Фернанду Мейра: «Больше всех в «Зените» Спаллетти боялся Денисова»

Фернанду Мейра: «Больше всех в «Зените» Спаллетти боялся Денисова»

Бывший защитник «Зенита» Фернанду Мейра дает эксклюзивное интервью корреспонденту «Матч ТВ» Ивану Карпову.

  • Зачем Моуринью распечатал интервью тренера соперника
  • Почему сорвался трансфер Мейры в «Ювентус»
  • Какими были рекордные премиальные в «Зените»
  • Почему Спаллетти боялся российских игроков
  • Что Мейра сказал Роналду после гола

– Вы уже не первый раз приезжаете в Москву на «Кубок Легенд». А за чемпионатом России следите?

– Да, особенно за «Зенитом». Поддерживаю отношения с Данни, мы дружим. Недавно поздравил его с возвращением на поле после травмы. Всегда приятно возвращаться в Россию. Здесь я провел три прекрасных года.

– Данни говорил, что после разрыва крестов думал закончить карьеру.

– Я поддерживал Мигеля как мог, пытался придать ему сил. Это была его третья операция, конечно, он был разочарован. Но при этом Данни говорил мне: «Братишка, я уже привык и стану только сильнее». Я тоже рвал кресты, травмировался в матче за «Штутгарт». Мы играли с «Кайзерслаутерном», я убегал от Карстена Янкера – он сфолил и я всем телом завалился на колено. В Мюнхене врачи сказали, что нужно делать операцию, а восстановление займет от 6 до 8 месяцев. Я попросил у Маттиаса Заммера разрешения съездить на обследование в Португалию. Жена была беременна, поэтому для меня важно было восстанавливаться рядом с ней. Решили лечить консервативным путем, без операции. Я много занимался в зале, закачивал колено, постоянно ходил на процедуры и массаж. Через полтора месяца вернулся в «Штутгарт» полностью готовым. Врачи не могли объяснить, как такое возможно. Они просто разводили руками, говорили: «Это чудо!»

– Но карьеру вы все равно завершили из-за травмы. Какой? 

– Задней поверхности бедра. В последние месяцы боль дошла до критической точки. Помню, готовились к матчу с «Райо Вальекано», и минут за 15 до начала я снова почувствовал ужасную боль. Поехал на медобследование в Португалию и уже там решил, что надо заканчивать. Договорился с руководством «Сарагосы» о расторжении контракта, так что матч с «Райо» стал для меня последним. Дело еще в том, что помимо боли я очень скучал по родным. Три года в России, год в Испании: все время был вдали от семьи, которая жила в Португалии. Хотел вернуться к ним.

– Чем занялись после карьеры?

– Агентской деятельностью. Сейчас мы активно работает с Китаем, это лучший рынок. Наши игроки есть в Польше, Франции, Португалии. Самая крупная сделка – трансфер Рубена Микаэля в «Сицзячжуан Эвер Брайт» за 4 млн евро. В «Атлетико» у Рубена был хороший контракт, но когда он узнал свою зарплату в Китае, то был просто счастлив!

***

– Вы всегда выходили на поле с правой ноги. Почему?

– Все началось в Лиссбоне. Я приехал туда 19-летним сопляком с женой и маленьким ребенком на руках. Есть там крутой ресторан, один из лучших в городе. Его хозяева нам очень помогали и стали мне как родители, потому что поначалу нам было очень тяжело. Названный отец как-то сказал мне: когда выходишь на поле, всегда произноси определенные слова и наступай c одной и той же ноги. Это поможет защититься от сглаза. И знаете, это работает.

– В Португалии вы работали с Жозе Моуриньо. Каким он был 15 лет назад?

– Жозе проводил первый сезон в роли главного тренера. До этого он работал в «Барселоне» у Ван Гала. Моуриньо – особенный, потому что блестящее умеет выстраивать отношения с игроками, знает, как их мотивировать. Тогда были сложные времена, за полтора года сменилось три президента и три главных тренера, команда была слабой. Я провел в Лиссабоне всего полгода, но уже получил капитанскую повязку.

– Это решение Моуринью?

 – Нет, совета директоров. Мне было 19 или 20 лет, но я играл за сборную, являлся на тот момент одним из самых ценных игроков команды. И руководство решило сделать меня капитаном, чтобы добавить стоимости. Ну и, наверное, они видели во мне какие-то лидерские качества, ведь до этого я уже был капитаном в «Витории Гимарайнш», а после и в «Штутгарте». Помню, играли на Кубок с небольшой командой «Кампомайоренсе», ее тренировал бывший игрок «Бенфики» Миранда Диамантино. За неделю до матча он дал интервью, в котором сказал, что «Бенфика» играет очень плохо, а ее футболисты недостаточно квалифицированны. Жозе не стал ничего отвечать. Хотя все были расстроены и злы, хотелось наказать за такие слова. После разминки мы вернулись в раздевалку. Моуринью закрывает дверь, а на ней висит распечатанная версия интервью. Моуриньо постучал пальцем по бумаге и сказал: «Посмотрите сюда! Этот клоун на всю страну говорит, что вы недостаточно хороши для «Бенфики»! Выйдите и докажите ему, что вы достойны здесь играть!» Все закричали: «Давай! Сделаем это!». В этот момент по коже побежали мурашки. Жозе очень хорошо знает, как действовать в таких ситуациях. 

– Моуринью – требовательный?

– Очень! Никаких отмазок не существовало: если ты ошибся, он всегда обращался в лицо: «Сделаешь так еще раз – пойдешь домой». Но после тренировки Жозе подходил и по-дружески общался, шутил. Работать с ним было невероятно круто!

– Из Португалии вы переехали в Германию. Что творилось в городе, когда весной 2007-го вы стали чемпионами со «Штутгартом»?

– Это было незабываемо! Власти просто закрыли город на время празднования и не пускали приезжих, улицы были переполнены. Эта победа была особенно важна. Потому что когда команду тренировал Джованни Трапаттони, у нас было много хороших игроков, но мы ничего не выигрывали. Да, вышли в Кубок УЕФА, но этого было мало! Думаю, Трапаттони давал слишком много свободного времени игрокам. Это не приносило результата – чтобы побеждать, нужно было вкалывать больше, чем другие. Когда Трапаттони уволили, президент встретился со мной. На правах капитана я предложил ему сделать ставку на академию «Штутгарта». Сказал: «Там отличная школа! Тимо Хильдебранд, Сердар Таски, Кевин Кураньи, Марио Гомес, Сами Хедира – дайте шанс этим парням и сорвете джекпот!» В итоге мы выиграли чемпионат, а большинство игроков основного состава были воспитанниками академии! Чтобы отпраздновать это событие, «Мерседес» предоставил клубу несколько шикарных кабриолетов, чтобы прокатить команду по городу. Я ехал вместе с президентом. Он поднял кубок, улыбнулся и сказал мне: «Фернанду, я помню нашу первую встречу, когда ты сказал, что в этом сезоне мы станем чемпионами. Я должен поблагодарить тебя». В тот вечер команда от души напилась.

– Топ-клубы после этого вас не звали?

– Было предложение от «Ювентуса» на 10 млн евро. Я пришел к президенту и попросил меня отпустить. Все было согласовано, я прилетел в Турин и подписал контракт. Но через полчаса «Штутгарт» запросил 15 млн. Я был очень разочарован. Сказал президенту: «Извините, но я хочу уехать». Он попросил отыграть еще один сезон и пообещал, что после этого отпустит. Я поверил. Но через год история повторилась: мы уже договорились с «Галатасараем», но в «Штутгарте» опять отказались продавать. Тогда я не поехал на сборы, остался в Португалии и позвонил президенту, чтобы еще раз объяснить: не хочу здесь оставаться. Он снова начал меня уговаривать, но я настоял на своем. Он ведь обещал! Только после этого клуб согласился отпустить меня в Турцию.

– Сколько раз во время матчей за «Галатасарай» вам казалось, что вы оглохли?

– Постоянно! Особенно когда играли с «Бешикташем». Фанаты в Турции болеют с сумасшедшей страстью, такого нет нигде в мире! На разминке трибуны пели: «Фернанду Мейра, ла-ла-ла-ла!». В этот момент нужно было подойти и поблагодарить болельщиков. Затем я возвращался к работе, а фанаты вызывали следующего игрока. И так со всей командой.

***

– Как вы познакомились с Диком Адвокатом?

– Он позвонил мне и сказал, что ищет центрального защитника. Я ответил: «Окей, но сначала свяжитесь с «Галатасараем». На тот момент мы уже потеряли шансы на чемпионство, выиграли только Суперкубок. Так что лично я предложение из России воспринял позитивно. Дик оказался очень серьезным тренером: много работал, всегда был честен с командой. Его тренировки были довольно стандартными, можно сказать, базовыми. Вообще, Адвокат достаточно прямой и понятный человек: простые тренировки, простая тактика, базовые вещи. Дик мало говорил, хотя всегда мог что-то поправить или внести коррективы.

– Потом в Санкт-Петербург приехал Лучано Спаллетти.

– Он совсем другой! Лично для меня Спаллетти – лучший тренер в карьере. Но у Лучано были проблемы в общении с игроками. Тот же Моуринью знает, как сблизиться с футболистами, как заставить их себя уважать. У Спаллетти этого не получалось. Это топ-тренер, когда нужно подготовиться к следующему сопернику, проанализировать его игру и найти слабости. Лучано отлично понимает футбол, но перед решающими матчами, когда на кону стоит Кубок или чемпионство, он не заряжал футболистов. Ему не хватало той страсти, какую дают своим командам Симеоне или, скажем, Конте. Спаллетти был слишком мягким.

– В чем это проявлялось?

– Думаю, он боялся русских игроков. Нужно оставаться честным всегда, независимо от того, кто виноват: русский, португалец или кто-то еще. Если ты показываешь жесткость со мной, то также должно быть и с любым другим. Но иногда мы чувствовали эту разницу. Наверное, больше всего Спаллетти боялся Денисова. Даже по тому, как Игорь отвечал ему, было видно отношение игрока. Все выглядело так, будто Игорю нет никакого дела до того, что говорит Лучано!

– Риксен вспоминал, как Аршавин сел за руль в состоянии алкогольного опьянения, а когда его поймали, спорил с полицейскими.

– Когда меня останавливали за превышение скорости и узнавали, что я игрок «Зенита», сразу отпускали. Хотя иногда приходилось давать денег. Но я слышал, что некоторых игроков полиция действительно отпускала даже пьяными! В Европе, конечно, такое представить невозможно. Самым забавным из той команды был Лазович. Он всегда был очень расслабленным, не любил много тренироваться. Талантливый парень, но с легким отношением к жизни. Розина всегда всех веселил: то словечко какое-то скажет, то пробежит как-то смешно. Широков? Он всегда был серьезен, но парень хороший. Роман – отличный футболист и всегда очень расстраивался, если не играл. Еще запомнился Кержаков! На поле он был убийственно хорош, при каждой возможности забивал. Понимал, чего действительно хочет Спаллетти, и был одним из лучших в команде. У них с Данни была классная связка. Ну и, конечно, Игорь Денисов: он всегда хочет побеждать, даже на тренировках! Постоянно кричал на партнеров, требовал от них большего. Игорь был одним из лучших, с кем я пересекался в «Зените».

– Рекордные премиальные в «Зените»?

– Обычно за победу над московской командой давали двойные бонусы. Как-то мы обыграли на Кубок ЦСКА и получили по 100 тысяч евро. 

– После этого была самая шумная вечеринка?

– Мы нередко выбиралась куда-то вместе на ужин, дискотеку или в караоке. Помню, когда мы выиграли второе чемпионство, Анюков и Малафеев сняли для команды ресторан, все пришли туда с семьями. И ребята предложили пить водку! Вообще-то я ненавижу водку, но ребята кричали: «Мы выиграли чемпионство, давайте выпьем!» Я махнул 3-4 раза. Было тяжело, но в тот момент я хотел стать частью этого и прочувствовать русский дух.

– Матч в России, который вы не забудете?

– Домашняя игра с «Андерлехтом». Мы отпраздновали победу, и когда я поехал домой, машина просто встала. Техника не выдержала, потому что было нереально холодно! Кажется, градусов 30 мороза! Я тогда еще открыл окно, высунул руку и подумал, будто залез в морозильник! Даже сделал фото на память. Еще запомнился выезд в Грозный. Стены отеля были изрешечены пулями, нас сопровождали военные. Ужинала команда не в отеле, а в другом месте неподалеку. Самое удивительное, что там не было столов. Еду раскладывали прямо на полу! Мы с Данни и Бруно Алвешем взяли только кофе и маффины, остальное есть не стали.

– Почему вы ушли из «Зенита»?

– Я почти не играл. На меня вышел «Шальке», но я не хотел возвращаться в Германию. Все-таки семь лет провел в «Штутгарте», хотелось попробовать что-то новое. Поговорил с Игорем Корнеевым (спортивный директор «Зенита» – «Матч ТВ»), сказал, что у меня есть предложение из «Сарагосы». Это недалеко от моего родного города в Португалии (Гимарайнш – «Матч ТВ»), туда легко добраться на машине. Мы быстро договорились и я разорвал контракт. Здорово, что в итоге уехал в Испанию.

– Но в первом матче за «Сарагосу» проиграли «Реалу» 0:6.

– Это была катастрофа! Мы ужасно начали сезон, а потом еле-еле удержались от вылета. «Реал», наоборот, играл великолепно, Роналду был на пике. Помню, когда Криштиану забил третий мяч, я подошел к нему и в шутку попросил: «Эй, сбавь обороты, вы ведь уже победили».

– На ЧМ-2006 Португалия стала четвертой. Матч, который ассоциируется у вас с этим турниром?

– Полуфинал против Франции. Атмосфера в Мюнхене была феноменальной, а мы были близки к тому, чтобы исполнить мечту всей Португалии – выйти в финал чемпионата мира! Не повезло, проиграли 0:1. Рикардо Карвальо привез пенальти, а Зидан забил. Зато в серии пенальти с англичанами мы победили. Помните, как наш вратарь Рикарду снял перчатки и взял три 11-метровых?

– Криштиану Роналду что-нибудь умеет делать так же хорошо, как играть в футбол?

– Он талантлив во всем. В сборной мы часто играли в настольный теннис, и Криштиану был лучшим. Он побеждал всех футболистов сборной Португалии. Играл, как настоящий китаец! Этот парень просто рожден, чтобы побеждать.

Текст: Иван Карпов

Фото: Getty Images, РИА Новости/Алексей Даничев

Еще больше интервью на «Матч ТВ»

«Если Дзюба целует меня в лысину, то забивает». Тренер «Зенита», который пережил войну

«Рома вспоминал: остаться против Иньесты — это конец». История младшего из братьев Еременко

Массимо Каррера: «Если максимум «Спартака» — 90%, мы окажемся вторыми»

Марко Дельвеккио: «Еще в «Роме» понимал, что Аленичев станет тренером»

Поделиться в соцсетях: