Как технологии меняют футбол

Как технологии меняют футбол

Что шепчут на ухо Моуринью во время матчей? Кто считает все эти обводки и как составляются тепловые карты? С помощью каких программ в два клика можно посмотреть запись любого матча? Текст, после прочтения которого у вас не останется ни одного вопроса о работе тренеров, скаутов и аналитиков. 

В 30-е годы на британских стадионах встречали очень странного человека. Он сидел на трибунах с бумагами в руках и шахтерской каске на голове. В футбол часто играли в сумерках, фонарь на лбу был необходим, чтобы разглядеть записи. Человек смотрел на поле, чертил линии, записывал цифры и снова смотрел на поле. Тогда ни один футбольный клуб не платил ему зарплату, он занимался этим для себя. Это был Чарльз Рип, служащий королевской авиации.

В 1933-м году у него в гостях как-то оказался капитан лондонского «Арсенала» Чарльз Джонс. Джонс спрашивал у странного человека о деталях исследований, интересовался, какие выводы можно сделать из всех этих цифр. В книге Криса Андерсона и Дэвида Салли The Number Games этот вечер назвали днем рождения футбольной бухгалтерии.

За свою карьеру Рип сходил примерно на 2200 матчей, по 80 часов анализировал каждую увиденную игру. За время финала чемпионата мира-1958 он исписал целый рулон обоев. А через какое-то время издал научную работу, в которой систематизировал все, что увидел на поле. Например, научно доказал, почему играть в классический британский футбол (с длинными забросами) выгоднее всего. Доказательство было такое: в 91 проценте случаев командам не удается сделать больше трех точных передач. А значит, чем короче путь мяча к чужим воротам, тем лучше.

Как работают футбольные статистики и скауты

Примерно 12 секунд и 5 кликов сейчас требуется, чтобы из любой точки мира долететь до чилийского города Кильота (460 метров над уровнем моря, население 75 тысяч жителей) и посмотреть на то, как полузащитник Фернандо Сааверда отбирает мяч у соперника. Раньше у скаутов на это могли уйти недели, за время которых нужно было сделать несколько пересадок, ночевать в неспокойных районах и, возможно, убегать от стай бродячих собак.

С помощью профессиональных тренерских программ вроде WyScout можно посмотреть нарезку действий любого более-менее профессионального футболиста. В базе данных собраны сотни тысяч профилей.

Там же можно оценить цифровые показатели футболиста (от ударов по воротам до количества подкатов и ошибок в обороне) и тепловую карту действий. С помощью WyScout президент «Краснодара» Сергей Галицкий нашел Маурисио Перейру.

«Нашей системой пользуются более 800 клубов во всем мире, — рассказывает исполнительный директор WyScout Маттео Камподонико в интервью «Матч ТВ». — Мы коренным образом изменили систему футбольного скаутинга. Раньше можно было только приехать и посмотреть на игрока вживую. Ну или посмотреть нарезки на DVD, которые рассылали агенты и представляли своих клиентов исключительно как восходящих звезд. Сегодня мы используем супербазу видеоданных и статистики.

Например, в три клика можно открыть список всех футболистов 1999 года рождения, которые провели хотя бы по одному профессиональному матчу где-нибудь в Южной Америке или Восточной Европе. Или узнать, у кого в Европе самый высокий средний показатель голевых передач.

Главные скауты клубов с помощью WyScout могут изучить всю статистику игрока, посмотреть часовые нарезки или же отфильтровать видео по специальным параметрам. Например, открыть список только тех форвардов, которые хорошо играют головой. После того, как скаут находит нужного футболиста, он одним кликом может связаться с агентом этого футболиста».

Но для того, чтобы собрать все эти данные, по-прежнему необходима ручная работа. Это одна из самых низкооплачиваемых профессий в мировом футболе. Например, один из героев книги о футбольных скаутах The Nowhere Man жаловался, что может проехать в день около 40 миль, посмотреть матч, написать отчет на 13 страниц (примерно 1700 слов) и получить за это 4 фунта.

Данные об игроках собирают не только скауты, работающие на футбольные клубы и статистические компании, но и неожиданные люди. Например, те, кто готовит базы данных игроков для одной из самых популярных футбольных компьютерных игр — Football Manager.

«В России у нас есть глава скаутской службы по этому региону, сейчас ему помогают 22 ассистента, — рассказывает в интервью «Матч ТВ» директор по коммуникациям компании Sports Interactive Киран Бреннан. — Они собирают данные по игрокам российских клубов. Пользуются теми же инструментами, что и обычные футбольные скауты. У них есть специальные инструкции, согласно которым они оценивают скиллы футболистов».

Редактор Opta Sports Иван Калашников для «Матч ТВ» рассказывает, каким образом футбольные матчи превращаются в набор табличек с цифровыми показателями игроков.

— Подборы, перехваты, обводки. Как все это считается?

— Вся статистика именно что считается руками, автоматического метода не существует, — рассказывает Иван. — Разница только в том, считать ли ее вживую на стадионах или по телевизионной картинке. Опта делает так: два человека сидят перед тремя мониторами (один для трансляции, два для данных), каждый отвечает за свою команду. Сначала человек вбивает на клавиатуре номер игрока, затем — игровое действие (удар, пас, подкат и т. п.). Все это надо делать очень быстро, поэтому тренинг занимает месяц, а берут на такую работу преимущественно геймеров с развитой мелкой моторикой.

На стадионах можно делать все то же самое с лучшим обзором, телекартинка ведь не все поле охватывает. Кроме того, на стадионах стоят камеры, с помощью которых высчитывается пробег и скорость игроков, по картинке это невозможно сделать.

Смотреть на YouTube

— Можно ли всех обмануть и сыграть на статистику?

— Важно не забывать, что статистика — это только инструмент для понимания игры, а не истина в конечной инстанции. Идеальные цифры могут быть разве что у нападающих, которые каждый удар превращают в гол, других не бывает. Даже когда игрок успешно идет в обводку 10 из 10 раз, это не значит, что он потом создаст опасный момент. Типичный пример из этого сезона — вингер «Мидлсбро» Адама Траоре, который по удачным обводкам уступает только Азару, при этом у него 0 голов и 0 передач, да и команде его дриблинг особой пользы не приносит.

Точно так же у вратарей количество сэйвов не всегда говорит о том, насколько они на самом деле круты. Удары бывают разной степени опасности, да и оборона иногда играет так, что не дает сопернику бить вообще, но может пропустить два гола — с пенальти и допустить выход один на один после ошибки с искусственным офсайдом. Тогда у вратаря будет 0 сэйвов и 2 гола после 2 ударов, а на самом деле он в порядке.

— Может игрок премьер-лиги позвонить статистикам и предъявить претензии?

— Большинству игроков статистика безразлична. Понятно, что нападающие гордятся голами, защитники — сухими матчами, а вратари анализируют пенальтистов, но вообще это работа тренерского штаба. Пару лет назад был случай, когда Луи ван Гал спорил на пресс-конференции с журналистами (в ответ на фразу Сэма Эллардайса), что такое длинные передачи и как их правильно интерпретировать.

— Бывает ли такое, что статистика подводит тренеров топ-клубов?

— Например, американские владельцы «Ливерпуля» хотели устроить в клубе Moneyball и купили Даунинга с его навесами в пустоту. Был и другой случай, когда «Арсенал» купил дорогущую непрозрачную систему аналитики StatsDNA, она им не советовала приобрести Шамаха и Пак Чу Ена, но в итоге игроков все равно купили.

Как этим всем пользуются профессиональные тренеры?

В телевизионных трансляциях мы все чаще видим футболистов в странных жилетках, напоминающих спортивные бюстгальтеры. В ушах ассистентов тренеров спрятаны гарнитуры handsfree даже в тех случаях, когда главный тренер не сослан на трибуны и сидит рядом. Ассистент Жозе Моуринью Руи Фариа перед тем, как выпустить футболиста на замену, листает перед ним огромный блокнот.

Эксперт, тренер «Тамбова» и один из самых прогрессивных специалистов страны Андрей Талалаев объясняет специально для «Матч ТВ», зачем все это нужно и как не запутаться в данных, которые мы видим в статистических таблицах во время трансляций.

— Как работает аналитика в современных клубах?

— Наглядный пример: небольшой кипрский клуб, который обыграл «Спартак». В концовке матча они сделали три замены в одну точку. Это было решение, принятое по ходу матча. Люди на трибуне помогли найти свободную зону и додавить ее.

У нас тоже есть клубы, где три-четыре человека занимаются такой же работой. Например, когда мы работали в «Кубани» с Юрием Красножаном, у нас сидел человек на трибуне, по ходу матча мы получали оперативную информацию. У каждого из нас было задание. Один из тренеров следил за нашей обороной и за атакой соперника, другой следил за нашей атакой и обороной соперника. Каждые 10 минут мы давали выводы тренеру по ходу матча.

Мы же часто видим, как к главному тренеру подходит помощник и что-то шепчет. Зачастую ассистенты держат связь с этими специалистами, которые доводят информацию о свободных зонах у соперника, о моментах, на которых можно сделать акцент.

— Три главных заблуждения при анализе статистики.

— Первое заблуждение: общее количество ударов влияет на результат. Как правило, нет. Потому что есть результативные зоны, нужно наносить удары из них. Можно сделать 20 ударов и при этом проиграть.

Второе заблуждение: процент владения мячом каким-то образом влияет на результат. Прямой зависимости вообще нет. Скорее даже наоборот, учитывая современные тенденции.

Третье заблуждение: общий пробег футболиста имеет значение. Последние лет семь-восемь это мало кого интересует. Почему все современные клубы, у которых есть деньги, вешают на игроков GPS. В эти черные жилетки, которые мы видим на футболистах, закладывают специальные коробочки. Так вот эти коробочки позволяют измерять мощность действий. Не расстояние, не скорость, а именно мощность. Датчики с программами стоят около 30 тысяч евро за весь комплект. Это минимальная стоимость. Но самое главное — люди, которые умеют с этим работать. Это все не так просто освоить.

— Три самых главных параметра при оценке действий игрока:

— Для меня самое ценное — может футболист обыграть один в один или нет.

Следующий критерий: мощность и точность действий. Можно пробежать не в полную силу, но изменить два раза направление и сделать точную передачу.

Третий параметр — скорость восстановления между этими действиями.

— Можно ли хорошо играть в футбол, показывая плохие цифры?

— Широков — пример игрока с невыдающимися цифровыми показателями. А если смотреть на качество, то это один из самых недооцененных игроков российского футбола. Очень сожалею, что он закончил. Таких футболистов мало.

Очень часто слушаю Александра Бубнова, с огромным уважением к нему отношусь, но проясню один момент. Например, Широков может всего сделать 27 действий, но из них 13 будут передачи на гол. Или отрезающие передачи. Сейчас очень модно понятие в футбольной аналитике — сколько игроков футболист отрезал передачей. Так вот у Широкова эти проценты очень велики.

То же самое касалось Аршавина. Условно говоря, он делал всего 300–350 метров скоростной работы. Но каждое его действие на максимальной мощности было голевым или предголевым.

Но бывают и обратные истории. У меня в «Волге» был футболист, который проделывал большее 2000 метров скоростной работы: спринт и рывки. Со скоростью больше 5 м/c. Но результат не всегда был позитивным. Тут вопрос в эффективности действий. Выбирается неправильное действие, из-за этого приходится больше бегать. Еще один пример — ранний Муса.

— Можно ли работать на высшем уровне без современных технологий?

— Насколько мне известно, Дель Боске очень мало использовал эту всю статистику, хотя в «Реале» она была в полном объеме. Просто у него помощники очень хорошо штудировали цифры и доносили ему коротко и тезисно все эти вещи. Можно позволить себе не вникать, если в штабе есть люди, которые способны проанализировать и сделать выводы».

— Сколько тренеры тратят времени на подготовку к соперникам?

— Если говорить не о тренировках, а именно об анализе соперника, то на это у меня уходит по два часа в сутки в течение недельного цикла. Сюда входят видеонарезки, анализ цифр и подготовка выступлений перед футболистами.

Через день после матча мы показываем игрокам разбор ошибок, потом отдельно показываем оборону будущего соперника и объясняем, как эту оборону вскрывать. На следующий день мы показываем атаку соперника и показываем, как ей противостоять. Предыгровые дни мы тратим на стандарты и общекомандные перемещения конкретно под соперника. Все же знают, что видео длиннее 15–20 минут нельзя показывать футболистам. Стараемся укладываться в этим объемы перед тренировками.

Как работали без компьютеров и датчиков раньше?

Валерий Непомнящий начал тренерскую карьеру в 1979 году в туркменской команде «Колхозчи», вместе со сборной Камеруна обыгрывал сборную Аргентины Диего Марадоны и больше остальных прочувствовал разницу между олдскульными методами футбольного анализа и современными технологиями.

— Раньше отсутствовала возможность использовать какие-то технологии, — рассказывает Непомнящий в интервью «Матч ТВ». — Видеомагнитофоны у нас появились только где-то в начале 90-х. Даже в программе Института физкультуры был такой материал «Подготовка к конкретному матчу».

Первый раз я начал использовать нарезки, работая в Камеруне. У меня там появился видеомагнитофон, появилась видеокамера. Я начал работать в ноябре 88-го, но имел возможность просматривать матчи, которые играли за несколько месяцев до этого — на февральском Кубке Африки. Смотрел эти игры с тем, чтобы определиться с футболистами.

А вот соперника стал изучать после того, как мы получили путевку на чемпионат мира. К Аргентине и СССР было подготовиться нетрудно, а вот игры румынов искали с большим трудом. Но нашли в итоге.

— Как скауты отслеживали футболистов в Африке?

— В те времена это было страшной проблемой. Это было просто невозможно. А когда работал в Турции в 93-м, сам слетал в Камерун, чтобы оттуда привезти дешевых игроков. Тогда настолько слабо было с информацией — интернета не было. Получилось, что я прилетел в Камерун. В это время там был какой-то праздник, тура не было. К тому же до меня приехали европейские агенты и забрали футболистов, которые мне были нужны. Это сейчас я могу в любой момент посмотреть любую игру».

— Что тогда из себя представляла статистика?

— Статистика это, по-моему, вообще советское изобретение. Мы когда учились в институте, ее изучали. Когда я учился в Высшей школе тренеров, это было очень популярно. Технико-тактические действия подсчитывались с середины 80-х. Считали свою команду, команду соперника, выводили коэффициент эффективности, коэффициент полезного действия на каждого игрока, на команду.

Но скажу, что я очень быстро разочаровался в подсчете этих дел. Объясню почему. Тогда примером являлось киевское «Динамо» во главе с Валерием Лобановским. И был такой случай, когда в еврокубках киевляне играли, по-моему, против софийского «Локомотива». Процент владения мячом был 80 на 20 в пользу Киева, удары по воротам — двадцать против одного. И знаете, как закончился матч? 1:0 победил «Локомотив». Был стандарт метрах в 20 от ворот, после которого забил Михайлов — был такой нападающий. У меня тогда уже были очень большие сомнения. Сейчас статистика для меня важна, когда я сравниваю показатели игрока от матча к матчу, важна для отслеживания динамики. Она помогает в анализе индивидуальных действий, а вот общекомандные действия (общее владение мячом, количество проникающих передач в штрафную) мне кажется не столь важным.

Раньше сажали помощников, чтобы они успевали за всем следить. Сейчас приходят данные по действиям каждого футболиста.

— Как оценивали функциональное состояние футболистов?

— Тогда доктора мерили давление, пульс. И говорили: «Знаете, Валерий Кузьмин, проверили условного Ваню Иванова. У него давление 200 на 100, пульса нет, дыхания нет, на игру его ставить не надо, а вот Петя Петров просто хорош». Они выходят на поле, а там все наоборот. Вопрос психологии никто не отменял. Это самое главное. То, как игрок готовит себя к матчам.

У меня было так: один из докторов, который занимался этими делами, обязательно приносил мне за сутки до матча и в день матча качественную докладную, в которой состояние игрока определялось по разным шкалам. Есть разные системы, методики. А дальше я уже принимал решение исходя из своих соображений.

— Легко ли дать установку африканскому игроку?

— Давать установку африканскому игроку нетрудно. Но дело в том, что они помнят установку минут 15–20. И то в зависимости от результата. Если команда к этому времени успела забить гол, то игроки начинают демонстрировать свои трюки, играть на публику. Если команда пропустила, то они все начинают все бежать, чтобы отквитаться. И забывают то, о чем был разговор. Самым трудным было соблюдать эту игровую дисциплину. Хотя бы по 30 минут в каждом тайме. Это очень сложный момент. Когда африканцы в игре, они артисты.

— Как отслеживали мировые тактические тренды без возможности смотреть матчи?

— Наша пресса в те времена была очень качественной. Наше издание «Футбол-Хоккей» выдавало такие аналитические материалы! Читал с удовольствием. Еще был журнал «Спортивные игры». У меня были связи в управлении футболом, я получал журнал УЕФА.

Во-вторых, раньше существовала система международных семинаров, на которые приглашались тренеры. Перед специалистами выступали коллеги с очень интересными докладами.

В-третьих, мне очень здорово помогло личное общение со специалистами, с которыми я познакомился в Высшей школе тренеров. Эти обмены мнениями мне запомнились на всю жизнь. Мы выезжали на стажировки в свои и иностранные клубы. Много видели, много говорили.

В-четверых, мы смотрели игры Лиги чемпионов, которые тогда, правда, показывали редко.

Для меня важнее Бориса Аркадьева, Николая Морозова, Эдуарда Малофеева нет никого. Конечно, Лобановский, Бесков, преклоняюсь перед нашими отечественными специалистами.

А сейчас чудеса творят уже зарубежные тренеры.

6 тактик, которые изменили мировой футбол

В профессиональный футбол играют почти полтора десятка лет. Пока игра из беспорядочного хаоса превращалась в космический корабль с многомиллионными трансферами, десятками камер и датчиков вокруг поля, тренеры прошли через шесть ключевых этапов.

Идея: футбол — это голы. Чем больше человек заняты в их создании, тем лучше. Позиции в футболе XIX века были очень условными. Атаковать было принято стаями: один футболист продирался через оборону дриблингом, остальные его страховали. Самые смелые вообще перестраивались на схему 1-2-7. Похожую тактику в наши дни можно встретить в матчах младшеклассников.

Британский тренер Герберт Чампэн первым проверил, что важнее в футболе: техника футболистов или тактика. Работая в «Арсенале», он придумал схему «WM». Согласно его установкам, команда должна была выманивать соперника, садясь в оборону, а потом быстро выходить в атаку с помощью длинных передач или скоростных флангов. С этой стратегией справлялись футболисты любых навыков. Чапмэна критиковали за то, что он убивает искусство в футболе. По философии, сформулированной им в 30-е годы, до сих пор играет значительное количество британских команд.

В 1953 и 1954 годах сборная Англии сыграла с Венгрией и поняла, что с их тактикой что-то не так. Стратегическая борьба в те времена была простой: 7-й номер (правый вингер) играет против третьего (левый защитник), пятый номер (центральный защитник) действует против девятого номера (страйкера). Но в товарищеских матчах Англия — Венгрия все шло не так. Венгерские игроки путали соперника неожиданными появлениями на разных участках поля. Венгерская «девятка» Нандог Хидегкути извел своими перемещениями английского защитника Харри Джонстона. Если Джонстон следовал за ним на фланг, появлялась дырка в центре обороны, которую партнеры не догадывались закрывать. Если он оставался на месте, то Хидегкути вообще делал что хотел. В итоге венгры дважды победили 6:3 и 7:1, а английский футбол неожиданно оказался в тактическом кризисе.

В сезоне-1952/53 «Интер» забил в чемпионате Италии 46 мячей (на 27 меньше, чем «Ювентус»), но все равно взял титул. Восемь раз в сезоне «Интер» выигрывал 1:0, четыре раза играл вничью 0:0. Аргентинский тренер Эленио Эррера подхватил идею австрийца Кари Раппана и лишил чужие атаки смысла, выставив позади линии защитников еще одного защитника — либеро. В похожем стиле думал и тренер Нерео Рокко, работавший в «Триестине», «Милане» и «Торино». Говорили, что когда Рокко выпивал с помощниками, все разговоры сводились к тому, что «идеальный футбольный матч должен заканчиваться со счетом 0:0». В итальянский футбол вошла мода на оборонительный футбол, которая продержалась лет шестьдесят. Еще до того, как это стало мейнстримом, принцип чистильщика использовал Борис Аркадьев в послевоенных «Крыльях Советов». В его схеме 2-3-5 центральный полузащитник был подвижным и действовал иногда ниже двух защитников.

Самая интеллектуальная тактика в мировом футболе, автором которой считается Ринус Михельс. Ее внедряли в «Аяксе», «Барселоне» и сборной Голландии. До того, как Михельс пришел в «Аякс», команда в среднем забивала по 3,2 гола за игру. И тренеру никто не позволил бы отступить от атакующей философии. Стратегия в трех тезисах: контроль мяча, дикий прессинг и постоянные перемещения в атаке. Автор книги об истории тактики в мировом футболе Джонатан Уилсон в качестве образца игры в тотальный футбол приводит не только сборную Голландии, но и киевское «Динамо» Валерия Лобановского.

Самая успешная тактика XXI века, которая принесла «Барселоне» больше десятка трофеев, в том числе три победы в Лиге чемпионов, а сборной Испании — две победы на Евро и титул чемпионов мира. Смысл не только в постоянном перемещении и контроле мяча, но и в компактности: при обороне тройка нападающих превращается в полузащитников, в атаке — тройка полузащитников превращается в нападающих.

«У Гвардиолы было правило, которое обеспечивало команде контроль над игрой, — рассказывал в интервью «Матч ТВ» бывший полузащитник «Барселоны» Александр Глеб. — При потере мяча его нужно было быстро (в течение пяти секунд) вернуть обратно. Если не получалось, то садились в оборону. Но, кстати, в «Арсенале» было примерно то же самое».

Сейчас эти принципы Гвардиолы ломает английская премьер-лига. В конце прошлого года «Лестер» показал, что выйти из-под высокого прессинга «Манчестер Сити» проще, чем все думали. Вопрос решается одной длинной передачей, которая отрезает всех прессингующих и заставляет Гвардиолу переосмыслить настоящее. 

Открыть видео

Технологии уже могут почти все. Что дальше?

По мнению Андрея Талалаева, тренеры топ-клубов уже сейчас живут в будущем.

«Вот пример: у нас принято замерять максимальную скорость, которую показывают во время трансляций, — объясняет тренер. — Но вот условный пример: игрок набрал скорость 4 км/ч, затормозил, изменил направление, вступил в борьбу, в плечо ударился, снова изменил направление на 90 градусов. Если посмотреть расстояние, которое он пробежал в этот отрезок, будет мизер. Если посмотреть на скорость, там тоже не будет даже средних значений. А с точки зрения мощности это будет огромная работа, которую меряют и знают только топовые тренеры. Они не особо хотят делиться этими технологиями. 



Поэтому, например, наша юношеская команда ЦСКА может 20 минут играть на равных с «Тоттенхэмом», а после этого преимущество полностью переходит к «Тоттенхэму». Начинается второй тайм. Та же история. В течение первых 15 минут ЦСКА даже может забить, но потом преимущество опять переходит к сопернику. А дело тут в правильности подготовки и понимании задач. Потому что где-то у нас тренируют абсолютную скорость, где-то кроссменов, которые должны набежать 13 километров, а в Италии, Испании, Аргентине и Бразилии тренируют футболистов, которые могут сделать четыре действия в минуту на протяжении всего матча»

Чтобы получить идеально точную статистику, уже необязательно сидеть в шахтерской каске с рулоном обоев в руках. Но вряд ли через несколько лет футбольные технологии останутся на том же уровне.

«В смысле анализа до потолка еще далеко, — говорит Иван Калашников. — Тем более что в футболе, особенно по сравнению с американскими видами спорта, очень много параметров, которые плохо поддаются обсчету. Для лучшего понимания игры научились считать ожидаемые голы (xG), есть Packing (количество соперников, выключенных из игры передачей или дриблингом, - прим. «Матч ТВ»), будет еще что-то. Если брать сам футбол, а не его анализ, то думаю, что будущее за изучением физиологии, восстановления между играми и так далее, а статистика просто останется полезным инструментом».

Текст: Павел Тихонов, Иван Карпов

Фото: Getty Images, globallookpress, WyScout, РИА Новости/Павел Лисицын, fc-tambov.ru

Читайте также

«100 миллионов не стоят даже Месси и Роналду». Трансферная история Англии

«Китайцы не успокоятся, пока не купят в одну команду Месси и Роналду». История самой безумной лиги мира

«Игра разума. Как делается футбол». Фильм о Викторе Гончаренко

Почему футболисты прикрывают рот во время разговоров на поле

Как формируются цены на футболистов

Как организовать договорной матч? Отвечает главный манипулятор в истории футбола

Кто и как выявляет договорные матчи?

Поделиться в соцсетях: