«Шла осознанно, собрав всю волю в кулак, выступала через боль». Александра Солдатова — про ошибки карьеры и Олимпиаду в Токио

«Шла осознанно, собрав всю волю в кулак, выступала через боль». Александра Солдатова — про ошибки карьеры и Олимпиаду в Токио
Фото: © globallookpress.com
Беседует Сергей Лисин.

Александра Солдатова уже два года, с 8 сентября 2019-го, не выходила на соревновательный ковер в составе сборной России. За это время в жизни гимнастки произошло многое — начиная с объявления о завершении карьеры, сделанного в декабре 2020 года, до проблем со здоровьем, подробности которых всплыли несколько позже.

Нельзя сказать, что интерес к тому, чем занимается Александра и как складывается ее судьба, как-то угас — в отличие от многих других гимнасток она не исчезла «в никуда», более того, именно ее выступления, пожалуй, чаще всего вспоминаются болельщиками как наиболее яркие, запавшие в душу.

Вопросы здоровья и перехода от жизни профессионального спортсмена к жизни обычной всегда достаточно трудны, тем более в таком отбирающем почти все детство виде, как художественная гимнастика. Поэтому мы решили поговорить с Александрой о том, как этот процесс сложился для нее и удалось ли к сегодняшнему дню справиться со всеми проблемами.

Еще одним поводом для разговора стало то, что 27 октября в японском Китакюсю стартует чемпионат мира по художественной гимнастике. Турнир во многом беспрецедентный, потому что в один сезон Олимпиада и ЧМ в предыдущий раз проводились в 1996 году, четверть века назад. И взгляд Александры на то, через что в этом сезоне прошли гимнастки мировой элиты, был, конечно, тоже любопытен.

Из интервью вы узнаете:


«Мысли о завершении карьеры появились еще в 2018 году»

— После объявления о завершении карьеры прошел уже почти год, после финального выступления в составе сборной — чуть больше двух. Насколько болезненным был этот период без гимнастики?

— Первое время, конечно, было непросто, до такой степени, что я специально старалась изолировать себя от гимнастики, потому что, смотря выступления, испытывала сильную ностальгию. Мне не хватало эмоций, что были на тренировках, были с Ириной Александровной Винер и Анной Вячеславовной Дьяченко, моими тренерами, тех эмоций, которые я испытывала, выходя на соревновательный ковер, и которыми заряжала зрителей. Какое-то время это было достаточно остро. Но я на протяжении своей взрослой карьеры говорила себе: «Саша, тренируйся и бери от гимнастики максимум, потому что это все не вечно, это закончится и ты будешь скучать». То есть я заранее знала, что так будет, и не скрываю этого — да, я скучаю по гимнастике и да, я буду скучать всегда. Это нормально, потому что гимнастика — очень яркий этап моей жизни. Но он не единственный — жизнь продолжается, и теперь я не зациклена на гимнастике, у меня достаточно много других забот. Сейчас, глядя на выступления, я уже даже не испытываю легкой грусти, только хорошие эмоции. Тем более что я все равно тренируюсь и передаю свой опыт, так что гимнастика до конца от меня не ушла, просто приняла другой образ.

— Завершения карьеры бывают разными. Хорошо, когда это происходит после больших, главных побед. У вас все-таки другой случай, мало кто планирует уходить именно так.

— Не знаю, как это смотрелось со стороны, но это был абсолютно осознанный, взвешенный выбор. Я всегда выступала ради зрителей, ради эмоций, и мечты стать олимпийской чемпионкой никогда не было. Я выступала не ради наград, но для удовольствия. Безумно любила выступать и тренироваться и считаю, что от спорта взяла максимум, какого-то чувства незавершенности нет.

Скажу это впервые, но мысли о завершении карьеры появились еще в 2018 году, после чемпионата мира, потому что у меня не настолько крепкое здоровье, чтобы тренироваться по восемь-десять часов, и в тот момент ресурсы организма достаточно сильно истощились. А спустя год, осенью 2019-го, я уже осознанно сделала выбор в пользу здоровья, поскольку каждый день шла на тренировку и понимала, что я это здоровье отдаю. Да, взамен получаю многое, но в какой-то момент я сделала этот выбор. И надо сказать, что завершила карьеру очень вовремя, потому что я очень сильно зависела от зрителей и отдавала всю себя им. Почти сразу после того, как я ушла, начался локдаун, и все наши девушки выступали перед пустыми трибунами. Для меня это было бы очень сложно.

Александра Солдатова / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Можете тогда примерить на себя условия Токио: пустые трибуны, помост, долгое ожидание на этом помосте сигнала к выходу на ковер?

— Профессиональные спортсмены готовы выступать в абсолютно любых условиях. Я бы поменяла свою тактику. Да, я всегда выступала для зрителей, но, оказавшись перед пустыми трибунами, поставила бы себе задачу выйти и показать все, на что способна, и рассказать историю, связанную с каждым упражнением. У меня со всеми упражнениями были связаны какие-то эмоции, события, потому что просто бездумно делать движения под музыку я не умела, обязательно нужно было вкладывать смысл в каждое упражнение. Поэтому как профессиональный спортсмен, окажись я в Токио, то все равно показывала бы все, раскрывая образ, независимо от того, есть зрители на трибунах или нет.

Если затрагивать ожидание перед выступлением, тут все индивидуально. Для меня та ситуация с ожиданием на помосте, которая была в Токио, действительно непростая. Я всегда старалась не брать паузы в процессе соревнований, то есть сначала делала прогоны на разминочном ковре, затем шла к соревновательному и сразу выходила на него. Вообще не любила стоять перед выходом, даже полминуты. Часто были такие моменты, когда волонтеры, сопровождающие гимнастку на ковер, звали меня к выходу, чтобы все было готово чуть заранее, а я до последнего не шла, работала, работала и старалась выходить без остановок.

Так что в Токио было действительно непросто. Тем более, одно дело, когда ты стоишь и ждешь за шторкой, тебя почти никто не видит, а другое — когда ты одна стоишь перед всем залом.

«Были случаи, когда я с травмой шла защищать страну, потому что некем было меня заменить»

— Насколько современная художественная гимнастика разрушительно действует на здоровье спортсменок? Это индивидуально или в целом касается всех?

— Я считаю, что в этом вопросе нет фактора везения — все зависит от особенностей той или иной гимнастки и того, как тренер доносит до нее, что не нужно «убивать» себя на тренировках, а затем не успевать восстанавливаться. Спасибо Анне Дьяченко — до меня в раннем возрасте донесли, что восстановление крайне важно, что здоровьем надо заниматься.

Я прошла в основе взрослой сборной два полных сезона после Рио, тренировалась по много часов, но ежедневно делала массаж, плавала в бассейне, ходила на физиопроцедуры. Да, избежать травм вообще — сложно. Но их можно свести к минимуму, если не тренироваться бездумно, а грамотно готовить свое тело к нагрузкам. Да, бывают форс-мажорные травмы, когда ты просто случайно подвернула ногу. Но, например, чтобы у тебя не болела спина, нужно ей заниматься, и это все возможно, реально. И порой гимнастки, заходя в номер после тренировки, падают без сил, и сил действительно нет. Но в этот момент надо все-таки заставить себя встать и дойти до врачей, массажистов, сделать все процедуры, которые помогают сохранить здоровье и по ходу карьеры, и после ее завершения.

— Сегодня, оглядываясь назад, видите какие-то ошибочные моменты в вашей подготовке? Ошибки тренера или ваши собственные?

В принципе, я готова пройти этот путь еще раз со всеми его трудностями. Единственное, что я бы сейчас сказала той себе, которая только начинала карьеру: «Саша, не нужно скрывать проблемы». Я всегда старалась до последнего решать их сама. Думала, что у меня все получится, и не говорила, что у меня что-то болит. Тот же перелом ноги перед чемпионатом Европы я держала в тайне — не говорила никому о боли. Тренировалась в надежде, что все само пройдет. Поэтому я хочу сейчас сделать акцент на том, что гимнастки должны прислушиваться к своему телу и сообщать обо всем тренеру. Мне этого не хватало, я не прислушивалась, просто шла вперед как танк, даже если у меня что-то и болело.

Кто-то скажет, что именно так и становятся чемпионами, но я считаю, что можно было обойтись без многих травм, не замалчивая их. И этот момент я бы хотела изменить.

— А у вас нет ощущения, что чемпионами становятся те, кто, наоборот, бережет себя и переживает ярких, запоминающихся, но быстро ломающихся гимнасток?

— Все индивидуально, все по-разному переносят боль, у людей разная генетика, кости, мышцы и связки. Могу рассказать на своем примере: были случаи, когда я с травмой шла выступать и защищать страну, потому что некем было меня заменить. И я шла осознанно, собрав всю волю в кулак, выступала через боль. В других случаях, когда я понимала, что ситуация не настолько жесткая и меня можно кем-то заменить, то принималось решение не ехать на соревнования. В принципе, в сборной России не работают с больными, никто не будет травмированную спортсменку тащить в зал.

— То есть если травмированная гимнастка тренируется и выступает — значит, она молчит о проблеме?

— Да, и именно это произошло перед ЧЕ-2018, когда у меня так болела нога, что я не могла отталкиваться. Но я об этом никому не говорила, потому что это было мое желание и решение — потерпеть и выступить. И последствия такого решения — тоже моя ответственность. Хотя сейчас я, повторюсь, считаю, что так делать было нельзя, это было неправильно. Надо было рассказать, вылечить.

Александра Солдатова / Фото: © Schreyer / imago sportfotodienst / Global Look Press

«Насколько же интереснее становится другая жизнь, это потрясающе!»

— После завершения карьеры вы говорили о нарушениях пищевого поведения. Теперь проблема в прошлом?

— Уже достаточно давно забыла об этом. Кажется, что история из другой жизни, хотя это было очень непросто. Но как только завершила карьеру, основной стресс ушел и все сразу встало на свои места. Дело было больше в психологии, чем в физиологии.

Еще год назад я вспоминала об этом не с улыбкой, а с печалью, потому что воспоминания были очень свежи, но сегодня смеюсь над этим. Да, это было. Да, я через это прошла. Учусь на своих ошибках. К сожалению — на своих, а не на чужих. Но сейчас все это уже спокойно вспоминается.

— Традиционная хроника гимнасток, которую после ухода из спорта надо как-то залечивать — спина, стопы. Все ушло, если вообще было?

— О спине я всегда заботилась, потому что от природы очень гибкая и понимала, что некоторые элементы тела, которые я делала на тренировках и в соревновательных программах, неестественны для позвоночника. Спину я берегла, и поэтому в отличие от многих гимнасток, жалующихся после завершения карьеры на боли в спине, меня она не беспокоит.

Что касается стоп, то я их немного повредила, но уже после завершения карьеры, это не связано с гимнастикой. Многие могли заметить, что, когда я выступаю на гала, то не делаю каких-то сложных элементов стоя, в основном вся красота выполняется в партере. Но я уже близка к тому, чтобы решить эту проблему, укрепить стопы, восстановить их. И как только это произойдет — обязательно дам знать всему миру об этом.

— Закрывая тему здоровья — коснулся ли вас коронавирус и если да, то насколько серьезно?

— Коснулся со всех сторон, можно так сказать. Во-первых, многие поездки, мероприятия пришлось отменять. Я, конечно, верю, что в этом плане все восстановится, когда ситуация изменится в лучшую сторону. Во-вторых, у меня много кто из родных переболел, а в-третьих — я сама тоже переболела и не скажу, что это было легко.

Правильно говорят, что эта болезнь не похожа ни на что. Очень долго восстанавливалась физически. Но это все опять-таки пройдено. К каждому препятствию, проблеме можно относиться по-разному. Можно убиваться, расстраиваться, но кому от этого будет легче? Спорт научил меня, что в каждой ситуации нужно искать плюсы, и я действую именно так. Что бы ни происходило в моей жизни, я всегда найду положительные моменты, которые перевесят отрицательные.

https://www.instagram.com/p/CNFDyETp8jy/

— После того как завершили карьеру профессиональной спортсменки, стали позволять себе какие-то физические активности, раньше находившиеся под запретом?

— Да, это моя любовь! Экстрим, горные лыжи, верховая езда. Сейчас пробую другие направления танцев — все это мне безумно нравится. Да, у спортсменов тоже много ярких моментов — поездки, выступления, новые знакомства, преодоление себя, — но насколько же потом интереснее становится другая жизнь, это потрясающе! Для меня это что-то невероятное, и каждый день узнавать и учиться чему-то новому — это здорово.

— Как много времени отнимают инстаграм, рекламные съемки и насколько это существенная часть дохода сейчас?

— Это скорее просто приятный бонус. Я не позиционирую себя как блогера, но когда поступают рекламные предложения, то рассматриваю их и оцениваю, подходят ли они мне. Если подходят — почему нет. Мне нравятся съемки, я люблю делиться своей жизнью, делать и выкладывать фотографии. Времени это занимает совсем немного. Кто-то думает, что я подолгу сижу в инстаграме, но все как раз наоборот: выложила и вышла. Не засиживаюсь там часами и не опираюсь на это как на заработок.

«Не вижу себя тренером на постоянной основе или судьей международной категории»

— Еще о гимнастике: правила следующего олимпийского цикла изучали?

— Не буду врать, что знаю все на сто процентов. Интересовалась из чистого любопытства. Все будет видно, когда девушки начнут выступать по этим правилам, тогда и станет ясно, в какую сторону они ушли — в красоту и грацию, элементы и предмет, танцевальные дорожки и так далее. На словах, в документах — это одно, но на деле, в реализации — совсем другое.

— Последним крупным стартом по текущим правилам будет ЧМ, который начнется 27 октября в Японии. По вашему опыту, насколько сложно девушкам, которые прошли ОИ, было заставить себя остаться в зале еще на два с половиной месяца?

— В новейшей истории это вообще впервые, когда ЧМ проходит вскоре после Олимпиады, раньше подобное было в 1990-е. Конечно, после Олимпиады хочется поехать отдыхать, радоваться жизни. Но по своему опыту скажу, что сложно расслабиться до конца, зная, что впереди еще старт, не менее важный. Конечно, каждая гимнастка здесь должна принимать решение сама. И если она решила ехать, собрать себя, выступить, показать свои программы, то это здорово. И после такой связки радость от завершения сезона будет еще сильнее, тем более что подобного давно не было и не факт, что будет еще раз. Это что-то невероятное и это того стоит.

https://www.instagram.com/p/CShfD0EKU_q/

— Будете смотреть этот ЧМ и в каком режиме — все подряд или выборочно?

— Конечно, буду смотреть выступления наших девочек, я за них болею, и хочется поддержать их хотя бы на расстоянии, через экран. Да, это другой часовой пояс, но смотреть буду обязательно.

— Среди тех, кто выступает сейчас, видите наследниц Александры Солдатовой, кто хотя бы частично продолжает то, что показывали вы?

— За юниорками я не так хорошо слежу, сложно дать им оценку, но могу сказать, что в Лале Крамаренко я вижу, знаете кого? Ирину Александровну. Я смотрю на Лалу и вижу каждое замечание, которое та ей говорит. Потому что мне делали такие же замечания, когда мы это отрабатывали и у меня не всегда получалось. А сейчас я смотрю на Лалу, и она делает именно этот же элемент. И я вижу Ирину Александровну, представляю и понимаю, как она работает с Лалой, и это здорово, что какие-то моменты, которые у меня не получались, Лала выходит и делает.

— В 2019-м говорили, что не видите себя работающей в художественной гимнастике, что будете приходить, передавать опыт, но именно работать постоянно тогда были не готовы. Ситуация не изменилась?

— На данный момент я не вижу себя тренером на постоянной основе или судьей международной категории. Но я на всю жизнь связана с гимнастикой, она окружает меня всюду и всегда, так будет и в дальнейшем. Это то, что меня вдохновляет, и я стараюсь вдохновлять других, особенно когда я вижу, с какими глазами уходят маленькие девочки с моих мастер-классов, что они готовы летать. Ты смотришь на них и понимаешь, что ты все делаешь правильно. Гимнастика навсегда со мной, но в разных проявлениях.

Другие материалы автора: