«Серхио Рамос был таким, как я». Самый русский африканец премьер-лиги

«Серхио Рамос был таким, как я». Самый русский африканец премьер-лиги

Защитник «Амкара» Секу Конде на русском языке рассказал корреспонденту «Матч ТВ» Александру Муйжнеку, каким увидел Майдан, что услышал от Виталия Кварцяного и за что может дать в зубы.

Вы уже наверняка привыкли к идеальному русскому языку Брайана Идову – уроженца Санкт-Петербурга нигерийского происхождения, воспитанника «Зенита» и гражданина России. Вместе с Идову «Амкар» тащит Секу Конде, который изъясняется на русском не сильно хуже Брайана. И по крайней мере очень смело. Год назад Конде доходчиво объяснил, куда именно защитник тульского «Арсенала» Дмитрий Айдов послал нигерийца из «Амкара» Фегора Огуде.

Открыть видео

В отличие от Идову, Конде не может сыграть за сборную России: Секу верен сборной Гвинеи. В «Амкаре» он выступает второй год, но еще в 16 попал из Конакри в Луцк и провел в итоге  на  Украине шесть лет. По-русски Конде не может только писать – с чтением и речью проблем почти нет. Искать Конде репетиторов было некому: в «Волыни» ему и зарплату-то не платили. Учиться приходилось у тренера Виталия Кварцяного, друзей, девушки-украинки и телевизора. «Всегда смотрел русские сериалы: «Универ», «Наша Russia», «Реальные пацаны», – вспоминает Конде в интервью «Матч ТВ».

– Вы же пришли в футбол только в 14 лет?

– В 13. Это поздно, да. Мой папа, Наби Муса Конде – первый капитан сборной Гвинеи, но он не хотел, чтобы я шел в футбол. Отец женился в Германии, учился там, получил диплом, потом вернулся домой. Ему дали директора… Как это, света?

– Пост министра энергетики?

– Вот-вот. Мой брат, сестра закончили институт, а я нет. Учился на социологическом, но бросил на втором курсе. С детства обожал спорт. После школы сразу бежал на пляж, чтобы поиграть в футбол. А папа был против, всегда кричал: «Это не для тебя! Нужно учиться, я все делаю для этого».

Когда папа умер, я объяснил маме, что действительно люблю футбол. Благодарю ее за то, что я сейчас в «Амкаре». Она всегда меня поддерживала. Хотел бутсы, футболку – она всегда покупала. Мама тоже работала в министерстве, как и папа. Так что наша семья не была бедной. Сестра тоже получила хорошую работу. Но я не мог без футбола. Давали нам четыре дня выходных – я отдыхал только один, все остальное время – на тренировках.

– При этом на Украину вы попали без представлений о тактике.

– Футбольной школы у меня никакой не было. Как и в России, хороший детский тренер в Гвинее стоит денег. И не все могут пойти в академию «Краснодара» или ЦСКА. Да еще год назад я плохо играл. Смотрел футбол по телевизору, и тренер «Амкара» мне говорил: «Обрати внимание, как защитники играют. Рамос, «Барселона», «Манчестер Юнайтед». Так и учился и до сих пор учусь. Гаджиев всегда показывает видео после игры, указывает на ошибки и просит их не повторять. По-поему, я все-таки стал лучше. Никогда себя не хвалю, но будь я плохим футболистом, вообще бы на поле не выходил.

– Вы действительно слали имэйлы о себе в европейские клубы – что-то вроде «нигерийского спама»?

– У брата была любительская команда в нашем районе. В школе у меня кончались занятия в два часа, в три – обед, в полчетвертого я уже был дома. Потом молился – я мусульманин – чуть-чуть отдыхал, а в полпятого – на тренировку. Таких, как я, было человек пять. Брат предложил: «Давай составим текст о каждом, фотографию поставим. Поработаю, отправлю по интернету, и вас пригласят в Европу или в какие-то африканские клубы». Письма уже не сохранились, но вариантов было много – в Азербайджане, в Турции, на Украине. Но позвали меня только в «Волынь», тренер Кварцяный.

– Каково было работать с ним?

– Большой человек, но мог быть безумным, как о нем многие говорят. Часто кричал, матом ругался: «Что ты делаешь, … [блин]?» Говорит мне, потом еще раз – а я все равно не понимаю. Там была женщина-переводчик, но и она ничего не могла объяснить. Но Кварцяный все равно меня оставил, отправил в дубль. Тем более, мне сказали, что платить не будут, а через год-два, может, подпишут контракт. Мама присылала деньги из Гвинеи.

***

– Первые впечатления от Украины?

– Это зима! Мне постоянно говорят, что в России холодно – но в Украине погода такая же. Это сейчас в минус 15 могу сыграть, а вышел на тренировку первый раз в «Волыни» – пальцы от холода чуть не сломал.

https://twitter.com/fc_amkar/status/799163417613467648?ref_src=twsrc%5Etfw&ref_url=https%3A%2F%2Fmatchtv.ru%2Ffootball%2Fmatchtvnews_NI691286_Legioneru_Amkara_vydali_klubnyje_valenki

Поначалу думал: «Где я вообще?» Все новое, даже время: три часа разницы с Конакри. Уже через пару дней звонил маме: «Здесь очень холодно, вообще не могу здесь находиться. Может, мне обратно, или во Францию или Бельгию?» В их школах многие [гвинейцы] занимались. Сестра уже была готова брать билеты, но брат сказал: «В Европе тебе могут и не дать шанса. Ты еще молодой, футбол – твоя жизнь, а живешь один раз. Никто тебе не поможет, кроме самого себя и бога. Всегда молись ему, и он поможет».

– Проблемы из-за цвета кожи возникали?

– С расизмом в Днепропетровске я столкнулся, да и в России он есть. Даже против хорошей команды играем, а мне кричат: «Черный, негр». Для меня это очень обидные слова, не люблю этого вообще. Люди же знают, что сто лет назад в Африке черные были рабами. И на улице меня оскорбляли – правда, больше алкоголики какие-то. Предпочитал перейти на другую сторону дороги: если бы я ударил, начались бы проблемы.

Я понимаю: если хочу быть футболистом и зарабатывать хорошие деньги, надо забыть про расизм. Не я первый, не я последний. Роберто Карлос такое тоже терпел, а моя карьера только началась. Если тронешь меня – я тебе зубы сломаю, а говорить можно все, что угодно.

– Войну на Украине застали?

– В журналах, по телевизору постоянно видел: бомбы падают, люди умирают… Майдан видел. Там убили много людей. Это было очень опасно, мы все боялись. А в Луцке русских вообще не любят. Я там говорил по-русски – и в глаза людям смотреть не мог. Надо было говорить только на украинском, а я только пять-шесть слов на нем понимал: дякую, здоровеньки булы.

– В чем разница между Украиной и Россией?

– Во-первых – чемпионат: уровень другой. Во-вторых, страна: Москва лучше любого города на Украине. И русская ментальность больше украинской нравится. Русские люди ближе к Европе, к Америке, видят, как люди там живут. И сама Россия всегда к Европе стремилась. На Украине этого чуть-чуть.

– А в России больше?

– Вот пример. Раньше меня здесь постоянно меня спрашивали: «У тебя в Гвинее есть машина? А телевизор дома есть?» Я отвечал: «У вас все нормально с головой? Я из Гвинеи на велосипеде, что ли, приехал?» В Перми у меня своей машины нет, но я постоянно летаю в Брюссель и Париж – раз 20 в год, может. Сейчас мне такого уже меньше говорят – менталитет поменялся.

– Слышал, вы разбираетесь в истории Великой отечественной войны. Что знаете, например?

– Помню, на Украине было время, когда люди не кушали и умирали. Голодомор, да. В школе мы историю России проходили, обязательно надо было знать. Первая мировая война, Вторая, когда ее выиграли, Ленин, Сталин – все это мы учили. Даже когда жена Сталина умерла.

***

– «Волынь» уже укомплектовалась защитниками. В итоге вы отправились в Харьков, где жил ваш брат.

– «Металлист» взял меня тоже в дубль и опять не подписали, я только тренировался. Где-то восемь месяцев жил на базе. Потом агент Задорожный сказал про «Днепр». Сразу забрали меня, это был мой первый профессиональный контракт. Играл там за дубль против «Металлиста» – и забил им, головой.

– Почему уехали в Израиль в 2014-м?

– В «Днепре» работал Хуанде Рамос, а он вообще никого из дубля не забирал. Только покупал футболистов – за четыре миллиона, пять, а они слабые. Я постоянно играл за молодежку, тренировался, но Рамос со мной даже не поговорил. Что я, всю жизнь должен был ждать шанс?

В Израиле попал в первую лигу (в «Хакоах-Амидар» – «Матч ТВ»). Играл там только два месяца, две игры всего. Потом меня забрала команда из высшей лиги («Хапоэль» Петах-Тиква – «Матч ТВ»). Я провел только три матча, пришел другой тренер, сказал: «Хочешь контракт еще на два-три года?» Но я сказал: «Спасибо, ни за что. Хочу играть».

– Нравилось, что в Израиле потеплее, чем на Украине?

– Почти как дома, это почти Африка. Но это во многом арабская страна: Палестина, Египет – всегда проблема. Мусульманину в Израиле тяжело. Там всегда война. В пятницу ходил в Иерусалиме в мечеть – и всегда было опасно. Каждый месяц один-два человека убивали.

– В 2015-м вы вернулись на Украину, в «Олимпик».

– Вадим Шаблий привел. В Израиле, когда подписываешь контракт, очень много документов. Когда их забирал, на два месяца все за тянулось. В Израиле мне говорили: «Хочешь забрать документы – отказывайся от зарплаты». Она у меня была 15 тысяч долларов. А ведь уже чемпионат Украины начинался – я не играл вообще, только в седьмом-восьмом туре начал. В итоге подписал с «Олимпиком» контракт на четыре года, но на следующий сезон меня пригласил «Амкар».

– Почему так и не приняли украинское гражданство?

– Мне предлагали. Сразу позвонил маме, стали думать. В детстве я всегда мечтал о сборной, о том, как вернусь домой, даже если уеду в Европу. Там я родился, там моя семья. В Гвинее мне сказал тренер Жан Фернандес: «Подожди чуть-чуть, пока ты в дубле. Будешь в основной команде – сразу позовем».

***

– Вас и позвали. Гвинея выйдет на чемпионат мира?

– Я бы очень хотел. Я первый гвинеец в чемпионате России, другие играют во Франции, Германии… Многие узна́ют, что такое Россия. Но шансов мало. Наш лидер – Тунис, Конго – второй, мы только третьи. Но в отборочной группе на Кубок Африки мы первые. Выиграли вот у Кот-д’Ивуара 3:2 в гостях. Скоро вот снова в сборную ехать.

– Флорентин Погба – главная звезда сборной Гвинеи?

– Нет, он защитник. Вот Наби Кейта – лучший. Самый дорогой футболист в Африке. Мы играли вместе, когда учились в школе, потом – в любительских командах. Дриблинг невероятный! У нас же не было школы, все смотрели игры по телевизору и пытались повторить. И у Наби сразу все получалось! Увидит, как Неймар какой-нибудь что-то сделает: «Подожди, дай попробую».

Открыть видео

– Сможете когда-то перейти в «Ливерпуль», как Кейта?

– Все возможно. Сейчас я в «Амкаре», а через год-полтора могу быть в Англии. Никто не знает, как все сложится, но у меня в голове это твердо сидит: буду играть в крутой европейской команде. Неважно, какой – бельгийской, в «Барселоне» или «Баварии». Или в «Реале» – я их очень люблю.

Это сейчас Серхио Рамосу 30, а ведь он сам был когда-то, как я. У него появился шанс сыграть в «Реале» – почему у меня нет шансов попасть в Европу? Или вот когда я пришел в «Амкар», играл Джикия, а не я. Потом его купил «Спартак» – так почему я хуже Георгия? Удар у него отличный, думает на поле, но не могу сказать, что он настолько уж лучше меня.

– Самый сильный российский нападающий, который вам противостоял?

– Да мне все равно, кто против меня играет – хоть Криштиану, хоть Месси. В том сезоне Дзюба против меня ничего не сделал. В этом – Кокорин вот один момент использовал. В апреле мы 0:2 проиграли «Краснодару» – за Смоловым я опоздал. Федор – умница вообще.

Открыть видео

Я смотрел в Конакри чемпионат Европы-2008, сборную России с Аршавиным и Павлюченко. А в прошлом сезоне я играл против Павлюченко! Одному моему другу Роман очень нравится: запомнился по «Тоттенхэму». Когда «Амкар» первый раз играл против «Урала», я позвонил другу: «Ты знаешь, против кого я буду защищаться?» Он не поверил! Я ответил: «Ну смотри, сам увидишь».

***

– Вы сказали, что нигде к вам не относились так же тепло, как в «Амкаре». В чем это проявляется?

– Если завтра попаду в «Спартак», ЦСКА, «Марсель», «Шальке», «Бавария» – буду играть там. Но пока защищаю цвета «Амкара», и это моя семья. Есть игроки старше меня, но мы все – как братья друг друга. Все друг с другом могут поговорить. Пример – Петар [Занев] или Дима Белоруков, всегда помогают. Больше всего с Бодулом общаемся.

https://www.instagram.com/p/BWhWTGYlGpt/

Или Салугин – очень хороший человек, его все любят. Каждый день над чем-то смеется! Нельзя на него сердиться. Редко бывает, когда он вообще серьезный. Всегда чуть-чуть шутит.

– «Амкар» только что вынес на выезде «Локомотив». Как это получилось?

– Гаджиев разбирает соперников – вот и сейчас объяснил, как играть в защите, что делать в опорной зоне. Против меня вышел Эдер, чемпион Европы. «Локомотив» ему дал хорошую зарплату, у меня – совсем не такая, Эдер меня лучше в сто раз. Но ведь я с ним сыграл, и «Амкар» победил.

– «Локомотив» жаловался на судью, который не поставил пенальти.

– Судьи делали свою работу. Нападающий падает – и что, сразу надо пенальти давать? Ни один арбитр так не поступил бы. И потом, есть еще помощники, они бы подсказали. Тренер «Локомотива» сказал про пенальти – а я думаю, там ничего не было. Я был там, защищался и могу точно сказать: это не пенальти. А иначе судья бы поставил.

https://twitter.com/fclokomotiv/status/909878078867955712

– Прошлой осенью «Амкар» шел четвертым-пятым, а сейчас еле выбрался из зоны вылета.

– Плохо начали сезон. Многие люди опоздали на сбор, и я тоже. Был в сборной и вообще не отдыхал, только шесть дней. В предыдущем туре мы проиграли «Зениту», очень хорошей команде, всего 0:1. Да и у них и моментов было мало, только забили – и все. ЦСКА – то же самое. Думаю, все будет нормально. Сколько в чемпионате еще, 20 игр? «Амкар» еще будет выше. И на 150 тысяч процентов уверен: не вылетим.

Фото: fc-amkar.org; olimpik.com.ua; РИА Новости/Игорь Катаев

Кошмар «Локомотива» в матче с «Амкаром». Гол на первой минуте и другое видео

Российский футбол – точно игра? Евгений Дзичковский – об итогах десятого тура

Другие интервью «Матч ТВ» со звездами «Амкара»

»Мама считала, что мне лучше пойти в священники». Самый чумовой легионер России

Александр Салугин: «На взвешивание Карвальо пришел с гамбургером»

Георги Пеев: «Гаджиев спрашивал: «Ты что так руку даешь? Я тебе нищий, что ли?»

»Черчесов возмутился, почему футболист не назвал сына Стасом». Эстонец, знающий все о тренере сборной России

Георгий Джикия: «Познакомился с Биличем – а через 5 минут Смородская его уволила»

Александр Селихов: «В «Зените» мы вылезали из окна по связанным простыням»

Поделиться в соцсетях: