Футболисты обожают играть в падел. Тотти установил корт дома, Златан открывает падел-центры в Швеции

Футболисты обожают играть в падел. Тотти установил корт дома, Златан открывает падел-центры в Швеции
Златан Ибрагимович / Фото: © TÃRNHUVUD ANNA / ZUMA Press / Global Look Press
Разбираемся, что это вообще за вид спорта.

«Скоро начну свою новую карьеру», — написал Златан в инстаграме в конце 2017 года, анонсируя открытие своего первого центра для игры в падел. Корты Ибрагимович вместе с бизнес-партнером Томасом Сандстромом презентовали в 2018-м в Стокгольме, а к сегодняшнему дню в разных городах Швеции появились уже пять таких центров.

Златан далеко не единственный футболист, влюбившийся в падел. В Швеции он может посоревноваться с Улофом Мельбергом и Хенриком Ларссоном (последний, кстати, был на открытии первого центра Ибрагимовича). В Италии, где сейчас играет нападающий, среди фанатов падела есть такие футбольные легенды, как Франческо Тотти и Джанлука Дзамбротта. И даже в России Златан сумеет найти себе соперника или партнера по команде — им, например, может быть Александр Мостовой или Валерий Карпин.

В вопросе о том, что это за вид спорта и как им овладели футболисты, нам помогла разобраться первый русский участник World Padel Tour Стефания Грошева.

В этом материале:

  • Почему не стоит называть этот вид спорта «падел-теннисом»
  • В каких странах популярен падел
  • В каком состоянии он находится в России
  • Сколько стоят корты
  • С кем из футболистов играла Стефания
  • Что футболистов отличает от других во время игры в падел
Джанлука Дзамбротта и Стефания Грошева / Фото: © Личный архив Стефании Грошевой

Что такое падел и откуда он взялся?

Самое понятное, хоть и грубое, описание этого вида спорта: падел — это смесь сквоша и тенниса. В него играют, как правило, двое на двое на корте размером 10 на 20 метров, который разделен сеткой. Корт окружен стенами высотой в 4 метра. Правила очень схожи с теннисными: нужно перебить мяч на сторону соперника. Но здесь, если он один раз ударяется о твою половину и попадает в окружающую корт стену, то ты можешь продолжить игру, перебив мяч на сторону соперника после отскока от стены.

Счет ведется как в большом теннисе: те же геймы, сеты, больше-меньше и тай-брейки. Ракетки для падела с короткой ручкой и не перетянуты сеткой: поверхность сплошная с высверленными дырками. Мяч на любительском уровне можно использовать теннисный, на профессиональных турнирах он должен быть легче и мягче.

У этого вида спорта есть свои нюансы, особенные правила и стандарты, о которых можно более подробно узнать на специализированных сайтах. Профессионалы называют игру просто паделом, некоторые любители (в том числе Златан в своих постах) — падел-теннисом.

Златан Ибрагимович / Фото: © Instagram Златана Ибрагимовича

«Лучше говорить падел, хотя в России часто называют падел-теннисом, чтобы быть ближе к теннису. Но это другой вид спорта, который был создан в США в 1915 году, — объясняет Стефания. — Да, ракетки похожи, но нет игры со стенами. Поэтому я не люблю слово падел-теннис, потому что оно может ввести в заблуждение. Призываю называть просто падел».

Падел, у которого нет в названии слова «теннис» и про который мы сейчас говорим, был придуман в Мексике в 1969 году и достаточно быстро распространился по Латинской Америке. Но дикую популярность получил в Испании.

— В девяностых и начале нулевых самыми сильными игроками были аргентинцы, сейчас — испанцы. Там падел — это как религия, — говорит Стефания. — Это второй спорт в Испании после футбола по числу играющих в него. То есть больше чем теннис, баскетбол или волейбол. Все начиналось с любителей, а сейчас падел становится все более профессиональным.

— Топовые игроки в Испании — звезды, которых узнают на улице, просят автографы и селфи?

— Да, конечно. Они известны в стране. Их узнают не только в Испании, но и в Швеции и Италии, где сейчас бурно развивается падел. Даже у тех игроков, кто, как я, не входит в двадцатку лучших мирового рейтинга, есть свои болельщики. А у топовых вообще армия фанатов, которая ездит за ними по турнирам.

— Есть игроки, которые только играют в падел и этим зарабатывают, не занимаясь иной деятельностью?

— Двадцать первых ракеток мира у мужчин и женщин занимаются только паделом. Они живут за счет спонсоров и призовых на турнирах. У всех остальных есть другая деятельность, часто подрабатывают тренерами по паделу. Призовые, конечно, намного меньше, чем в большом теннисе. Поэтому у многих игроков все футболки в спонсорских логотипах.

— Много болельщиков на турнирах?

— Много, особенно в Испании. До пандемии коронавируса били новые и новые рекорды. На трибунах в Барселоне и Мадриде собирается по 8-10 тысяч человек, которые платят за билеты. Также начиная с четвертьфинальной стадии на крупных турнирах идет прямая трансляция на YouTube. Это не мода. На 100 процентов уверена, что падел будет расти и расти.

Как дела у падела в России?

— У вас в описании профиля инстаграма написано «первый русский игрок в World Padel Tour». Если использовать теннисную градацию, то с чем можно сравнить WPT?

— Это организация, которая проводит турниры самой высшей категории в мужском и женском разрядах. То есть как WTA и ATP вместе взятые. У World Padel Tour турниры трех категорий: челленджеры, опен и мастерсы. Не знаю, можно ли сравнить мастерсы с турнирами Большого шлема, но скорее это как мастерсы в большом теннисе. Также есть международная федерация падела — FIP. Она, как ITF, организует турниры поменьше, на которых тоже дают очки.

— В каких странах проводятся турниры WPT?

— 80-90 процентов турниров проходят в Испании. Также играются в Аргентине, Мексике, Швеции, Италии. География турниров FIP более разнообразная. Они проводят вообще по всему миру: ОАЭ, Египет, Нидерланды. Должны были дебютировать в России, но в связи с пандемией все отменилось.

Фото: © «Padelrus.ru»

— Как вы связались с паделом?

— Я родилась в Ростове-на-Дону. С четырех лет занималась теннисом. Когда мне было тринадцать, мы с родителями переехали в Испанию, где я продолжила играть в теннис. Занималась интенсивно, каждый день. Выступала на турнирах ITF. В 17 лет была 69-й ракеткой Испании по абсолютному рейтингу. Но в 19 лет бросила теннис. Тогда падел был в самом разгаре в стране. Началось все как хобби, потому что не хотелось всерьез тренироваться после тенниса, была психологическая усталость от тренировок. Постепенно начала работать не только тренером по теннису, но и по паделу. Любовь к этому виду спорту росла. И в 2015-м мне пришло предложение из Милана, чтобы стать директором падел-центра. Параллельно создала коммерческий проект, где мы занимаемся строительством кортов, продажей ракеток, организацией мероприятий по паделу. С 2018 года я являюсь профессиональным игроком. Мой актуальный мировой рейтинг — 215-е место. Хотя он сейчас заморожен. В следующем году выйдет новый рейтинг, где я должна быть 169-й ракеткой. Играю на турнирах WPT и FIP, но не на всех. Из-за работы получается выступать только на половине, а в этом году из-за коронавируса вышло еще меньше.

— Сколько игроков из России можно встретить на турнирах World Padel Tour?

— В мужском разряде нет игроков. В женском — я, и еще два месяца как появилась новая девочка Ксения Шарифова. Мы с ней пока не виделись, лишь переписывались в инстаграме. Она живет в Валенсии. Если бы не оказалась в Испании, то, наверное, не знала бы, что такое падел, так как в России он малоизвестен.

— Как попасть на турнир WPT?

— Зависит от страны. В Испании нужно быть в топ-15 рейтинга каждого региона. Там очень много игроков. Думаю, что Ксения сперва играла на региональных турнирах в Валенсии. Я начала выступать на World Padel Tour, когда жила в Италии. Тогда была в топ-10 рейтинга страны. Когда у тебя есть рейтинг, ты просишь уайлд-кард. Если не пригласили на один турнир, но ты попадаешь по рейтингу, то, скорее всего, возьмут на следующий.

— В каком состоянии находится падел в России?

— Пока нет большого роста, но 9 из 10 человек, которые пробуют поиграть, возвращаются. Есть корты в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже. Появилась своя федерация «Падел Рус». Я с ними знакома уже два года. Они активно занимаются развитием этого вида спорта. Пока, конечно, тяжело. Если бы не пандемия, то был бы больший спрос. Уверена, со временем все придет и получится. Когда проводила там мастер-класс, увидела очень большой энтузиазм.

Фото: © «Padelrus.ru»

— Воронеж в списке мест, где есть корты для падела, выглядит необычно.

— Возможно, где-то еще есть помимо этих трех городов. В Воронеже уже давно построили корты. Они были одними из первых в России. Там есть один испанец. Он не профессиональный тренер, но пытается развивать падел. Не знаю, почему в Воронеже. Видимо, нашли инвестора.

— Насколько это дорого?

— Если покупать корт для игры в падел в Испании, то получится от 20 до 30 тысяч евро. Плюс транспортировка и таможня. Корты для падела меньше теннисных. В этом есть позитивный момент. То есть для него не нужна большая территория. Их можно ставить везде: в легкоатлетических манежах, спортивных центрах или на парковках, как делают в Италии. Мне кажется, что это правильная инвестиция. Если ставить корты не только в теннисных клубах, то потихоньку начнут появляться центры исключительно для падела, как это происходит сейчас в Италии, Швейцарии. Тогда через несколько лет в России будет бум падела и в World Padel Tour начнут появляться новые русские игроки.

Как играют в падел футболисты?

— Каких звезд из других сфер и других видов спорта можно встретить на турнирах по паделу?

— На турнире в Сардинии был Джанлука Вакки (в России известен как «танцующий миллионер»). Он построил корт у себя дома, дружит со многими игроками. Этот вид спорта любят теннисисты. Очень хорошо играет Хуан Карлос Ферреро. В предыдущие годы он играл в квалификации World Padel Tour, не прося уайлд-кард. Хотя он бывшая первая ракетка мира. У Роберта Содерлинга своя фирма по производству ракеток. Йонас Бьоркман открыл много падел-центров.

В Испании этим видом спорта увлекаются многие футболисты: Карлес Пуйоль, Жерар Пике. В Италии я работала в спортивном клубе Джанлуки Дзамбротты. Он находится на озере Комо, которое недалеко от Милана. Сложилась хорошая дружба с Кристианом Брокки и Николо Аморузо. Иногда играем с ними матчи. Франческо Тотти установил корт у себя дома в Риме.

— В Милане сейчас играет Златан Ибрагимович. С ним не пересекались на кортах?

— Насколько я знаю, он не ходит играть в Милане. Видела его в ресторане, но не на кортах. Я уже месяц не живу в Милане. Переехала в Цюрих, где сотрудничаю с одним клубом. Кстати, владелец клуба тоже бывший футболист — Кристиан Бош. Он играл за ФК «Цюрих».

— С кем-то из российских футболистов пересекались?

— С Александром Мостовым. Когда у меня был в Москве мастер-класс, он узнал об этом и попросил сыграть с ним. Он же долгое время жил в Испании, где и научился паделу. Было прикольно. Еще играла с Евгением Алдониным. Надо сказать, что Мостовой и Алдонин играют не хуже Дзамбротты и Брокки. У них очень приличный уровень.

— Видел у вас в инстаграме пост о том, что поговорили про падел с Валерием Карпиным.

— Это была случайная встреча. Я приехала в Ростов, чтобы повидаться с родными и друзьями. Он с двумя ребятами из команды сидел за соседним столиком в ресторане. Карпин находился к нам спиной, поэтому я его не узнала. Услышала, что за их столиком говорят на испанском. Мы с ними разговорились, а потом уже увидели Карпина. Пообщались про падел. Он сказал, что играл в него. Все было очень дружелюбно.

— Футболисты отличаются от других при игре в падел?

— Да, я их узнаю за километр. Они очень хорошо координированы. Прекрасно играют со стенами. Бьют с одним отскоком, с двумя, с разворотом. Все эти акробатические приемы даются им легче, чем даже теннисистам. Еще они приспособлены к игре на задней линии, в защите. В основном играют в прямой стойке, то есть не ставят ноги боком. И футболисты очень выносливы: много бегают и не устают. Они не любят проигрывать, поэтому каждый матч как война. Играют всегда всерьез и очень азартно. Поиграть с ними просто в свое удовольствие невозможно.

Читайте также: