«Решили переждать пандемию в Кении, здесь можно тренироваться». Российский легкоатлет оказался заперт в Африке и не особо скучает

«Решили переждать пандемию в Кении, здесь можно тренироваться». Российский легкоатлет оказался заперт в Африке и не особо скучает
Ринас Ахмадеев / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Беседует Сергей Лисин.

— У вас там петух кукарекает на заднем фоне?

— Да, он уже достал, видимо, просится на супчик.

С этих слов началась наша беседа с Ринасом Ахмадеевым, российски легкоатлетом, победителем московского полумарафона 2018 года, одним из самых успешных наших специалистов бега на шоссе, спортсменом, который уже давно и стабильно имел международный допуск от World Athletics, позволивший ему участвовать в ЧМ-19 в Дохе.

Сейчас, в условиях всемирных ограничений, призванных остановить распространение коронавируса, Ахмадеев находится в Кении и не может оттуда уехать — граница страны закрыта. О том, как это — тренироваться в Африке, когда в Москве нельзя даже выйти на уличную пробежку, и сколько еще спортсмен готов находиться вдали от дома, мы и поговорили.

https://www.instagram.com/p/B7eVXrKB5zd/

— Сколько вы уже в Кении?

— Я прилетел 19 января, и скоро уже будет четыре месяца.

— Получается, вся история с пандемией коронавируса вас накрыла уже там?

— Да, конечно. Сначала читали новости о том, что болезнь распространяется по всему миру, но здесь все было тихо. Затем кенийцы одними из первых закрыли границу и пресекли рост количества заболевших. Точно не скажу, но недели две-три назад здесь было порядка 450 заболевших, и это число сильно не увеличивалось. (По обновленным данным, в Кении за все время заболело 535 человек. — «Матч ТВ».)

— Закрытие границы вынудило сменить планы?

— Я планировал быть здесь до конца апреля, но сейчас решили с тренером, что лучше переждать ситуацию в Кении, потому что в России все не так гладко — кто-то сидит на карантине, в Москве вообще нельзя выходить на тренировки. Тут все тихо-мирно, единственное ограничение — комендантский час с семи вечера до шести утра, а в остальном — пожалуйста, тренируйся.

— За пределами комендантского часа тренироваться можно как угодно?

— Группами бегать нельзя. Бежать нужно или одному, или по два-три человека, но соблюдая безопасную, с точки зрения возможного заражения, дистанцию, порядка 1,5 метра.

— Учитывая развитие ситуации в мире и в России, у вас нет ощущения, что, приехав в Кению на три с половиной месяца, вы в результате зависли там очень надолго?

— Я не парюсь насчет этого. Бывало, что и в Киргизии на сборах жил по полгода, и уже привык. Если честно, даже обрадовался тому, что еще задержусь, потому что здесь очень благоприятные условия для тренировок — высота, климат, свежие продукты, недорогое проживание.

— Где дешевле жить на сборах — в Кении или в Кисловодске?

— Все зависит от возможностей, конечно. Если брать минимальный бюджет, то в Кисловодске можно в сутки уложиться в 600-800 рублей, в Кении — порядка 400 рублей.

— Как в Кисловодске можно на 600 рублей жить и питаться?

— (Смеется.) Нужно снимать комнату, самому готовить. Но это, конечно, впритык.

https://www.instagram.com/p/B_XBSU1p47t/

— А в Кении?

— Мы живем в гостевом доме, то есть у каждого есть отдельные домики, где кухня, маленькая комната и небольшой зал. Условия неплохие, все чистенько, аккуратно. Такой вариант стоит 75 долларов в месяц. Если жить в этом домике вдвоем, то эта сумма бьется на двоих, выходит еще дешевле.

— В общем, всем российским легкоатлетам нужно было ехать в Кению, просто потратиться на билеты?

— Да-да, и билеты тоже можно найти достаточно дешевые, примерно 30 тысяч в оба конца. И все, тут можно жить и тренироваться.

— А для чего тренироваться, если перспективы непонятны?

— Я все-таки планирую, что ситуация разрешится к осени. По поводу стартов, надеюсь, что в сентябре какие-то соревнования все-таки пройдут, а я от World Athletics получу допуск как нейтрал, тем более что он у меня до этого уже был.

Сейчас я восстанавливаюсь после небольшого перерыва, который был связан с лечением зуба. Оказалось проблематично найти стоматологическую клинику, открытую во время эпидемии. В Итене, где я живу, такой нет, поэтому пришлось ехать в соседний Элдорет, там зуб вылечили, затем пил антибиотики, и это стало причиной снижения нагрузки. Так что теперь заново начинаю базовый период подготовки, рассчитываю поработать в июне–июле, а в августе–сентябре выступить на соревнованиях и реализовать набранную форму. Ориентируюсь по-прежнему на дисциплины, проводимые на шоссе — десять километров, полумарафоны, а говоря о забегах на стадионе, хотелось бы, конечно, еще пару стартов сделать на 5000 и 10 000 метров. Душа больше лежит к шоссе, нежели к стадиону.

— Ну и как вам кенийская стоматология?

— В плане медицины все здесь не так уж и плохо. Частная клиника, оборудование и лекарства на европейском уровне. Все сделали аккуратно, стерильно. 19 мая снова к ним поеду — менять временную пломбу на постоянную.

— Про Итен, где вы живете, были новости, что там кенийцы заперлись ночью в баре, нарушили комендантский час и их полиция оттуда увозила. Правда?

— Да-да, было такое, среди дебоширов оказался Вилсон Кипсанг, бывший рекордсмен мира в марафоне. Тут если что-то случается, на следующий день все узнают из новостей или от знакомых, все на слуху.

https://www.instagram.com/p/B_191j7nXaP/

— Вы же там не один застряли, украинка Ольга Ляховая тоже в Итене.

— Оля со своим мужем планировали пробыть здесь месяц, но из-за закрытия границ задержались. Сейчас они поменяли билеты на 31 мая и через три недели улетят домой. Они тоже особо не заморачиваются, все прекрасно понимают, что стартов в ближайшее время не будет. Тренируемся мы вместе.

Из иностранцев тут еще пара французов и эстонцы, все остальные покинули Кению, как только национальные федерации и правительства обратились к своим гражданам с призывом вернуться домой.

— А Ляховую с мужем вообще из Кении выпустят?

— Поступают новости, что границы открывают по некоторым направлениям 12 мая. Но, если не ошибаюсь, перед выездом нужно будет сдать тест на коронавирус.

— Ольга с мужем, у нее все хорошо в плане личной жизни на сборе в Африке. Вы один, без девушки?

— Да. Очень сложно, конечно, все-таки Африка… В голове крутятся разные мысли, стараюсь их отодвигать на задний план, потому что если много об этом думать, станет совсем сложно.

https://www.instagram.com/p/B-4yghrBMxG/

— Говоря о кенийских санкциях не только в плане коронавируса, нельзя не спросить про самые свежие новости — намерение руководства местной федерации легкой атлетики аннулировать гражданские паспорта тех кенийских спортсменов, которые попались на допинге. Что-то про это слышали?

— Если честно, то пока что читал это лишь у вас, и это, конечно, жесть, если дойдет до такого. Люди просто станут невыездные. Это сурово.

— Может, нам в России стоит начать отбирать паспорта у доперов?

— В России это нереально, даже не представляю, чем это может обернуться.

— Говоря о России, на слуху теперь новые критерии комплектования сборных команд, выпущенные ВФЛА. Согласно им спортсмены, нарушившие антидопинговые правила, даже после завершения дисквалификации еще минимум три года не смогут быть членами сборной команды. Как к этому относитесь?

— Наверное, это правильно. Меня смущает только формулировка «после 18 ноября 2015 года». Было бы лучше сделать с 2010-го, потому что многие люди, которые нарушали до 2015-го, выступают сейчас. «Герои» Лондона-2012 и московского ЧМ-13 окажутся вне критериев.

По теме: