«В Италии меня прозвали бульдозером». Бразилец из «Рубина», который мог уехать в Китай

«В Италии меня прозвали бульдозером». Бразилец из «Рубина», который мог уехать в Китай

Нападающий «Рубина» Жонатас дал интервью корреспонденту «Матч ТВ» Ивану Карпову.

  • Как он рос в фавелах в приемной семье
  • Почему до последнего не верил в предложение из Китая
  • Как поспорил с Арвеладзе, что забьет больше Ари
  • Зачем надел очки, чтобы отпраздновать гол
  • В чем заключается его соперничество со Смоловым

– Вы выросли в фавелах города Бетин. Насколько там опасно?

– Раньше я мог спокойно выходить на улицу, в детстве мы гуляли даже ночью. Сегодня такое невозможно представить, там стало гораздо опасней. В Бразилии высокий уровень преступности, многие из моих друзей погибли. Кто-то занимался продажей наркотиков, кто-то входил в банду, кто-то получил пулю в стычках с полицией. В детстве мама часто говорила: «Не ходи туда, там опасно». Я не боялся и гулял, где хотел, не задумываясь об опасности. Немного повзрослев, стал понимать, что происходит вокруг. С тех пор держусь подальше от неприятностей.

– Вы воспитывались в приемной семье. Почему?

– У родной мамы было много детей, но не хватало средств на их достойное воспитание. Помогла подруга, которая взяла меня под опеку. Она стала для меня как родная мама. Четыре года назад она умерла. Я ей благодарен за воспитание, которое она дала. Кстати, именно она впервые отвела меня на футбол.

Я был еще совсем малышом, когда стал играть на улице. Друзья посоветовали знакомому тренеру посмотреть меня и говорили, что я талантлив. Он порекомендовал маме отвести меня в футбольную секцию. Умолял ее об этом, чуть ли не на коленях просил. Однажды она купила мне бутсы и отвела на просмотр. Если честно, получилось не очень. Перед матчем мне выдали форму не того размера, все время приходилось подтягивать шорты. Больше думал не об игре, а о том, как бы не остаться без них. Но в итоге меня взяли.

В десять лет меня пригласили в академию «Крузейро». Каждый день ездил 40 минут на автобусе туда и обратно. Клуб всегда оплачивал обратный билет, чтобы я мог вернуться в Бетин. Так продолжалось два-три месяца, пока я не поселился на клубной базе. Приезжал домой только на выходные, а параллельно пытался зарабатывать. Тяжелее всего было на стройке: таскал мешки с цементом. Нужны были деньги на занятия футболом и чтобы помогать маме. Конечно, как все мальчишки, я мечтал о компьютерных играх. Хотел приставку Super Nintendo, как у двоюродного брата. Еще зависал в зале игровых автоматах, рубился в Street Fighter.

«Люди из фавелы начали стрелять в моих родственников. Всей семье пришлось бежать». Жулиано – в шоу «Культ Тура»

– В 2003 году «Крузейро» набрал сто очков и выиграл чемпионат. Кто был лидером той команды?

– Алекс, который потом долго играл за «Фенербахче»: все смотрели на него с вытаращенными глазами. Тренировки основного состава проходили на большом поле неподалеку от того места, где жили воспитанники клуба. Когда начиналась тренировка, все выбегали поглазеть на футболистов. Представьте: мяч вылетает за поле, и начинается драка за право вернуть его назад. Тогда у «Крузейро» был звездный состав, но Алекс все равно выделялся. Другой мой кумир – это Роналдо, «Зубастик». Видел его игру за «Коринтианс», для меня он лучший футболист на все времена.

* * *

– Когда вы узнали, что есть возможность уехать в Европу?

– Я тогда играл за дубль «Крузейро», а мы часто ездили на разные турниры в Голландию. Я всегда был лучшим бомбардиром, обычно забивал в каждом матче по одному голу. Набралась хорошая статистика, многие европейские клубы проявили интерес. Как-то мы играли против «Ювентуса», я сделал хет-трик, а все смотрели на меня с восхищением. Болельщики обсуждали, что есть такой игрок – Жонатас. Я понимал, что это хороший трамплин для карьеры, за такими турнирами следят агенты и скауты.

Потом мы сыграли на кубок Амстердама, там я тоже забивал в каждой игре. Когда вернулись в Бразилию, меня перевели в основную команду «Крузейро». Правда, я играл немного. Как-то позвонил президент и спросил: «Хочешь продлить контракт или поедешь в Европу?» Я сразу решил уехать. В мой первый сезон «АЗ» стал чемпионом. Я часто тренировался с основой, но играл за вторую команду. Самым крутым там был Мусса Дембеле, отобрать у него мяч было просто невозможно. За молодежку я забил целый грузовик голов, через год меня перевели в основную команду.

– Ваш дебютный матч получился особенным.

– Я тогда все успел: и мяч забил, и удаление заработал. В раздевалке был в шоке: не знал, счастлив или расстроен. Считаю, что не заслуживал второй желтой карточки. Отобрал мяч, сделал движение корпусом, а соперник упал и начал кривляться, симулировать. Он попросту спровоцировал арбитра. Я сам по себе не грубый игрок, просто бьюсь на поле.

– Застали Шоту Арвеладзе в «АЗ»?

– Да, он уже закончил карьеру и тренировал нападающих. Шота говорил мне: «Лучше тебя в завершении нет никого». Когда я замыкал прострел или шел на обострение, то видел, как нервничали ребята из основы. Они понимали, что растет конкурент. Как-то раз мы отрабатывали комбинацию с Ари. Я сказал ему: «Я забью больше, чем ты». Арвеладзе поддержал, поставил на меня. Мы заключили пари и, конечно, я выиграл.

* * *

– Как вы оказались в Италии?

– Я мало играл за «АЗ», но хотел развиваться. Когда «Брешия» предложила взять меня в аренду, с радостью согласился. Там меня окружали отличные партнеры, мы получали большое удовольствие от игры. Итальянские болельщики очень хорошо ко мне относились.

После сезона в «Брешии» (16 голов в серии В) у меня были предложения от других клубов. Фанаты подходили на улице и просили: «Пожалуйста, не уходи!» Также было в «Латине», даже еще лучше. Фанаты «Латины» прозвали меня бульдозером. Кстати, хочу попросить прощения у болельщиков «Брешии». Два раза играл против них и забил два гола. Хотя никогда их не праздновал.

Открыть видео

Сейчас моя жена и две дочки живут в Италии. Как-то раз я поехал к друзьям в Латину, ультрас узнали об этом и попросили о групповом фото с ними. После матчей я всегда старался подойти к трибунам и поблагодарить болельщиков. Меня там помнят и любят, это очень приятно.

– В «Торино» вы работали с Джампьеро Вентурой, который сейчас возглавляет сборную Италии. Чем он запомнился?

– Он хороший человек и тренер. Очень требовательный, всегда хочет, чтобы игроки полностью выкладывались на тренировках. Если вдруг кто-то не до конца включился в работу, сразу приводит в чувства. Всегда было много тактики, особенно при игре в обороне. Новому человеку нелегко под это подстроиться, но если получается, то играет просто великолепно. Мне нравился стиль его работы.

Вентура предлагал мне продлить контракт после окончания аренды. Говорил, что хочет еще со мной поработать, видит меня девятым номером. Спортивный директор тоже уговаривал остаться, но в итоге сделка не состоялась. Не знаю, что там произошло между ними и моим агентом. Вроде люди говорят, что хотят меня оставить, а агент утверждает, что «Торино» не заинтересован во мне.

После этого я иначе взглянул на многие вещи. Мино Райола – отличный агент, он мне очень помог. Если бы не он, я бы, наверное, ничего не добился в футболе. Но на тот момент стоило что-то поменять в жизни, поэтому я ушел от него.

Михаил Сиваков: «В Италии вел ежедневник и записывал все тренировки Аллегри»

– Пиццы в Италии наелись на всю жизнь?

– Проблемы с лишним весом у меня были всегда, зато с голами проблем не было. Помню, когда играл за «Пескару», набрал 90 килограмм. Ездил в Бразилию на три месяца в отпуск и привез пять лишних кило. После этого подумал, что нужно аккуратней относиться к собственному весу. Наш тренер по физподготовке строго следит за этим, заставляет много бегать. Поэтому к началу сезона я всегда стараюсь приводить себя в норму.

– За «Торино» вы забили «Наполи», команда вела в счете, но проиграла 3:5. Что это было?

– Наверное, самая безбашенная игра в моей карьере. «Наполи» вел, я вышел на замену и сравнял счет – 2:2. Потом мы вышли вперед, но на поле появился Кавани и сделал результат. Это был сумасшедший матч. Мне посчастливилось играть против лучших футболистов мира, но все они разные: Роналду – это одно, Месси – другое, Суарес – третье. Думаю, что вскоре самым лучшим из них станет Неймар. У него есть абсолютно все для этого.

– После удачного сезона в «Латине» вас позвал «Эльче». Других вариантов не было?

– Был интерес из Италии, Франции, Бразилии. Звали в «Наполи», но «Эльче» оказался настойчивей. Испанцы сделали очень интересное предложение, а спортивный директор клуба приезжал в Бразилию, чтобы пообщаться со мной. Он сказал: «Ты будешь для нас очень важным игроком». Это подкупило.

* * *

– Как вы оцените время, проведенное в «Эльче»?

– Я был счастлив и в «Брешии», и в «Латине», но «Эльче» – это самый важный этап моей карьеры. В тот момент мало кто представлял, на что я способен. Многие говорили: да он забивал только во втором дивизионе, это несерьезно. Но сезон в «Эльче» получился просто фантастическим и в футбольном, и в человеческом отношении. Я здорово прижился в этом городе, в команде.

– В 35 матчах вы забили 14 голов и отдали семь передач. Пока в «Рубине» вы только забиваете, но не ассистируете. Почему?

– Я очень люблю футбол, мне нравится не только забивать, но и раздавать передачи. Но многое зависит от того, в какой команде ты играешь. В «Эльче» я был единственным нападающим, тренер мне говорил: «На поле ты можешь делать все, что угодно». Чувствовал себя там очень раскрепощено, отсюда и результат.

– После удачного сезона в «Эльче» вами интересовались российские клубы?

– Слышал об интересе «Спартака» и еще одного клуба. После окончания сезона меня завалили предложениями из Испании, Италии, Англии, Германии, Франции. У «Эльче» были предложения от «Челси» и «Атлетико». Мог даже в «Барселону» попасть, но там интерес был не явный. В общем, получил очень много предложений, но самое интересное было из Китая.

Я проводил отпуск в Бразилии, когда мне позвонил приятель, работавший с чемпионатом Китая. В трубке услышал: «Для тебя есть предложение, посмотри электронную почту». Я посмотрел, увидел цифры – и глаза на лоб полезли. Переспросил: «Ты серьезно?» Честно, во время всего разговора думал, что он шутит. Отвечает: «Не веришь? Скажи мне, где ты живешь, я завтра приеду». Дал ему адрес. Рассказал супруге про этого сумасшедшего парня, который сочиняет сказки о каком-то космическом предложении. Мы вместе посмеялись и забыли.

На следующий день раздается звонок в домофон. Отодвигаю занавеску, смотрю – там он. Пошли в кабинет, он достал бумаги. Берет чистый лист и начинает писать: этот футболист получает столько-то, этот столько-то и так далее. Говорит: «Видишь? Что думаешь?» Я сказал, что суммы большие, что футболисты в Киате много получают. Он берет другую бумагу и пишет цифру с шестью нулями. «Это твой контракт, ты будешь получать больше всех». Я ему сразу: «Где подписать?»

Потом этот парень связался с моим агентом. Оказалось, я не мог переехать в Китай, потому что в Испании осталось незаконченное разбирательство. В «Эльче» мне не платили, и я подал в суд. Конечно, меня это немного расстроило. Решил остаться в Испании и в итоге подписал контракт с «Реал Сосьедадом».

«В Китае Смолову предлагали 10 млн евро в год». Инсайды Нобеля Арустамяна

– В Манчестере Девид Мойес запрещал картошку фри, носил ворота и проводил тренировки в городском парке. В «Реал Сосьедаде» он тоже чудил?

– Про картошку не помню, ворота Мойес носил только вместе с другими, а вот в парке мы действительно тренировались. Было три тренировки в день, одна из них легко могла пройти в парке. Причем в любое время: утром, днем или вечером. Футболистам это не нравилось. Плюс Мойес не говорил по-испански, поэтому не наладил хороший контакт с командой.

– Вы оригинально отпраздновали гол в ворота «Депортиво», надев очки и скрестив руки на груди. Что это значило?

– Меня пригласил в гости болельщик «Реал Сосьедада», который работал на фабрике очков. Он сказал: «Ты много забиваешь, давай после очередного гола наденешь наши очки?» Через два дня был матч с «Депортиво». Передо мной лежала целая гора очков, справа сидела жена, слева – друг. Одну часть отодвинул ей, другую – другу, а себе оставил только одну пару. В этот момент решил: если забью «Депортиво» – надену их.

Но это был не самый мой яркий гол в Испании. Пожалуй, назову другой: гол «Атлетику» на выезде в Бильбао. Пробил с левой ноги из-за пределов штрафной, очень красиво получилось. Мы выиграли 1:0, болельщики меня боготворили. Когда я уходил из «Сосьедада», встречался с президентом клуба у него дома. Он уговаривал остаться, но тогда в моей жизни снова наступил момент, когда нужно было что-то менять. Поэтому я решился на переезд в Россию.

* * *

– Ваш друг из «Шапекоэнсе» разбился в авиакатастрофе. Как вы узнали об этом?

– Мы вместе учились в академии «Крузейро», его звали Ананиас. В одном товарищеском матче мы забили по голу и после этого стали плотно общаться. Потом наши пути разошлись, но я знал, что он играл за «Шапекоэнсе».

Я был дома, смотрел телевизор, когда пришел друг Бруно и спросил: «Ты слышал, что случилось?» Жена поинтересовалась, в курсе ли я, что упал самолет. Мы тогда не догадывались о масштабе трагедии. Думали, может, что-то на взлете, какая-то неполадка, даже представить себе не могли, что будет так много погибших. Потом услышали в новостях, что все серьезно. Для бразильцев это был шок. Мне трудно представить, что пережили семьи погибших и переживают до сих пор. Это очень печально.

Могу их понять, мы ведь и сам много путешествуем на самолетах. Когда летели на очередной выезд с «Рубином» после трагедии, у меня не выходила из головы та история. Очень нервничал, переживал. Потом еще пришлось лететь в Бразилию на Рождество. Представьте себе мои ощущения.

– Главные проблемы для легионеров в России – перелеты и погода. Вы говорили, что однажды отморозили пальцы ног. Как это было?

– Не ног, а рук. Не помню, с кем играли, но температура была минус 16, а то и ниже. Это был самый тяжелый матч в моей жизни. Напрочь отморозил пальцы, хотя был в перчатках. На поле еще ничего, но когда зашел в раздевалку, стало больно их разгибать. Сунул руки в горячую воду, только это и помогло. Во втором тайме стало еще холоднее, я промерз насквозь. Очень тяжело было играть на таком холоде. А снег впервые увидел в Голландии. Но там не бывает таких сильных снегопадов, как в России. Однажды даже играли с женой в снежки – точнее, она меня обстреливала и попала прямо в голову.

– В первых четырех матчах вы никак не могли забить, но потом последовала серия из шести голов подряд. Тяжело было адаптироваться к новым условиям?

– Часто я сам для себя самый суровый судья. Во втором матче за «Рубин» у меня было четыре голевых момента, но я все запорол. Был настолько зол на себя, что хотел спрятаться, залезть под диван. Эта игра очень помогла, сделал выводы. Стал спокойнее относиться к таким вещам, а тогда из кожи вон лез, но ничего не получалось.

– Вы забивали «Спартаку» и «Зениту». Кто из них сильнее?

Открыть видео

– Кто на первом месте, тот и сильнее. В России много сильных команд, кроме «Спартака» и «Зенита» – например, ЦСКА. В целом ваш чемпионат очень равный, любая команда может обыграть другую. Реально меня удивил только Промес: он очень быстр и классно работает с мячом. Не хотел бы оказаться защитником, которому надо его опекать. Смолов? Надеюсь, я смогу побороться с ним за звание лучшего бомбардира. «Рубин» стал сильнее, чем летом, поэтому верю, что смогу забить еще много голов и принести команде максимум пользы.

Кто лучший бразилец в премьер-лиге

Текст: Иван Карпов

Фото: Getty Images, РИА Новости/Антон Денисов, ФК «Рубин»

Больше «Рубина» на «Матч ТВ» 

Кто сорвал переход Миранчука в «Рубин»?

Футболист «Рубина» научился управлять самолетом, чтобы победить аэрофобию

«После предложения из Китая не спал неделю». Алекс Сонг в шоу «Культ тура»

Другие интервью, которые вам понравятся

Фернанду Мейра: «Больше всех в «Зените» Спаллетти боялся Денисова»

«Рома вспоминал: остаться против Иньесты — это конец». История младшего из братьев Еременко

«Если Дзюба целует меня в лысину, то забивает». Тренер «Зенита», который пережил войну

Поделиться в соцсетях: