«Обвинения в жульничестве — это не по-взрослому. Швейцарка не осмелится такое сказать в лицо». Интервью с Анастасией Павлюченковой

«Обвинения в жульничестве — это не по-взрослому. Швейцарка не осмелится такое сказать в лицо». Интервью с Анастасией Павлюченковой
Анастасия Павлюченкова / Фото: © REUTERS / David W Cerny
Первая ракетка России — о проблемах с коленом, скандальной замене в финале Кубка Билли Джин Кинг, посылке от Шараповой и дружбе с Касаткиной.

Две недели назад первая ракетка России Анастасия Павлюченкова отправлялась в отпуск в прекрасном настроении. Нашей команде удалось выиграть в финале чемпионата мира у сборной Швейцарии. Для Павлюченковой это первый подобный титул, хотя она трижды до этого играла в финалах Кубка Федерации (сейчас он переименован в Кубок Билли Джин Кинг). Но радость победы немного огорчили обвинения швейцарских теннисисток в жульничестве нашей команды. Тут нужно напомнить, как развивались события:

1) Финал, как и встречи до этого, состоял из трех матчей: два одиночных и один парный. Если одна команда выигрывает в первых двух встречах, то третью уже не проводят.

2) Во втором одиночном матче между собой должны играть первые номера команд. У нашей сборной таковым является Анастасия Павлюченкова, у швейцарок — Белинда Бенчич. Заменить игрока можно по причине травмы.

3) В первом матче серии Дарья Касаткина обыграла Джил Тайхманн со счетом 6:2, 6:4.

Дарья Касаткина / Фото: © REUTERS / David W Cerny

4) Перед вторым матчем выясняется, что в сборной России произошла замена: вместо Анастасии Павлюченковой будет играть пятый номер команды Людмила Самсонова.

5) Самсонова обыгрывает Бенчич со счетом 3:6, 6:3, 6:4 и обеспечивает нашей команде итоговую победу.

6) Швейцарские теннисистки в прессе начинают обвинять российскую сборную в жульничестве и слишком поздней замене. Они говорят, что наша команда все знала заранее, понимая, что у Павлюченковой отрицательная статистика встреч с Бенчич, у Самсоновой — положительная.

Белинда Бенчич / Фото: © Ondrej Deml / CTK / Global Look Press

По информации «Матч ТВ», события с заменой на самом деле развивались так:

1) В 15:20 Павлюченкова выходит с разминки и говорит, что не может играть из-за травмы. Вызывают независимого доктора, который это подтверждает.

2) В 15:35 наша команда производит замену Павлюченковой на Самсонову.

3) В 16:00 Касаткина начинает свой матч против Тайхманн.

То есть замена была произведена еще до начала первого матча. Однако информация о ней дошла до соперниц незадолго до начала второй встречи. Вероятно, здесь есть вопросы к супервайзеру турнира, который вовремя не сообщил швейцарским теннисисткам о перестановках в нашей сборной.

О том, как отнеслась к обвинениям швейцарок Анастасия Павлюченкова, теннисистка рассказала в интервью «Матч ТВ». Также в этом материале:

«Надеюсь, что до конца карьеры моего колена хватит»

— Как отдохнули? Удалось ли восстановиться после сезона?

— Я еще в процессе. Слетала на шесть дней на Мальдивы. Было супер ничего не делать первые два-три дня и просто лежать на пляже.

— Почему полетели всего на шесть дней? Там же еще акклиматизация, разница во времени.

— В плане акклиматизации я уже привыкла, с этим проблем нет. Если лететь на большее количество дней, то лично для меня становится уже скучно. Мне нужен более активный отдых. Поэтому немножко разделила свой отпуск. Неделю там, неделю в Москве, где есть разные дела. И будет еще третья часть в Дубае, где я начну подготовку к следующему сезону.

https://www.instagram.com/p/CWGQvnFBtJ2/?utm_medium=copy_link

— По ходу прошедшего сезона часто говорили о проблеме с коленями. Как сейчас с этим дела?

— Намного лучше. Начиная с «Ролан Гаррос», занимаюсь с испанским физиотерапевтом. Прямо вижу результат этой работы. Проблема в том, что я не делала паузу, все время играла. И физиотерапевт мне говорил, что становится лучше, однако потом ты едешь на турнир и опять сильно убиваешь колено. Но, по его словам, на процентов 80-90 он его восстановил. Над остальным будем работать в Дубае.

— Колени — частая проблема теннисистов. Иногда спортсмены терпят несколько сезонов, а потом решаются на операцию. У вас эта проблема не будет проявляться постоянно?

— Исходя из слов физиотерапевта, которому доверяю, пока об этом речи не идет, слава богу. Надеюсь, что до конца карьеры моего колена хватит.

— Редко у теннисистов сезон заканчивается так, как у вас. Поехали в отпуск с каким-то новым ощущением?

— Да. Начну издалека. Для меня командный чемпионат мира всегда считался особенным. Было три финала, обидные поражения. В 2015-м поражение от чешек стало болезненным, остался осадок на душе. Поэтому была мечта — выиграть командный турнир. Я уже завершала сезон победой на Кубке Кремля, но выиграть чемпионат мира втройне приятно. Индивидуальные успехи ты отмечаешь только со своей командой, а тут нас было очень много, с кем мы разделили победу. Это невероятные эмоции, которые я понесла с собой в отпуск. Всегда бы так.

— Можно сказать, что это лучший сезон в карьере на сегодняшний день?

— Да, сто процентов.

— Финал на «Ролан Гаррос», золото Олимпиады, победа на Кубке Билли Джин Кинг. Что было самым ярким?

— На «Ролан Гаррос» были какие-то необычные эмоции. В какой-то момент я не могла осознать, что это случилось. Помню, когда выиграла в полуфинале, вышла в финал, было чувство, что меня кто-то ударил по голове. Даже не было радости. Странное ощущение, непонятное. Самым ярким событием, наверное, была золотая медаль на Олимпиаде. У нас, теннисистов, своеобразная схема — не так ярко выражены чемпионаты мира и Европы. Поэтому Олимпийские игры — это основное.

— Если раньше на пресс-конференциях и различных мероприятиях вас начинали представлять «Победительница турниров WTA…», то сейчас первым идет «олимпийская чемпионка». Уже привыкли к этому?

— Нет, конечно. Может, в какой-то день привыкну и для меня это будет уже нормально. Но сейчас это мегакруто. В какой-то момент я уже забросила эту мечту, не верила, что она когда-то сбудется. Все-таки мне 30 лет, а Олимпиада проходит раз в четыре года. Шансов выиграть турнир «Большого шлема», который проходит четыре раза в году, значительно больше. Поэтому золото Олимпиады — это нечто особенное, невероятное.

Анастаясия Павлюченкова и Андрей Рублёв / Фото: © Clive Brunskill / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Ваш партнер на Олимпиаде Андрей Рублев не так давно забрал машину за победу на Играх. Вы свою забрали?

— Да, забрала. В этом смысле мне помог папа. Не помню, когда это случилось. Кажется, после US Open. Андрей, наверное, одним из последних забирал.

— Вы не бываете в Москве надолго, поэтому машина здесь, наверное, не так нужна. Как вы поступили с автомобилем?

— Машину я подарила папе. Он как раз собирался ее менять. Если честно, для меня с детства самыми важными являлись медаль и кубок. А на все, что идет бонусом — призовые или еще какие-то вещи, — было все равно. Помню, что когда мы вышли в финал, кто-то сказал, что за победу дают такую машину, а за второе место — другую. Но я вообще не придала этому значения, настолько помешана на кубках и медалях.

«Сказать, что мы жульничали, поменяв первого номера на пятого… Это даже звучит как-то странно»

— Самый ли это сложный сезон с точки зрения физического состояния?

— Трудно сказать. Все сезоны сложные, все одинаково выматывают. Я считаю, что у нас один из самых затратных видов спорта, потому что мы играем с января по ноябрь, а мужчины вообще по декабрь. Практически каждую неделю проходят очень важные турниры. Если честно сказать, это безумие. Этот сезон был лучшим в карьере, но достаточно необычным. Начало получилось скомканным. В Австралии выступила не очень хорошо, на «шлеме» попала на Наоми Осаку. Затем в Дубае не пошло. После не смогла полететь на турнир в Майами, потому что не было американской визы. По сути, полноценный сезон я начала с апреля. Может, это тоже сыграло роль, что я была свежая весной.

— Вы говорили о накопленной усталости во время Кубка Кремля. Сложно ли было настраиваться на последний турнир — Кубок Билли Джин Кинг?

— Всегда сложно находить мотивацию в конце года, когда уже реально нет сил. Но так как это командный турнир, то была ответственность, что я играю не только за себя, но и за страну и за девчонок. Плюс я ехала лидером сборной, первым номером. Хотя сильно заболела перед турниром. Была с температурой после Кубка Кремля. Прилетела в Прагу, выздоровев не на 100 процентов. Боялась, что не смогу помочь девчонкам. Но была цель выиграть чемпионат мира в команде. Это мне придало силу и энергию.

— Перед началом турнира не возникало негативных воспоминаний о 2015-м? Снова Прага, турнир сборных, тот же стадион, финал.

— Негативного не было. Наоборот, я переработала все себе в плюс. Меня это мотивировало. Для меня лично в 2015-м был провал: уступила в трех своих матчах, когда Мария Шарапова победила в обеих одиночках, а нам оставалось выиграть одну встречу. Да, немножко было странно, когда сейчас вышла тренироваться, посмотрела по сторонам и прямо отчетливо вспомнила этот корт. Но, опять же, меня это только мотивировало.

Анастасия Павлюченкова, Прага, 2015 год / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— Обычно матчи Кубка Федерации проходят в два дня. А в этот раз была целая неделя. Сплотились ли вы за это время? Стали ли ближе друг к другу?

— Да. С Дашей Касаткиной мы дружим. У нас в этом плане отношения не поменялись. Но мне удалось лучше узнать Люду Самсонову. До этого мы ни разу не общались. Меня безумно порадовало то, как по ходу турнира раскрылась Катя Александрова, как она болела за меня и девчонок. На Олимпиаде в Токио она такой не была. Мне было приятно видеть это превращение в Праге. Совсем другой человек.

— Людмила Самсонова — MVP турнира?

— Сто процентов. Она была самой яркой не только в финальном матче. У Люды огромный потенциал. Надеюсь, что она будет идти только вперед. Мне нравится ее игра. Самое главное, что у нее есть характер. Меня поразило, как она справилась с этими нервными эмоциями и давлением в полуфинале и финале. Выйти и показать такой теннис, играя в первый раз за сборную, — это очень-очень круто. Знаю, как это сложно. Я тоже была, как говорится, в этой обуви. Знаю, насколько волнительно первый раз играть за страну.

— Ваша замена в финале наделала много шума. Понимаете, что, наверное, большинство не верит, что эта замена произошла из-за вашей травмы? Как на это реагируете?

— Не могу говорить за других. Пусть так считают. Единственное, меня немножко расстроила реакция Белинды Бенчич и других игроков сборной Швейцарии. Мы давно играем против друг друга, я хорошо знаю Белинду. Такие комментарии с ее стороны мне было неприятно слышать. В этом, мне кажется, есть неуважение.

Белинда Бенчич / Фото: © REUTERS / David W Cerny

— Это были только высказывания в прессе или лично тоже что-то она говорила?

— Я думаю, что она не осмелиться такое сказать в лицо. Хотя у меня бы это вызвало гораздо больше уважения. Вместо этого она сделала заявление в прессе. Мне кажется, что это даже не по-взрослому. Сказать, что мы жульничали, поменяв первого номера на пятого… Это даже звучит как-то странно.

— Не помню, кто сказал, что если бы Бенчич выиграла этот матч, то про замену даже бы не вспомнили.

— Точно. Если бы у Белинды, не дай бог, случилась бы травма, они бы сделали замену, то никто бы тоже ничего не сказал. Любая страна бы так сделала. Мы играли против Канады в первый день. Они сделали замену за 20 минут. Даша (Касаткина) вместо Абанды играла против Чжао. Не мы придумали эти правила. Мы ничего не нарушили. У меня реально есть травма колена. Поэтому даже некрасиво со стороны Бенчич говорить такие вещи.

— От швейцарских болельщиков прилетело что-то в соцсетях?

— Были какие-то комментарии «Как сейчас твое колено?». Если честно, меня это вообще не трогает. К сожалению, хейтеры — это часть нашей жизни. Я к этому нормально отношусь.

— Как отмечали победу?

— У нас же все равно был «пузырь», мы в город не выходили. В комнате гостиницы, где обычно завтракали, чуть-чуть отметили. Чего-то суперпраздничного не было.

— Но вы могли себе позволить оторваться. Все-таки конец сезона, важная победа.

— Да, но никто же не знал исход матча. Надо было заранее подготовиться. Я попросила купить пару бутылок шампанского. Мы его открыли в раздевалке и чуть-чуть попрыскали ради прикола. В принципе — все. Мы достаточно поздно уехали с корта. Было начало двенадцатого.

— Какое самое необычное поздравление получили?

— Чего-то необычного не было. Мне приятно, что Земфира следит за теннисом, все знает, в курсе событий, поздравляет. Для меня она мегакрутая личность.

— В этом сезоне вас поздравляла Мария Шарапова. От нее сообщения не приходило?

— Нет. В последний раз у нас была милая и смешная переписка. В полуфинале «Ролан Гаррос» я ела мармеладных мишек. Она прокомментировала, что это неправильные мармеладки. Я как-то пошутила на эту тему и все. Но оказалось, что Маша сделала мне сюрприз, отправив упаковку мармеладок Sugarpova в Лондон на Уимблдон. Мне пришла доставка, но консьерж по непонятной причине ее потерял. И вот на эту тему у нас была переписка с Машей. Я ей сказала: «Блин, очень обидно». А я реально люблю мармелад, тем более от нее. Она ответила: «Значит, не судьба».

«Триумф в Париже меня функционально подкосил»

— Уже упомянули в разговоре, что дружите с Дашей Касаткиной. Когда началась ваша дружба? Что вас сблизило?

— Наверное, то, что мы из одного региона — Даша из Тольятти, я из Самары. Но, если честно, не помню, как мы начали общаться. Даша всегда была дружелюбна по отношению ко мне. Для меня это необычно. Интересно, что я застала и прошлое поколение — Мыскина, Дементьева, Петрова, Сафина, и сейчас играю с нынешним. Это настолько два разных поколения. Невероятно, насколько девчонки 95-97 годов дружные и не зазнаются. Я привыкла, когда начинала играть, что если тебе скажут «привет», то это уже супер. Все были очень закрыты. Была дикая и неадекватная конкуренция, на Кубке Федерации совсем другая атмосфера. Поэтому я все время была осторожной к теннисисткам. А Даша всегда относилась с открытой душой. Это подкупило.

— Разница в возрасте чувствуется?

— Да она не сильно большая. Я же тоже ребенок 90-х. Мне тоже не дашь по общению 30 лет. Даша вообще говорит: «Настя, 25 — максимум».

— Почему не играете вместе пару?

— Мы вставали в пару, кажется, в 2018-м. Неудачно тогда выступили. В последние годы это не является для меня приоритетом. В следующем сезоне не ставлю себе задачу полноценно играть пару. Это очень физически затратно. Если будет возможность сыграть с Дашей, то мы сыграем.

— Вам не кажется, что Даша сейчас проходит через тот же период, через который когда-то проходили вы? Когда в начале все хорошо, у всех появляются высокие ожидания, но эти ожидания не совсем оправдываются, что в результате теннисисту начинает мешать.

— Не могу сказать, потому что мы не так детально общаемся о карьере. Я не лезу и не собираюсь спрашивать. Это личные моменты. Не знаю, на какой она стадии, но этот год Даша провела хорошо. Со всем остальным они справятся со своей командой.

Анастасия Павлюченкова и Дарья Касаткина / Фото: © РИА Новости / Владимир Трефилов

— Вы с историей завышенных ожиданий справились окончательно?

— Мне кажется, что да. Уже и возраст не тот. Надеюсь, что переросла этот период. Стараюсь максимально выполнять свою работу на каждом турнире. Основная задача — быть здоровой. Если честно, то намучилась со своим коленом за последние полтора года. Через один турнир в этом сезоне проводила на обезболивающих. Намучилась. До этого были проблемы с плечом. Поэтому сейчас хочу полноценно провести сезон без каких-либо препятствий и боли, наслаждаться игрой.

— После финала «Ролан Гаррос» в этом году завышенных ожиданий не появилось?

— Было ощущение: «Окей, кажется, что я могу выступать на уровне топ-10, могу их обыгрывать». Появилась вера в себя. Думала, что если я здесь была в трех геймах от победы, то почему не могу выиграть следующий турнир «Большого шлема» или US Open. Но не буду врать, был момент, что я боялась проиграть следующий турнир «Большого шлема» в первом-втором круге. Мне не хотелось, чтобы говорили: «Вот еще одна выскочка, которая сыграла в финале случайно». Больше всего этого боялась. Хотела доказать всем и себе, что заслуживаю и хочу здесь быть.

— А следующим турниром «Большого шлема» был нелюбимый Уимблдон…

— Да! Во-первых, было сложно, потому что из-за ковида расписание изменилось и было меньше времени между «Ролан Гаррос» и Уимблдоном. Триумф в Париже меня функционально подкосил. Я была уставшая, и не хватало времени подготовиться играть на траве. Во-вторых, мне психологически сложно играть на траве. Эта история длится с юниорского периода. Меня напрягало. А это же еще и «шлем». Ладно бы какой-то турнир, который можно пропустить. Я прилично загрузилась на самом деле. Делала по три тренировки в день. Сказала брату, что хочу так играть, чтобы с закрытыми глазами попадать по мячу. Хотела довести себя до состояния робота, потому что каждый раз ощущение, что не успею к отскоку мяча.

«По подготовке к прошлому сезону у меня к себе много вопросов»

— Скоро вылетаете в Дубай. Когда там начнете подготовку к новому сезону?

— Через пару дней вылетаю, два-три дня занимаюсь коленом. Получается, что дней через 5 начинаю.

— Всего две недели на отпуск?

— Да. У кого-то две недели, у кого-то неделю, у кого-то его, по сути, нет. Я всегда стараюсь, чтобы были две. После такого сезона даже три мало, чтобы восстановиться. Но мы не можем позволить себе больше, так как остается мало времени до Австралии.

— Подготовка будет такая же, как в прошлом году, которая привела к лучшему сезону в карьере?

— Нет. Я тоже была в Дубае, но только со спарринг-партнером, потому что мой тренер не смог прилететь вовремя из-за ковида. Поэтому получилось все скомкано. Да, был тренер по ОФП, но у меня к себе много вопросов, что лично я подошла к подготовке не очень ответственно. Я это понимаю, знаю. Учусь на своих ошибках. Хочу провести этот сезон максимально профессионально.

Анастасия Павлюченкова / Фото: © NurPhoto / Contributor / NurPhoto / Gettyimages.ru

— То есть если бы вы год назад подошли к подготовке более ответственно, то сезон мог быть еще лучше?

— Никто не знает, что могло бы быть. Я не жалуюсь на свой сезон. Спасибо на том, что есть. Может быть, при другой подготовке я бы по-другому сыграла в начале года, что непредсказуемо повлияло бы на весь сезон. Не знаю. Меня все устраивает.

— Попадание в топ-10 — это цель номер один сейчас?

— Да. И максимально хорошо выступать на турнирах «Большого шлема». 

Читайте также: