Бокс/MMA

28-летний боксер из России умер в больнице. Почему это произошло

28-летний боксер из России умер в больнице. Почему это произошло
Максим Дадашев / Фото: © Scott Taetsch / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Боксера Максима Дадашева не сумели спасти американские врачи. Вадим Тихомиров в колонке на «Матч ТВ» — о том, почему это горе для людей и норма — для спорта.

За 33 минуты чистого времени боя Субриэль Матиас выбросил 1204 удара, из них точными были 319, из этих точных 266 — силовыми, то есть с задней руки, с акцентом. Получается, что за 33 минуты Максима Дадашева ударили 266 раз, и большая часть этих ударов пришлась в голову. После этого тренер Максима остановил поединок. Он уйдет из жизни через два дня после боя в больнице в США. 

Ему было 28 лет, и до этого он провел 13 поединков и выиграл в каждом из них. Пропустить 266 ударов за бой - это не слишком много по меркам бокса и ММА. Но если вы знаете врача, тренера или даже преподавателя йоги, который сможет аргументировать, почему даже пятьдесят пропущенных ударов в голову могут не считаться вредными для здоровья, напишите его адрес в комментариях. Мы с ним попробуем связаться. 

https://www.instagram.com/p/BjEMLUjhd14/

В инстаграме Максима человеческое горе — там девушка (вероятно, сестра) за два дня до смерти спорит с одним из подписчиков о татуировках («татуировки — нельзя») и говорит следующее: 

«Ты мне написал про тату, я тебе ответила. А тот, кто написал про его жену, я сама разобралась с ним. Никто не имеет право здесь обсуждать моего Брата Максима Дадашева. Все так заинтересованы, «лезгин, русский или метис он», «тату на нем», «жена — русская?». Так вот расскажу немного вам про него, чтобы вы успокоились: он чистый лезгин, да, жена его русская и у них растёт прекрасный сын, все, родные и близкие, молимся за него, он выкарабкается с помощью Всевышнего».

Здесь ты, конечно, не можешь не сострадать, как и всякий нормальный человек будет сострадать горю, свидетелем которого ему довелось стать.

Фотографии Максима — это классический фотоальбом боксера, который провел первый десяток боев в США и только-только начал подбираться к большим поединкам. Дадашев учился и тренировался в Петербурге, перешел в профи после Европейских игр-2015, сотрудничал с менеджером Эгисом Климасом, фотографировался с чемпионами Ковалевым, Ломаченко и Усиком. 

https://www.instagram.com/p/BKSJ4elgVIJ/

С «Петербуржцами» — Биволом, Хамуковым и Кузьминым. С бойцом ММА — Шлеменко. Социальные сети делают смерть чуть страшнее, потому что их прямая обязанность — фиксировать жизнь, и вот ты ее видишь, но знаешь, что ее больше нет. Читаешь комментарии и находишь, что среди пары тысяч автоматических RIP несколько предложений от людей, которым действительно больно. Но есть и еще кое-что.

Однажды я был на лекции профессора Португалова, и он как-то очень легко и понятно сказал: «Занятия спортом — это не здоровье, а по мере повышения уровня спортивного мастерства вы все дальше уходите от состояния здоровья. Здоровье — это зарядка, прогулка на пульсе 100 и поплавать в бассейне, сходить в баню. А спорт — это не здоровье, это совершенствование определенных физических качеств. Вы хотите получить эти качества, тогда вы должны рассчитывать на определенные жертвы».

Можно не верить профессору Португалову, но я читал инстаграм врача, который брал анализы людей после марафона и прямо говорил, что это не идеальные анализы. Это анализы человека, которому нужно 7-10 дней восстанавливаться и ничего не делать. Бронзовый призер чемпионата Европы по самбо (достижение, далекое от больших денег и известности) в частной беседе присылает мне список травм, которые получил к 25 годам: отрыв на 80% большой приводящей мышцы, травма медиального мениска правой ноги, травма латерального мениска правой ноги, травма медиального мениска левой ноги, травма латерального мениска левой ноги (на второй раз уже оперировали), частичный разрыв прямой мышцы живота, перелом двух пальцев со смещением левой кисти…

Ты приходишь на тренировки бойцов ММА, и там очень долго разминаются, потому что когда пульс ускоряется и температура тела поднимается, не только меньше риск травмы, но и то, что есть сейчас, уже не так болит.

Тренировки людей в единоборствах вообще выглядят красиво только на видео. На самом деле это неприятный запах в зале, ощущение каких-то невероятных объемов работы и не гимнастический мат — потому что кого-то хоть раз за спарринг ударят слишком сильно.

https://www.instagram.com/p/BvYLE5gn3vj/

Еще странно, когда за самые страшные травмы выдают особо кровавые рассечения, убирающиеся 5-10 аккуратными швами. На самом деле, самое страшное остается в кабинетах на дисках и флешках с результатами МРТ: там разрывы, грыжи, отслоения и плавающие осколки.

Кажется, что спортсмены заведомо говорят неправду, когда рассуждают: «Можно всю жизнь просидеть дома, а потом кирпич на голову упадет». Давайте честно, кирпич на голову, как и самолет вместе с тобой, может упасть любому и с любым, но только в спорте вы пропускаете по 200 ударов в голову за 30 минут, бегаете по 42 километра по асфальту и поднимаете над головой 264 кг, рассказывая, что в этом нет никакого вреда для здоровья.

За 10 лет общения со спортсменами ты понимаешь, что это добровольный обмен: ты отдаешь какую-то часть своего здоровья и рискуешь жизнью, получая взамен две вещи. Первая — заниматься тем, что тебя будоражит. Вторая — шанс когда-то заработать намного больше, чем 99,95% людей на планете Земля (для этого достаточно заработать миллион долларов). Сложно представить, что машинист поезда метро может когда-то испытать те же эмоции, которые испытывает человек, примеряющий чемпионский пояс. Сложно представить, что должен сделать оператор станка на пилораме, чтобы в рамках своей профессии заработать один миллион долларов. И да, каждый из них может точно так же попасть под машину, но им не придется пропускать 2-3 сотни ударов в голову за 30 минут.

https://www.instagram.com/p/Bvj2GJsHxyw/

Достаточно легко прекратить смерти и травмы на ринге — можно просто перестать смотреть бокс. Если бы в 2018 году на каждый боксерский поединок приходило бы ноль зрителей, не было бы поединка Адонис Стивенсон — Александр Гвоздик. И Адонис Стивенсон не впал бы в кому после него. Можно не ходить на фигурное катание, и тогда фигуристка Юлия Липницкая не будет страдать от анорексии, а у Евгения Плющенко будет здоровая спина. Бокс здесь не стоит демонизировать: если вы придете на баскетбол или волейбол, то увидите, какой походкой ходят ветераны этих видов спорта. Походкой людей, которые значительную часть жизни при росте 200 см и весе под 100 кг выполняли очень-очень много прыжковой работы. Сноубордистка Алена Алехина после неудачного трюка не может ходить, а вратарь Сергей Перхун попробовал сыграть на выходе, и все знают, чем это закончилось. В некоторых своих проявлениях спорт — та же самая демонстрация суперспособностей, какие бывают у супергероев в кино. Люди делают то, чего не умеет делать большинство людей. Другие люди приходят, чтобы на это посмотреть.

Врачи в США не смогли спасти Максима Дадашева. Его безмерно жаль как отца, мужа и сына, но хочется быть честным как зритель и не говорить «мы увидели спорт в худшем его проявлении» или «зачем они этим занимаются?». Мы смотрим спорт, платим за него и вместе со спортсменами делаем его таким, какой он есть. 

Нет связи