live
18:05 Бобслей и скелетон. Кубок мира. Скелетон. Женщины. 2-я попытка. Прямая трансляция из Австрии
18:05
Бобслей и скелетон. Кубок мира. Скелетон. Женщины. 2-я попытка. Прямая трансляция из Австрии
18:55
"Лучшие из лучших". Специальный репортаж [12+]
19:25
Новости
19:30
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
20:30
Профессиональный бокс и смешанные единоборства. Афиша 2019 [16+]
21:00
Все на футбол! [12+]
21:45
"ФутБОЛЬНО" [12+]
22:15
Новости
22:25
Все на футбол! Афиша [12+]
22:55
Футбол. Чемпионат Испании. "Хетафе" - "Алавес". Прямая трансляция
00:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:30
Футбол. Чемпионат Германии. "Хоффенхайм" - "Бавария" [0+]
03:30
Смешанные единоборства. Bellator. Рафаэль Карвальо против Гегарда Мусаси. Анастасия Янькова против Кейт Джексон. Трансляция из Великобритании [16+]
05:00
Профессиональный бокс. Деметриус Андраде против Артура Акавова. Бой за титул чемпиона мира по версии WBO в среднем весе. Прямая трансляция из США
08:30
"Мэнни". Документальный фильм [16+]
10:10
Новости
10:15
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
10:40
Биатлон. Кубок мира. Эстафета. Мужчины. Трансляция из Германии [0+]
12:25
Новости
12:30
Бобслей и скелетон. Кубок мира. Бобслей. Женщины. 2-я попытка. Прямая трансляция из Австрии
13:05
Все на футбол! Афиша [12+]
13:30
Профессиональный бокс. Мэнни Пакьяо против Джеффа Хорна. Бой за титул чемпиона WBO в полусреднем весе [16+]
14:35
"Лучшие из лучших". Специальный репортаж [12+]
15:05
Новости
15:10
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
16:10
Биатлон. Кубок мира. Эстафета. Женщины. Прямая трансляция из Германии
18:00
Хоккей. Матч звёзд КХЛ - 2019. Мастер-шоу. Трансляция из Казани [0+]

Ольга Зайцева: «Мне хочется кричать и требовать доказательств»

16 ноября 2017 15:28
Вчера в эфире «Матч ТВ» вышло эксклюзивное интервью с двукратной олимпийской чемпионкой о начатом в ее отношении расследовании МОК. Сегодня мы представляем вашему вниманию полную версию этого интервью.

– Как вы узнали, что у комиссии Освальда есть к вам претензии?

– Мне пришло письмо на электронную почту от Международного союза биатлонистов. Так я узнала, что меня отстраняют. Точнее то, что в мою сторону начато расследование по поводу нарушения антидопинговых правил на зимних олимпийских играх в Сочи. Сейчас я отстранена от участия во всех соревнованиях в любом качестве. То есть нельзя находиться на соревнованиях, которые проводит IBU.

– Это большое письмо?

– Один лист, подписанный Николь Реш (генеральный секретарь IBU. – «Матч ТВ»). Она уведомляет не лично меня, а Союз биатлонистов России, что МОК начал расследование в отношении меня.

– Какие-то претензии там были обозначены?

– Пока никаких оснований. Просто, что начато расследование. Сухое, конкретное письмо.

– Какая первая мысль была у вас, когда вы открыли это письмо?

– Я переживала за ребят, за лыжников, за Сашу Легкова. Представляла, какие они испытывают чувства. Когда мне пришло письмо, то я поняла более конкретно, что они чувствовали. Для меня это был шок. Почему мне могло прийти это письмо? Все всегда задаются этим вопросом. Я, естественно, расстроилась.

– Что они от вас сейчас хотят? Уведомили, что начали расследование, а вы просто пока посидите дома?

– Именно так. Уведомили. Наверное, пришлют мне что-то новое и скажут конкретно, что они со мной будут делать: куда-то пригласят и объяснят, что у меня нашли. Буду сейчас ждать более развернутое письмо.

– У вас есть план дальнейших действий?

– Я думаю, что работа в Министерстве спорта и ОКР идет по поводу всего нашего спорта. Контактировала с президентом СБР Александром Михайловичем Кравцовым, советовалась. Я не адвокат и не юрист, не знаю даже правильных терминов и что делать. Поэтому будем работать с теми людьми, которые в этом разбираются. Я в близком контакте с СБР и его руководством. Будем дальше думать вместе.

– IBU ждет от вас какое-то письмо?

– Письма не ждут. Я могу попросить Международный союз биатлонистов о личном разборе моей ситуации. Что я и сделала. Написала, чтобы приняли во внимание, что я заинтересована и хочу, чтобы начался личный разбор моего дела. Что я не просто сижу и молчу в тряпочку. Какой это личный разбор – я не знаю. Мне пока никто не ответил.

– Что может вам грозить, помимо отстранения от участия в соревнованиях?

– Если они гребут под одну гребенку, тогда то же, что и лыжникам. Могут отобрать медали или еще что-то хуже сделать. Не знаю, чем руководствуются люди, которые выносят такие наказания. Если ко мне будут те же санкции, то я тоже без понятия, за что. Дальше будем действовать по факту.

– Что говорят Вилухина и Романова, которые через видеосвязь присутствовали на заседании комиссии Освальда?

– Я с девчонками общалась немножко. У нас же всегда, когда грянет гром, мы начинаем собираться вместе. Девчонки сказали, что они сидели, слушали шесть или восемь часов. В принципе в обсуждении они не участвовали. Только в конце им задали какие-то вопросы. По ним тоже все ждут решения. У тех, кто нас обвиняет, такая политика странная. Они специально тянут. Не знаю, чего ждут. У меня, наверное, будет такая же процедура.

– Во время обсуждения дела Романовой и Вилухиной ваша фамилия фигурировала?

– Нет. Вообще моя фамилия всплыла очень рано. У нас всегда в СМИ появляется все раньше, чем сам спортсмен узнает. Немного торопятся. Про меня на заседании девчонок не говорили. У каждого свое разбирательство.

– Вы были в курсе, что ваша фамилия была в списке «Дюшес» в докладе Макларена?

– Когда это все начиналось, мне сказали, что я в этом списке. Я удивилась. Потом через какое-то время мне сообщили, что моей фамилии там уже нет. Поэтому была спокойна и уверена. Как и сейчас я уверена в своей правоте. Я не читала доклад Макларена, не вникала, что он написал. Теперь, наверное, придется изучать, чтобы знать, какие претензии они предъявляют. Будем углубляться.

– Как правильно нужно закрывать пробирки? Сколько должно быть щелчков? Какова вероятность, что из-за чрезмерного усилия что-то могло повредиться?

– Мы всегда сдавали пробы при допинг-офицерах. Человек шел с нами в туалет и следил. Когда мы закрывали банки, то он тоже все контролировал. Никогда не считала количество щелчков, но в силу своей интуиции всегда закручивала банки до самого конца, казалось, что крышечка могла треснуть. Банки в пакете всегда ставила в пластмассовую коробку, сверху которой всегда наклеивалась лента. И если ее вскрываешь, то это видно – там появлялись полоски. Что было с этими коробками дальше, я не знаю. Я же не сотрудник ВАДА или РУСАДА, чтобы знать, когда и где их вскрывают.

– В Сочи была такая же система?

– Конечно. Система везде стандартная, одна и та же.

– Баночки тоже были классические?

– Да. Когда ты спортсмен и делаешь свою работу, то не задумываешься о том, какие банки. Просто видишь, что они официальные.

– В списках видно, что к вам есть претензии по количеству соли в пробах, что есть превышение средней нормы для современного человека. Чем это можно объяснить?

– Ко всем есть какие-то разные претензии: у кого-то царапина на крышке, у кого-то соль в пробах. Можно переесть красной или черной икры, и у тебя ее будет много. Мы теряем много пота на соревнованиях, соль выходит из организма, и хочется ее пополнить. Может, за счет этого она могла повыситься? Я не знаю. Я не химик. Соль в банки я точно не сыпала, 100 процентов. Если бы я знала, что соль повышает результат, то ела бы ее кусками как лось, и все гонки выигрывала бы.

– Сейчас у болельщиков абсолютное непонимание того, почему коснулись их любимой биатлонистки Ольги Зайцевой. Что вы им можете сказать про эту ситуацию?

– Я выступала на Олимпийских играх с 2002 года и всю жизнь выполняла все требования. Как и Саша Легков, могу сказать, что мы сдавали допинг-пробы и днем, и ночью. Я делала свою работу честно, правдиво и любя. Болельщикам хочу пожелать, чтобы они верили в меня так же, как и раньше. Никто никаких коктейлей не пил. Это просто неразумно. В профессиональном спорте не может быть никакого алкоголя. Это несопоставимые вещи. Как говорил Сергей Бодров: «Сила в правде. Кто прав, тот и сильней». Мне тоже хочется кричать и требовать каких-то доказательств, знать, что там. Но быстро ничего не делается. Это придет со временем. Я за белую сторону жизни. Верю в правду и в чистоту. Желаю всем точно так же верить в это.

Текст: Дмитрий Занин

Фото: РИА Новости/Владимир ТрефиловРИА Новости/Михаил Мокрушин; РИА Новости/Евгений Биятов

Открыть видео

Читайте также

Светлана Слепцова: «Сейчас прежней откровенности от меня мало кто дождется»

Сломанные лыжи. Евгений Дзичковский — о дисквалификации Легкова и Белова

Дмитрий Занин: «Работал ночью в котельной за 6000 рублей»