Тинькофф Российская Премьер-Лига

Карпин, Романцев, а кто еще? 10 лучших тренеров в истории «Спартака»

От экс-тренера «Арсенала» до полуфиналиста Кубка чемпионов. Вспоминаем лучших тренеров красно-белых в день 98-летия клуба.

10. Альберт Вольрат

Фото: © Музей ФК «Спартак-Москва»

Титулы: обладатель Кубка СССР 1946 и 1947

Процент побед: 59

Вклад в историю: добыл первые послевоенные трофеи клуба

В 18 лет эстонец Вольрат занял четвертое место на чемпионате мира по греко-римской борьбе, потом получил диплом массажиста, работал в сборной Венгрии на Олимпиаде-1928, в начале тридцатых входил в тренерские штабы «Барселоны» и «Арсенала», а после возвращения в Эстонию содержал отель и тренировал таллинский «Спартак». В московский его позвали после десятого места в первом послевоенном чемпионате СССР.

Альберт Вольрат: «Вернулся из поездки в Москву председатель эстонского «Спартака» Эрик Бистрюм и сказал, что в центральном совете общества его спросили, нет ли в Эстонии безработного тренера для московского клуба. «Я назвал тебя, — сказал мне Эрик. — Собирайся и поезжай».

После детального знакомства с игроками я пришел к выводу, что прежде всего надо повысить уровень физической подготовки. Не всем это пришлось по вкусу. Георгий Глазков, помню, ворчал: «Что мы, лошади?». Иногда я не слышал ворчунов, иногда отшучивался. Когда мы бегали кроссы по холмам и тренировались под дождем, я делал все наравне с футболистами. Это помогало, неудобно было молодым людям отставать от старика.

Анатолий Сеглин, защитник «Спартака» (1942-52): «Тренировки у Вольрата были уникальные. Например, он поднимал в 6 утра нашего вратаря Лешу Леонтьева и для выработки внимательности заставлял сидеть и взглядом следить за мухой, летающей по комнате. Предлагал нам босиком бегать по опилкам — укреплять голеностоп. Я всегда обладал большим весом. Вольрат мне так и гово­рил: «Эй, ты, жирный» и устраивал дополнительные индивидуальные занятия, кроссы. Очень хорошо он знал и психологию игроков.

Был период, когда в команде начались внутренние проблемы, некоторые ребята даже не разговаривали друг с дру­гом, пропало взаимопонимание и на поле. После очередного крупного поражения Вольрат вечером собрал всех в ресторане и заказал каждому по стакану красного вина. Начался разбор, но многие вели себя еще скованно и на­пряженно. Тогда тренер заказал еще по стакану ви­на, и пошла беседа, нашлось взаимопонимание. Следующую игру мы выиграли, а в команде наладился микроклимат. Делая какие-то перестановки в составе, Вольрат всегда говорил: «Я вам доверил, и вы не должны меня подвести».

Много работали над развитием прыгучести, учились игре головой, скоростным рывкам. На примерах европейских команд я знал, какое значение имеет точность передачи, сколько на этом можно сэкономить сил в игре. Я требовал от ребят, выверенных до метра пасов. Учил их вести мяч, не глядя под ноги. Кричал на тренировках: «Ты что, опять потерял кошелек и ищешь его?». Ребята смеялись, но постепенно научились смотреть не на мяч, а на поле».

Николай Гуляев, полузащитник «Спартака» (1936-41, 43-46): «В нашей памяти Вольрат остался непревзойденным массажистом. Футболисты «Спартака» любили ходить в Центральные бани или же в Сандуны, и наш тренер сам массировал каждого игрока. Руки у него золотые, после его сеанса заново рожденным себя чувствуешь»

Альберт Вольрат: У каждого тренера свой подход к команде. Один ведет себя с игроками как цербер, я же всегда старался быть им старшим товарищем. Правда, меня порой упрекали в том, что дисциплина в команде прихрамывает, но для меня добрые отношения, доверие к игрокам были важнее. В конце концов это себя оправдывало.

«Спартак» прибавлял от игры к игре, но все же на долгий чемпионат сил пока не хватало. И тогда мы решили сделать ставку на короткий кубковый турнир, который проводился глубокой осенью, по окончании первенства. На финише немного сбавили нагрузки, пожертвовав несколькими матчами, и на кубковые игры вышли с новыми силами. И выиграли кубок, помню, поразив этим весь футбольный мир и вернув в лагерь «Спартака» большой отряд болельщиков. А то в те годы только и разговоров было, что ЦДКА да «Динамо». И повторили этот стратегический план на следующий год, завоевав Кубок СССР вторично».

Алексей Парамонов, нападающий «Спартака» (1947-59): «Вольрат — уникальный человек. Добрейший. В Тарасовке жил, выпивал, а на травке лежала запасная канализационная труба. Залезет в нее — и спит. Жена с крыльца: «Альберт! Альберт!». Семечки обожал. У него всего два зуба было, один вверху, другой внизу, но грыз виртуозно. Вокруг вечно все в шелухе было.

Мой просмотр в «Спартаке» проходил так. Вольрат бросил мне мяч на голову, на обе ноги, пару раз дал пробить по пустым воротам — и все. Позвонил председателю спартаковского общества Кузину: «Я оставляю Парамонова».

Альберт Вольрат: «Тренер не должен быть ограничен в своих действиях. Помню, приехали мы как-то в Ленинград. Первый матч, кажется, «Зениту» проиграли с крупным счетом. Через два-три дня предстояла встреча с ленинградским «Динамо». Спартаковцы ждали, что тренер будет их ругать за поражение, стыдить. А я повел их в ресторан. Заказали хороший ужин. Вот тут-то и произошло то, что требовалось, — все разговорились, разобрались в своих промахах. Вторую игру в Ленинграде «Спартак» провел блестяще. А меня за эксперимент с рестораном хотели снять с работы. Хорошо, что мы выиграли Кубок, и гроза прошла стороной».

9. Валерий Карпин

Валерий Карпин / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

Титулы: Copa del Sol 2012

Процент побед: 50

Вклад в историю: пятый тренер в истории «Спартака» по числу побед, в этом веке никто не возглавлял клуб так долго

Пришел в «Спартак» гендиректором, но после увольнения Лаудрупа почти пять лет был главным тренером (с полугодовым перерывом на работу Эмери) и дважды финишировал с командой на втором месте.

Мартин Йиранек, защитник «Спартака» (2004-10): «Было непривычно, что Карпин участвовал в посиделках футболистов. Ни до, ни после не встречал тренера, который после игр ходил бы с игроками в ресторан. Но для меня Карпин был больше футболистом, чем тренером. В 2009–2010 годах он показывал такой уровень на тренировках, что спокойно мог бы играть за «Спартак».

Игорь Ледяхов, тренер «Спартака» (2008-09, 2011-13): «Лаудруп переборщил с демократией — в тренировках и быту. С Карпиным в быту стало больше порядка. В 2009-м мы правильно подошли к играм с конкурентами, но смазали концовку, когда Джанаев пропустил обидные мячи. Для него это был серьезный психологический удар. Но тогда и второе место было достойным результатом».

Владимир Обухов, запасной форвард «Спартака» (2012-16): «Допустим, русский футболист на тренировке попадает в девятку — тишина. Веллитон заваливает нелепый гол — и Карпин начинает: «Браво, молодец!». Или так: легионер не бегает, ему ничего не говорят. Не то что россиянину. Может, менталитет так складывается? Русским приходится пихать, чтобы они работали, тренировались, а если иностранцев отругаешь — они встанут и вообще бегать перестанут. Тренерскому штабу, видимо, приходилось обращать на это внимание».

Валерий Карпин / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

Валерий Карпин: «В каких-то ситуациях нужно больше кнута. И это печально для меня, потому что это не мой стиль, не мой путь. В 2011 году я понял: к сожалению, футболисты должны бояться тренера. Пусть это и противоречит моим принципам. Сейчас все демократично, либерально — так и должно быть. Но у нас это не всегда работает и приводит к перекосам. Так что в этом году я вынес: помимо хорошего отношения, футболисты должны бояться. Без боязни они не могут достойно выступать».

Сергей Паршивлюк, защитник «Спартака» (2007-16): «Карпин очень грамотно объясняет нам все чисто футбольные моменты, тщательно проводит теорию. Я знаю некоторых тренеров, которых считают сильными и авторитетными, а они вообще не проводят теорию. Вообще! Для кого-то это, может, и утомительно — высиживать целый час на теоретических занятиях, но я-то понимаю, как это важно — когда тебе пальцем показывают на твои ошибки, разбирают их, когда ты осознаешь, что реально накосячил, и тебе стыдно перед всей командой. Когда не указывают на ошибки, начинаешь думать, что ты в полном порядке, а команда плохая. В этом и заключается главное достоинство Карпина как тренера — в том, что он всегда указывает нам на ошибки и дает грамотную и доскональную установку на матч. При этом он трудится и над развитием клубной инфраструктуры — вот ремонт на базе сделал, например».

Ари, нападающий «Спартака» (2010-13): «С Карпиным у нас бывали дискуссии, жаркие споры — особенно после поражений. Я могу ошибаться, но мне всегда казалось, что Карпин обращал на мои ошибки внимания больше, чем на ошибки других. Может быть, он просто более требователен к иностранцам. О Карпине остались очень хорошие впечатления. Он добрый, общительный. После побед давал дни отдыха. Мы вовремя получали премии. Когда ребята начали драться в перерыве матча с «Тереком», пришел Валерий и собрал нас всех. Поговорили. В итоге во втором тайме совершили камбэк и выиграли. Проявили мужской характер! Карпин пошутил: «Если будете выигрывать — то можете каждый матч драться в перерыве». Валерий — очень эмоциональный тренер. Его сильная сторона — мотивация. Он умеет так настроить команду, что та пойдет разносить все вокруг — особенно если речь идет о матче против топ-клуба».

Серхио Родригес, защитник «Спартака» (2011-12): «Карпин — один из сильнейших тренеров, с которыми мне приходилось работать. Не считаю, что расстаться с ним было правильным решением клуба. Тем более что тренер, который пришел ему на смену, не сделал «Спартак» лучше, правда?»

8. Петр Попов

Титулы: Чемпион СССР-1938, обладатель Кубка СССР-1938

Процент побед: 59

Вклад в историю: Развил успех Константина Квашнина, который перевел «Спартак» на тактическую систему «дубль-ве», и обеспечил клубу второй подряд золотой дубль

Участник Гражданской и Великой отечественной войн. В 1949-м осужден на десять лет как враг народа с отбыванием срока в Карлаге. После досрочного освобождения не смог вернуться в Москву и осел в Украине.

Николай Старостин: «Работал он весело. В баню с командой ездил париться. Нальет вместо кипятку в шайку пива, затем ментоловых капель — и все это в печь. Пар вылетал мягкий, с запахом хлеба и мяты. Сам проникал в легкие. «Из такой парной — футболист герой!» — приговаривал тренер, наяривая себя сразу двумя вениками. Ребята старшего быстро полюбили, хотя нагрузки он им закатывал потогонные. Правда, народ в команду был подобран гвардейский. Кроме того, матчей в сезоне игралось поменьше, чем сейчас. В группе «А» существовало 14 команд. Нравилась футболистам кроме разнообразия в тренировках и цветистая речь Петра Герасимовича. Был он неисчерпаем на воспоминания, знал тысячи курьезов о старых игроках. Умел одновременно держать в руках деся­ток мячей и поочередно швырять их игрокам на удар.

Сам с утра до вечера находился на стадионе, часами гоняясь по полю с такими оголтелыми футболистами, как вратарь Вла­дислав Жмельков, который, казалось, готов был и есть, и спать в воротах. В выходные дни тренер таскал за собой ребят в лес на охоту, за грибами или на рыбную ловлю».

Никита Симонян: «Когда «Спартак» приезжал в Киев, на вокзале нас непременно встречал Петр Попов. Немолодой уже человек с нелегкой судьбой — прошел войну, стал инвалидом. Мы относились к нему как к родственнику. Все дни в Киеве он проводил с нами. На стадион и со стадиона ездил вместе с командой. И вот однажды едем на матч, и Петя — мы звали его Петей, так он сам хотел — начал рассуждать о футболе. А я как тренер перед игрой требовал тишины. Уверен, посторонние разговоры, шутки, анекдоты расхолаживают команду. «Петя, извини, но прошу тебя замолчать, — обратился я к Попову. — Команда едет на игру!» — «Никита Палыч, — с достоинством ответил мне Петя, — команда — это я!». Все засмеялись. Пришлось сдаться».

Николай Старостин: «Каждую игру «Спартака» в Киеве он неизменно посещал, хотя неосторожность на охоте сильно повредила ему зрение. Он свои последние годы носил очки со стеклами уникальной толщины. Сидел на тренерской скамье, но видел далеко не все. Душой не старел. Бывал счастлив при удачах. При проигрышах чужие восторги тушил воинственным кличем: «За нами не пропадет! Долги платим». Наверное, несправедливо, что Петр Попов не был отмечен званием заслуженного тренера СССР или хотя бы РСФСР».

Сергей Стрельцов, играл у Попова за карагандинский «Шахтер»: «Вот кого судьба обидела! Старостину даже памятник в Москве поставили, при жизни Звезду Героя Социалистического Труда вручили. А у Попова одна медаль была «За победу над Германией». И все! Он как участник войны дошел до Берлина. Но его заслуги в развитии спорта в Москве и Караганде никто не заметил. Ему даже не дали звания заслуженного мастера спорта СССР… А пострадал он из-за родства со Старостиными через их сестру Веру — она была его супругой. Он все время вспоминал Николая, всем говорил, что тот несправедливо пострадал из-за Берии, зависти и даже ненависти того к «Спартаку» и команде, где основным костяком были братья Старостины. Попов добивался правды в отношении их в различных спортивных и даже партийных инстанциях… А вышло наоборот — за недоносительство, дружбу с «врагами народа» в конце концов сам схлопотал себе зловещий Карлаг».

7. Георгий Ярцев

Георгий Ярцев / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

Титулы: Чемпион России-1996

Процент побед: 59

Вклад в историю: собрал новую чемпионскую команду после ухода Черчесова, Онопко, Юрана и Кулькова

Наигравшись, кого только не тренировал: школу «Нефтяник-Капотня», команду завода «Красный богатырь», эстрадно-спортивный клуб «Звезды Москвы». На тринадцатый год тренерской карьеры стал помощником Романцева вместо Тарханова, ушедшего в ЦСКА. Всего через полтора года возглавил команду — Романцев сосредоточился на сборной, но остался президентом.

Георгий Ярцев: «Ты строишь новую команду на будущее» — поставил мне задачу Романцев. Мы могли тогда задержать опытных футболистов, но в этом случае молодые спартаковцы не получили бы хороших контрактов, жилищных условий и других привилегий. Деньги целиком вложили бы в сегодняшний день, не подумав о завтрашнем. Олег же смотрел дальше».

Рамиз Мамедов, защитник «Спартака» (1992-98): «Когда Ярцев стал главным, пришло человек шесть из дубля — Ширко, Джубанов, Евсеев, Мелешин, другие — мы их сначала вообще не знали. Доходило до такого: Никифоров говорил одному — не буду называть фамилию — игроку 1976 года рождения: «Мальчик, подай мяч». Даже по имени их не знали. Потом тот мальчик в популярного футболиста вырос».

Вадим Евсеев, защитник «Спартака» (1993-99): «В том сезоне в «Спартаке» прилично играло немало ребят, которые потом на таком уровне себя не проявили. Нашел Ярцев к ним подход, дал им шанс, сумел раскрыть. Хотя, казалось, есть более опытные игроки, которые после отъезда лидеров имеют куда большие шансы занять их места.

Зарплаты у молодых были маленькие, зато на премиальных можно было что-то скопить — только выигрывай! Они составляли от одной до трех тысяч за матч. Больше трех не было никогда — даже за золотой матч со «Спартаком-Аланией».

Георгий Ярцев и Олег Романцев / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

Георгий Ярцев: «Материальная сторона для тех молодых не стояла на первом месте и не заслоняла собой футбол. В «Спартаке» тогда была осознанная дисциплина. Мне как главному тренеру не нужно было за кем-то следить, кого-то подстегивать. Крайне редко применялись дисциплинарные санкции. Хотя по ходу сезона случались моменты, когда всю дорогостоящую теле-, аудио- и видеоаппаратуру приходилось переносить из номеров игроков в самый пыльный и темный подвал Тарасовки. Затем в холле ставился один телевизор — его дружно смотрели всей командой, общались. Когда турнирное положение выправлялось, аппаратура следовала в обратном направлении. Рублем никого никогда не наказывал».

Егор Титов, полузащитник «Спартака» (1992-2008): «Никогда не забуду, как Ярцев сжимал свою жилистую ладонь в кулак и говорил: «Вот так вы — команда!» — потом разжимал руку, хватался за указательный палец и оттягивал его в сторону: «А поодиночке в футболе вы ничего не добьетесь». Ярцев жил эмоциями и периодически представлялся нам разбушевавшимся Везувием. За пару дней до матча Лиги чемпионов с «Нантом» у меня защемило какой-то межреберный нерв. Я даже не был способен шевелиться. Врач команды Юрий Васильков мне признался: «Ярцев велел делать что угодно, лишь бы та вышел на поле!». Чего мы только ни пробовали: и уколы, и массаж, и компрессы — все бесполезно. Сыграли без меня: 2:2. Вели 2:0 и не удержали победу.

После матча я, расстроенный, спустился в раздевалку, вскоре туда влетел Ярцев. Шапку бросил, по ведру со льдом ногой — раз, по мячам бабах — два, все разлетелось. И тут меня увидел, скромно сидящего в сторонке. И как начал мне пихать при всех: «А ты что?! Заболело у него! Болит у него!». Он рассчитывал на меня, а я не смог. Васильков тихонько меня в душ отвел: «Спрячься, пусть Жора отойдет!». Стою в душе и думаю: «При чем здесь я, я же на поле не выходил?!». С одной стороны, обидно, с другой — так и надо. Мы ощутили, что нам доверяют. И такая вера Ярцева многое мне дала. Я понял, что если главный тренер «Спартака» не мыслит свою команду без Титова, значит, Титов и впрямь сильный полузащитник».

6. Массимо Каррера

Массимо Каррера / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

Титулы: Чемпион России-2017, обладатель Суперкубка-2017

Процент побед: 55

Вклад в историю: прервал самый длинный бестрофейный период в истории «Спартака»

Два года назад я брал у Массимо интервью для русского GQ, и вот что узнал:

Массимо Каррера: «Самую сильную боль я испытал, когда тренировал «Ювентус». На тренировке не хватало одного футболиста, и мой шеф Антонио Конте заставил меня выйти на поле. Я стал играть, и один из футболистов просто разнес мне колено — порвал связки, мениск и все что можно. Получилось, что самую тяжелую травму в карьере я получил уже после того, как закончил с игрой.

Другой вид боли — слабая игра моей команды. Я был настолько взбешен нашей игрой с «Томью» в конце сезона-16/17, что после матча, увидев две тарелки в раздевалке, разбил их об стену. Потом переоделся и уехал, не дав даже традиционное послематчевое интервью. Правда, это ерунда по сравнению с одним из моих тренеров в «Аталанте» Джованни Вавассори. Однажды он разозлился на двух-трех игроков из-за неправильного интервью и в раздевалке ударил кулаком по экрану весов. Разбив себе руку, он продолжал активно жестикулировать, и кровь разлеталась по комнате. Сильное зрелище.

Другой тренер «Аталанты» Эмилиано Мондонико был очень искренним человеком. Если ему нужно было что-то высказать, он смотрел тебе прямо в глаза. Хотя я встретил его уже в солидном возрасте, в тридцать два года, он меня многому научил. Причем даже в нефутбольных вопросах. Эмилиано помог мне стать настоящим мужчиной. К сожалению, недавно его не стало».

Квинси Промес, полузащитник «Спартака» (2013-18): «Каррера пришел в команду помощником, но после увольнения тренера [Дмитрия Аленичева] стал главным. Руководители клуба решили дать ему контракт, и он остался. Он сделал нас чемпионами, он заставил нас поверить в то, что это возможно. У нас была хорошая команда, и мы были сильны духом. Он всегда был честен с командой. Если у него была какая-то проблема, он подходил и решал ее прямо. Если, например, я чувствовал, что меня не устраивают какие-то вещи, я тоже мог пойти в кабинет Массимо и сказать об этом. Но ты не можешь сделать всех двадцати трех игроков в составе счастливыми, так как играешь только одиннадцатью».

5. Василий Соколов

https://twitter.com/RetroTerritory/status/735040422200922112

Титулы: Чемпион СССР-1952 и 1953

Процент побед: 61

Вклад в историю: после войны «Спартак» не поднимался выше третьего места, а с тренером Соколовым два раза подряд стал чемпионом

Бывший левый защитник и капитан «Спартака» — 2 мая 1943-го выводил команду на матч в освобожденном Сталинграде — возглавил клуб после Георгия Глазгова, финишировавшего шестым, и, не меняя состав, занял первое место в однокруговом чемпионате четырнадцати команд (сказалась ликвидация ЦДКА после неудачи в хельсинской Олимпиаде и помощь тренера Абрама Дангулова, завоевавшего со «Спартаком» Кубок-1950). Следующий чемпионат проходил уже в два круга, но «Спартак», усиленный Всеволодом Бобровым и Анатолием Исаевым, выиграл его так же уверенно, разгромив дома главного конкурента — тбилисское «Динамо» — 4:1.

Николай Старостин: «Помню, приехал к нам с предложением своих услуг Василий Соколов, молодой и безвестный. Побеседовали мы с ним, а когда он вышел, брат мой, Андрей Петрович, говорит: «Нечего сомневаться, возьмем, ты разве не заметил, какие у него глаза: стальные, как у хищной птицы». Взяли и не раскаялись. Стал выдающимся, несгибаемым защитником, сначала крайним, а потом центральным.

Тренерскую карьеру Василий Соколов начал на редкость многообещающе. В команде появилась талантливая молодежь (Б. Татушин, М. Огоньков, А. Исаев, В. Агапов и другие). На первом месте оказались и дублеры. Твори и радуйся. Но Соколов допускает тактические ошибки: теряет равновесие в отношениях с игроками и руководством общества. С первыми он переходит на диктат, со вторыми порой перестает считаться.

В команде образовалась группа великовозрастных знаменитостей: Владимир Чернышев, Олег Тимаков, Николай Дементьев. Процесс омоложения команды — дело мучительное. Здесь нужна не только дипломатия, но и особый такт. Тренер, не считаясь с этими принципами, пошел в штыки. Но коллектив горой встал за Николая Дементьева, хотя этому игроку было тридцать восемь лет. В таких конфликтах тренер обычно берет верх: его поддерживает начальство, которое всегда за молодежь. Но здесь руководители общества припомнили Василию Николаевичу его непочтительность и встали на сторону игроков».

Никита Симонян: «Когда мы проигрывали, он с нами не разговаривал. Обижался».

Соколова убрали из «Спартака» после второго места в сезоне-1954.

Николай Старостин: «Обида не позволила Соколову сделать правильные выводы на будущее. Он, правда, успешно руководил затем такими ведущими командами, как тбилисское и минское «Динамо», бакинским «Нефтяником» и донецким «Шахтером».

4. Николай Гуляев

Титулы: чемпион СССР-1956 и 1958, обладатель Кубка СССР-1958

Процент побед: 59

Вклад в историю: четвертый тренер в истории «Спартака» по числу побед и титулов

Сменив Соколова, на второй год вернул команду на первое место, а еще через пару лет сделал золотой дубль.

Николай Старостин: «Через его руки прошло много разных игроков. Среди них были мастера с мировыми именами, олимпийскими отличиями и золотыми медалями чемпионов страны. Были игроки ласковые, но избалованные славой и потому не особо дисциплинированные. Находились отменные гордецы, недотроги, кое-кто из них тяготел и к футбольной богеме. Но упорный в достижении поставленной цели старший тренер, в конце концов, всех их приучил к аккуратности и дисциплине. И не случайно сборная с восемью спартаковцами в финальной игре выиграла в 1956 году мельбурнскую Олимпиаду.

Два великих взлета имел в своей истории спартаковский футбол. Первый — в 1936-1939, а второй — в 1955–1959 годах. Именно на эти сроки падают и неоднократные победы в первенстве и «дубли». В первом взлете Гуляев участвовал как игрок, во втором — как старший тренер».

Никита Симонян: «Вот Николай Алексеевич Гуляев дает задание: «Сейчас мы сделаем легкую пробежку, общеразвивающие упражнения, бег с высоко поднятыми коленями…». И тут же Нетто восстает: «Этой ерундой мы заниматься не будем!». Нетто говорил все и всем в глаза, а вот критики в свой адрес не любил. Например, Гуляев делает замечание: «Игорь, ты играл хорошо, но коротко». Игорь избегал длинных передач: будучи самолюбивым, не рисковал, его пасы были короткими или средними, играл наверняка, иначе самого себя потом бы заел. Так что Гуляев наступил ему на мозоль, и Игорь взвился: «Я всегда буду отдавать пас своему. В деревенский футбол играть не намерен!» — «Нет, Игорь, если бы ты играл длиннее, было бы все острее». — «Вы глупостей не говорите!»

Александр Пискарев, форвард «Спартака» (1971-75): «Самое смешное, что слышал от Гуляева: «Бегите между собой!» — это означало побегать змейкой. «Попрыгайте головами!» — значит, отработать удары головой. В Тарасовке я прятал за цветами магнитофон. Ребята говорили: «Гуляев идет!», и я нажимал на запись. Гуляев заходил и обязательно что-нибудь отчебучивал. Например: «Устали? Отдохнете в гробу в белых тапочках». Потом мы собирались с Кокаревым и Минаевым и хохотали над этими записями».

3. Никита Симонян

Титулы: чемпион СССР-1962 и 1969, обладатель Кубка-1963, 1965 и 1971

Процент побед: 49

Вклад в историю: Выиграл чемпионства с разными поколениями спартаковцев

Никита Симонян / Фото: © РИА Новости / Леонид Доренский

При Симоняне в «Спартаке» заиграли легенды — Маслаченко, Ловчев, Севидов, Хусаинов и Логофет.

Никита Симонян: «В 1962-м мы шли в середине таблицы, и нас со Старостиным вызвали в секретариат профсоюзов Москвы. Собрались там также председатели общества «Спартак» — Михальчук, Абаков и Кузин. Нас там натурально унижали. Крохоборами называли. Последовало даже предложение освободить нас от занимаемых должностей, на что председатель российского «Спартака» Алексей Абаков возразил: «Ну хорошо, освободим мы их, а есть ли кто-то на их место?». Или, может, таким образом припугнуть нас хотели…

Дали нам испытательный срок. А следующая игра у нас была в Ташкенте. Игру специально назначили на три часа — в самое пекло, чтобы мы «расплавились». Первый тайм проиграли по всем статьям — 0:2. Идешь в такой ситуации на перерыв, думаешь: что им сказать? Ругаться — какой смысл? Сказал, что не буду давать им никаких советов. А пожелание только одно — пересилить эту жару, постараться забыть о ней и просто сыграть в свой футбол. Больше ничего. И в течение девяти минут мы забиваем три мяча и выигрываем — 3:2. После чего начинается беспроигрышная серия, которая и сделала нас чемпионами!..

У Старостина я перенял осознание того, что тренировать «Спартак» может только демократ. Если хочешь добиться успеха, нельзя забывать о вечной истине педагогики — понять каждого. Одного может привести в себя резкое слово. Накричи на него, разозли, тогда только он по-настоящему соберется, покажет класс. У других от резкого слова опускаются руки.

В этой связи вспоминается мне Николай Осянин. Прекрасный игрок — хорошо поставленный удар, хорошее чувство позиции. Играл и центральным нападающим, и в линии полузащиты, и центральным защитником. Скромный, застенчивый, тихий. Повысить на него голос значит подавить. В 1969-м во встрече с киевским «Динамо» Осянину выпало пробить пенальти. Пробил «щечкой», пытаясь обмануть вратаря. Вратарь разгадал маневр и мяч парировал. Это произошло в самом конце первой половины матча, когда мы проигрывали 0:1.

Прихожу в раздевалку — Осянин сидит, не поднимая головы. Мы ни слова ему не сказали. Оценили первую половину игры, сделали общую установку. А когда команда выходила, я придержал его за плечо: «Ничего страшного, ты просто бил не по-своему. Забьешь с игры — это будет ценнее». И буквально в начале второго тайма он забил неотразимый гол в верхний угол и все оставшееся время играл блестяще. Мы победили в том матче, а потом стали чемпионами.

В команде мы старались жить не одним днем, думать не только о ближайшем матче. Вели тактические поиски. В них участвовала вся команда. Решили испытать бразильские варианты — 1-4-2-4, а затем 1-4-3-3. Совместная творческая работа как-то по-особенному сплотила команду. В общей сложности я проработал со «Спартаком» одиннадцать лет — с небольшим перерывом. Перерыв был в 1965 году и связан с трагическим случаем. Наш футболист Юрий Севидов в нетрезвом состоянии совершил наезд. Погиб человек. Известный ученый. Это вызвало всеобщий справедливый гнев. И немало говорилось о том, что футболистам слишком многое позволено, звездам, мол, все сходит с рук. Защищать тут Севидова мы, естественно, не собирались, наказание он понес. Тем не менее случай лег пятном на всю команду, прежде всего на ее руководство. Может ли тренер отвечать за взрослого человека? Наверное, нет. Но спорт, команда — здесь само собой подразумевается воспитание, без этого нельзя. Вполне возможно, мы что-то в Юрии проглядели… Пришлось уйти в отставку».

2. Константин Бесков

Константин Бесков / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов

Титулы: Чемпион СССР-1979 и 1987, победитель Кубка федерации-1987

Процент побед: 54

Вклад в историю: выиграл меньше трофеев, чем Симонян, но вытащил клуб из первой лиги и закрепил спартаковский стиль футбола

Бесков превзошел Симоняна и по числу побед — 266 против 210.

Николай Старостин: «У прежнего «Спартака» стиль был, как бы поточнее сформулировать, сугубо романтичным. Новый старший тренер внес в него реалистические черты, убрал разные «завитушки», архитектурные излишества, оставив все то, что во все времена нравилось трибунам: игру без компромиссов, вкус к атаке, волевую направленность, допустимый риск, натиск».

Георгий Ярцев: «Уроки Бескова я сравнил бы с академией футбольного мастерства. Мне никогда прежде не приходилось слышать такие идеи, какие преподносил нам старший тренер: свежие, часто парадоксальные, даже ошеломляющие, а присмотришься, применишь на практике, освоишь в ансамбле — и голы быстрее получаются, и противник ошарашен»

Александр Нилин, автор книги «Невозможный Бесков»: «Бесков неизменно строг в обращении с игроками. Но разве же и не наивен в каких-то проявлениях? Уезжая из дома в Тарасовку, берет с собой свежий, еще жена не прочла, номер «Литературной газеты» со статьей писателя Вениамина Каверина — с какими-то мыслями из нее собирается познакомить игроков. А те «Утреннюю почту» смотрят — воскресенье».

Валерий Шмаров, нападающий «Спартака» (1987-91, 95-96): «Бесков любил отрывки из газет зачитывать — мотивировал таким образом. А разборы матчей длились по три часа — разжевывал каждому от и до. Порой Бесков не летал с нами на выездные игры по состоянию здоровья, но мы настолько вызубрили его установки, что обходились и без него. Особых розыгрышей и шуток при Бескове не было — он очень жестко любой юмор воспринимал. Это Старостин относился к нам, как к детям, — но у него и задача была не та, что у Бескова. Старостин пытался сплотить игроков, а Бесков выжимал из нас результат».

Алексей Прудников, вратарь «Спартака» (1979-82, 1989): «Бесков очень тщательно отбирал людей — по уму. Говорил: «Даже медведей учат в хоккей играть. Так и вас научу футболу — главное, чтоб человек умный был». Самое страшное было — проиграем кому-нибудь, в Киеве, например, едем домой на поезде. Бесков вызывает к себе кого-то из молодых. Показывает ситуацию. Спрашивает: «Кому нужно пас отдать?». Если молодой ошибался, то слышал: «Завтра сдаешь вещи»…

В дубль меня взяли вместе с Черенковым. Николай Петрович Старостин говорил Бескову: «Кость, посмотри на мальчика. С мячом хорошо обращается. Все при нем». Бесков посмотрел на Черенкова в двусторонке: «Силенок нету у него». Функционально Федя был не готов — ум есть, а физики не хватало. Человек сто прошло через эти двусторонки. В общем, вычеркнул Бесков Черенкова. Старостин возразил: «Ну чего ты. Пусть получает свои 60 рублей — поможем семье. У него отца нет». Бесков: «Ладно». Федя тогда даже в 25 лучших не попадал в своем возрасте. Но ему дали возможность тренироваться со «Спартаком», он стал быстро расти. Парень-то умный. Заиграл».

Константин Бесков / Фото: © РИА Новости / Борис Бабанов

Борис Кузнецов, защитник «Спартака» (1985-88, 89): «Бесков всех раскрывал. Гаврилов в «Динамо» не нужен — а в «Спартаке» ведущий игрок. Шавло пришел из «Даугавы» — и стал игроком сборной. Меня в «Спартаке» признали лучшим защитником чемпионата. Я не играл, а летал. Знаешь, как говорят: не та мать, что родила, а та, что воспитала. ЦСКА меня родил как футболиста, а «Спартак» воспитал, дал мне тот футбол, в который я играл всю жизнь. Это судьба: пришел туда уже зрелым игроком, и душа отдыхала — не мучился, а играл. Бесков повторял: «Вы можете проиграть, но сделайте спектакль, чтобы люди еще на вас пришли». Мы всегда любили играть в дождичек. Мяч скользит, отскакивает от соперников, а нам, наоборот, пасоваться удобно. Мы ведь передачи на 10-15 метров на каждой тренировке репетировали».

Сергей Базулев, защитник «Спартака» (1983-1984, 1989-91): «Любимая фраза Бескова: «Ни под кого не подстраиваемся, у нас — своя игра». Бывают же команды — и сами не играют, и другим не дают. А у нас простые ребята, в которых Бесков талант разглядел — Гаврилов, Черенков. На поле они молча творили, ни на кого не орали. Обидно, Юрка Гаврилов столько сделал для «Спартака», мог бы стать миллионером и отдыхать всю жизнь, а он сейчас несколько раз в неделю вынужден корячиться за ветеранов».

Борис Кузнецов: «У Бескова были интересные отношения с Гавриловым, нашим главным шутником. У Гаврилы отец инвалид, и однажды он приехал на базу на инвалидной машине и поставил ее рядом с бесковским зеленым мерседесом. Выходим после тихого часа — Бесков в панике: «Чья это машина?». Гаврила ему: «Ну, это вы на мерседесах ездите, а обычные люди вот на таких». Бесков продолжает: «У нас же солидная команда. Вдруг кто увидит, что игроки на инвалидных машинах разъезжают. Подойдите к Николаю Петровичу, скажите, кто какую машину хочет».

Юрий Васильков, врач «Спартака» (1983-84, 89-2002, 2006-2008): «Своим авторитетом Бесков подавлял любого. Что бы я ни докладывал, у него все это было. Любая травма. Старался всю команду в течении года держать в напряжении. Это был диктат — «футбольный Сталин». В определенной фазе это здорово, когда футболист знает свою задачу и выполняет ее. Но человек не может 11 месяцев находиться в напряжении — в том числе доктор».

Валерий Шмаров: «Бесков хотел отчислить восьмерых — в том числе и меня. Старостин вступился: «Как это так? Они год назад выиграли чемпионат, чуть оступились — сразу всех убираешь». Решили уволить Бескова, а нас всех оставить».

Никита Симонян: «У Бескова был очень хороший вкус на подбор игроков и способность добиться от них прогресса. Это было очень важно, как и комбинационный стиль игры, который он проповедовал. Константин Иванович бывал очень недоволен, если команда выигрывала, но не показывала зрелищного футбола. И все же за сорок пять лет работы выиграть всего два чемпионата и три Кубка — на мой взгляд, слишком мало».

1. Олег Романцев

Олег Романцев / Фото: © РИА Новости / Александр Макаров

Титулы: чемпион СССР-1989, чемпион России-92, 93, 94, 97, 98, 99, 2000 и 2001, победитель Кубка СССР-1992, победитель Кубка России-94, 98 и 2003, победитель Кубка Содружества-1993, 94, 95, 99, 2000 и 2001

Процент побед: 59

Вклад в историю: сделал клуб самым титулованным в стране

На третий год работы вывел «Спартак» в полуфинал Кубка чемпионов, а потом в четвертьфинал Лиги чемпионов, в полуфинал Кубка УЕФА и Кубка Кубков.

Сергей Базулев: «Карьеру игрока Романцев завершил при мне. Ехали как-то на поезде из Минска. В купе — я, Романцев, Сочнов. В соседнем — Бесков. Бесков так-то не пил, но после игр мог снять напряжение. А тогда мы проиграли два матча подряд, и Бесков стал кричать, что — из-за Романцева. Тот гордый, ушел из «Спартака» и в 29 лет стал тренировать. В 1989 я укатил с «Локомотивом» на месяц в Америку — проехали восемь городов, играли в мини-футбол, заработали по тысяче долларов. Звонит Романцев: «Сереж, я принял ‚Спартак‘ — можешь помочь?» Семин обиделся: «Предатель!». Вратарем «Локомотива» был Черчесов. «Скажи там Романцеву и насчет меня», — попросил Стас».

Борис Кузнецов: «Романцев совсем еще молодой и неопытный был. Старостин специально вернул в команду стариков, Сочнова, Позднякова, Прудникова, меня, чтобы Романцеву было полегче, хотя ясно было, что команда будет строиться уже не вокруг нас. Романцев тогда много общался с игроками — после игр собирал всех на шашлычок с детьми и женами у озера в Тарасовке. В итоге снова стали чемпионами».

Юрий Васильков: «При Бескове был диктат, а Романцев шел в ногу со временем, устраивал разрядку игрокам. Был случай — я такого не ожидал от Романцева. Он всегда выглядел суровым человеком, а тут заканчиваю взвешивать игроков, готовлюсь к короткому докладу. Подходит Романцев с каменным выражением лица. Говорит: «Давай двоих еще раз взвесим». Ставит Цымбаларя и Мамедова. У каждого по 5 лишних килограммов. У меня ощущение — будто из космоса прилетел. Ничего понять не могу. 5 минут назад было 70 кг — сейчас 75,5. Что, они успели позавтракать? Не бывает же такого. Романцев выдает: «Ну что, надо нашего доктора наказывать». Думаю: ну я попал.

Тут издалека мне Андрюха Пятницкий подмигнул. Я понял, что меня «везут». Оказалось, они под майку надели грузовые пояса. Из фитнеса их притащили, жулики. Хотя я и догадывался: Цымбаларь с Мамедовым становились на весы без улыбочек, но как будто нашкодившие. Иваныч всегда замечал, когда команда закисала. Подморгнет мне: «Давай что-нибудь устроим».

Алексей Прудников: «Романцев, как и Бесков, много читает. Говорили, что он нелюдимый, а он в день по книжке прочитывает. У него большая библиотека. Все думали, что он выпивает, а он сидел и читал».

Олег Романцев / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Валерий Шмаров: «К 1995-му Романцев сильно изменился. Стал гораздо больше уверен в себе, отпала необходимость советоваться с игроками. Перед групповым раундом поставил задачу выйти в четвертьфинал, но шести побед не ожидал, конечно, ни он, ни мы — вообще никто. Возьмите записи и сравните с нынешней «Барселоной»: она играет в точно такой же футбол, даже чуть похуже».

Валерий Кечинов, полузащитник «Спартака» (1993-2000): Помню, проигрывали «Русенборгу» 0:2. Мы с Аленичевым были запасными, а в перерыве зашли погреться в раздевалку. Тут появляется Романцев и говорит: «Ребят, что ж мы рыбакам-то проигрываем?». И сразу выходит. Его речь подхватывает Юран — но немножко на другом языке. Та-а-акой заряд энергии, такой импульс мы получили, что встали и разорвали этот «Русенборг». Шансов у них не было. Мы забили четыре, но могли и 7:2 выиграть.

Мои отношения с Романцевым в принципе не портились. Дело было в другом человеке — втором тренер Вячеславе Грозном. Он не только меня пытался выдавить. Тихонов тоже из-за него ушел. Сейчас Романцев признается с сожалением, что тогда прислушивался к мнению Грозного, а не к нашему. Мы ведь приходили к Романцеву и говорили: «Этот человек вам не то говорит». Из-за Грозного, мне кажется, «Спартак» и начал разваливаться».

Алексей Прудников: «Клуб имел большие долги, и Романцев продал «Лукойлу» все акции. А когда ты отдал акции, ты уже наемная рабочая сила. Тебе привезли игрока, а ты его должен ставить. Романцев привык работать только с русскими, а иностранцам приходилось заново объяснять — тактику, стеночки, все это. Наболело у Романцева и поставил он на домашнюю игру с «Ливерпулем» только русскоязычных игроков. А что еще делать, когда тебе привозят игрока Огунсанью? Иваныч нам говорит: «Ребята, посмотрите на него». Смотрим, как он обрабатывает мяч, как бьет. Еще до начала тренировки говорим: «Иваныч, не подходит». — «Хотите — не хотите, а его уже купили».

Егор Титов: «Романцев — тренер не от мира сего. Потрясающе необычный человек. Помню, в 2000 году мы обыграли «Ростсельмаш» и досрочно стали чемпионами. Трибуны ликуют — пятое золото подряд. Я смотрю на судью, дающего финальный свисток, и периферическим зрением замечаю, как Романцев срывается со своего места на скамейке и, ни на кого не глядя, быстро направляется к служебному выходу. Я капитан команды, мы должны устроить праздник нашим болельщикам, но главного творца победы с нами нет. Кое-как мы с ребятами пробежали круг почета, изобразили торжественные лица и пошли в раздевалку. Олег Иванович, естественно, ни с каким чемпионством нас поздравлять не стал: «С такой игрой в Лиге чемпионов вам делать нечего. Не представляю, как вы будете там играть!»

Цитаты: matchtv.ru, «Футбол-Хоккей», PRОспорт, «Спорт-Экспресс», Sport24.ru, fanat1k.ru, Sports.ru, официальный сайт «Локомотива», «Звезды большого футбола», книги «Спартаковские исповеди», «Спартак» — наше все», «В долине слез. О великих узниках Карлага», «Футбол — только ли игра?», «Невозможный Бесков», «Бесков Константин: Моя жизнь в футболе».