Николас Ломбертс: «В «Зените» никто не скажет, что я засранец»

Николас Ломбертс дает эксклюзивное интервью корреспонденту «Матч ТВ» Ивану Карпову.

  • Почему Ломбертс не ушел из «Зенита» сейчас?
  • Кто пообещал отпустить его в Европу? 
  • Кому в Бельгии бросали на поле бананы?
  • Что его не устраивает в политике Евросоюза?
  • Как Ломбертс мог оказаться в «Ювентусе»?

– Вы и «Зенит». Что сейчас происходит?

– Я провел в «Зените» практически всю карьеру. При Виллаш-Боаше все немного изменилось, я не играл постоянно. Задумывался: «Хочу выступать на сборную, но если не буду играть в «Зените», меня не вызовут». Так и случилось, поэтому я просил клуб отпустить меня. Это не означает, что я несчастлив здесь. Просто психологически тяжело все время сидеть на скамейке. С каждым днем ты злишься на себя все больше. Если тренер считает, что кто-то лучше меня, это его мнение и, возможно, он даже прав. Но спустя 10 лет в клубе я заслужил возможность уйти, оставив после себя только лучшие воспоминания. Мне кажется, бессмысленно удерживать игрока, если в ближайшие 2-3 месяца он не будет играть.

– Считаете, что не выиграете конкуренцию после появления Ивановича?

– Я надеюсь, что буду играть, сделаю для этого все возможное. Но посудите сами: «Зенит» пригласил еще одного центрального защитника топ-уровня. Зачем я нужен команде? Я уважаю свой контракт, он действует до 2018-го года. Главный тренер, президент клуба Александр Дюков и Максим Митрофанов пообещали, что летом отпустят меня в Европу. Верю, что они сдержат слово. А этой зимой все менялось чуть ли не каждый день.

Бранислав Иванович: «Когда Жирков начал петь, все игроки «Челси» попадали на пол»

Сложная ситуация, но я заслужил право расстаться с «Зенитом» друзьями. Как Иванович с «Челси». Игроку выразили уважение и отпустили почти бесплатно. «Зенит» навсегда останется в моем сердце. Я надеюсь, что болельщики поймут: мне уже 32 года, я никогда не перейду в «Спартак» или другую российскую команду. Просто моя семья соскучилась по Бельгии и хочет вернуться домой. Я заработал здесь хорошие деньги и мне не нужен большой контракт, чтобы уехать. Могу позволить себе зарабатывать меньше, чем раньше.

– Когда с вами говорили о возможности уйти зимой?

– Мистер сказал, что не будет против, до последнего все складывалось хорошо. Думаю, когда «Зенит» не нашел достойного левоногого центрального защитника, клуб и тренер решили не рисковать. Надеюсь, в ближайшие месяцы у меня будет шанс доказать право на место в основе. Я всегда честно исполняю обязательства и добросовестно делаю работу. В «Зените» никто не скажет, что Ломбертс – засранец.

– Где вы могли оказаться прошлым летом?

– Был близок к переходу в «Бешикташ», были варианты с «Андерлехтом» и «Остенде». Это небольшая команда, но ее президент Марк Кукер – хороший человек. Он миллионер, раньше работал в фармацевтической сфере, но недавно продал компанию американцам и теперь занимается футболом. Команда уже дошла до полуфинала Кубка, занимает 3-4 места в чемпионате. Кукер хочет сделать «Остенде» чемпионом Бельгии, чтобы играть в еврокубках.

Еще ходили слухи об Англии, также интересовался турецкий «Галатасарай». Многие клубы были готовы меня подписать. Агент говорил: «Нико, у тебя появилось столько представителей, все они несут откровенную чушь, пытаются тебя увести». Ко мне обращались напрямую, а когда я отправлял их к агенту, они отказывались. Отвечал им: «Ребята, если вы не хотите работать честно, то я не буду в этом участвовать».

Благодаря ФИФА агентам больше не нужна лицензия, сейчас этот бизнес как джунгли. Многие клубы работают только с определенными агентами, а если ты не работаешь с ними, то не попадешь в команду. Творится настоящий бардак. Это мир больших денег, здесь много и хороших парней, и плохих. Думаю, во многом поэтому не получилось перейти в «Бешикташ».

* * *

– С «Зенитом» вы завоевали 12 трофеев. Какой из них вам дороже всего?

– Первый, который мы взяли в Раменском. Все решалось в последнем туре. Это был первый трофей для меня и первый за 23 года для «Зенита». Настоящий взрыв счастья для всего города. Тот день был незабываемым и самым важным для меня в карьере.

– Какой увидели Россию, когда впервые прилетели в Санкт-Петербург?

– Когда приземлился в Пулково-2, то ахнул. Аэропорт выглядел старомодным и не современным. Московский проспект тоже не впечатлил, какие-то старые советские здания. Это отличалось от тех фотографий, что я видел в интернете. Но когда доехали до центра, я понял: Питер прекрасен! Невский, набережные и каналы, все так красиво! Я был поражен и подумал: «Окей, здесь будет классно жить».

«Мама считала, что мне лучше пойти в священники». Самый чумовой легионер России

– Да и зарплата симпатичнее, чем в «Генте».

– Ха, больше чем в 10 раз! В Бельгии начинал играть с минимальной зарплаты в 1500 евро. Да и «Гент» тогда не был большой командой, как сейчас (в сезоне 2014/2015 «Гент» впервые выиграл чемпионат – «Матч ТВ»). Тогда были и другие варианты в Европе. Честно говоря, собирался перейти в берлинскую «Герту», но русские предложили «Генту» в два раза больше. Руководство посоветовало сначала съездить в Россию, присмотреться к «Зениту». Я сделал лучший выбор и ни о чем не жалею.

– Долго думали?

– Сначала встретился в Голландии с Адвокатом. Он сказал: «Приезжай, посмотри город. У тебя будет 2-3 дня, чтобы все хорошенько обдумать. Если не понравится, без проблем вернешься домой». Уже в Питере встретился с Сергеем Фурсенко, мы хорошо пообщались. Я окончательно решил, что такой вариант мне подходит.

– Первый матч за «Зенит» помните?

– Был июль, мы играли с «Ростовом» на «Петровском» в жуткий ливень. В голове тогда вертелось: «Если здесь всегда так холодно летом, то это просто ад». Я сильно волновался, выходя на поле. Провел с командой меньше недели, всего пару раз потренировался. Плюс только недавно вернулся из отпуска, был не в лучшей форме. Но мне пришлось выходить: четверо игроков пропускали матч, в защите не было никого из основы. Мы с партнерами не знали друг друга, это было странное чувство. «Зенит» победил, несмотря на то, что я привез пенальти. Повезло, что Слава Малафеев спас, благодарен ему за это.

– История, которая лучше всего охарактеризует Дика Адвоката?

– Поначалу было непросто вжиться в команду. Дик говорил: «Сынок, не думай об этом. Всему свое время, нужно только верить в себя. Я вижу твои способности, иначе не позвал бы тебя в «Зенит». Тот разговор вселил в меня уверенность, остаток сезона я провел на хорошем уровне. Дик – отличный тренер. Я был молод, а он был мне как дедушка. Давал советы, помогал. Вне поля он всегда спокоен, но на поле даже во время двусторонок всегда громко кричал. Держал команду в тонусе, чтобы выжимать из нас максимум. В игре и вне ее – это два совершенно разных человека.

– Лучано Спаллетти водил команду в дорогие рестораны. Какие запомнились?

– Когда мы были в Италии, он пригласил нас к себе на родину во Флоренцию. Там было очень вкусно, позволили себе выпить по паре бокалов вина или пива. В Дубае на сборах он однажды позвал в ресторан на крыше небоскреба «Бурдж Халифа». После ужина Лучано сказал: «Если хотите потусить, идите – у вас есть одна ночь». Игроки становятся ближе, если выберутся куда-нибудь вместе весело провести время. Это здорово для атмосферы и командного духа. Для Спаллетти пригласить ребят в ресторан – мелочь, но он получает ответную реакцию, игроки ценят такое отношение. Это дороже денег.

Виктор Васин: «На установке у игрока сработал будильник. Гончаренко чуть не разнес комнату»

– Вы ходили на «вираж». Зачем?

– Фанаты пригласили на трибуну. Подумал: «Почему нет?» Я уважаю болельщиков, это важно для меня. Если бы не они, футбола бы не было. Мне нравится олдскульная фанатская субкультура: люблю файеры, заряды, песни, которые они поют от начала и до конца игры. В Европе все чаще люди сидят молча, как будто пришли в кинотеатр. А меня впечатляет, когда болельщики раздеваются по пояс при минус 15 и и отчаянно болеют за свою команду. Я уважаю их, они проявили уважение ко мне, у «Зенита» лучшие болельщики.

– Многие фанаты «Зенита» придерживаются радикальных взглядов. Есть даже известное выражение, что в цветах команды нет черного. Знаете об этом?

– Везде, в каждой команде есть чернокожие игроки. Так же и в «Зените». Отец Витцеля чернее черного, но фанаты приняли Акселя как родного. Забавно, 20 лет назад, когда я приходил на стадион в Брюгге, то слышал, как фанаты ухают в адрес чернокожих. Это было в порядке вещей. Даже когда я играл за «Гент», такое случалось. Это касалось не только черных, но и мусульман. Помню, встречались с «Бевереном», там играли Яя Туре и Эммануэль Эбуэ. По-моему, 10 из 11 игроков команды были чернокожими. Когда белый парень касался мяча, трибуны в шутку начинали ухать и кидать ему бананы.

– Самый необычный выезд с «Зенитом»?

– Очень жаль, что не летал во Владивосток. Хочу туда съездить. Серьезно! Хотя бы один раз в жизни я должен это увидеть. Надо будет попросить заявить меня за «Зенит-2», чтобы слетать и посмотреть. 

Самый необычный выезд был в Москву. Помню, как-то приехали играть со «Спартаком» в «Лужниках». Мы победили 3:0 или 3:1, но туда приехало очень много фанатов «Зенита», тысяч 10, наверное. Они стали выламывать стулья и драться, кидали файеры на поле и на сектор болельщиков «Спартака». Пришлось мне, Тимощуку, Крижанацу и еще кому-то одному идти их успокаивать. Следующий матч играли в Питере, а болельщики вывесили большой баннер с изображением четырех игроков. Было очень приятно. 

А неприятно было летать в Томск. Черт, в этом году опять придется! Плохое поле, совсем не новый стадион, долгий перелет. Выезды в Махачкалу и Грозный тоже всегда захватывающие. Когда первый раз прилетел в Чечню, повсюду были блок-посты, я видел дорогу без асфальта. Это было похоже на зону военных действий. Еще узнал, что в наш отель кто-то бросил гранату за пару лет до того. Подумал: «Здесь небезопасно».

* * *

– Вам 32. Вы все еще мечтаете о большом клубе, крутом чемпионате и новых титулах? Или пора подумать о Китае?

– Ох, Китай... Нет, я хочу вернуться домой или куда-нибудь поближе к дому. 300 тысяч фунтов в неделю? Окей, если мне предложат столько же, сколько Витцелю, я не скажу: «Нет». Но это должно быть действительно хорошее предложение. Правда, не думаю, что меня так уж ждут в Китае: Ломбертс – недостаточно громкое имя. Сейчас главный приоритет – это семья. Я хочу растить дочь, которую редко вижу, а это, поверьте, плохо.

«Мулат с голубыми глазами сведет китайцев с ума». Что ждет Витселя в Китае

– Самый крутой клуб, в который вас когда-либо приглашали?

– «Ювентус» пару лет назад, они контактировали с моим агентом. Честно, не знаю, почему тогда не получилось. Но ничего страшного.

– Правда, что Керимов не взял вас в «Анжи» из-за «слишком белой» внешности. Или этот слух – полнейший бред?

– Ха, вы серьезно? Меня действительно звали в «Анжи», но в тот момент я хотел остаться в «Зените». Контракт истекал через год, а клуб не предлагал его продлить. «Анжи» появился очень вовремя и, можно сказать, помог мне подписать новое соглашение. Не думаю, что я был бы счастлив в Махачкале так, как в Санкт-Петербурге. Для меня это один из лучших городов мира. 

Много раз бывал в Махачкале, их невозможно сравнивать. Сейчас там стало гораздо лучше, но когда я побывал там впервые, то увидел старые обшарпанные дома. Теперь территория вокруг стадиона абсолютно новая, есть красивые здания, рядом побережье. В Махачкале можно жить, но лично мне было бы там некомфортно. Все-таки проблема терроризма в Дагестане существует, хотя, несомненно, властям за прошедшие годы удалось значительно улучшить ситуацию. В Брюсселе эта проблема тоже есть.

– В Брюсселе так опасно?

– Помню аэропорт после террористической атаки, ужасное зрелище. Я ведь был там всего за день до взрывов, примерно в то же время. Это могло случиться со мной, но мне повезло. Сейчас в аэропортах стало гораздо больше полиции и военных. Вы больше не можете попасть в терминал без проверки на сканере. Многие эмигранты в Брюсселе не уважают женщин. Моя жена чувствует себя в большей безопасности в Питере, чем там. Если она захочет погулять одна по Андерлехту или Моленбеку – 80%, что на нее нападут или изнасилуют. Это не нормально.

– Вы говорили, что являетесь противником Евросоюза. Почему?

– Я все больше и больше убеждаюсь в том, что прав. В первую очередь, речь идет об эмиграции. Люди приезжают в чужую страну и живут на пособие по безработице, им платят порядка тысячи евро. По-моему, это больше, чем в среднем по России людям платят за работу. Меня это беспокоит. В Европе нет единой культуры, мы все разные, с различной культурой и мнениями.

Когда принимается решение в ЕС, все 28 стран должны сказать «да». Но посмотрите, что происходит в мире: Путин, Трамп, Эрдоган и китайцы принимают решение по Ближнему Востоку и Сирии. Европа ничего не решает, но принимает на себя волну эмиграции. Да, это не вина людей, они беженцы. Это США вторглись в Ирак, воюют в Сирии, бомбят там все подряд, но решать эту проблему европейцам. В Бельгии эмигранты забираются в грузовики и пытаются нелегально въехать в Британию. Они нападают с ножами на дальнобойщиков, поэтому власти закрыли все парковки на пути к побережью и дальше по соображениям безопасности.

* * *

– Вы родились в одном из самых красивых городов мира – Брюгге.

– Я вырос в 500 метрах от стадиона «Брюгге». Это недалеко от центра, минут 10 на велосипеде. Брюгге – маленький городок с населением 150 тысяч. По российском меркам – настоящая деревня. Тихая и спокойная, хотя здесь много туристов. Я провел там детство, часто играл в саду нашего дома. Стекла не бил, но на окнах нередко оставались следы от мяча. Конечно, мама была недовольна, но сильно не ругала.

Мне было 3 года, когда отец подарил первый мяч. Папа работал тренером в академии «Брюгге». Профессиональным футболистом он не был, играл на любительском уровне. Папа не внушал, что я обязательно должен стать футболистом. Каждый бельгийский мальчишка мечтает об этом, футбол – вид спорта номер один в стране. В 6 лет я впервые попал на тренировку «Брюгге». Волновался: одно дело играть в саду и совсем другое – быть частью команды. После пары тренировок почувствовал себя в своей тарелке. Каждую субботу ждал момента, чтобы потренироваться с ребятами. Много лет отдал этой команде.

«Когда дом ограбили в третий раз, мы поехали в Париж». История нового Златана из Грузии

Первую игру в детской школе провел под шестым номером. Потом во всех своих командах просил его. Начинал играть нападающим, был бомбардиром, однажды даже забил 10 голов. В детстве я был худым и высоким, не хватало мощи. Сначала меня перевели на левый край полузащиты, затем я стал играть десятку, восьмерку, левого защитника и, наконец, центрального.

– После бельгийского пива российское можно называть пивом?

– Везде есть хорошее и плохое пиво. Я пробовал пиво «Степан Разин», оно хорошее. Но с бельгийским ничто не сравнится. Мое любимое – марки «Jupiler». Это крупнейший бренд в Бельгии, они – спонсор нашей футбольной лиги и сборной страны. На свой 30-летие я организовал вечеринку и привлек «Jupiler» в роли партнера. Все пивные бокалы были с моим лицом: представляете, тысячи бокалов с Ломбертсом? Часть сохранил для коллекции, дарю их друзьям.

– У вас был бар в Генте. Он все еще работает?

– Это не мой бар, а как если бы «Зенит» организовал на новом стадионе сеть баров и назвал бы их фамилиями легенд клуба. По сути, я не имею к ним никакого отношения, кроме того, что мое лицо на вывеске. С другой стороны, это большая честь, что один из 12 баров на стадионе «Гента» носит мое имя. Думаю, «Зенит» может сделать что-то похожее на «Зенит-Арене» для своих легенд.

https://www.instagram.com/p/BIXaPn8gRz0/

– В шоу «Культ Тура» вы сказали, что ситуация на бирже стабильная. Ничего не поменялось?

– Dow Jones достиг 20 000 пунктов, это наивысший результат в истории. В ходе предвыборной программы Трамп заявил, что инвестирует в экономику США серьезные средства. Европейские рынки зависят от американского, они пошли вверх. В целом экономика по всему миру чувствует себя уверенно. Но все равно сейчас сложный момент для инвестиций. Заходить на рынок рискованно, котировки высоки и есть шанс, что вскоре последует спад. Кризис – это лучшее время для вложений, но когда дела идут хорошо, нужна большая куча денег, чтобы еще больше разбогатеть. Тут важно сохранять спокойствие.

– Ваше последнее большое вложение?

– В нефтегазовую отрасль. Она медленно, но растет. Золото падает, но, по-моему, я успел продать его с прибылью. В этом смысле я спокоен, зарабатываю на дистанции. Думаешь, ты разбогатеешь за один день? Ошибаешься! В принципе это возможно, но я предпочитаю менее рискованные варианты и никогда не инвестирую туда, где предлагают удвоить или утроить вложения. Многие погорели на бельгийских банках. Если говорить в процентах, то заработок 10% в год – это отличные цифры. Каждый день проверяю, как идет бизнес – с помощью специального приложения на смартфоне. Пожалуй, смогу играть на бирже после завершения карьеры.

– Вас замечали в «Макдональдсе». Любите фаст-фуд?

– Бывает, но не часто. Могу позволить иногда съесть макчикен или двойной чизбургер. Я не большой фанат McDonalds, мне больше нравится Quick. Картошка фри – это почти национальное блюдо, поэтому в Бельгии много небольших закусочных с картошкой. Это своего рода фаст-фуд, но в меню не только классические бургеры, но и фрикадельки, мясные шарики, специальный соус, которые вы больше не найдете нигде. Такую еду я люблю гораздо больше американского фаст-фуда.

Георгий Джикия: «С чизбургерами покончено – хочу закрепиться в основе «Спартака»

* * *

– Вы любите гольф. На сборе в Испании как раз была возможность поиграть – воспользовались?

– Нет времени, много тренируемся. Но на чемпионате мира в Бразилии мы тоже жили в отеле с полями для гольфа. Играл там, наверное, даже больше, чем в футбол. Каждый день рубились с Миньоле, Вермаленом и Вертонгеном. Мне это нравится, но профессиональной лицензии у меня нет. Играю только в расположении сборной.

Когда закончу с футболом, точно буду играть в гольф. В детстве я ходил в гольф-клуб, часто играл у себя в саду. Сейчас у меня дома большой сад, он скорее похож на поляну в лесу. Плюс подумываю прикупить домик в Испании. В 15 минутах отсюда (Ломбертс давал интервью неподалеку от испанского местечка Альгорфа – «Матч ТВ») живет мой друг, в Коста-Бланке вообще много бельгийцев. Пенсионеры покупают здесь жилье и приезжают зимой. В Аликанте и Малагу много прямых рейсов из Бельгии, зимой – 3-4 в день, летом – до 8-ми. Летают даже из Остенде, там есть международный аэропорт.

– Если вы так любите гольф, встреча с Тайгером Вудсом для вас из разряда «Must have»?

– Это было бы здорово! Кстати, недавно пересекся с Федерером, я его большой фанат. На сборе болел за него в финале Australian Open. Роджер – настоящий джентельмен, никогда не кричит на корте, ведет себя скромно. А его удар наотмашь впечатляет.

– Вы большой поклонник электронной музыки и мечтали попасть на фестиваль «Tomorrowland». Удалось?

https://www.instagram.com/p/BH5HvPBgSA3

– Да, после чемпионата мира в Бразилии, когда дали две недели отпуска. Фестиваль всегда проходит в третий уик-энд июля. Обычно в это время идет сезон, а я не могу туда попасть. Тогда удалось, это были одни из лучших дней моей жизни. Удивительно, но там все счастливы, люди приезжают по одной причине – от души повеселиться и послушать хорошую музыку. Там отличная еда, прекрасные напитки, площадки очень крутые. Все как в сказке – в мире мечты, такой Диснейленд для взрослых. Если получится в этом году, обязательно поеду. Это было просто невероятно.

В целом больше всего мне нравится хаус. Люблю техно в стиле Carl Cox, еще я большой фанат Paul Kalkbrenner. В 15-16 лет хаус был тем, что сейчас называют ретро. Если кто-то играет такую музыку, я сразу хочу попасть туда, это напоминает времена моей юности. Когда дети повзрослеют, поставлю им послушать пару миксов. В Бельгии очень популярен ретро-стиль.

Наркотики? Конечно, на такого рода фестивалях это есть. Мне они не нужны, чтобы чувствовать себя счастливым и отрываться по полной. На 30-й день рождения я тоже организовал небольшой фестиваль для друзей с участием известных бельгийских диджеев. Назвал его «Lombaland», пригласил Wolfpack. Хотел позвать Dimitri Vegas and Like Mike, но у них в тот день была вечеринка. Эти парни еще вчера были лучшими в мире, сейчас они вторые по версии DJ MAG. На первом месте голландец Martin Garrix. Парню всего 20 лет, а он уже на вершине. Ну а вообще, в топ-5 четыре голландца и один бельгиец, это радует.

– В «Культ туре» вы спели гимн России. Специально учили?

– Четыре или пять лет назад, если ничего не путаю, текст гимна России стали показывать на табло «Петровского» в первом домашнем матче сезона. Мне легко было выучить. Даже начинаешь немного шутить, ведь это происходит перед каждой первой игрой сезона. Нигде в мире такого нет, я был удивлен, когда это увидел. Начал учить, а потом и петь гимн России. Партнеры смеялись: «Как он это делает?» Было мило.

Открыть видео

– Вы читаете по-русски?

– Да, иногда. Книгу на русском, конечно, не осилю, но в интернете, бывает, читаю что-то.

– Есть русская музыка, которая вам нравится?

– Позитивно отношусь к российской поп и рэп-сцене. Реперы Mot и Тимати, группа «Серебро» и ВИА Гра – мне это нравится.

– Данни на одной из тренировок в Испании чеканил мяч в русских лаптях. Вы знаете, что это?

– Я знаю такую большую штуку, чтобы варить чай – самовар! Однажды незнакомый фанат подошел в магазине и попросил передать Спаллетти один в подарок. Лучано был удивлен, но доволен. Конечно, знаю матрешку. Эти цвета, форма, идея со множеством фигурок – все просто топ, мне очень нравится. Дома есть большая матрешка высотой 60 сантиметров, внутри 30 куколок поменьше. Ее подарила жена на 30-летие. В итоге украсил ими весь дом в Бельгии.

– Можете назвать самый тяжелый и самый счастливый моменты в вашей карьере?

– Самый тяжелый – когда получил травму колена в матче с «Вильярреалом». Пришлось тяжело, сомневался, смогу ли вернуться на прежний уровень. Через некоторое время в голову полезли плохие мысли: «Что будет с моей карьерой дальше?» Но тогда я не плакал – слезы были, когда трое из четверых моих дедушек и бабушек умерли за последние два года. В прошлом году на сборе в Катаре узнал, что умер один из них. Поехал на похороны в Бельгию на один день. Утром прилетел, днем все собрались в ресторане, а вечером я летел обратно в Доху. Тяжело видеть родителей и бабушку в таком состоянии, притом что нужно оставить их и лететь назад. В такие моменты футбол отходит на второй план.

А самый счастливый момент – это рождение дочери четыре месяца назад. Она мой первенец и это большое счастье. У меня был всего день, что повидаться с родными в госпитале, затем нужно было ехать в сборную. Увидел их через три дня и снова на месяц уехал. Было тяжело. Супруга присылала фотографии и видео с дочкой, они поднимали мне настроение. Отцовство – это неописуемое счастье, каждый родитель знает. Это то же самое, что и выиграть титул.

Текст: Иван Карпов

Фото: Getty Images, globallookpress.com,РИА Новости/Алексей Даничев, РИА Новости/Саид Царнаев

Еще больше «Зенита» на «Матч ТВ»

Что ждать от «Зенита» весной? Рассказывает Федор Погорелов

Ибрагим Цаллагов: «Если Хабиб пройдет МакГрегору в ноги, шансов у Конора нет»

Как игроки «Зенита» живут на сборах? Показывает Артур Юсупов

«Сейчас договорной матч сделаем». Как в «Зените» расслабляются на сборах

Как новый стадион «Зенита» выглядит прямо сейчас

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях