Хоккей

Павел Буре: «Когда Обама приказал НХЛ закончить локаут, ему ответили: «Господин президент, мы без вас разберемся!»

Павел Буре: «Когда Обама приказал НХЛ закончить локаут, ему ответили: «Господин президент, мы без вас разберемся!»
Павел Буре / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко
Форвард по прозвищу «Русская Ракета» рассказал, из чего состоит его день, не скучает ли он по лихим 90-м, а также почему НХЛ не отпустила своих игроков на Олимпиаду.

«Играем в хоккей, решаем дела»

— Павел, вы недавно стали отцом в третий раз. Вслед за сыном Павлом и дочкой Палиной в вашей семье родилась дочь Анастасия.

— Да, именно так.

— То есть вам теперь льготы полагаются? Бесплатная парковка, например.

— Я об этом не думал, но спасибо, что напомнили. Есть такая поговорка: «Домой хоть трактор, из дома — ни иголки». В хозяйстве все пригодится. А материнский капитал нам тоже дадут? А за четвертого ребенка что-то особенное будет? — улыбается Буре.

https://www.instagram.com/p/Br-G4hdAXDw/

— Вы уже поставили Пал Палыча на коньки. Сами его учите хоккею?

— Знаете, я в детстве занимался у Александра Викторовича Бирюкова. Уникальный специалист, он долго меня учил, как надо правильно кататься. Мой сын тоже ходит на персональные занятия к Бирюкову. И я вижу, как тренер относится к детям. Фанат своего дела! Я таких больше не встречал. Он после каждого занятия мокрый, даже если занимался с малышом один на один.

— Чем сейчас увлекается Павел Буре? Вы ведь не работаете в клубах и лигах.

— Мы часто собираемся определенной компанией, играем в хоккей. Четыре-пять раз в неделю — это немало для 47 лет. Хотя играем как любители, без щелчков и силовых приемов. У нас там целый клуб — хоккей, сауна, круг общения, приходим туда с детьми…

— Тусовка.

— Не, это в ночных клубах. Мы этим уже отзанимались. Всему свое время.

Но в этом кругу общения мы делаем очень многое и для федерации, и для команд. Занимаемся всем, от первой сборной до маленьких детишек. Потому что в нашей компании собираются те, кто руководят нашим хоккеем, — от и до. Просто об этом публично не говорим. Но каждый день обсуждаем хоккей и вносим разные корректировки.

— Подводная часть айсберга?

— А я никогда не хотел занять официальную должность. Ну зачем? Можно ведь и так решать вопросы. К примеру, недавно одна крупная компания подписала большой контракт с ФХР на четыре года, до следующей Олимпиады. Федерация получила генерального спонсора.

— Вот кто навел мостики.

— Не думайте, что все происходит просто так.

https://www.instagram.com/p/BPDhZluhPDS/

«Кому дать пас — Путину или Лукашенко?»

— Сильно ли изменился хоккей с ваших времен? Дай Буре современные клюшки, он забил бы 80 голов за сезон?

— Если бы у бабушки было кое-что, она стала бы дедушкой. Так нельзя сравнивать. Каждому — свое. Но у меня нет ностальгии по олдскульным временам.

— Не скучаете по лихим 90-м?

— Нет. Никогда ни о чем не жалею. Но мне повезло жить в то время. Я очень многое увидел. И мы открывали то, что теперь кажется обыденным. Раньше, скажем, никто не знал, что такое суши. Очереди стояли в рестораны. Многие не понимали, как можно есть сырую рыбу. Узнавали, что такое паста. А это ведь обыкновенные макароны. Или почему салат «Цезарь» состоит из листьев. Люди недоумевали: «У нас эту траву едят коровы».

И так было во всех областях жизни, не только в еде. Мы открывали новый большой мир. Запускались большие магазины. На улицах появились иномарки. А кого теперь этим удивишь?

Фото: © globallookpress.com

— Кого вы считаете лучшим тренером в истории?

— Виктор Тихонов. Я никогда не работал с Анатолием Тарасовым, который создал наш хоккей. Но вот Тихонов взял меня в 16 лет в ЦСКА. Это очень рано, такого в истории почти не было. Удивляюсь, что его пока не ввели в Зал славы в Торонто. Вот кто достоин!

— А самая неожиданная тройка в вашей жизни?

— Однажды я вышел в одном звене с двумя действующими президентами — Владимиром Путиным и Александром Лукашенко. И куда отдавать передачу — в Белоруссию или в Россию? Александр Григорьевич мне даже сделал замечание: «А почему ты Владимиру Владимировичу даешь больше пасов?»

— Что вы ответили?

— «Мы же в Сочи находимся, а не в Минске. У меня свой президент рядом».

https://www.instagram.com/p/BWLmToZDL3b/

«На свидание с Анной Курниковой»

— Дайте совет Виталию Кравцову, который собрался в «Рейнджерс», как выжить в каменных джунглях Нью-Йорка?

— Так ведь я в Москве родился. Мне всегда Нью-Йорк нравился, потому что напоминал о доме. Какие джунгли? Я там быстро стал своим. Много народу, машин, все куда-то бегут. А вот Ванкувер — более спокойный, похож на Сочи.

Совет же простой — учи английский. В мое время такой возможности не было. Но теперь это привилегия нового поколения.

— В смысле?

— Я не знал язык, когда уезжал в НХЛ. Потому что нам в Советском Союзе нельзя было разговаривать с иностранцами. Я даже сказал своей учительнице в школе: «Зачем вы меня учите английскому, если его использовать нельзя? Я за границу езжу, а вы — нет».

А теперь вокруг — телевидение, интернет, соцсети, фильмы, музыка. Мы живем в свободной стране. Сейчас вокруг столько английского, что поневоле его выучишь, если в голове что-то есть. И в любую страну в отпуск теперь можно поехать.

— Однажды вы сходили на свидание с Анной Курниковой, и об этом написали все СМИ мира. Вот так — поужинал с хорошей знакомой, и вам приписали роман.

— Это было не просто так. Сделали специальный лот, деньги ушли на благотворительность — в помощь детям, больным. Вот мы и пошли в ресторан. Не знаю нюансы, не я занимался организацией. Но это был сбор денег.

— Вы с Курниковой были даже соседями по небоскребу.

— Там полно соседей. Я много где жил. А вообще в штате Флорида можно часто встретить русских звезд шоу-бизнеса и спорта. Я долго жил в Большом Майами, как называют центр с окрестностями. Там вообще-то пляжей нет, если юридически говорить о самом городе. Просто вдоль побережья масса маленьких городков, где много выходцев из СССР. Люди приехали, открыли магазины, рестораны. Поэтому туда все наши приезжали погулять. А вообще жили в разных местах.

— Почему вы уехали из Майами?

— Раньше у меня не было выбора. Вот и проводил много времени в Северной Америке. При этом в 90-е очень часто ездил в Россию. Но после карьеры стал еще чаще бывать в Москве. И однажды решил вернуться.

https://www.instagram.com/p/BKEHc-CgCAm/

«У клубов НХЛ из-за Олимпиады рушится бизнес»

— У вас в «Ванкувере» был личный тафгай Джино Оджик. Вспомните самую крутую драку, когда он за вас вписался.

— Джино — уникальный человек. Он же индеец, коренной житель Северной Америки. Потому что все остальные — приезжие в разных поколениях. Нет такой национальности — американец или канадец. Мало какие индейцы играли в НХЛ. По пальцам можно пересчитать. Джино — один из них.

Я приехал в «Кэнакс», мне рассказывают про Оджика. Я сразу кино о Чингачгуке вспомнил. И удивился, что Джино ходит в нормальной одежде, а не голый по пояс и в перьях. Хотя он родился в резервации, в индейской семье. Но стал звездным тафгаем.

Мы быстро подружились. С ним было легко общаться. Он тоже плохо говорил по-английски. Хотя знает четыре языка — два индейских наречия, французский, английский. Последний язык хромал. Но моим переводчиком в раздевалке Джино выступал.

Он не только за меня, а за всю команду вписывался. Поэтому Оджика все уважали. И знали — если соперники начнут грубить и хамить, есть Джино, который может сделать больно. Да и не только он. У нас любой мог кинуть ответку.

— НХЛ не отпустила игроков на Олимпиаду. Это чистый бизнес?

— Еще бы! Я ведь дружу с некоторыми владельцами клубов НХЛ. Они говорили прямо: «Павел, нам нет выгоды отпускать хоккеистов на Олимпиаду. Мы теряем зрителей, потом тяжело их вернуть». Когда НХЛ закрывается на две недели в той же Флориде, где на хоккее бывает и так мало людей, болельщики уходят на американский футбол и баскетбол. И они потом не вернутся. То есть снова нужно вкладывать большие деньги в рекламу, раскрутку. Рушится бизнес.

А ведь НХЛ не подчиняется никому. Помню, однажды Барак Обама сказал: «Давайте-ка, прекращайте локаут». Ему ответили: «Господин президент, это частная корпорация. Вы занимайтесь политикой, а мы сами разберемся». Владельцы клубов платят налоги, это серьезные и богатые люди. Они сами по себе. Подсчитали экономику, увидели, что Олимпиада им невыгодна — ну, и отказались.

https://www.instagram.com/p/BMbXlM2hheB/

— Ваш свитер подняли под своды дворца в Ванкувере. Но не подняли во Флориде. Почему?

— Позвоните туда, спросите. А потом мне расскажите! — смеется Буре. — Но самое интересное, когда ты — первый. Вот «Ванкувер» сделал это, и я стал самым первым советским и российским хоккеистом, кто удостоился этой чести. Такое никто не перебьет. А второй раз — уже немного не те эмоции.

Читай также:

Фото: РИА Новости / Евгений Биятов, Globallookpress / Keystone Pictures USA, Getty Images / Eliot Schechter, Getty Images / Bruce Bennett Studios