Минус чувство юмора, плюс призовые. Как за 10 лет изменились танцы на льду

Минус чувство юмора, плюс призовые. Как за 10 лет изменились танцы на льду
Эван Бейтс и Эмили Самуэльсон / Фото: © Tony Marshall - EMPICS / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Есть чему радоваться, есть причины скучать.

Новый год 2020-й — старт нового десятилетия, и в такие моменты во всех сферах жизни принято подводить итоги: что было тогда и как стало сейчас. «Матч ТВ» открывает серию материалов о том, как изменилось мировое фигурное катание в 2020-м по сравнению с 2010 годом. Первый вид, который мы будем сравнивать, — танцы на льду.

Спортсмены всегда живут олимпийскими циклами. Сезон-2009/2010 был годом зимней Олимпиады в Ванкувере, сезон-2019/2020 — рядовой период между двух Олимпиад. Одно это обстоятельство уже обуславливает разницу в том, как выглядело тогда и выглядит сейчас фигурное катание: в олимпийские сезоны всегда мощнее программы и сильнее конкуренция, потому что на кон поставлено исполнение главной спортивной мечты каждого, кто когда-то впервые ступает на лед.

В олимпийские сезоны спортсмены исторически стремятся делать больше, чем способны, и именно потому иногда у них получается меньше, чем нужно. Тело и психика разных людей по-разному реагируют на приближение к пределу возможностей.

Призовые

В 2010 году призовой фонд на чемпионате мира составлял 213 тысяч долларов, и эта сумма делилась между участниками, занявшими места с 1-го по 12-е. В 2020 году призовые получают только шесть лучших, при этом фонд равен 252 тысячам долларов. Максимально возможный выигрыш для пары увеличился с 67,5 тысячи до 90 тысяч долларов.

Габриэлла Пападакис и Гийом Сизерон / Фото: © Raniero Corbelletti / AFLO / Global Look Press

Судейство и правила

Сезон-2009/2010 был последним, когда танцоры соревновались в троеборье — обязательном, оригинальном и произвольном танце. Уже со следующего года обязательный и оригинальный объединили, назвав новый вид программы коротким танцем.

Причина перемен была в том, что фигурное катание стало все сильнее зависеть от телевизионных трансляций и продажи рекламы, а с точки зрения телевидения 20 одинаковых танцев под одинаковую музыку (смысл обязательного танца — в демонстрации дорожек шагов для оценки владения коньком фигуристами. — «Матч ТВ») — слишком затянуто и непривлекательно для зрителей и рекламодателей.

В коротком танце для оценки владения коньком есть обязательная секция шагов — паттерн. Также туда добавилась дорожка шагов, твиззлы и поддержка, которые прежде были частью оригинального танца. В таком режиме танцы на льду просуществовали до Олимпиады в Пхенчхане, а с сезона-2018/2019 короткий танец стал называться ритмическим. Это должно было подчеркнуть важность следования дуэтов ритму музыки.

Спустя 10 лет мы можем говорить о последствиях отмены обязательных танцев. В долгосрочной перспективе она привела к снижению качества скольжения в среднем. Стало меньше катания в танцевальных позициях и больше раздельного катания, при этом поддержки усложнились. Еще нынешнее поколение танцоров справляется с твиззлами более уверенно, чем те, кто получал базовые навыки и начинал выступать до 2010 года.

Вертью Моир на ОИ-2010 / Фото: © Sampics / Contributor / Corbis Sport / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Другие перемены в правилах, которые коснулись танцев на льду, — расширение шкалы ГОЕ (надбавки за качество исполнения элементов. — «Матч ТВ»): от -3 и +3 до -5 и +5. Это должно было решить проблему, что оценки лидеров в какой-то момент уперлись в математический потолок. Также для повышения объективности судейства было введено раздельное оценивание дорожек шагов и твиззлов партнера и партнерши — в 2010-м уровень за элемент выставлялся на основе общего впечатления от пары.

Кроме того, в произвольном танце стало на одну поддержку меньше — вместо четырех их теперь три. В то же время в протоколах 2020 года появились обозначения, которых в 2010-м не было: хореографические дорожки, вращения, поддержки и слайдинги (скольжение по льду не лезвием конька, а бедром, коленом и т. д. — «Матч ТВ»).

Наконец, в 2010-м было невозможно идентифицировать, кто какую оценку поставил, потому что столбики судейских оценок в протоколах распределялись в рандомном порядке. Сейчас же у спортсменов, тренеров и болельщиков есть возможность проанализировать, кто против кого дружит в судейской бригаде.

Геополитическая обстановка

Некоторые вещи не меняются — например, высокий политический вес спортивных федераций США, Канады и Франции. Но в 2010-м в танцах была сильна также федерация Италии, а к 2020 году ее потеснила Россия, вернув себе утраченные позиции.

Из танцевального топ-10 ушли Венгрия (Нора Хоффман — Максим Завозин), Израиль (Александра Зарецки — Роман Зарецки) и Великобритания (Шинед Керр — Джон Керр). Добавилось еще по одной паре России, США и Канады.

Шинед Керр и Джон Керр / Фото: © Gerry Kahrmann / ZUMA Press / Global Look Press

На чемпионате мира-2020 теоретические шансы на место в десятке существуют у пар из Великобритании (Лила Фир — Льюис Гибсон) и Испании (Оливиа Смарт — Адриа Диас или Сара Уртадо — Кирилл Халявин).

Следовательно, в 2020 году стало еще важнее представлять интересы сильной федерации. Трудно вообразить себе сейчас, что пара из условной Болгарии (страны без веса на международной фигурнокатательной арене. — «Матч ТВ») может дважды выиграть чемпионат мира, а в 2006-м и 2007-м это случалось.

2010 год стал началом восхождения тренерского тандема Игорь Шпильбанд — Марина Зуева. У них были успехи и прежде, но именно соперничество Тессы Вертью — Скотта Моира и Мэрил Дэвис — Чарли Уайта подняло на новый уровень статус тренеров и мировые танцы на льду в целом. Кто бы мог подумать, что спустя два года Марина и Игорь перестанут работать вместе.

Раскол тандема, возможно, помешал Зуевой и Шпильбанду продержаться в танцевальном авангарде дольше, чем 4 года. Их секрет успеха был в объединении усилий и распределении ответственности: Игорь Шпильбанд отвечал за технику и максимальное использование правил, а Марина Зуева ставила спортсменам прекрасные продуманные танцы. Не боялись они и привлечения сторонних специалистов — работа над поддержками с акробатами и артистами цирка Дю Солей дала потрясающие результаты Тессе со Скоттом и Мэрил с Чарли. Те поддержки, которые они выполняли с видимой легкостью, вряд ли кто-то сможет повторить даже сейчас.

Игорь Шпильбанд и Марина Зуева / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

Последние пять лет в танцах безраздельно властвует тренерская группа из Монреаля — Мари-Франс Дюбрей, Патрис Лозон и Роман Агенауэр. Они не только сделали Габриэлу Пападакис — Гийома Сизерона четырехкратными чемпионами мира, но и помогли выиграть второе личное олимпийское золото Тессе Вертью — Скотту Моиру. Их творческого запала хватает на то, чтобы в сезон выдавать несколько просто хороших постановок и одну-две — гениальные.

Фигуристы, которые двигают вид спорта вперед

2010 год — точка отсчета полного доминирования североамериканских танцев на льду. Начиная с Олимпиады в Ванкувере и на протяжении всего предсочинского олимпийского цикла золото и серебро было негласно забронировано канадцами Тессой Вертью — Скоттом Моиром и американцами Мэрил Дэвис — Чарли Уайтом. Вопрос был только в том, кто из них станет первым, а еще — насколько большим будет отставание всех остальных от двух лидеров.

Нынешняя ситуация, когда ближайшие соперники без шансов проигрывают французам Габриэле Пападакис — Гийому Сизерону по 7-15 баллов, не нова. Во времена противостояния Вертью — Моир и Дэвис — Уайт бывало и хуже: остальные отставали минимум на 20-25 баллов, к тому же фактически на пьедестале оставалось вакантным лишь одно место — третье.

Мэрил Дэвис и Чарли Вайт / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

Кто из нынешних звезд тогда начинал

На чемпионате мира среди юниоров-2010 выступали юные французы Габриэла Пападакис — Гийом Сизерон. Тогда они заняли 22-е место и даже не прошли в произвольный танец. Скоро Габриэла и Гийом пойдут за пятым титулом чемпионов мира в Монреале.

Сара Уртадо — Адриа Диас на том же чемпионате мира среди юниоров-2010 стали шестнадцатыми. Спустя 4 года они выступили на Олимпиаде в Сочи, где многих покорили своими танцами, а в 2016-м расстались и создали две сильные пары, соревнуясь между собой и обостряя конкуренцию в Европе и мире.

Эван Бейтс, Пайпер Гиллес, Захари Донохью и Поль Пуарье катались на высоком уровне уже в 2010 году, но с другими партнерами.

Эван Бейтс и Эмили Самуэльсон / Фото: © Gerry Kahrmann / ZUMA Press / Global Look Press

Как изменились тренды в постановках и элементах

Что было нужно для победы в танцах на льду тогда и что нужно сейчас? В этом параметре сравнения, пожалуй, за 10 лет не изменилось ничего. Для победы надо кататься чисто в плане техники, наотмашь в плане эмоций, желательно представлять сильную тренерскую группу и федерацию.

Падение с элемента — поддержки, твиззлов или дорожки — по-прежнему означает откат далеко назад в турнирной таблице. Плотность результатов вне первой тройки такова, что любая серьезная ошибка подписывает паре приговор.

При ближайшем рассмотрении произвольные танцы в сезоне-2009/2010 были разнообразны. Любители лирики оценили бы полного романтической юности «Малера» Тессы Вертью — Скотта Моира. Тогда этот танец воспринимался дуновением свежего ветра в приоткрытое окно. Подобный эффект произвел в 2014 году «Моцарт» Габриэлы Пападакис — Гийома Сизерона, правда, по атмосфере он больше был похож на облако духов во французском салоне.

Тесса Вирту и Скот Мойр / Фото: © Paul Kitagaki Jr. / ZUMA Press / Global Look Press

Ценители классического выбора одобрили бы «Призрак оперы» Мэрил Дэвис — Чарли Уайта, поставленный по всем законам мюзикла и раскрывающий сильные стороны спортсменов.

Тем, кому по душе грустная улыбка и танцы без явной линии «мужчина — женщина», наверняка бы понравился «Цирк» Натали Пешала — Фабьяна Бурза — они тогда еще тренировались у Александра Жулина. 

Новаторски и смело даже сейчас смотрится постановка британской пары Шинед Керр — Джона Керра на песню «Crawling» альтернативной группы Linkin Park. Драматически и несколько архаично — «Адажио» Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева в темных лоскутных костюмах.

В 2020 году Габриэла Пападакис катает аэробику в розовых лосинах, а в 2010-м были свои черные велосипедки с розовым бюстье — выступающие под флагом Венгрии Нора Хоффман — Максим Завозин предложили судьям и зрителям произвольный под несколько популярных тогда танцевальных песен.

Нора Хоффман и Максим Завозин / Фото: © Paul Kitagaki Jr. / ZUMA Press / Global Look Press

Интересно, что в 2010 году еще была мода на обратные поддержки — когда партнерша удерживает на весу партнера. Как минимум две пары из мирового топ-10 использовали такой прием в своих программах.

Федерика Файелла Массимо Скалли / Фото: © John Lok / The Seattle Times / ZUMA Press / Global Look Press

В 2020-м танцы на льду стали однообразнее, но все равно каждый сезон находятся пары, поражающие наше воображение новыми поддержками, интересными находками в связках или просто мастерски поставленной и исполненной в музыку программой. А вот иронии и даже поводов улыбаться 10 лет назад было действительно больше. 

Во многом такой эффект достигался благодаря оригинальному танцу — для него часто предлагались забавные темы, предполагающие необычные костюмы и даже разрешающие реквизит — шляпы, веера и снимающиеся предметы одежды. На лед выходили ковбои и их подружки, полицейские и задержанные, танцовщицы варьете и влюбленные в них поклонники.

Изабель Делобель / Фото: © Jonathan Ferrey / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Сейчас танцоры, особенно те, кто претендует на лидерство, боятся показаться смешными — все хотят быть просто красивыми. Считается, что несерьезная постановка и попытки шутить по умолчанию проиграют громкой драматичной классике и даже современной лирике. Пожалуй, по этому чувству искренней радости спортсменов от узаконенного хулиганства в оригинальном танце спустя 10 лет после его отмены мы скучаем больше всего.

Читайте также: