первым профессиональным боем, который вы судили?

– Около года. Чтобы судить серьезные профессиональные поединки, нужна практика. Я старалась участвовать в судействе или присутствовать на всех крупных турнирах. Поехала работать на первый чемпионат мира по любителям: это было очень полезно в плане общения и обмена опыта с иностранными коллегами. Первые профессиональные бои, на которых я была судьей, это турнир Diamond Fights в Челябинске. Потом начала работать на турнирах Fight Nights.

– Можем ли мы быть уверены, что каждый боковой судья отличает гард от маунта (позиции при борьбе в партере – «Матч ТВ») и способен оценить, когда человек пытается зайти на прием?

– Судья обязан понимать специфику вида спорта и знать основную техническую базу. В любителях проще: там мы оцениваем не общую картину, а технические действия – нужно отследить  количество проведенных бросков и ударов,  дошедших до цели. Лишь в спорных случаях мы оцениваем активность. При оценке профессионального поединка важно все: технические действия в стойке и партере, доминирование, эффективная защита, контроль хода поединка и нанесенный ущерб.

– Смоделируем ситуацию: две с половиной минуты ударник бьет борца в стойке, потом борец переводит в партер и две с половиной минуты лежит сверху – как тут считать? 

– Если боец провел тейкдаун, а дальше просто занимает доминирующую позицию, то я ему засчитаю бросок и отмечу активность в партере. А если второй спортсмен хорошо и много бил в стойке и при этом попадал, то преимущество будет за ним.

– Возьмем второй раунд боя Шлеменко – Василевский: в графе «удары» у одного судьи 6-5 в пользу Шлеменко, у другого 2-0, у вас 3-3. В каком случае ставится отметка в графу «удары»?



– Каждый судья заносит в свои записки те технические действия, которые он действительно видит. Картина боя у судей может отличаться, так как судьи сидят в трех разных точках по отношению к спортсмену. Если для одного судьи спортсмены находятся сбоку, то к другому они могут быть развернуты спиной. Исходя из  этого количество ударов, дошедших до цели, может разниться, в то время как количество бросков в судейских записках будет одинаковым. Поэтому итоговое решение выносится тремя судьями по итоговым оценкам за бой.

Как считали очки в бою Шлеменко – Василевский

– Правда ли, что есть четкая рекомендация не ставить 10-10 по итогам раунда?

– Рекомендация есть, но правила, запрещающего оценивать раунд так, нет. 

– В бою Шлеменко – Василевский вы как раз дали 10-10 во втором раунде. Что было бы, если бы все судьи дали невозможную по регламенту ничью в бою Шлеменко – Василевский?

– В этом случае каждый судья должен был бы принять решение, кто выиграл. Я бы в своей карточке написала, кому отдаю победу в этом бою. Если бы мне тогда сказали принять решение в одну или другую сторону, у меня было бы преимущество за Шлеменко. С общим решением судей я согласна.

– Как вы оценили бой Щеглов – Башаев на АСВ 32, где сначала победу присудили Щеглову, а потом изменили результат на «несостоявшийся»? 

– Двое боковых судей отдали победу Башаеву (Владимир Осия и Мария Махмутова – «Матч ТВ»). Третий боковой, он же главный судья турнира (Вячеслав Киселев – «Матч ТВ»), отдал победу Щеглову. Команда Башаева подала протест, после рассмотрения бой был признан несостоявшимся. 

Боец ММА Щеглов дерется, не видя одним глазом

– У вас получилось 48:47 в пользу Петра Яна в бою с Магомедом Магомедовым, но из-за желтой карточки вышла ничья. Мы так же посчитали и хотели сверить ощущения: пятый раунд вы отдали Яну, оценив его действия в стойке и попытки атаковать со спины выше, чем один тейкдаун и контроль со стороны Магомедова? 



– Как я уже говорила, судья оценивает общую картину боя, а не преимущество одного технического действия над другим. 

Первый раунд был явно за Магомедовым. Потом были три близких раунда: второй и третий я отдала Яну, четвертый Магомедову. Пятый раунд забрал Ян, но получил от рефери в ринге желтую карточку, это минус один балл – и в результате у меня получилась ничья. 

– У двух судей получилась ничья, один отдал победу Магомедову. В таких случаях присуждается ничья большинством голосов, но пояс чемпиона отдали Магомедову. Требование определить победителя было от ACB? 

– Да. Это чемпионский бой – следовательно, тут надо было определять победителя.

– Вам писали в соцсетях после этого боя? 

– В инстаграме только один комментарий получила на свою страничку – по вопросу моей компетентности. Я в ответ задала вопрос: «По какому бою и какие конкретно ко мне претензии?» И человек почему-то не ответил. А читать комментарии под статьями я не очень люблю. Но в этот раз мне уже мои близкие вдруг начали писать, чтобы я не переживала. Вот и стало любопытно, что там же там такое пишут. Посмотрела.

– И как? 

– Ну, не очень приятно. По всей судейской бригаде проехались. Вообще, когда возникает спорная ситуация, люди ищут виноватого, например, можно сделать акцент на том, что среди судей была женщина. Кто-то написал: «Что эта баба там делает? Как она вообще может судить?» Я по своей натуре перфекционист, понимаю ответственность работы, которую мне доверили. В нашем виде спорта авторитетом для меня является Джон Маккарти, – мы познакомились с ним в Америке. Тогда мы обсудили многие вопросы судейства, и если я в чем-то сомневаюсь, то спрашиваю у него совета. Джон говорит, что не обязательно быть бойцом или тренером, чтобы стать хорошим судьей. И не каждый боец и тренер станет хорошим судьей. Разницы нет никакой, кто судья – женщина или мужчина. Нужно просто быть квалифицированным специалистом в своей области.


– Было такое, что вам высказывали недовольство бойцы? 

– Ни разу. Понятно, что у проигравших по очкам всегда может быть недовольство. Но за время моей работы никто из спортсменов не проявил неуважительного отношения ко мне. Этика такова, что к судьям ни сами бойцы, ни их представители подходить не должны. Если есть вопросы, им все разъяснит главный судья.  

– Если смотрите UFC, всегда соглашаетесь с судьями? 

– Там тоже есть человеческий фактор. Судят ведь не роботы, а люди.  И в UFC, по мнению зрителей, бывают  ранние остановки, поздние остановки и странные решения. Бои иностранных промоушенов чаще всего смотрю как зритель: стараюсь не считать очки, а просто наблюдаю за поединком. Например, недавний бой Андерсона Силвы и Майкла Биспинга: карточку по каждому раунду не вела, но по общему ощущению Силва не проиграл. 

– Вы чувствуете, что конкурентность боев в России заметно выросла? 

– Да, это ощущается. Уровень наших спортсменов очень сильно вырос за последнее время, плюс промоушены заинтересованы в зрительском интересе, поэтому подбирают равных соперников.

– Судьям стало сложнее работать? 

– Конечно. Ответственность возросла, но мы тоже растем.

– Боковой судья в футбольной премьер-лиге зарабатывает 45 тысяч за матч, главный – 90. В хоккее – 20-40. Понятно, что специфика работы совсем другая, но все же: у боковых судей в ММА гонорары отличаются? 

– Отвечу коротко: отличаются.

– Если негатив, который может обрушиться на судью по итогам любого боя, сопоставить с деньгами, которые вы получаете за судейство,  оно стоит того? 

– Я работаю не ради денег. Судейская работа – не основной заработок для большинства. Моя основная работа – в Союзе ММА России.

– Если это не такие большие деньги, то хочется понять вашу мотивацию: зачем вы идете судить, если можете получить в свой адрес «что эта баба там делает»? 

– Потому что я люблю свою работу. И не было ни разу, когда я пожалела бы, что стала судьей.

Текст: Александр Лютиков, Вадим Тихомиров

Фото: Союз ММА России, vk.com/acbmma, Сергей Киврин и Андрей Голованов

Поделиться в соцсетях: