Почему я сомневаюсь в беспристрастности WADA и МОК? Колонка Вероники Степановой

Почему я сомневаюсь в беспристрастности WADA и МОК? Колонка Вероники Степановой
Вероника Степанова / Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ
Возможно, нам пора брать пример с Дэйны Уайта.

…Я стою под струйками едва теплого душа. Я устала, голодна и мне очень и очень неудобно. Неудобно потому, что в каких-то пятидесяти сантиметрах, за прозрачными стенками на меня, не отрываясь, смотрят внимательные глаза совершенно незнакомой женщины.

Это допинг офицер WADA и она делает свою работу.

Как бы ты ни устала на тренировке, сколь бы ни была чем-то занята, ты всегда должна заполнить и перепроверить специальную электронную ведомость ADAMS. В ней фиксируется всё: адреса проведения и расписание тренировок и соревнований, подробности перемещений. Самое главное — точный адрес нахождения. В формате дом/квартира или гостиница/номер комнаты. 365(6) дней в году.

Обычно офицеры WADA в гостиницу и приходят, любимое время — примерно 6 утра. Но есть исключения — в тот день в Италии приехали на тренировку.

Всемирное антидопинговое агентство (WADA) / Фото: © NurPhoto / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

После тренировки надо выждать минимум два часа, раньше кровь сдавать нельзя. Но все перемещения — строго под контролем офицера WADA. Душ в том числе. Вот потому-то и сидит в тесной ванной комнате горного отеля серьезная женщина-врач, не спуская с меня глаз.

Не хочу быть неправильно понятой: мне такое вторжение в личное пространство глубоко неприятно, но если такие правила и они едины для всех, то я должна им подчиняться. Но поскольку я жертвую своим временем, комфортом и настроением, я хочу и имею право знать, — зачем. Чтобы не было возможности победить нечестно? Согласна. Но что такое «победить нечестно»?

Вот мой любимый персонаж в лыжных гонках, многократный олимпийский чемпион и победитель Кубка мира Йоханнес Клебо. Он, безо всякого сомнения, пример для подражания в случае с любым лыжником: думает головой и в гонке, и в тренировочном процессе. Но он мультимиллионер, а это означает, что он может устраивать тренировочные сборы в любом месте мира, включая те, что для всех или почти для всех недоступны. Он может вызвать к себе на сбор в Ливиньо физиотерапевта из Америки, визит которой будет стоить больше, чем годовой доход некоторых его товарищей по команде. Он первым получает новейшие лыжи и он может себе позволить (и позволяет) летать бизнес-авиацией, пока другие едут на автобусе. Скажите, это честное преимущество или нет?

Кстати, о горных сборах. Давно доказано, что тренировки на высоте стимулируют высвобождение гормона эритропоэтина и увеличивают массу гемоглобина в крови. Честно ли, что в одной гонке бегут те, кто пробыл три недели на высоте, и те, кто тренировался на равнине? Честно ли, что кто-то глотает по дистанции специально подобранные для него новейшие энергетические гели, а кто-то — аскорбинку из аптеки?

Я могу этот список продолжить еще на параграфов пять, не меньше. Но, думаю, пора задать вопрос: кто решил, что вот это — можно, а вот то уже нельзя? И кто и на каком основании решает, что вот за это нарушение — шесть месяцев отстранения, а вот за то — четыре года?

Я вижу логику в том, что за переливание крови, «кровяной допинг», австрийским лыжникам дают бан на четыре года — там совершенно очевидно: ребята хотели результаты улучшить и отлично понимали, что делали. Капельницу с почти литром крови случайно не поставишь. Но когда те же четыре года дают несовершеннолетней Камиле Валиевой за кардиопротектор, который на результат в фигурном катании не влияет — я не вижу логики.

И это заставляет меня сомневаться в беспристрастности WADA и связанного с ней Международного олимпийского комитета.

Кто эти люди, решившие, что именно они будут определять, каким должен быть современный профессиональный спорт, что можно, а что нельзя? Это я повторяю за Дэйной Уайтом из UFC, практически слово в слово. Он подходы и решения Американского антидопингового агентства (USADA) вообще «негодяйством» обозвал.

Тут я за ним повторять не буду, это слишком резко. Но на чьей стороне должны быть мои симпатии: на стороне человека, который создал и развивает один из самых успешных видов спорта в мире, или каких-то ноунеймов, которые пытаются ему диктовать, кого в его же соревнования допускать и на каких условиях? UFC с 1 января этого года с международной системой допинг-контроля в том виде, в каком она есть, больше не сотрудничает. И, уверена, будет себя замечательно чувствовать и без USADA, WADA и всего олимпийского движения в его нынешнем виде.

Может, и нам есть о чем подумать?