«Я не раз была наказана за то, что родилась в России». Ласицкене — о победе на ЧР и нежелании прыгать «на похоронах»

«Я не раз была наказана за то, что родилась в России». Ласицкене — о победе на ЧР и нежелании прыгать «на похоронах»
Мария Ласицкене / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Эхо Олимпиады преследует спортсменку до сих пор.

Олимпийская чемпионка Токио Мария Ласицкене обошла Татьяну Ермаченкову на командном чемпионате России по легкой атлетике, проходящем в Сочи.

Осложнения возникли на высоте 1,91 м, которую Ермаченкова взяла со второй попытки, а Ласицкене — с третьей. На следующем рубеже 1,94 м Ласицкене справилась с планкой со второй попытки. Ермаченковой высота не покорилась.

Уже одержав победу, Мария заказала 2,01, на сантиметр выше лучшего результата сезона в мире, но не смогла преодолеть планку.

— Вы жару не очень хорошо переносите, насколько я знаю, тяжело сегодня пришлось?

— Было очень жарко, я даже вспомнила квалификацию в Токио, потом об этом сразу забыла, потому что не к месту немного. Но это нормально, что жарко, все девочки прятались, и я с ними пряталась в тени. Спасибо девушкам, отлично прыгали, создали соревновательную атмосферу, боролись, это приятно ощущать на соревнованиях.

— Пустые трибуны на атмосферу не повлияли?

— Мне непонятно, почему они пустые, при том что все цели и задачи в российском спорте направлены на развитие. А мы снова при пустых трибунах, это меня пугает. Неприятно.

— До представления участниц выполнили две пробежки и только один прыжок, почему?

— Это все установки тренера, мы в начале сезона, в начале технических работ, и сейчас была хорошая техническая работа в режиме соревнований. Все, что в плане установок сказал Геннадий Гарикович, я выполнила.

Мария Ласицкене / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Говорил с вашим тренером перед началом прыжков, он сказал, что за Токио была отдана огромная цена, последствия которой преследуют до сих пор — микроспазмы, какие-то проблемы. Насколько это мешает подготовке?

— Вообще, после Токио начало подготовки уже к зимнему сезону прошло с нарушением всех планов. Но, думаю, что после Олимпиады иначе быть не может. Я неопытна в Олимпиадах, но мне так кажется (смеется). Очень много что пошло не по плану, очень много пришлось передвигать, задвигать, работаем с тем, что есть.

— А что есть в голове в плане психологии на фоне этих проблем?

— Я говорю себе, что должна делать все, что сейчас могу, что бы у меня ни болело. Тем более есть врачи, с которыми я работаю и всегда на связи. Есть что-то, что тревожит, но я не собираюсь впадать в отчаяние.

— Про ту высоту, что удалось взять, 1,94, что скажете по исполнению?

— С Геннадием Гариковичем на эту тему еще не разговаривала, но думаю, что это хороший результат для начала сезона. Сегодня я боролась, старалась, и получилось так. Это хорошо. Не без тревог, но я справляюсь.

— Когда шли на третью попытку на 1,91, что было в голове?

— Мысль: «Отрабатывай установки и бери высоту». Нужно бороться, вкладываться до конца в каждый результат, сейчас для меня соревнования — лучшая тренировка, отработка техники. Мне нужны старты и борьба на них.

Мария Ласицкене / Фото: © Matthias Hangst / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Сегодня был ветер, насколько он повлиял на прыжки?

— Все разы пережидала! Вообще, этот сектор для меня такой всегда. Как только подбегаю к мату, меня сносит куда-то далеко, поэтому уже стараюсь не думать, а там как будет. И на самом деле меня это сбивает, несмотря на то что я сейчас не в своем боевом весе, но все равно сбивает.

— Вес насколько не боевой?

— На килограмм (смеется). На самом деле я на это не обращаю внимания, просто пошутила по поводу ветра. Спокойно живу в своем режиме, вес сам придет в норму, это нужно, чтобы понимать, что происходит с организмом.

— 2,01 оказались слишком высоко?

— Я не ожидала, это мне Геннадий Гарикович сказал, у меня даже мысли перепутались, переспросила: «Что?» Но тренер поставил высоту, мы это никогда не обсуждаем, и я просто молча пошла выполнять. Естественно, ни одна попытка мне не понравилась, но это не должно меня касаться, я просто должна была работать, бороться, как говорит тренер, «наесться» этой высоты. Это очень высоко. Я, кстати, даже не знала, кто лидер мирового сезона, пока не сказали.

Мария Ласицкене / Фото: © Christian Petersen / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Какие ожидания от российского сезона, который вы здесь открыли?

— Ожидание, что ВФЛА будет больше работать над популяризацией, развитием, привлечением СМИ, рекламы. Об этом очень много говорится, но впечатление, что это делается только на бумаге. Придумали какой-то аналог «Бриллиантовой лиги», в котором одни мемориалы, те же самые пустые стадионы. У нас столько площадок, столько талантливых людей, кто умеет и хочет делать! Но почему-то это проходит мимо нас. В очередной раз хочу обратиться, попросить: мы все-таки должны не на похоронах прыгать, а на празднике.

— Обидно прыгать здесь, а не в Юджине?

— Сейчас не то время, чтобы говорить про обиды. К сожалению, уже за очень большой период времени я не раз была наказана за то, что родилась в России. Я понимаю, что происходит, и должна что-то делать, чтобы не потерять форму. Я делаю, стараюсь, мы не отчаиваемся, но это очень сложно, и вообще такого состояния, как сейчас, у меня никогда не было. Но спортсмены всегда должны бороться до конца, и я буду бороться до конца.

— Не хочется все бросить?

— Бросить не хочется, потому что предыдущие годы показывают, что должна быть всегда готова, находиться в форме, потому что неизвестно, что может произойти. Сегодня ситуация такая. И я буду прыгать в России, выкладываться, тем более что девушки создают конкуренцию.

— Если завтра скажут: «Лети на «Бриллиантовую лигу», готовы лететь?

— Естественно. Я готова, но этого не будет.

Читайте также: