Невероятная история Ивана Удодова, который выжил в Бухенвальде и стал олимпийским чемпионом Хельсинки

Невероятная история Ивана Удодова, который выжил в Бухенвальде и стал олимпийским чемпионом Хельсинки
Иван Удодов / Фото: © РИА Новости/Анатолий Гаранин
95 лет назад, 20 мая 1924 года, родился Иван Удодов, первый из советских тяжелоатлетов, завоевавший золото Олимпиады.
  • Бежал с фашистской каторги
  • Чудом выжил в «лагере смерти»
  • Выбрал штангу как лекарство
  • Всего за пять лет тренировок дорос до сборной СССР и выиграл Олимпиаду

Июль 1952 года. Хельсинки. Летние Олимпийские игры, 15-е по счету в истории движения, но первые для спортсменов из СССР, на которых мир просто по факту смотрит как на победителей. Эхо Второй мировой войны еще не утихло, раны кровоточат, память мучительна…

В составе сборной Советского Союза 295 спортсменов, страна представлена во всех видах программы за исключением хоккея на траве. Все они, без единого исключения, — дети войны. Бывшие солдаты, офицеры, медсестры, блокадники. Или их жены, мужья, братья — неважно, тут не до статусов. Одна судьба на всех.

Многие прошли через ужасы концентрационных лагерей. Тяжелоатлета Ивана Удодова, одного из семи, заявленных по весам в Хельсинки, Бухенвальд ломал два долгих года. В день освобождения, в апреле 1945-го, 20-летний некогда крепкий и шустрый ростовский парень весил чуть больше 28 килограммов. Душа, глаза и кости. Ходить не мог, вынесли из барака на руках.

Но жить, как вскоре выяснилось, только начинал.

Фото: © globallookpress.com

Прошло несколько лет, и про Удодова узнал весь мир. На Играх в Хельсинки Иван умыл конкурентов, всех до единого, от корейца до иранца, не исключая немца. Стал первым в истории советской тяжелой атлетики олимпийским чемпионом, но славы в историческом контексте все-таки недобрал. Отношение к бывшим военнопленным в те суровые годы было «наверху», мягко говоря, неоднозначным — удивительно, что вообще доверили место в сборной.

От Глубокого до Бухенвальда

Малая Родина Удодова — поселок Глубокий в Ростовской области. Точка на карте маленькая, но многократно историческая: связана с личностями Петра Первого, Пушкина, Лермонтова, Толстого.

Это сейчас в Глубоком под десятку тысяч населения, он теперь уже в статусе поселка городского типа, а прежде всю динамику жизни поддерживала только железная дорога. О детстве будущего олимпийского чемпиона известно очень мало: не любил он о себе рассказывать, а то, что рассказывал, — не для публики. Опять же, вероятно, в силу «особых обстоятельств».

Но известно, по крайней мере, что Ваня рано остался без родителей и рос в детском доме. Когда началась война, Глубокий стал одним из многих рубежей эшелонированной обороны, даже военный аэродром тут успели построить. В июне 1942-го в поселок вошли немцы и удерживали его целых полгода. А уходя, забрали с собой сотни «рабов». В том числе местных детдомовцев.

Удодов с юных лет стержневой был парень, упертый и под немцем жизни себе не представлял. При первом удобном случае сквозанул в составе организованной группы с вражеского авиационного завода, к которому был приписан, но далеко уйти не удалось — поймали, жестоко наказали.

Так в его жизни появился Бухенвальд, в котором он провел почти два года, вплоть до освобождения…

Спустя семь лет, как раз на Играх в Хельсинки, выяснил, что ровно в те же сроки в крупнейшем в истории человечества лагере смерти, забравшем 56 тысяч жизней, томился еще один чемпион Олимпиады-1952 — легендарный гимнаст Виктор Чукарин. Но это уже совсем другая история.

Лечение штангой

В каком-то смысле отголоски Бухенвальда помогли Ивану определиться в жизни. Точнее, в спорте. Если до войны он мечтал стать шофером, то после освобождения столкнулся с проблемой чисто физиологического характера, которая не очень располагала к физическому труду.

Измученный лагерными ужасами организм категорически отказывался восстанавливаться: за почти год реабилитации в больнично-санаторном режиме Иван прибавил к своему лагерному весу всего несколько килограммов. Крайняя степень дистрофии. Полное истощение нервной системы.

О глубоко научных методиках тогда особо не думалось, и счастье на самом деле, что кому-то из врачей пришла в голову простейшая мысль выбить клин клином. Худой, чахлый, немощный — ну так займись физкультурой и спортом!

Фото: © globallookpress.com

Почему Удодов выбрал штангу — история, опять же, умалчивает, но по факту вылечила его именно штанга. Через два года усиленных тренировок (его тренер Александр Баев вспоминал потом, что «этого подгонять не надо, только тормозить успевай»), в 1948-м, Удодов стал чемпионом Ростова-на-Дону в наилегчайшей весовой категории (до 56 кг). Еще через два — чемпионом СССР, сильнейшим в стране «мухачом». И до Олимпиады в Хельсинки никому свой трон не отдал.

Чемпионат СССР 1952 года, проходивший по старой доброй традиции на арене цирка (в Иванове), не оставил сомнений и выбора: в весовой категории до 56 кг на Игры поедет трехкратный чемпион СССР, бывший военнопленный Удодов.

Талант от бога

— Удодов очень своеобразный был спортсмен, — рассказывал легендарный советский штангист и тренер Яков Куценко. — Он никогда не мог четко сформулировать не только другим, но даже себе, как достигает больших результатов. Это тот редкий случай в спорте, когда у спортсмена почти отсутствует рассудочность, и он все делает интуитивно. У Удодова был совершенно особый дар, какой-то внутренний барометр, который безошибочно подсказывал ему, что можно и чего нельзя делать на тренировках и соревнованиях. Он никогда его не подводил.
Яков Куценко / Фото: © РИА Новости/В. Носков

Этот самый дар в полной мере проявился в Хельсинки, ведь фаворитом Игр бывший узник Удодов точно не считался. Фаворитов было полно и без него: рекордсмен мира, действующий олимпийский чемпион американец Джо ди Пиетро (он, правда, в итоге в американскую заявку не попал — Штаты нацелились на тяжелые веса), многократный призер чемпионатов мира египтянин Кемаль Махгуб, филиппинец Педро Ландеро, трехкратный чемпион мира иранец Махмуд Намдью, национальный герой, в честь которого даже названа улица в Тегеране, его соотечественник Али Мирзаи…

Стратегия победы

Первое движение — жим. Начальный вес 70 кг, но это все игрушки, они не для Удодова. Иван держит долгую паузу, выходит к снаряду на отметке «85» и берет вес с первой попытки. В гонке к тому времени остаются Намдью, Мирзаи, Ландеро и немец Шустер. В двух оставшихся попытках наш жмет 87,5 и 90 кг, но Мирзаи покоряются целых 95.

Рывок. Удодов придерживается избранной тактики: ведет борьбу со штангой, а не с соперниками. Пока конкуренты навешивают блины, поднимая вес снаряда с 70 до 90, Удодов разминается в зале. Выходит на 92,5 кг (успешно), 95 снова пропускает — при том что Намдью этот вес не взял, а остальные сошли еще раньше.

В своей последней попытке Удодов показывает 97,5 кг (повторение мирового рекорда) и перед третьим движением, толчком, сравнивается с Мирзаи: у обоих по 187,5 кг.

Иван Удодов / Фото: © РИА Новости/В. Носков

К тому моменту, когда Мирзаи вытолкнул в третьей попытке 112,5 кг, Удодов не расстрелял ни одного из трех патронов. Так же, как и опытный Намдью. Первый подход Ивана — 122,5 кг (побит олимпийский рекорд по сумме трех движений). Второй — 125. Третий, снова успешный — 127,5 кг, и у иранца не остается выбора: чтобы догнать этого бешеного советского, надо брать невероятные для того времени 132,5 кг.

Перед выходом на помост Намдью долго шептал молитву, настраиваясь на попытку как на последнюю в жизни, но грохот рухнувшего с высоты плеч снаряда подписал ему окончательный приговор…

Лишнего не надо

Анатолий, сын Ивана Васильевича Удодова, который тоже серьезно занимался тяжелой атлетикой, но остановился на уровне мастера спорта, выдвигал позже любопытную версию.

По его словам, Удодов-старший — не просто первый советский тяжелоатлет, победивший на Играх, а вообще наш первый спортсмен-золотоносец. Метательница диска Нина Пономарева, гребец Юрий Тюкалов, тот самый гимнаст Виктор Чукарин, борец-классик Борис Гуревич и многие другие триумфаторы Игр — все они получили свои медали позже.

Анатолий Удодов утверждает, что соревнования штангистов начались день в день с легкоатлетами, «мухачи» закончили свою битву раньше всех, а каноническая версия о том, что первое советское золото взяла дискоболка Пономарева, — фальсификация, связанная с прошлым его отца. Дескать, отдавать такую честь человеку, побывавшему в плену у нацистов, — провальная история с точки зрения пропаганды.

Но эту версию опровергли исследователи. Не самая сложная в наш век развитых информационных технологий задача. Доказано документально: Игры в Хельсинки открылись 19 июля, и зал «Мессухали-2» целых четыре дня занимали гимнасты. Тяжелоатлеты «заселились» в него только 24 июля, когда в копилке сборной СССР было уже 29 золотых и 29 серебряных медалей.

До Мельбурна не доехал

К Олимпиаде 1956 года, которая прошла в Австралии, Удодов был уже «стариком»: наука реабилитации в то время находилась в зачаточном состоянии. (Хотя, заметим в скобках, солагерник Удодова гимнаст Чукарин выиграл четыре золота и два серебра Хельсинки в 31 год, а в Мельбурне, в 35, — еще три золота, серебро и бронзу.)

Но каждому свое: в Мельбурн Удодов решил не ехать, хотя с чисто спортивной точки зрения у него были все шансы претендовать на место в сборной. После олимпийского триумфа Иван вошел в элиту мировой тяжелой атлетики. Выиграл чемпионат мира в Стокгольме (1953), затем дважды подряд становился серебряным призером. Взял две Европы (1952, 1953), две немножко не вытянул — серебро (1954, 1955). В 1956-м добавил в личную коллекцию титул чемпиона Спартакиады народов СССР и очередное золото чемпионата Союза.

Но нет, на Мельбурн не решился: травмы, возраст, дистанционная усталость. Его в команде заменил чемпион мира-1955 Владимир Стогов, который дотянулся только до серебра.

Владимир Стогов / Фото: © Bettmann / Contributor / Bettmann / Gettyimages.ru

После окончания карьеры Иван Васильевич, говорят, одно время работал… мясником на ростовском рынке (унаследовал профессию деда и прадеда — они много лет рубили мясо для всего Глубокого), потом тренировал детей. А шофером так и не стал.

В 2013 году на «Аллее звезд» — это особое для ростовчан место на Ворошиловском проспекте, здесь хранится память о выдающихся личностях, прославивших город, — состоялась церемония закладки именной звезды Ивана Васильевича Удодова…

Другие материалы автора:

Нет связи