«Он мог снять с ноги кроссовок и зашвырнуть куда-нибудь». Первый тренер Медведева — о прошлом и настоящем русской звезды тенниса

«Он мог снять с ноги кроссовок и зашвырнуть куда-нибудь». Первый тренер Медведева — о прошлом и настоящем русской звезды тенниса
Фото: © TPN / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Личный архив Ивана Приданкина
Зато к инвентарю относился бережно, так как большого количества ракеток не было.

Звание первой ракетки мира Даниилу Медведеву надолго сохранить за собой не удалось. В третьем круге престижного турнира в Индиан-Уэллсе он уступил французу Гаэлю Монфису (6:4, 3:6, 1:6) и в следующий понедельник сместится на строчку ниже, уступив престижный статус Новаку Джоковичу.

Впрочем, первый тренер россиянина Иван Приданкин уверен: его бывший ученик еще вернется на вершину. «Матч ТВ» поговорил со специалистом, в свое время взявшимся опекать 12-летнего мальчишку, у которого не было ничего, кроме разве что толковой подачи.

— Когда сейчас вы смотрите матчи Медведева, игровой почерк юного Даниила узнаете?

— Если говорить чисто о теннисе, у Дани почти нетронутыми остались подача и игра слева. Нужно поблагодарить его новых тренеров за то, что они не трогали этот элемент. На первый взгляд, удар слева у него немного неказистый, зато очень эффективный и часто застает соперников врасплох. 

Что касается тактики — уже в детстве Даня стремился использовать на корте все свои сильные стороны. А сейчас к этому добавилось еще и умение нивелировать плюсы противника.

— Вы как-то рассказывали, что уже в детстве Даниил компенсировал свои слабые стороны, в том числе плохую физическую подготовку, работой мысли. Почему у него были проблемы с «физикой»?

— Прежде всего, из-за недостатка тренировок. Он занимался ОФП три раза в неделю по часу. И еще три раза в неделю работал со мной на корте — тоже по часу, перед школой. Для 12-летнего теннисиста это очень мало. 

Родители Даниила хотели, чтобы он больше внимания уделял учебе. Поэтому помимо школы он занимался еще и с репетиторами. Из-за постоянного цейтнота уроки ему приходилось делать в машине, по пути на тренировку. Свою роль играла и финансовая ситуация: много платить за теннис семья Медведевых не могла.

— Одно время Медведев даже учился в физико-математическом лицее. Удивительный выбор для юного спортсмена, ведь большинство даже обычную школу заканчивают экстерном.

— Это тоже было решение семьи. Пока Дане не исполнилось 16 лет, они не делали на теннис особой ставки. По той же самой причине Медведев потом поступил в МГИМО. До самого последнего момента родители не исключали возможность неспортивного будущего для своего сына. Впрочем, не надо сбрасывать со счетов и самого Даню. Он был достаточно способный, учеба давалась ему легко.

Даниил Медведев / Фото: © Личный архив Даниила Медведева

— Вернемся к физической подготовке Даниила. Специалисты отмечают исключительные для его высокого роста скорость и подвижность на корте. Между тем считается, что развить эти качества можно только в раннем детстве. Когда же он успел это сделать, если в 12-летнем возрасте отличался плохой «физикой»?

— Действительно, основное развитие скоростных качеств происходит в 9-10 лет. Но при этом определенный процент — причем весьма значительный — можно добавить и позже. Нужно еще отметить, что Даня всегда отличался упорством и очень азартным характером. Он бежал за каждым, даже самым безнадежным мячом. Поэтому все его тренировки проходили в интенсивном режиме, что тоже помогало развивать скорость. Плюс — он очень любил играть в футбол, другие подвижные игры, требующие быстроты и хорошей реакции. Все это, в конце концов, пошло ему на пользу.

— Характер у него всегда был не только азартный, но и взрывной. Слышал, что он уже тогда вовсю спорил с судьями.

— В юношеские годы Даня был очень эмоционален. Он чрезвычайно болезненно реагировал на судейские ошибки — настоящие или мнимые, когда ему казалось, что арбитры помогают сопернику. Это приводило его в бешенство, он просто терял над собой контроль. Сейчас Медведев тоже вступает в споры с арбитрами, но при этом он стал гораздо более спокойным и сдержанным в проявлении эмоций. Сказывается работа психолога и его новых тренеров, а также взросление.

— Говорят, на одном из международных юношеских турниров он в буквальном смысле послал судью на три буквы.

— Это было на зимнем командном Кубке Европы, из-за этого нашу сборную чуть не сняли с матча за третье место. Чтобы избежать дисквалификации, после матча пришлось идти к главному судье извиняться. «Если ты будешь так себя вести, то никогда не станешь хорошим игроком», — сказал тот нравоучительно. «А вы никогда не станете хорошим судьей», — в тон ответил Даня. Разгорелся новый скандал… К счастью, нам удалось его загладить, и дело закончилось благополучно.

— А ракетки на корте он ломал?

— Как раз к инвентарю Медведев всегда относился бережно. Наверное, это было связано с экономическим положением семьи, о котором я говорил. Не было у него большого количества ракеток — как у Марата Сафина, например. 

Марат Сафин / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

Ярость проявлялась у Дани в другом. Он мог снять с ноги кроссовок и зашвырнуть его куда-нибудь. Или в эмоциях бросить кепку на корт.

— Считается, что из пай-мальчиков выдающиеся спортсмены вырастают куда реже, чем из хулиганов. Вам, как тренеру, с каким контингентом интереснее работать?

— Мне интересно работать с мотивированными ребятами. Чтобы горели глаза, чтобы не нужно было заставлять. Все остальное — воспитание, характер, темперамент — второстепенно.

— Многие теннисные таланты гибнут при переходе из юниорской категории в профессионалы. Как Медведеву удалось этого избежать?

— Это во многом счастливое стечение обстоятельств. Когда Дане должно было исполниться 18, он уехал во Францию. Не ради тенниса, просто вместе с родителями поехал на две недели навестить сестру. И рядом с ее домом нашел теннисный клуб, подходящий для тренировок. Там он встретил Жан-Рене Лиснара и Жиля Сервара, которые только закончили профессиональную карьеру и начали работать тренерами.

В тот момент Даня занимал достаточно высокое место в мировом юниорском рейтинге, входил в первую двадцатку. Молодым наставникам было интересно с ним работать, поскольку он служил хорошей рекламой и привлекал других клиентов. Для Медведева сотрудничество тоже оказалось выгодным, ведь он получил возможность для занятий теннисом. Кроме того, выступая за клуб на внутренних соревнованиях, он еще и покрывал расходы на тренеров.

— Вы были капитаном юношеской сборной России, в которой помимо Медведева выступали еще Карен Хачанов и Андрей Рублев. Появление столь сильного теннисного поколения в нашей стране — случайность или закономерность?

— Тут целый комплекс причин. Эти ребята начали заниматься теннисом, когда ярко горела звезда Марата Сафина. На его примере они видели, к чему нужно стремиться.

Свою роль сыграла и внутренняя конкуренция. Помимо Хачанова, Рублева и Медведева в нашей команде был еще Роман Сафиуллин, он пока тоже не сказал последнего слова. Ребята конкурировали между собой и тем самым тащили друг друга вперед. Есть и еще один момент — у всех была сильная моральная и финансовая поддержка со стороны семьи. У Рублева в качестве такого драйвера выступала мама, сама известный детский теннисный тренер, у Хачанова — дядя.

— Лично вам работа с будущей первой ракеткой мира принесла какие-то дивиденды?

— Наверное, принесла. Хотя я просто занимаюсь своим делом и особенно не задумываюсь над этим… Ну вот, скажем, прошлым летом мне и Игорю Челышеву, с которым мы вместе тренировали Медведева и который, может быть, внес еще больший вклад в его становление, присвоили звание заслуженного тренера страны.

Сам Даня тоже, кстати, большой молодец — не забывает. Осенью, когда последний раз был в Москве, заехал в наш скромный клуб. А еще на последнем Australian Open дал пригласительные мне и моей дочке. И вот — представляете! — три матча в Мельбурне мы смотрели из его персональной ложи.

Читайте также: