7 дней до боя. Каким мы увидели и запомнили предыдущий бой Емельяненко

7 дней до боя. Каким мы увидели и запомнили предыдущий бой Емельяненко

После поединка Емельяненко — Мальдонадо «Матч ТВ» слушал, что говорили судьи, заходил в раздевалки спортсменов и узнавал о подсказках Хабиба Нурмагомедова.

За первые 30 секунд поединка с Фабио Мальдонадо Федор Емельяненко выбросил 30 ударов, из которых 26 летели практически непрерывной серией. Мальдонадо защищался на удивление просто: руки к голове, и большая часть размашистых от Федора пришлась в защиту. Дальше Емельяненко устроили экскурсию по возможностям собственного организма: сначала показали, что в 39 твоя скорость и реакция уже могут быть не такими, какими были раньше. Федор пошел на Фабио с низко опущенными руками, как часто делал, и получил в ответ, как делал нечасто. Вторая часть экскурсии была примитивной и зрелищной одновременно: если ты пропускаешь два тяжелых удара, ты падаешь на пол. Мальдонадо принялся жестко добивать, Федору приходилось принимать удары, выходить из неудобного положения, и в итоге первый раунд обернулся катастрофой. За пять минут Федор получил очень сильные повреждения лица и сжег куда больше выносливости, чем хотел бы.

Если раньше победа Емельяненко была чем-то на пьедестале, чем-то, к чему тянулись, то теперь, казалось, ее тянули из трясины всей ареной. Было какое-то отталкивающее ощущение, что в каждом «Федор! Федор!» скрывался не призыв, а просьба.

Федор пришел в себя, вспомнилось, что Мальдонадо все-таки не самый сильный боец. И оставшиеся два раунда Емельяненко одаривал соперника сериями, в которых было все, кроме энергии и свежести. Они были как обязательная программа для судей, которые насчитали решение большинством голосов: двое отдали победу Емельяненко, один, а вернее одна, поставила ничью.

Ничейный результат случился на карточках Марии Махмутовой. Некоторое время назад Мария давала интервью «Матч ТВ» после того, как увидела ничью еще в двух важных поединках, но, если до боя Федора, мы шутили, что Мария любит ничьи, то теперь смеялась сама девушка, и оказывалось, что ничьи любят Марию. Ее результат выглядел самым адекватным и с ним согласятся организатор шоу Камил Гаджиев и боец ММА Сергей Харитонов:

 — Я думаю, что я была максимально честна, — говорит судья Мария Махмутова. — Да, мне немножко смешно, что я в третий раз за последнее время даю ничью. Но, думаю, со мной согласилось бы большинство, потому что это было честно. Мы все видели первый раунд, который являлся решающим в моей итоговой записке. Поэтому так получилось.

— Первый раунд вы посчитали 10–8 или 10–9?

 — 10–8.

— Остальные, получается, Федору?

 — Да.

— Вы заметно волнуетесь. Ваше волнение из-за того, что результат не сошелся с результатами двух других судей?

 — Нет, это не из-за ничьей. Федор — очень близкий мне человек. Во-первых, было очень сложно смотреть на это, практически не показывая эмоций, потому что судишь. Во-вторых, всегда тяжело принимать решение не в пользу человека, который близок. Но судьи есть судьи, это работа. Я думаю, Федор поймет.


Оценка Марии и впрямь выглядит точнейшей: за серьезный перевес в одном из раундов судья имеет полное право ставить 10–8. Фабио Мальдонадо соглашался. Он вообще уходил самым веселым проигравшим в этот вечер. Фотографировался с людьми, шутил. Его видели незадолго до начала поединка, и кроме слова «обреченный» вариантов рассказать об увиденном не было.

 — Думаю, там вполне могла быть ничья. Очень сложный бой, очень близкий, очень ровный, но это могла быть ничья. Первый раунд мог быть и 10–8, — скажет бразилец.

В раздевалке Мальдонадо очень интересный набор: стаканчики от кофе, шоколадка и заварной бородинский хлеб. Теперь вы знаете, как питаться, если хотите превратить заведомо проигранный бой в ожесточенную перестрелку. У Мальдонадо в раздевалке окровавленная раковина, у Федора — пропитанное красным полотенце.

Во втором и третьем раунде Федор зарабатывал победу. К нему в угол придет даже Хабиб Нурмагомедов что-то советовать, а Федор будет неожиданно включать удары коленями, пробивать ногой, но выглядеть очень неуверенно при атаках Мальдонадо: уходить по прямой, принимать на голову.

«Хабиб советовал больше работать на ногах. Больше двигаться, и делать паузы, не форсировать событий. Я считаю, что Федору не хватило готовности, но, если он решит потренироваться у нас, я буду только рад ему помочь», — коротко резюмировал отец Хабиба Абдулманап.

 — Ситуация и правда была критичная, — рассказывает рефери Виктор Корнеев. — Федор находился в состоянии нокдауна, все это видели, это не секрет. На морально-волевых качествах, на зубах, на характере он пытался уйти от шквала ударов Мальдонадо. Здесь, возможно, сказалась суета Мальдонадо, сумбур ударов, летящих в голову: что-то мимо, что-то в защиту. Это давало возможность Федору слегка двигаться внизу, менять положение головы, пытаться прижать бразильца.

— Показалось, что перерыв между первым и вторым раундами был нужен и вам, чтобы понять, в каком случае вы остановите бой.

 — Нет, я все равно посоветовался бы с главным судьей, я посоветовался бы с тренерами Федора. По ходу боя я бы принял решение. Если бы Федор не менял положение и получал удары, возможно, я бы остановил поединок. Но, так как я был ближе всех, я видел, что Федор пытается уйти от этих ударов. Понял, что еще посмотрю и увижу, что будет дальше. 

— Для вас есть четкий критерий, когда вы точно знаете, что остановите поединок?


 — Когда человек начинает засыпать от пропущенного удара — это видно. Зрачки начинают сужаться. Бывают ситуации, когда уже не могут защищаться, разворачиваются на бок спиной к сопернику. Здесь понятно, что-либо предупреждение о том, что бойцу нужно активно защищаться, либо рефери останавливает бой.

 — С кем-то консультировались по поводу повреждений Федора?

 — Я смотрел, как работают секунданты, я смотрел на общее состояние Федора и увидел, что глаз уже был закрыт после первого раунда. По состоянию бойца решение все равно принимает врач. И если бы врач мне сказал, что бой нужно останавливать, — я бы остановил поединок и не стал бы спорить с врачом.

— Не было морального барьера остановить бой Федора? Если бы нужно было — вы бы остановили поединок?

 — Да, я бы остановил.

Неподготовленного читателя может насторожить, что судьи переживают за Емельяненко, читателя осведомленного это позабавит: в России на ММА-турнирах работают судьи из Союза ММА России, организации, созданной Федором. По сути, бригада арбитров обслуживала бой человека, который когда-то сделал возможной работу каждого из них, но все это останется незаметным на фоне. На фоне Федора Емельяненко, который после боя будет говорить, слегка булькая словами, на фоне закапанного кровью белого настила ринга, на фоне, возможно, самого любимого спортсмена страны, который впервые стал выглядеть по-другому. Самое страшное, что случилось в этом бою, не гематомы и первый раунд.

Самое страшное — Федор впервые не вдохновлял, а вызывал сочувствие, желание помочь, спасти даже. Это нормально для спортсмена, но невозможно для героя. Федор был именно героем, даже когда проигрывал, и именно героем его хочется запомнить, а этот бой — забыть.
Поделиться в соцсетях: