Хабиб Нурмагомедов: «Мне предложили заменить МакГрегора, но я не смогу»

Хабиб Нурмагомедов: «Мне предложили заменить МакГрегора, но я не смогу»

Лучший россиянин, выступающий в UFC, непобежденный легковес Хабиб Нурмагомедов в программе «Все на Матч» рассказывает, как вернулся после двухлетнего перерыва, но не готов вернуться через два месяца.



В прошедшие выходные Хабиб Нурмагомедов вернулся в UFC после того, как не выступал два года из-за травм. В этот раз травмировался уже соперник Хабиба и вышедший на замену Даррелл Хорчер героически продержался полтора раунда. Теперь Хабиб занимает первую строчку рейтинга легковесов (до 70 кг) и остается претендентом на титул с очень вызывающей статистикой: 23 победы, 0 поражений.

- Какие травмы вы пережили за последние два года?

- Сначала травма крестообразной связки колена, потом две подряд операции на мениске, потом сломал два ребра. Два года большой срок для спортсмена, но я был очень уверен в себе, когда я выходил на бой, даже тренер мне замечание сделал. Я сказал, чтобы он не беспокоился, что чувствую себя как никогда хорошо. И бой показал, насколько я был сфокусирован на сопернике. 

Изначально мы готовились на другого бойца, а этого я получил за 10 дней до боя. Много времени уделил ударной технике, но соперник поменялся и была установка не рисковать, а делать то, что я умел делать.

Мне было без разницы против кого драться. Я прошел подготовку длиною в сто дней и был готов к бою с любым в любом весе: 70 или 77 кг. Я давно на прямой связи и с Дэйной Уайтом и с Лоренцо Ферттитой и очень просил, чтобы они мне хоть кого-то дали, когда узнал, что Фергюсон травмирован. Потому что после двух лет простоя мне нужно было провести бой. 

- У вас в момент восстановления от травмы родилась дочь, не было мысли завершить карьеру, восстанавливаться и заниматься семьей?

- Мысли возникали, потому что раз от раза я оказывался на операционном столе, но рождение ребенка очень помогает в этом смысле, дает сил. Сегодня я вылетаю домой, я не видел ее больше трех месяцев, и, когда у тебя рождается ребенок, ты по другому смотришь на вещи.

- Ваш отец тоже не видел вас во время боя, но обещал подсказывать по телефону.

- У него в последний момент не получилось прилететь из-за проблем с визой. Так что пока ни на один мой бой в США он не смог приехать. Ислам Махачев находился недалеко от клетки, отец писал ему, а тот кричал брату, Абубакару, который передавал мне советы. У отца свой подход, эксклюзивный, так что мы постоянно были на связи.

После боя мне звонил Рамзан Ахматович Кадыров, поздравлял, и в это же время звонил отец. Приятно, что поздравили: звонили глава республики Дагестан, король Бахрейна.

- Тони Фергюсон сказал, что не впечатлен вашим боем с Хорчером.


- Посоветовал бы ему заткнуться, потому что когда я получал травму, я ничего не говорил. Если ты получил травму – это твоя вина. UFC дали ему нового соперника, я молчал. Теперь он получил травму и вызывает меня на бой через два месяца, я считаю, это просто тупизна. Если ты профессионал, ты не можешь себя так вести.

Думаю, мои фанаты ждут пояса больше, чем боя с Фергюсоном, поэтому надо просить бой за титул.

- Что вам предлагают в дальнейшем?

- На самом деле после того, как Конора МакГрегора сняли с UFC 200, мне руководство UFC уже предложило выйти на замену против Нэйта Диаса. Они думают свести либо меня с Диасом в 77 кг, либо Диаса с Жоржем Сен-Пьером, но этот бой был бы на UFC 200 9 июля. Псле Рамадана пройдет только четыре дня. Если ты 30 дней держал Уразу, ты не сможешь драться пять раундов. Я не могу этим пренебречь, для меня Рамадан стоит выше UFC и всего, что мне предлагают. 

«Я буду мечтать о бое Хабиба с МакГрегором»

Я никуда не тороплюсь, я буду стараться оставаться здоровым, а Диасы, МакГрегоры и Дос Аньосы никуда не уйдут. Выступления в июле у меня не может быть. Ближайшая дата моего выступления сентябрь или октябрь.

А про МакГрегора, думаю, что это одна из возможностей раскрутить себя. О нем меньше начали говорить, после того, как он проиграл. Если он закончил, то это рано: в 27 лет тело только-только окрепло.

- И при этом у вас ведь не самые теплые отношения с Диасом, в сети есть видео вашей потасовки?

- У нас была встреча с братьями Диас, но на видео в Интернете всего нет, мы просто смотрели друг на друга. Как говорится, он быканул, я ему ответил, довольно хорошо. Когда продолжилась драка в другом месте, он три раза убегал и пришлось серьезно подраться. Как профессионал я не должен этого делать, но я самбист, а самооборона без оружия приветствуется во всех странах. И когда я начал защищаться, Диаса уже не видно было. К сожалению, нога еще была травмирована, не смог его догнать.

- Вы приедете на бой Федора Емельяненко?

- Любой бой Федора – это большое событие для всей страны, Зиявудин Магомедов сделал так, чтобы Федор наконец-то выступил у нас в России. Для меня Федор всегда был №1 в ММА, когда я только начинал тренироваться, я смотрел лучшие моменты его боев перед каждой тренировкой. На бой постараюсь приехать, тем более, когда мы в последний раз виделись, Федор говорил, что смотрел мой бой в прямом эфире, хотя он был в аэропорту, поймал Wi-Fi и смотрел поединок.

- Вас можно будет увидеть в российском промоушене?

- В России есть несколько хороших организаций, но у меня контракт с UFC и есть незаконченное дело там. А так – все возможно, главное, это точно не будет так, что я приехал драться в Россию потому что устал. Если я потеряю голод и пойму, что больше не хочу соревноваться, я завершу карьеру.

Как Россия и Америка конкурируют в ММА-индустрии


Поделиться в соцсетях: