ЭПО помогает лечить коронавирус? В Иране считают, что это так

Разбор от Сергея Лисина.
  • Рекомбинантный эритропоэтин (ЭПО) в спорте ассоциируется только и исключительно с допингом, скандалами и возвратом медалей. Однако не стоит забывать, что само по себе это лекарство было выпущено на рынок в конце 80-х годов прошлого века для того, чтобы значительно облегчить лечение таких, например, болезней, как анемия.
  • За годы скандалов спортивная пресса научилась писать об ЭПО в критическом тоне, а тем временем эритропоэтин, возможно, окажется одним из тех препаратов, которые способны помочь победить коронавирус.

В начале апреля группа иранских ученых опубликовала научную работу, рассказывающую о применении ЭПО в лечении COVID-19. Как это часто бывает, обнаружить данный эффект помог случай.

80-летний пациент поступил со всеми симптомами болезни, которая в итоге и была у него диагностирована. Помимо этого наблюдались явные признаки анемии (гемоглобин 52 г/л).

Пациенту давали в рамках стандартного лечения коронавируса гидроксихлорохин, осельтамивир и лопинавир + ритонавир. Для лечения анемии влили одну единицу (450 мл) эритроцитной массы, а затем начали курс ЭПО: пять инъекций по 4000 МЕ каждая через день.

В течение восьми дней состояние пациента резко улучшилось, и он был выписан. Через неделю после выписки у него не было никаких первоначальных симптомов COVID-19, а уровень гемоглобина вырос до 90 г/л.

Иранцы соответственно задались вопросом: совпадение или нет? После изучения пришли к выводу, что нет. Ранее уже публиковались исследования эффектов ЭПО, не связанных напрямую с основным направлением применения данного лекарства — улучшением показателей крови. В частности, имеются несколько исследований на животных, подтверждающие эффективность ЭПО в лечении сепсисов, вызванных различного рода травмами, в том числе травмами легких. Это связывают с тем, что эритропоэтин, стимулируя выброс ретикулоцитов из костного мозга, помогает также высвобождать оттуда лейкоциты, которые повышают иммунитет организма.

Иранцы сомневаются, что такое резкое улучшение состояния могло быть связано только с тем, что у больного выросли показатели гемоглобина, более того, считают маловероятным, что сам по себе ЭПО в принципе мог вызвать такой их рост, потому что общая доза, введенная пациенту, недостаточна для столь сильных улучшений, да и эффект был слишком быстрым, обычно на него требуется от двух до шести недель после начала применения ЭПО.

К сожалению, давать эритропоэтин всем поголовно не получится, так как его побочные эффекты никто не отменял и у некоторых пациентов он может вызвать микротромбоз с последующей септической мультиорганной недостаточностью и коагулопатию.

Вывод иранцы сделали простой: ЭПО кажется разумным выбором для ослабления проявлений коронавируса у тяжелобольных, чтобы спасти их жизнь, однако для определения оптимальной дозы вещества требуются дополнительные исследования.

Учитывая масштабы пандемии COVID-19, можно предположить, что работа иранцев вполне способна привести к введению ЭПО в практику лечения коронавируса во многих странах, тем более что в сложившейся ситуации не до многолетних изучений — людей спасать надо. Вероятность того, что подобное лечение будет назначено заболевшему спортсмену, надо признать, не нулевая. В этом случае есть минимальный шанс сдать положительную пробу, если человек достаточно быстро будет выписан из стационара и окажется доступен для тестирования. 

Текущие рекомендации ВАДА четко описывают проведение допинг-контроля с больными и предположительно больными, запрещая забирать у них пробы, но вот о уже переболевших речь не идет. Поскольку сегодня ЭПО надежно ловится более двух недель, шанс получить проблемы у атлета достаточно высок. В связи с этим можно, наверное, еще раз посоветовать всем тем спортсменам, которые попадают в стационары и получают хоть какое-то лечение, неважно от коронавируса или нет, тщательно документировать его, интересуясь, что же именно им колют, чтобы при необходимости быстро запросить ретроактивное терапевтическое исключение.

Другие материалы автора: