live
01:10 Баскетбол. Евролига. Мужчины. "Бавария" (Германия) - ЦСКА (Россия) [0+]
01:10
Баскетбол. Евролига. Мужчины. "Бавария" (Германия) - ЦСКА (Россия) [0+]
03:10
Клетка славы Чавеса. [16+]
05:00
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
06:00
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
07:30
Все на Матч! События недели. [12+]
08:15
Спортивные танцы. Чемпионат мира по европейским танцам среди профессионалов-2018. Трансляция из Москвы. [0+]
09:15
Новости.
09:25
Все на футбол! Афиша. [12+]
10:25
Футбол. Лига Наций. Словакия - Украина [0+]
12:25
Новости.
12:30
Все на Матч!.
13:25
Фигурное катание. Гран-при России. Мужчины. Произвольная программа. Прямая трансляция.
15:20
Новости.
15:25
Все на Матч!.
16:20
Кибератлетика. [16+]
16:50
Новости.
16:55
Волейбол. Чемпионат России. Мужчины. Прямая трансляция. "Зенит-Казань" - "Зенит" (Санкт-Петербург)
18:55
Новости.
19:05
ФутБОЛЬНО. [12+]
19:35
Все на футбол!.
19:55
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Турция - Швеция
21:55
Новости.
22:00
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Италия - Португалия
00:40
Все на Матч!.
01:15
Гандбол. Лига Чемпионов. Женщины. "Ростов-Дон" (Россия) - "Брест" (Франция) [0+]
03:00
Фигурное катание. Гран-при России. Пары. Произвольная программа. [0+]

Российская Премьер-Лига

Олег Терехин: «Толстых вызывает на ковер, спрашивает: «Ты дурак?» - «Получается так»

9 октября 16:11
Олег Терехин: «Толстых вызывает на ковер, спрашивает: «Ты дурак?» - «Получается так»
Олег Терехин / Фото: © Личный архив Олега Терехина
«Матч ТВ» расспросил экс-бомбардира о его жизненных университетах, пяти одновременных контрактах, Бескове, цыганах и Рокки Бальбоа.

Не так давно попался на глаза заголовок: «Вы знаете, как сейчас выглядит Олег Терехин?» Кликнул. Узнал. Что сказать, повзрослел. Но почти на всех фото – улыбка. И сами снимки яркие, жизнеутверждающие.

Несколько дней назад мы встретились в Краснодаре и проболтали больше часа. Впечатления, если их суммировать, сложатся в вывод: более позитивного человека в российском футболе поискать. И в нынешнем, и в минувшем.

– Чем сейчас занимаетесь?

– Возглавляю детскую школу в поселке Афипском, это 16 километров от Краснодара. Про команду «Афипс» слышали? Вот я там. Условия потрясающие. Главной команды сейчас нет, но школа работает. И клуб существует. Стадион «Андрей-арена» на тысячу мест, база, персонал, большая четырехзвездочная гостиница, резервные поля, люди следят за газонами. Все функционирует.

– Сколько в школе детей?

– Около ста, с 2004 по 2012 год. Четыре тренера – три на возрастах и один по вратарям. Грамотные ребята, в академии «Краснодара» работали.

– Какой бизнес у владельца клуба Андрея Андреева?

– Он генеральный директор «Краснодаргазстроя». Если бы не Андреев с его энергией и энтузиазмом, ничего в Афипском не было бы. Важное дело делает. Дети все местные, из Северского района, одеты, обуты, в турнирах участвуют. В каждом возрасте по 2-3 таланта. «Кубань» хотела нескольких забрать, Андреев сказал: пока нет.

– Для вас, блиставшего в российском чемпионате, это уровень?

– Доволен и зарплатой, и работой. Хорошим делом занимаюсь.

– Вы ведь в Энгельсе начинали?

– В команде «Искра», принадлежащей свечному заводу.

– Свечи кормили клуб?

– Автомобильные. Школ футбольных у нас не было, приходили со дворов и играли на первенство города, области. Главная «Искра» десять лет выступала во второй лиге, у меня мама в клубе бухгалтером работала. Держал команду директор завода Гамм, немец. Вадим Хафизов, мой одноклассник, в конце 90-х стал в «Искре» главным тренером.

– Правда, что с цыганами в детстве в футбол играли?

– Еще как! Был в Энгельсе цыганский район, в народе назывался Воруй-город. Играли лучше нас, техничные. После футбола жвачками, шарфами мохеровыми торговали, как положено.

– Табором жили?

– В домах. В школу ходили. Было две коробки, футбольная и хоккейная, где мы пропадали круглый год. Цыгане в хоккей не играли, а в футбол – постоянно. Дружно все было, ни драк, ни ссор. Подъедут на «девятках» прямо к коробке – и рубимся.

– Как вас занесло в Мариуполь?

– В пединститут два года подряд не поступил. Парень знакомый говорит: езжай, я там тренера знаю, вдруг возьмет? Поехал и остался почти на год. Хоть колбасу живьем увидел, в Поволжье-то не было ничего. «Примы» отцу по сто пачек с Украины привозил.

– Это же бывший Жданов, где снималась «Маленькая Вера». По фильму – депрессивное место.

– Город был страшноват: трубы, заводы, промзоны. Но жилось нормально. В 19 лет мне по десять рублей за гол платили. Штук пятнадцать там забил. И Донецк рядом. Немного поиграл за «Новатор» – меня в дубль «Шахтера». Приезжаю, выхожу на тренировку, чувствую – забыли про меня. Походил-походил – назад поехал. Через пару дней хватились: «А где этот, мариупольский?» Я опять туда, за 70 километров. А там Онопко молодой, Канчельскис. Два-три дня – снова восвояси, не нужен я тренеру Дрозденко. Потом Сан Иваныч Корешков позвонил: приезжай в Саратов, говорит, я главный в «Соколе» теперь. Вернулся и с третьего раза в институт все-таки поступил.

– Хоть один день педагогом проработали?

– Нет, конечно.

– Корешков вас откуда знал?

– Когда он в «Соколе» заканчивал, меня с командой пацаном на сборы однажды взяли. Валерий Маслов, который и в футболе, и в хоккее кучу титулов навыигрывал, вторым тренером тогда был. Классный дядька, байки травил – заслушаешься.

– В «Динамо» вас Бесков позвал?

– История посложнее. Отыграл в «Соколе» четыре года, из них полгода – дисквалификация…

– За что?

– Пять контрактов подписал.

– Все с «Соколом»?

– В том-то и дело, что с разными клубами. Молодой, дурной, подсказать некому. Дают тысячу долларов подъемных – подписал. В Екатеринбург съездил – тоже подписал. В Тольятти предложили условия, в Волгограде – машину. Семин лично позвал в «Локомотив», приехал на встречу в Москве на зеленом «мерседесе». Все подписал. Голова закружилась: дают же, как не взять!

– Что за машина?

– 31-я «Волга», солидная. В институт ездил, все ахали, у губернатора такая – и у меня. Еще «шестерка» с «девяносто девятой» были, в качестве подъемных достались. Контрактов и машин – куча, а за кого буду играть, не знаю. И люди все серьезные, шуток не любят. Спасибо Александру Гармашову из «Лады», разрулил ситуацию. Думал, полгода «отсижу» и к нему в Тольятти приеду. А меня назад в Саратов вернули.

– Корешков на вас обиделся?

– Это я обиделся – он меня в «Спартак» не отдал.

– Вот, значит, как.

– Выдвигаюсь на сборы с «Ротором», уже форму получил. В Москве пересадка. Был у меня друг хороший – Вова Сайдалинов, агент. Убили в конце 90-х, расстреляли в упор. А тогда говорит: «Спартак» интересуется». Поехали в Тарасовку, потом в манеж, где игрался Кубок Содружества. Я в форме «Ротора», с пятью контрактами, хожу, головой верчу. Вдруг попадаю в состав, не помню, с кем играли, забиваю. Следом второй матч. Романцев дает своим указание: «Связывайтесь с его клубом, забираем».

– В те годы – почти приказ.

– А «Сокол» на сборах в Кисловодске. Корешков мне сразу вдогонку сказал: куда хочешь езжай, все равно назад вернешься, у тебя еще год контракта. И когда услышал про запрос «Спартака», выдал жесткое «нет». Я – на поезд, и вместо «Ротора» со «Спартаком» – в Кисловодск. Веселое межсезонье. Потом рассказали: «Сокол» просил денег, Москва ответила: мы «Спартак», никому не платим. 

– Романцев какое впечатление произвел?

– Я с ним разговаривал, что ли? Хаджи и Жиляев объяснили что-то про быт. Романцев молча в состав включил и все. Потом еще раз звал, когда я уже в «Динамо» играл. Но мне там хорошо было, отказался. Снова привезли в Тарасовку, сказал Романцеву и Есауленко – не хочу ничего менять.

– Не потому ли сыграли за сборную лишь один матч?

– Может, и потому. Но вряд ли из-за мести, просто на виду у тренера больше шансов. С Веретенниковым похожая история. А в сборную Бышовец позвал, проиграли в товарищеском матче испанцам в Гранаде 0:1. Мостовой пенальти не забил.

– Как с «Динамо» в итоге вышло?

– Опять Вова Сайдалинов. Договорился, чтобы я сыграл в товарищеском матче «Динамо» – ЦСКА. 3:0 выиграли, я отдал, забил, Бесков постановил: «Забираем». Толстых вступил в переговоры.

– Бесков – глыба?

– Конечно. Наставлял меня детально, объяснял, показывал, персонально учил. Помню, на каком-то предсезонном турнире обыграли «Аланию» 4:0. Я два забил и оба – с пары метров, просто ногу подставил. Потом собрание, разбор, Бесков говорит: «Вот оно – мастерство». «Что за мастерство? – думаю. – Замкнул, и все». Бесков продолжает: «Терехин мог и другой стороной стопы ударить, мяч не туда полетел бы, но он сыграл правильно и классно». Все видел, все замечал. Оценки ставил в журнал.

– Как в школе?

– Почти. Кому пять, кому два. Доводил на собраниях. Как-то в хорошем настроении выдал: «Думаете, только вы троечники?» И показывает архивные двойки-тройки Гаврилова, Черенкова, Шавло… «Вы такие же, не переживайте».

– Но ведь и барином был?

– Когда приходил, все замолкали. Дисциплину ценил, порядок. Игра в субботу вечером – заезжали на базу в четверг, за два с половиной дня. Смотрели фильмы.

– Советские?

– «Рокки». Все серии. Кассета закончилась – спать. На выезд тоже кассету берем, поглядели – в кроватки. Бесков смотрел вместе с нами. Мы этого «Рокки» уже в деталях знали, все пять фильмов.

– А смысл?

– Чтобы вместе были, сплачивались, общались. Тогда доставало конкретно. Теперь понимаю – правильно. Футболисты под присмотром, при занятии. А так бы дернули кто куда, только дай свободу.

– Жестоким видели Бескова?

– В Ростове играем, горим 0:2, заканчиваем – 2:2. Константин Иваныч то ли отвлекся, то ли раньше спустился со своей верхотуры, но в раздевалке – разнос. Все не так, балбесы, недотепы! Начинаем понимать: что-то упускает. Потом кто-то говорит: «Так два-два же сыграли». Бесков: «Серьезно?» Он не знал!

– За два с половиной дня сборов удавалось сбегать?

– Как сбежишь, если все время на виду? В Новогорске кормили не ахти, жены еду таскали, больше этих передачек ждали. Бесков говорил: «Выиграете – за полтора дня на базу заедете». Большой стимул, так что играли, считай, за выходной.

– Второй тренер Адамас Голодец на фоне Бескова казался «добрым следователем»?

– Замечательный дядька. Его уважали, и он нас уважал. Знали заранее, когда тренировка, теория, выходной, все расписывал пунктуально, по единой системе. Вечно с прибаутками и «горбылями». Молодых гонял – Гусева, Точилина. Старших редко трогал. В воскресенье игра, в понедельник восстановительный день и, естественно, баня. А там свой коллектив: Андрей Кобелев, Серега Подпалый, Олег Саматов. Попарились – и по пивку, это ж не до игры, а после. Тут Соломоныч идет. Пиво убрали, он поглядел: «Ясно, раз рыба на столе, пиво искать не будем». И дальше пошел. А мы допили и по домам, без перегибов. Все по уму было в том «Динамо».

– Толстых тоже воспитывал?

– Вот его боялись, но не лично, а как президента лиги. Тренеры-то что – свои люди. А Николай Саныч – начальник всего. Вызывает на ковер – страшно, мало ли чем накажет, он же все может! В 99-м начали плохо. Летом пришел Ярцев, а мы вторые с конца. Толстых объявляет собрание. И начинает: «Вы уже вылетели, поэтому слушайте…» – «Николай Саныч, еще целый круг!» – «Нет, вы уже вылетели. Но имейте в виду: в первой лиге никто никуда не уйдет. Будете у меня играть бесплатно целый сезон, вернете «Динамо» в высшую лигу, потом я вас разгоню, лишу лицензии футболистов и пойдете на завод». В зале – мертвая тишина.

– Но машины с квартирами при этом давал?

– Машин никаких не было, а квартиры – да. С Черышевым, Кузнецовым, Тишковым, царствие небесное, получили в одном доме на Дмитровке. Неподалеку – Островский, Ковтун. 

– В том «Динамо» бутсы игрокам еще не чистили, как после Коштиньи?

– Какие бутсы, там из всей формы – пара маек и гетры. Сам стираешь, в угол ставишь, ждешь, пока высохнут. Это сейчас после каждой игры футболки по трибунам раскидывают, а тогда администратор Миронов, тоже ныне покойный, предупреждал особо: «Не дай бог кто майкой поменяется, штраф 500 долларов. Потому что формы больше нет!» Два комплекта на год, как хочешь, так и крутись. Вот в «Аустрии» бутсы чистили.

– Откуда знаете?

– На просмотр ездил, еще до «Динамо». Там Рашид Рахимов как раз заканчивал, советовал: «Оставайся». В раздевалку пришли после тренировки, я с майкой своей мнусь. Он говорит: «Бросай в кучу, постирают». Вот это, думаю, сервис.

– Отчего не остались?

– Может, и надо было. Но тогда «Динамо» манило, не мог отказать.

– Владислав Радимов рассказывал, что с болельщиками ветераны «Динамо» сами разбирались. И вашу фамилию называл. Было?

– Ну, как разбирались – разговаривали. Тогда фанаты из пейнтбольных ружей по игрокам не стреляли, нормальные были. Не забил как-то, один кричит с трибуны: «Езжай домой троллейбусы делать!» Намекает на энгельсский троллейбусный завод. Я к бровке: «Дождись после игры!» И он дождался. Я чуть не кинулся на него. Потом разговорились, руки пожали. Он нормальный, я нормальный, крикнули, повздорили – бывает.

– Генералы приходили в команду?

– Как без них? Министр Куликов рассказывал непонятно о чем, а Степашин в футболе разбирается, с ним интересно было.

– Удаления у вас случались?

– Одно.

– За что?

– Дурак, вот за что. С «Рапидом» в Австрии играем, мне на ногу наступают. Развернулся, как дал рукой – тот упал. Мне красную, потом три игры дисквалификации. А до меня Черышева удалили, наши ввосьмером корячились, попали 0:3. Толстых вызывает на ковер, спрашивает: «Ты дурак?» – «Получается, так». Оштрафовал на 10 тысяч долларов – зарплата за два месяца.

– Ой, как мало.

– Больше тогда и не платили нигде. В московских командах разница была, может, долларов сто, поэтому никто никуда не бегал, какой смысл? Подолгу в одном клубе играли, и хорошо было. Это уже в 2000-х стали деньги вваливать, тут же трансферы забурлили.

– После Бескова вы играли у Семина и Долматова. В чью пользу сравнение?

– Плохих тренеров у меня не было. Но в «Локомотиве» не заладилось, чувствую, не идет. Футболисты классные, коллектив шикарный, но как будто не в своей тарелке. Может, стиль не подходил, не знаю. Пришел к Палычу: «Отпустите». Он тоже чувствовал, что-то не так. «Олег, без проблем». И отпустил бесплатно. А тут звонит Толстых, предлагает встретиться. Приезжаю на «Динамо», у него в кабинете Крапивный и Перонко, большие чиновники из Краснодара. Губернатор Ткачев «Кубань» возрождает, говорят, тренер – Долматов. Толстых советует ехать. Послушал его – и по сей день благодарен. Остался на Кубани жить.

 С Долматовым быстро общий язык нашли?

– Моментально. Спрашивает: «Какие условия хочешь?» Назвал. А мне уже 31. «Давай так, – отвечает. – Поедешь на первый сбор, если все нормально, считай, договорились». Поехал, пять-шесть забил – подписали контракт.

– Больше, чем на пять тысяч?

– Меньше, конечно. Но год с Долматовым – за счастье. Очень сильный спец. Приехали Ансар Аюпов, Витя Воронков и я, остальные из второй лиги остались. Но Долматов за два сбора вылепил отличную команду. Тренировки, теория – все по делу. Друг друга поняли, общей целью завелись – и в сезон. Первая домашняя игра – 15 тысяч на стадионе, я на «Динамо» столько не видел. Год вышел сказочный, с народом местным перезнакомился, город и климат – рай.

– А жара и комары?

– Пустяки. На базе в Четуке, где «Краснодар» потом свою базу построил, стекол не было – целлофан на окнах. Комнаты по пять человек, душ общий. Ну, и какая разница? Нам же не жить там. Деньги платят, болельщиков полно, что еще надо? Рыбу ловили, арбузы разгружали, – нам их кузовами на базу подвозили. Семьей были! До сих пор общаемся, ветеранские матчи играем. Могли выйди в «вышку», но решили переждать сезон и прогадали: не так укомплектовались, не пошло.

– Долматов был едва ли не первым, кто ввел в российском футболе линейную защиту.

– У него и нагрузки, и тактика были в полном порядке. Никогда не улыбался, но работал мощно.

– Сами почему в тренеры не пошли, поработав с такими зубрами?

– Не мое. Работал вторым в «Соколе» с Игорем Чугайновым – лишний раз убедился. Не могу каждый день рассказывать, воспитывать, смотреть видео, летать куда-то. Не конвейерный. Правда, главным не пробовал. Может, и понравится, черт его знает.

– Как в «Черноморце» с Гамулой работалось?

– Все и так знают, что Василич лучший. Вышли в высшую лигу, восемь туров вообще не проигрывали. Потом Гамулу убрали, пришел Сергей Павлов, человек 12 футболистов привел. По именам звучали грозно: Призетко, Аюпов, Тчуйсе, Машкарин, Варламов, Камольцев, Черкес, Смирнов, Кузьмин. Но шли на восьмом месте – закончили на последнем. Нонсенс.

– Поиграли вы и в «Тереке». Понравилось?

– Очень. Выиграли Кубок, вышли в высшую лигу, посражались в еврокубках. Булатов, Клюев, Хомуха, Скоков, Боков, Федьков, Шмарко, Нигматуллин, Адиев, Адамов, Аджинджал – мечта, а не команда. Самый молодой Саша Липко, ему 32 было. Играли весь сезон через два дня на третий, с перелетами, – и ни травм, ни истощений. Сейчас пару недель в таком режиме побудут, и все, катастрофа. А нам сил хватало почему-то. Ваит Талгаев – еще один хороший тренер на моем пути. Правда, необщительный. Закроется, кассеты смотрит, лишний раз не крикнет, не пропесочит. Ему бы с ребятами поговорить, этого немножко не хватало. А тренировки сильные. В Чечне, пока играл за «Терек», всего один раз был, кстати. С Кубком чествовали в спортивном зале, в Гудермесе. Потом Тарханов пришел, у меня еще контракт действовал, но чувствую – не очень нужен. И закончил.

– А как же «Салют-Энергия»?

– Снова Корешков позвал, но там я уже доигрывал. Хотя забил 11 мячей, которых мне до ста голов в первой лиге как раз не хватало.

– Есть рецепт, как стать бомбардиром?

– Родиться с этим нужно. Силу, выносливость можно натренировать, чутье – нет. Если не дано предугадать, предвидеть, хоть обтренируйся, – не поможет.

– Из легионеров, с которыми пересекались, кого чаще вспоминаете?

– В мое время, к счастью, иностранцев в наших клубах меньше было, чем сейчас. А так Лаки Изибор колоритный. Умер пять лет назад, очень жаль. Гетры обрежет, ноги без носков в бутсы сунет – так и играет. Его спрашивают: зачем? Мне так лучше, отвечает. Его все любили, хороший мальчишка был.

– У вас в «Одноклассниках» южные пасторали: вишни, яблони, борщи. Откуда вся эта красота?

– У меня дом в Абинске, друзья часто в гости зовут, почему не отдохнуть за городом?

– Картошечку окучиваете?

– Не-е-т, я только отдыхать. Не Тимирязев. Теще сразу сказал: «Валентина Ивановна, с огородом – не ко мне». Что-то дома прибить, и то жена занимается. Юля у меня в ответе за все. Море обожает, а мне оно что есть, что нет. Но от Абинска 40 минут езды, съездить на выходных – милое дело.

– В хоккей, знаю, играете.

– Как не играть, если здесь в каждой станице ледовый дворец? Раньше в Каневскую или Тихорецк ездили за 250 километров тренироваться, теперь хороший лед повсеместно, только плати. И топ-хоккеистов полно, – Максим Бец, например, в Краснодаре живет. В ночной лиге города 15 команд, я за «Вектор» играю центрфорвардом. Тягаюсь с молодыми 35-летними, хотя они так бегут – не поймаешь. Жизнь бурлит, это главное. Семья рядом, дети растут. Всем доволен. 

Фото: личный архив Олега Терехина, РИА Новости/Владимир Родионов, РИА Новости/Владимир Федоренко