live
09:00 Футбол. Лига Наций. Бельгия - Исландия [0+]
09:00
Футбол. Лига Наций. Бельгия - Исландия [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:50
Футбол. Товарищеский матч. Германия - Россия [0+]
13:50
Новости.
13:55
Фигурное катание. Гран-при России. Мужчины. Короткая программа. Прямая трансляция.
15:35
Новости.
15:40
Все на Матч!.
16:00
Фигурное катание. Гран-при России. Танцы на льду. Ритм-танец. Прямая трансляция.
17:20
Новости.
17:25
Все на футбол! Афиша. [12+]
18:25
Фигурное катание. Гран-при России. Пары. Короткая программа. Прямая трансляция.
19:40
Все на Матч!.
20:00
Фигурное катание. Гран-при России. Женщины. Короткая программа. Прямая трансляция.
21:20
Новости.
21:30
Все на Матч!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Нидерланды - Франция
00:40
Все на Матч!.
01:10
Баскетбол. Евролига. Мужчины. "Бавария" (Германия) - ЦСКА (Россия) [0+]
03:10
Клетка славы Чавеса. [16+]
05:00
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
06:00
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
07:30
Все на Матч! События недели. [12+]
08:15
Спортивные танцы. Чемпионат мира по европейским танцам среди профессионалов-2018. Трансляция из Москвы. [0+]
09:15
Новости.
09:25
Все на футбол! Афиша. [12+]
Футбол

Александр Гвардис: «Высыпался, заливал полный бак и пролетал Польшу без остановок, чтобы не ограбили»

15 октября 10:50
Александр Гвардис: «Высыпался, заливал полный бак и пролетал Польшу без остановок, чтобы не ограбили»
Александр Гвардис / Фото: © Epsilon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
«Матч ТВ» расспросил известного в недавнем прошлом арбитра об угрозах, иномарках, мешках с рыбой, Сулеймане Керимове и Иммануиле Канте.

– Вы закончили судить в 2010 году. Чем занимались с тех пор?

– Восемь лет пролетели, как один день. Еще был действующим судьей, когда губернатор предложил возглавить «Балтику». Стал генеральным директором, принял клуб со 117-миллионным долгом. За четыре года удалось вывести ситуацию почти в ноль. Места в таблице занимали хорошие, все более или менее получалось. Потом один из бывших вице-губернаторов, Михаил Цикель, решил, что сможет лучше управлять клубом. Убедил губернатора, что привлечет деньги. В итоге ничего не привлек, команда опустилась в район 15-го места, Цикель через год ушел, и с тех пор нашу «Балтику» колбасит. Я вернулся в РФС инспектором, обслуживаю и европейские матчи в качестве судейского делегата УЕФА.

– Параллельно возглавляете Калининградскую федерацию футбола?

– Это не совсем работа, скорее, общественная нагрузка. Отнимает, правда, много времени и нервов. 52 взрослых любительских команды, играющие в трех областных лигах, – серьезный показатель. Живем на взносы участников и помощь правительства области.

– А вы лично?

– На гонорары инспектора РПЛ и УЕФА. Есть небольшой семейный бизнес.

– Какой?

– Аренда помещений. Вообще бизнесом начал заниматься еще в 1991-м. Все разваливалось, людей выбрасывало на обочину, пришлось взяться за дело. Перегонял машины из Германии, владел продуктовыми магазинами, разливал газировку в пластик совместно с поляками. Позже футбол во мне все-таки победил, перешел на эту стезю.

– Игорь Захаров в недавнем интервью «Матч ТВ» проинформировал: гонорар инспектора в ПФЛ составляет 6 тысяч рублей за матч. Сколько платят в высшем дивизионе?

– За два матча РПЛ – сначала резервистов, потом главных команд – 45 тысяч. На руки – 39 с копейками.

– Во всех городах РПЛ инспектируете?

– Во всех.

– В Грозном тоже?

– В этом году еще не был, в прошлом – да. Обслуживал игру «Терек» – «Уфа», гости выиграли, никакого антагонизма не почувствовал. Поразил город, изменившийся в лучшую сторону. Почему вы спросили про Грозный, понимаю.

– 5 апреля 2008 года вы судили матч «Терек» – ЦСКА. В перерыве в судейскую вошел человек, позже идентифицированный в СМИ как высокопоставленный республиканский чиновник и депутат Госдумы Адам Делимханов. В ваш адрес прозвучали угрозы. Правильно излагаю?

– В целом да. Фамилию не помню, но его можно часто видеть в телевизионной хронике. Какая-то газета выложила после того случая фотографию – действительно он.

– Страшно было?

– Испугаться не успел. Но когда смотришь в глаза человеку, который идет на тебя с недвусмысленными намерениями, чувствуешь себя не очень хорошо. Там с самого начала обстановка была неспокойная. Второй матч в Грозном после перерыва, связанного с войной, – первый обслуживал, кстати, Захаров. Еще старый стадион, поселили прямо на нем. Перед матчем приехало несколько серьезных иномарок, прямо перед входом по асфальту круги нарезали. Потом из машин вышли люди в черном: кожаные куртки, бейсболки, пистолеты. Нам объяснили: личная охрана Кадырова. Идем с делегатом Сергеем Куликовым по узкому коридору под трибунами: один милиционер спереди, другой сзади. На пути человек в кожаной куртке. Обменялись с милиционером какими-то репликами на своем языке, затем человек взял милиционера рукой за лицо – и чуть ли не об стену. Нервная обстановка.

– Не поспоришь. 

– После первого тайма ухожу с поля – все кричат, кидаются чем-то, бородачи с трибун спрыгивают. С нами был представитель РФС по безопасности Щербаков – его охрана в грубой форме отодвинула, в судейскую зашел тот самый человек. И началось: «Мы тебя достанем, здесь не тронем, но в Калининграде найдем, мы про тебя все знаем…» В этот момент появился Куликов, который смотрел матч в ложе с местными «випами». Видимо, это сыграло роль, атмосфера стала менее накаленной. Но в целом приятного мало.

– Продолжение было?

– Нет. Остыли, наверное, да и выиграли хозяева тогда. В рапорте я все описал. Одну игру «Терек» потом провел на нейтральном поле, условно их тоже наказали.

– Были сомнения – писать или нет?

– Ни малейших. Если бы скрыл, как моим коллегам потом работалось бы в Грозном? К этому вопросу отношусь крайне серьезно: где бы что ни происходило, всегда указывал в рапорте, поступал по закону. Даже если ошибался на поле, все равно писал. В тот раз комиссия просмотрела матч и нашла единственную ошибку: не вынес предупреждение игроку «Терека». В остальном претензий к моей работе не было.

– Сейчас вы входите в состав экспертно-судейской комиссии РФС. Большая нагрузка?

– Пока не прочувствовал, утвердили совсем недавно. Но вот Николай Левников прислал всем членам комиссии, допустим, запись матча ФНЛ. На судью написали жалобу: судил предвзято. Пришлось смотреть игру полностью. Если претензии по отдельным эпизодам, смотрим нарезку.

– Слышал массу историй, как непросто приходилось в 90-е перегонщикам машин. Ощутили на себе прелести польского транзита?

– Все так и было, особенно в Польше. В Германии, где покупали машины, все четко. Там действует закон: если бандит преступает черту, полицейский достанет пистолет и выстрелит в него. В Польше, как и у нас, нужно сначала предупредить, крикнуть, выстрелить вверх и бог знает что еще. Историй было много: грабили, автобусы останавливали, беспредельничали. Стоим как-то во Франкфурте-на-Одере перед таможней, с польской стороны. Человек семь нас в «икарусе», едем за машинами, все при деньгах. Подходят крепкие ребята, человек пять-шесть. Видят – автобус большой, народу мало, давай барабанить в борт. Мы не открываем. Они рукояткой пистолета разбивают стекло. Водитель выворачивает руль и по встречке – к пограничному посту. Люди в погонах кинулись искать, никого не поймали, естественно. Мы заклеили пленкой окно и поехали дальше.

– На трассе не останавливали ночью?

– Был алгоритм: нигде не останавливаться, кто бы ни тормозил, хоть полиция. Подъезжаешь к польской границе, заливаешь полный бак, набираешь термос кофе и 600 километров летишь за один присест. Обязательно выспаться перед этим: в Германии на любой площадке можно припарковаться на сон, проблем не будет. Позже стал выручать опыт: пересекали границу с Польшей не через Багратионовск, а на гданьском направлении. Чтобы не ехать через лесные участки, где, бывало, бревна на дорогу выносили и грабили.

– Кормило это дело?

– Отлично кормило. Поначалу гонял дешевые машины, по 500-700 долларов навара с каждой. Но дешевые – не значит плохие. В Германии техосмотр – гарантия качества. Брал не старше 10 лет, совершенно легально, по объявлениям или на рынке. Вокруг Билефельда знал все торговые площадки. За неделю выбирал 5-6 машин, оставлял задаток и перегонял одну за другой. Немцы порядочные, 100 марок положишь на стол, будут ждать тебя хоть три недели. И немецкие машины не подводили в дороге никогда. Французские, голландские – случалось, там отношение к техсостоянию почти как у нас, что-то хозяева могли сами подкрутить или отремонтировать подручными средствами. Немцы – исключено, страна высоких стандартов и работающих законов. Постепенно с дешевых перешел на машины подороже, трех-пятилетки. Там уже другой заработок. Вся страна тогда в Калининград съезжалась за автомобилями. Уже знали, когда на рынок что-то пригоню, встречали, тут же забирали, я за следующей ехал. До трех рейсов в неделю доходило.

– Про ваши продуктовые магазины в калининградской прессе писали: «Гвардис наживается на водке и сигаретах». Правда?

– Так и было, что скрывать. Алкоголь и табак приносили основную выручку. Сначала сам занимался магазинами, потом чувствую, не получается. Отдал в управление тем, кто в них работал. Позже стал только помещения в аренду сдавать.

– Когда стали гендиректором «Балтики», вас упрекнули: торговлей занимается, а продажу клубной атрибутики в клубе организовать не может.

– Когда приходишь и видишь даже не равнину, а яму, надо сначала выбираться из ямы. В 2011 году у меня было 80 подтвержденных миллионов на участие и 117 миллионов долга. Пришлось расставлять приоритеты. Прежде всего – налоги, жизнеобеспечение клуба, перелеты, проживание, питание, сборы. На магазины, выставки и прочее не было ни копейки.

– Когда занимались бизнесом, «крыша» была?

– Нет. В Калининграде с соблюдением законом относительный порядок. Может, потому что анклав. Оргпреступности тут нет, ФСБ и полиция справляются.

– Из всех судейских начальников последних десятилетий чья работа вам ближе?

– Проработал со многими. Сначала Лушин, потом Хусаинов, который поднял статус судей. То, что у него не получилось, не обсуждаю, но перемены мы почувствовали. Следующий – Шевченко, бывший тренер. Это была яма, конечно. Вообще не понимал специфики. Затем пришел Левников, большой спец в плане порядка. Показал наглядно, что должен делать судья, чтобы расти, – первый такой человек в моей карьере. Хотя местами бывал авторитарен. А ближе всех мне, наверное, Зуев, с которым человеческие и профессиональные отношения составили оптимальный баланс. 

– За что Будогосский перевел вас из инспекторской категории Pro в категорию А? Да еще с формулировкой: «Необоснованно завышал оценки судьям и систематически допускал ошибки в оценке судейства».

– Перевел всего на две недели. Не хотелось бы обсуждать этого человека. У него было много хороших идей, но не хватало практической реализации. Если ты ему однажды не понравился, как бы потом ни судил – всё, мнения не изменит. А жизнь устроена иначе, каждая игра для судьи складывается по-разному. Тогда комиссия действительно поменяла оценку, которую я поставил арбитру, но по сей день уверен в своей правоте. Понимаете, если даже в комиссии, в спокойной обстановке, мнения разделились, уже надо принимать сторону судьи, поскольку для него все проходит в динамике, на скорости, под давлением трибун. Возможно, из меня еще не выветрилось все судейское, поэтому порой исхожу в оценках из профессиональной солидарности, пытаюсь слегка поддержать не в ущерб объективности. Смотрю матч и всегда помечаю свое первоначальное решение по эпизоду, как бы я поступил. Потом пересматриваю запись и сравниваю. Повторы дают иногда другое восприятие, но важно понимать, как судья мог поступить в реальной, живой ситуации.

– Удаление Эдера в матче ЦСКА – «Локомотив» обоснованно?

– Скажу так: у Матюнина были основания предъявить желтую карточку.

– Вас с ним кое-что объединяет. Матюнин в 2015 году судил матч ФНЛ «Сахалин» – «Тосно». Прозевал выход четвертого легионера, хотя в «Сахалине» их было всего четыре. Итог – протест и техническое поражение.

– Ясно, речь о лишнем легионере в матче «Локомотив» – «Зенит» в 2009 году. Обидный момент, тем более что игра давалась легко, в топ-матчах такое редко бывает. Тут трудно кого-то винить. Резервный Арсланбеков? Да, прозевал, но это не было нигде прописано. Почему поставили двойки всей бригаде, оставив результат в силе? Ответа у меня нет. Ясно, что кто-то должен был понести наказание. Завертелись не совсем футбольные шестеренки, под руку попались мы. Но справедливость отчасти восторжествовала: в том сезоне я отсудил столько же матчей, сколько в обычном. Все понимали: судейская бригада ни при чем, поэтому после отстранения перерыв компенсировали назначениями.

– «Локомотиву» хуже: ему в тот год не хватило для попадания в Лигу чемпионов как раз одного очка. «Зенит» опередил.

– Так можно сказать и про любой другой матч, в котором «Локомотив» потерял очки.

– Когда-то вы играли защитником за калининградский «Рефтрансфлот». Имели отношение к морю?

– Косвенное. После физкультурного техникума и армии работал инструктором на судоремонтном заводе.

– С Виталием Мутко не обсуждали флотское прошлое? Правда, во время учебы в техникуме водного транспорта его звали Виктором.

– Я все-таки не матросом служил, не мотористом. Хотя портовое хозяйство в Калининграде было очень развито. Процентов 70 населения имели связь с морем. А насчет имени – бывает. Моему дядьке, напротив, страшно не нравилось имя Виталий, его все называли Виктором.

– Что означает ваша фамилия?

– Пытался узнать у бабушки, но так и не докопался до истины. По отцовской линии корни белорусские, по материнской – латвийские. В Калининграде много пустующих зданий было после войны, а там люди в переполненных бараках ютились. Приехали, остались.

– Однажды я принес вам извинения. 2005 год, матч «Кубань» – ЦСКА, не там сидел, не туда глядел, раскритиковал в отчете, а пересмотрел – понял, что бес попутал. Вам доводилось извиняться за свои ошибки?

– Не раз. Судья такой же человек, как и все. Эмоции захлестывают, нервы. Говорил тренерам: извините, ошибся, рад бы исправиться, но поздно, готов принять наказание. А однажды извинялся перед футболистом. Слишком жестко осадил его в игре. Считал, что прав. Но потом понял: не прав хотя бы потому, что я его могу осадить, а он меня нет. И не только в плане грубости. Я ему красную – а он мне что? С другой стороны, мы все равно больше страдаем. Не забил игрок пенальти, не отдал пас – судья ему не скажет: «Ты что вытворяешь, п…с!» А они считают чуть ли не долгом нам такое выдать.

– Как пережили гибель Владимира Петтая?

– Трудный момент. В четыре утра позвонил Виктор Кукла, воспитавший всех нас, главный по судейству на Северо-Западе. Сообщил. На похороны, к сожалению, я не попал, побывал на могиле позже.

– Есть тонкий момент в том, что Петтай летел с юбилея Александра Стельмаха, многолетнего начальника команды ЦСКА?

– Саша Стельмах и меня приглашал на тот юбилей. Не получилось, иначе приехал бы. Не вижу ничего предосудительного, всегда хорошо к нему относился. Есть люди, работающие в командах, которые больше, чем начальники. Стельмах был своего рода буфером, передаточным звеном для трудноуправляемого Газзаева и эмоционального Гинера. Иной раз первым принимал на себя перепады их настроения. Кто-то ответил бы, а он сглаживал. И с судьями у Стельмаха всегда были уважительные отношения. Это не говорит ни о чем, просто есть настолько коммуникабельные люди, что к ним все тянутся.

– Вам доводилось слышать о себе – «армейский судья»?

– Конечно. Слышал, читал в прессе, вы же любите подсчеты, кто сколько выиграл при том или ином судье. Из 10 матчей 9 побед – всё, армейский. Но вот в Грозном, про который мы вспоминали, ЦСКА не выиграл. Да и что сделаешь, если они были сильней соперников?

– Михаил Цикель, сменивший вас в «Балтике», поднял тему несоответствия числа зрителей числу проданных билетов. Продавалось мало – приходило много. Фактически обвинил в этом вас.

– Цикель сфотографировал трибуны и сосчитал болельщиков по креслам. А контролеров попросил сохранить корешки билетов и тоже пересчитал. Действительно, было несоответствие. Но я этого и не скрывал. Работая в клубе, никогда не стыдился раздавать билеты по предприятиям, школам и так далее. Понимал: полный стадион все равно не собрать. Продавали около 3500 билетов по 100-200 рублей, остальные пытались распространить бесплатно. Цикель думал, что заработает дополнительные деньги. Не вышло – на матчи стало приходить меньше людей, только и всего. Тогда он пошел моим путем, потому что полные трибуны помогают команде. К концу правления Цикеля, правда, посещаемость скатилась чуть ли не до 800 человек. Зрителя не обманешь, он чувствует отношение.

– Предыдущий руководитель областной федерации футбола Дмитрий Чепель обвинил вас в рейдерском захвате должности. Что он имел в виду?

– Дима, на мой взгляд, повел себя непорядочно. Проиграл выборы, пообещал передать дела, но вместо этого в прессе пошли статьи: Гвардис использовал админресурс, опирался на вице-губернаторов и так далее. До сегодняшнего дня никак не успокоится.

– 14 лет назад, когда Чепель работал в «Балтике», возник скандал с прослушкой его переговоров и возможным «договорняком». Дело замяли?

– Я при этом не присутствовал, комментировать не с руки. Но так получается, что где бы человек ни работал, за ним какой-то шлейф.

– Вы баллотировались в областную думу, но не прошли. Почему?

– Выдвигался по спискам беспартийных, но шел третьим номером, так что изначально понимал: шансов не много.

– Вы входили в состав исполкома РФС. Удалось сделать российский футбол лучше?

– На одно место претендовали я и Тукманов. Почти единогласно выбрали меня, даже представитель «Торпедо» всего лишь воздержался. Не скрою, было приятно. Но тот период не был долгим – полтора года. По сути, успел адаптироваться и понять, что происходит. Самостоятельных инициатив не выдвигал, но участвовал в выработке позиции ФНЛ, поскольку в исполком входил как представитель клуба.

– На шоу имени Гинера и Толстых попадали на заседаниях?

– О, да. Их пикировки, честно скажу, вводили в шок. Не знал, что на таком уровне люди могут разговаривать на столь высоких тонах с применением такой лексики. Видел и другое представление. Сулейман Керимов внес предложение, не помню какое. Его не поддержали. Керимов встал, сказал: «Ноги моей здесь больше не будет», и хлопнул дверью так, что показалось – с петель слетит. Действительно, больше не появлялся.

– Что такое «Клуб федеральных лидеров», в котором вы состоите?

– Ему уже 15 лет. Когда организовывался, туда входили губернатор, его замы, начальники областной полиции, ФСБ, Балтийского флота и так далее. Я попал в клуб совершенно случайно, не будучи никаким федеральным лидером. Просто каждый вторник члены клуба играли в футбол либо на стадионе «Балтика», либо на нашей базе. Традиция сохранилась, хотя состав изменился: кто-то ушел на пенсию, уехал в другие регионы. Собираемся, празднуем дни рождения, смотрим футбол, в мае обязательно рыбалка. Поддерживаем связь поколений – относительно молодых, вроде меня, и руководителей постарше. 

– На рыбалку в море ходите?

– Больше в Куршский залив, где пресная вода. Знакомые из рыбколхоза предоставляют баркас.

– Ваш рекордный улов?

– Не такой уж и маленький. Я рыбак, есть лодка, прицеп, выхожу на воду. Лет тридцать назад, если идешь на судака и не привозишь домой полный картофельный мешок, считай, на рыбалке не был. В мае, когда нерест, такое чувство, что вода кипит от рыбы. Если же об отдельных экземплярах говорить – щука на 8 кило.

– Лет тридцать назад не было нерестовых запретов?

– Хм. Были, наверное.

– В 2007 году в «СЭ» вышло интервью с украинским тренером Мироном Маркевичем, недолго работавшим в «Анжи». Цитата: «…Потом с судьями начались проблемы. Судил нас как-то Шавейко, с которым мы вместе играли. Подошел к нему: «Валера, объясни, что происходит?» И он рассказал: у «Анжи» долги перед одним арбитром, другим, третьим… Вот тогда до меня дошло, за что я взялся. Говорю руководству: «Ребята, либо закрывайте все вопросы, либо давайте разойдемся. Зарплату верну. Зачем из меня клоуна делать? Если вы наследили, вам и подметать». Знакомая ситуация?

– Не представляю, как это комментировать. Знаю Шавейко, не думаю, что он мог так сказать. Скорее всего, байка.

– Арбитр Николай Иванов в свое время написал Виталию Мутко письмо с просьбой не назначать его на матчи последних туров чемпионата, потому что он не хочет участвовать «в этом балагане». Тут тоже не помешала бы ваша расшифровка.

– Помню ситуацию хорошо, поскольку звонил Иванову после того письма. У него были определенные трения с руководством, и слово «балаган», скорее всего, относилось к назначениям на матчи, а не к концовке сезона.

– Шел как-то арбитр Александр Колобаев по Москве. В темное время суток. Услышал: «Вот он!», после чего стали бить. Итог: сотрясение мозга, перелом носа и ребра. С вами случалось похожее?

– Никогда. В Питере в нас как-то кидали тяжелые скрученные ленты от кассовых аппаратов, уже после игры. Быстро прыгнули в автобус, уехали со стадиона, на этом все. Думаю, меня в принципе сложно обвинить в намеренных «убийствах» или предвзятости. Ошибался, но не был киллером со свистком. Приезжаю сейчас на матчи как инспектор, нормально общаюсь с руководителями всех клубов.

– Фанаты «Балтики» не обижались на вас, как на гендиректора?

– Было некоторое недопонимание. Я изначально за фанатов, если они болеют в цивилизованных рамках. Но чем больше идешь на уступки, тем сильнее садятся на шею. А сбросишь – уже враг. Но дальше рабочих трений дело не заходило. Я родился в Калининграде, знаю здесь многих и сумел бы за себя постоять.

– Когда в РПЛ появится следующий калининградский судья?

– Не скоро. Пока серьезных прорывов нет. Проблема, характерная для многих молодых российских судей: они хотят всего и сразу, а надо пройти определенный путь. Вырастают до уровня ПФЛ или ФНЛ, считают, что жизнь удалась, могут себе позволить себе лишнее. Но останавливаться нельзя, если хочешь подняться еще выше.

– Вам часто доставались «черные шары» – отводы от клубов?

– Почти никогда, но вот за коллег было обидно. Мне в чем-то повезло: не задерживался больше двух лет ни в одной лиге. От этого не то чтобы закисаешь – тормозится прогресс. На мой взгляд, ту же ПФЛ желательно проскочить побыстрее – больно уж специфична.

– Что страшнее – тест Купера или «йо-йо»?

– Несравнимые вещи – конечно, «йо-йо». Для меня все 15 лет в судействе «физика» не была проблемой – ни одного проваленного теста. Но больше пятидесяти 40-метровых отрезков в высоком челночном темпе – испытание не из приятных. А нормативы с каждым годом все выше. Предельный возраст судей подняли не просто так: их будут отсекать по другим показателям. В 45 лет объективно сложно уложиться в нынешние требования по тому же «йо-йо», природу не обманешь. Кстати, Купер – тоже штука злая. Один из моих помощников сознание терял на бегу, на плече у меня финишировал. Потом в себя пришел и первый вопрос: «Сдали?» Вообще не помнил, как добегал.

– Зато какой повод отметить.

– Это правда – традиция была. Тест Купера обычно бежали в самом конце сборов, и потом отрывались. До буйных завтраков, как у некоторых, не доходило, но головы с утра побаливали.

– Судейская пирамида в России имеет деление на кланы? 

– Если я правильно понял вопрос, ответ «нет». Отчасти было что-то похожее на юге, где федерацией ЮФО руководил Эдуард Лакомов. Сильный человек, член исполкома, его слушались, но выстроенная им система, скажем так, имела особенности. Знаю, потому что начинал с южными ребятами: Ключниковым, Гончаром, Тюминым, Лушиным. С тех пор ничего подобного не было и нет.

– Вопрос коренному калининградцу: Иммануила Канта читали?

– Грешен, не читал. Знаменитый философ, могила в центре Калиниграда, но как-то не доходили руки. И не знаю, дойдут ли.  

Фото: Epsilon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Dima Korotayev / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Саид Царнаев, РИА Новости/Александр Вильф, Laurence Griffiths / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Виталий Белоусов, РИА Новости/Илья Питалев, ФК „Алания“, РИА Новости/Максим Блинов, globallookpress.com

Читайте также:

Олег Терехин: «Толстых вызывает на ковер, спрашивает: «Ты дурак?» – «Получается так»

«Кубань» vs «Урожай». Репортаж из города, где клубы размножаются почкованием

«Еременко обвинили в сдаче игры. Я встал на защиту». Он советовал Гинеру купить 17-летнего Месси

«Государство или частник – все равно, если будет жесткий финансовый fair play». Белоус и Дзичковский спорят с Федуном