«Ускорить получение гражданства США помог конгрессмен». Аркадий Вятчанин — о том, что было после скандального ухода из сборной России

Двукратный бронзовый призер Олимпиады рассказал сайту «Матч ТВ», почему получил сербское (в 2014-м) и американское (в 2017-м) гражданства, но так и не выступил за эти сборные на соревнованиях.

В апреле 2013 года на Кубке страны двукратный бронзовый призер Олимпиады в Пекине Аркадий Вятчанин неожиданно заявил о том, что больше не будет выступать за сборную России и собирается сменить спортивное гражданство. Причиной ухода стали разногласия между главным спинистом страны и Всероссийской федерацией плавания (подробнее — читайте в интервью ниже).

В 2014 году Аркадий получил сербское гражданство, но перед Олимпиадой в Рио FINA не разрешила спортсмену представлять эту страну из-за нарушений правил перехода: Вятчанин не жил в Сербии положенный год. В 2017-м спортсмену все-таки удалось оформить переход по правилам, но уже в сборную США. Однако в 2018-м он принял решение о завершении карьеры, так и не выступив за американскую команду.

В интервью сайту «Матч ТВ» Аркадий Вятчанин рассказал:

«Верил, что спорт вне политики, но как показывает ситуация, он фактически не может быть вне»

— В апреле 2013 года вы делаете заявление на Кубке страны об уходе из сборной России. На тот момент были варианты, куда переходить?

— Имелось представление о том, как это должно происходить, но конкретных вариантов не было. В первую очередь хотел сделать заявление, что мои отношения с федерацией настолько нарушены, что нет смысла их дальше продолжать.

— То, что до заявления вы не подготовили, куда уходить, говорит о том, что решение было импульсивным.

— В принципе, так оно и есть. Просто это означает, что я никогда за спиной фиги не держал. Во-первых, для меня было неожиданно все то, что происходило в апреле. Я тихо праздновал свой день рождения, а тут выходит заметка, в которой говорится, что не могу участвовать в Кубке России. Я к нему готовился, знал, что через него отберусь без проблем на чемпионат мира. Мне очень хотелось спустя 10 лет вернуться в Барселону (в 2003 году Вятчанин выиграл в Барселоне свои первые медали ЧМ. — «Матч ТВ»), очень положительно был настроен приехать и выступить. Поэтому все, что происходило тогда в апреле, было для меня неожиданностью. Такое ощущение, как будто на меня с цепи собаку спустили. Я чувствовал, что так дольше продолжаться не может. Просто хотел уйти от этого в сторону. Думал, что справлюсь с тем этапом, который ждет меня после заявления.

— Все эти события вокруг Кубка России в 2013-м — это же не единственная причина?

— Нет. Эти разногласия с федерацией длились с 2011 года, может чуть раньше. Все началось с того момента, когда мне долго не одобряли переход в Тюменскую область, которая очень неплохо вкладывалась в меня финансово. Они мне помогали, оплачивали терапию для моего плеча, выполняли свои обязательства передо мной, но на бумаге я не был их спортсменом. Пытался разговаривать на эту тему с президентом федерации, но он был категоричен. Все это части одной истории, которые накопились к апрелю 2013 года. Что сейчас ворошить? Я ни на кого не обижаюсь, ни на кого не держу зла. Сделал тогда то, что посчитал нужным.

— В какие федерации отправили запросы на переход?

— По всей Европе. Естественно, пытался ускорить получение гражданства США, но в индивидуальных видах спорта это очень сложно осуществить. Получил ответы из Италии и Франции. Нидерланды были заинтересованы, но предстояло ждать гражданство три года. Я же пытался получить ускоренным методом, чтобы успеть до Олимпиады в Рио. Это удалось сделать в Сербии, но, к сожалению, выступить за них не удалось — FINA забраковала процедуру перехода.

— Какие финансовые условия предложили сербы?

— Никаких. Клуб мне платил 200 евро в месяц. Если бы смог выступать за Сербию, то зарплата была бы евро 500, наверное. Вообще Сербия же не очень богатая страна. Они не могут себе позволить выплачивать такие зарплаты, какие в России получают многие спортсмены.

— По плану вы должны были выступить за Сербию уже на чемпионате мира в Казани в 2015-м, так?

— Я надеялся, что успею к чемпионату мира. Но в итоге не получилось ни в Казань поехать, ни в Рио. Через год, как я получил сербское гражданство, FINA забраковала мой переход. Да, я не жил в Сербии, что и послужило причиной отказа. Но я не мог год постоянно находиться там, потому у меня просто не было средств к существованию. Я был вынужден тренироваться в США, чтобы выступать там на Гран-при и тем самым зарабатывать себе на жизнь. Это все, естественно, было отражено и объяснено в письмах FINA, которые писал я и сербская федерация плавания. Они очень хорошее письмо написали о том, что, если я перейду, то это поможет всему Балканскому региону. Но от FINA пришел очень короткий и ясный ответ — правила нарушены, извините.

Аркадий Вятчанин / Фото: © Ronald Martinez / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Вы также говорили, что нужно было зарабатывать деньги на лечение отца.

— Да, к сожалению, это печальная история (Аркадий Вятчанин-старший умер в результате болезни в сентябре 2014 года. — «Матч ТВ»). Я тогда спрашивал разрешения у FINA, чтобы в порядке исключения поехать на этапы Кубка мира и заработать на лечение. Я находился в хорошей форме и был уверен, что смогу выиграть призовые. Но, к сожалению, мне не разрешили.

— Понимали, что ваше постоянное нахождение в США может стать шлагбаумом для перехода?

— Естественно, понимал, но надеялся на благосклонность FINA, учитывая мои обстоятельства. Верил, что спорт вне политики, но, как показывает ситуация, он фактически не может быть вне. Мексиканцы выступали под флагом FINA (из-за временной приостановки деятельности мексиканской федерации плавания. — «Матч ТВ»), беженцы выступали под флагом FINA. Я не считал себя каким-то особенным. Нет. Просто думал, что не прошу чего-то невыполнимого.

— Сколько реально времени провели в Сербии?

— Мало. В общей сложности два месяца. Не мог оставаться там дольше. В эти два месяца я участвовал в соревнованиях и тренировался сам с собой. Грегг (Трой, тренер Вятчанина. — «Матч ТВ») расписал мне примерные тренировки, а я их выполнял.

— Где жили в Сербии?

— В нескольких местах. Мне снимали комнату, затем в гостинице чуть пробыл, в квартире какое-то время. Перемещался. Так получалось, что я там плавал в нескольких бассейнах. Просто в Сербии сильно развито водное поло, поэтому бассейны плохо приспособлены к плаванию: нет разметки на дне бассейна, некуда тумбочки прикрепить, так как дырок нет. Плавание у них не то что в зачаточном состоянии, но плохо развивается. Сейчас в Сербии наметилась тенденция, что многие уезжают учиться в Америку, хотя США по понятным причинам не любят. Просто ребята доплывают до 16-17 лет и, когда заканчивается школа, не могут найти специалиста, готового работать со спортсменом высокого уровня. Не хватает многих мелочей, которые составляют дорогу к высоким результатам. Например, в огромном бассейне секундомер только с одной стороны висит. У них есть определенного уровня детский и юношеский спорт, но дальше он не развивается. Мне хотелось им в этом помочь. Поэтому жаль, что не удалось выступить за Сербию на Олимпиаде или чемпионате мира. У нас еще складывалась хорошая команда на эстафету. На Олимпиаде в финал бы не попали, но на чемпионате Европы смотрелись бы очень неплохо. Те ребята, с которыми эстафетная команда складывалась, мне говорили, что, когда узнали, что я пытаюсь перейти выступать за Сербию, то у них мотивация повысилась. До меня у них лучшим спинистом был парень, специализировавшийся на дистанциях 800 и 1500 метров.

«С момента, как я ушел из сборной России, мне стало психологически легче тренироваться и выступать»

— Когда узнали, что FINA отклоняет переход и что Олимпиада в Рио вам не светит?

— Где-то в мае 2016 года. На электронную почту пришел скан с подписью Маркулеску (исполнительный директор FINA. — «Матч ТВ»), где говорилось, что запрос был отклонен. Самое интересное, что после на очередном Гран-при я давал интервью Associated Press, и журналист заинтересовался этой историей. Он сказал: «Я знаю Маркулеску лично. Хочешь с ним свяжусь?» Через какое-то время он мне сообщил, что Маркулеску даже не помнит письма от Аркадия Вятчанина с запросом о смене гражданства. То есть подпись на письме есть, а он сам, по словам журналиста AP, не помнит, чтобы что-то такое подписывал.

— В мае все было решено окончательно?

— Май и еще немного в июне я пытался связаться со спортивными адвокатами и попробовать завести дело по этому поводу. Но мне сказали — извини, но дела у тебя нет. Ты нарушил и нарушил. Я, естественно, продолжать тренироваться. Знал, что все равно продолжу плавать. В итоге вместо Олимпиады поехал на US Open.

— В какой форме были в тот момент? Сравнивали свое время со временем, которое показывали на участники Олимпиады?

— К моменту, когда уже была Олимпиада, я не был сильно мотивирован на что-либо. Просто хотел закончить сезон. На US Open проплыл 200 метров на спине, кажется, за 1:56. Время у призеров Игр было на 3 секунды быстрее. Уверен, если бы оказался на Олимпиаде и был более мотивированным, то, как минимум, плыл бы в финале.

https://www.instagram.com/p/BXbp-NGA0sS/

— После ухода из сборной России в апреле 2013-м вы несколько лет провели в статусе потенциального новичка сборной Сербии. Каким вспоминается это время? Что это был за период?

— Во-первых, с момента, как я ушел из сборной России, мне стало психологически легче тренироваться и выступать. Я буду вспоминать это время как бесценный жизненный опыт. Это можно прочувствовать только на себе, когда ты что-то делаешь, принимаешь какие-то решения, а потом встречаешь последствия этих решений. Было очень приятно, что тренировался, приезжал на Гран-при в США и плыл быстрее многих американцев, часто — быстрее всех американцев. В 2014–2015-м я довольно часто выигрывал этапы Гран-при. Я был рад в 30 лет показать лучший результат в карьере в шортах. Мне это давало хороший заряд на дальнейшие тренировки. В 2013 году мой результат на US Open на 100-метровке в открытом бассейне был равен второму месту на чемпионате мира в Барселоне. Поэтому буду вспоминать это время как время, когда я любил плавание больше всего.

— А грусти от того, что могли снова стать серебряным призером чемпионата мира, не было?

— Естественно, была. Если бы я был там, то боролся бы за первое место. Но, с другой стороны, не могу сказать, что приехал бы и всех победил или занял это второе место. Мало ли что могло случиться. Это из того же разряда, что думать, что, если бы я не заболел на Олимпиаде в 2008-м, то выиграл бы 200 метров на спине. Если бы да кабы во рту выросли грибы.

«Было ощущение, что FINA всеми силами пытается не допустить смену спортивного гражданства на американское»

— Когда приняли решение поменять спортивное гражданство на американское?

— Это был естественный следующий этап, раз мне не разрешили выступать за Сербию. После Олимпиады мне оставался год до получения гражданства США. Дождался и подал документы.

— Быстро все оформили?

— Нет. Даже пришлось обращаться за помощью к конгрессмену от штата Флорида. Только после этого все ускорилось. Вообще я документы подал в конце 2016-го, потому что по правилам можно их подавать через 4 года и 9 месяцев после получения грин-карты. Как раз прошло столько времени. Затем я ждал, ждал, ждал. Уже был май-2017-го, июнь… А я надеялся поучаствовать в отборе на чемпионат мира, поэтому решил написать конгрессмену. Объяснил, что я спортсмен, что уже долго жду и что хочу попасть на чемпионат мира и выступать за сборную США. Тогда процесс пошел. Меня пригласили на тест по гражданству и практически сразу после этого его дали.

https://www.instagram.com/p/BRdxxPFAw4N/

— С FINA проблем уже не было?

— Когда я получил американское гражданство, то тут же начал подавать документы в FINA для смены спортивного гражданства. Было ощущение, что они всеми силами пытаются этого не допустить. Я начал присылать им скан паспорта и различные документы, среди которых были чуть ли не платежки за свет и воду, подтверждающие мое проживание в США. Но дошло до абсурда. Они говорят: «Пришли-ка нам еще скан грин-карты». Прикол в том, что, когда ты получаешь гражданство, то грин-карту отдаешь, и на руках у тебя ее больше нет. Я уже не стал с ними пререкаться. К счастью, нашелся скан гран-карты, который я использовал раньше. Они, уже, видимо, скрипя зубами, сказали: «Хорошо. Мы тебя допускаем». Это тоже длилось все в течение месяца-полутора. Все происходило летом, а в Швейцарии, где находится главный офис FINA, очень любят летом долго отдыхать. Все затянулось. Разрешение получил лишь к концу августа.

— Когда меняли гражданство на сербское, то целью была Олимпиада в Рио. Какая цель была при смене на американское гражданство?

— Хотел попасть на Олимпиаду в Токио. Но главная цель — проплыть по своему лучшему абсолютному результату. Я его показал давным-давно — в 2009-м. Несколько раз подходил к пику форму, думал, что сейчас проплыву по лучшему результату, но раз — и плечо прихватывало. К сожалению, так и не удалось, хотя был готов физически. Наверное, это были какие-то знаки, что пора завязывать. В итоге проплавал до 2018 года. После одобрения FINA показал достаточный результат, чтобы попасть в сборную США. Это был хоть и не основной состав, но все равно приятно.

— Экипировку американской сборной приходилось надевать?

— Нет. Мне так ничего и не выдали. Я был в списке сборной и, конечно, хотел через год попасть в основной состав, но так получилось, что на тот момент я уже завершил карьеру.

— Почему закончили?

— Почувствовал, что есть в жизни другие вещи. Не хотелось больше соревноваться и плавать тяжелые серии на тренировках, пропало желание заставлять себя делать физическую работу. Захотелось попробовать что-то еще. Мой тренер Грегг Трой мотивировал меня заниматься и любить плавание и, сам того не зная, вселил в меня уверенность, что я могу быть неплохим тренером.

https://www.instagram.com/p/Bo-Ww6TBl9i/

— Как выглядел последний день вашей спортивной карьеры?

— Это был понедельник. У нас была запланирована длительная тренировка на 8,5 километров. Но написано было 7. Я говорю тренеру: «Вы обсчитались. Тут больше восьми тысяч». Он сказал: «Обсчитался, и что? Плыви!» Ответил: «А я больше не хочу». И ушел. Мы были с ним довольно близки. Он знал мою ситуацию, знал, как я могу упорно тренироваться, и, конечно же, на меня не обижался, тем более не злился. Затем какое-то время я не приходил в бассейн, а через неделю вернулся и сказал ему, что решил все окончательно. Было видно, что он немного расстроился. Да и я немного. Как-то так…

— Почему не остались в США?

— Хотел попробовать себя в Европе. Я поработал немного в США, будучи спортсменом, и после того, как закончил карьеру, пока искал варианты трудоустройства. В Америке у ребят очень высокие результаты — от самого маленького возраста до тинейджеров, которые заканчивают школу. Все поставлено на конвейер. Мне просто хотелось немного уменьшить масштаб деятельности — поработать с меньшим количеством людей, но с большим вниманием к деталям, чтобы я мог лучше контролировать тренировочный процесс.

«Мог бы остаться в России, продолжая наступать на свое собственное мнение»

— Как появился вариант из Франции?

— Они опубликовали объявление о работе на сайте SwimSwam. Это на самом деле уникальный случай, потому что там публикуют объявления только компании из США, может, иногда попадаются из Канады. Я подумал: раз они ищут тренера на американском сайте, значит, знание французского — это не первостепенное требование. Для нас с женой французский язык тогда был как филькина грамота. Решил отправить свое резюме. В итоге через какое-то время они мне написали. Были еще варианты из Италии, Швейцарии, но получилось с Францией.

https://www.instagram.com/p/CDjOZuVojza/

— А из России?

— Никто мне ничего не предлагал, да и не то чтобы кто-то должен. Мне хотелось поработать именно в Европе. В Россию я всегда смогу вернуться. Повторюсь, что нет никаких обид и злости. Это всегда особое место в душе и в сердце.

— Как сейчас с французским?

— Pas mal. Это значит «неплохо». Стараюсь. Уже два года здесь. Он медленно идет, потому что довольно сложный. Основные трудности в том, что слова хоть и пишутся по-разному, но звучат, в принципе, одинаково. Разговариваю, общаюсь по мелочи с коллегами по работе, со спортсменами. У меня не все спортсмены хорошо говорят по-английски, приходится вставлять французские слова.

— Бытовых сложностей из-за языка не возникает? Подстричься, например, или что-то еще?

— Меня жена стрижет, так что в этом повезло. Возникают сложности в общении при получении документов в префектуре. Нас пару раз затопили соседи. Мы живем в старом доме, над нами — две маленькие квартиры. Сначала один дурень затопил, затем — второй. Второй решил, что ему нужно срочно делать пол в квартире, которую купил. Но вместо того чтобы мешать цементный раствор в специальном бочонке, он просто вывалил цемент на пол, залил водой и стал все это дело мешать на полу. Вспоминать такое, конечно, весело.

— Кого вы тренируете во Франции?

— У меня группа от 18 и старше. Они все студенты местного университета. В этом университете преподают на американский манер. То есть людям дается возможность не только учиться, но и тренироваться на высоком уровне. В принципе, это одна из причин, почему местные функционеры решили опубликовать объявление на американском сайте. Они хотели привлекать людей не только из Франции, поэтому и взяли англоговорящего тренера.

https://www.instagram.com/p/B4QOvkMIsr-/

— Тренируете только плавание на спине?

— Ни в коем случае. Да, в данный момент в группе большинство спинистов, но мы тренируем все. Я не хочу, чтобы спортсменам стало скучно делать одно и то же. Стараюсь максимально разнообразить процесс.

— Какая сейчас цель в этой работе?

— Продолжать набирать опыт и продолжать передавать свой опыт и знания спортсменам, которые в этом заинтересованы. Мне нравится получать от студентов положительный отклик. Просто приятно, как все идет. Естественно, есть вполне конкретные цели: чемпионат Франции, отбор на какие-то более крупные соревнования. Ежедневная цель — помочь спортсменам быть лучше, чем они были вчера.

— В апреле 2013-го вы из-за разногласий с ВФП уехали из России с целью выступать за другую страну. В сентябре 2020-го пловчиха Татьяна Белоногофф из-за разногласий со своей федерацией плавания меняет британское спортивное гражданство на российское. Тренирует Татьяну в России ваша мама Ирина Вятчанина. Не видите в этом какую-то иронию?

— Нет. Я вижу в этом все еще существующую у нас свободу выбора. Если человек решает, что ему где-то лучше, то как минимум стоит, наверное, попробовать. Всегда можно вернуться обратно. Не думаю, что здесь есть ирония.

— Александр Попов сказал в одном интервью, что Вятчанин сам украл у себя годы карьеры. Согласны ли вы с ним? И можно было бы по-другому?

— Наверное, можно было бы, продолжая очень активно наступать на свое собственное мнение, на ощущение, как это должно быть. Возможно, я потерял что-то в плавании или в деньгах. Но то, что приобрел, гораздо ценнее. Я получил жизненный опыт, который ни на что никогда не поменяю. 

Читайте также: