«Здесь дерутся не только на льду, но и на трибунах». Попасть из КХЛ в хоккейный ад

«Здесь дерутся не только на льду, но и на трибунах». Попасть из КХЛ в хоккейный ад

Бывший защитник «Авангарда», «Атланта» и «Локомотива» Евгений Нурисламов в 33 года играет в самой странной и страшной лиге планеты – LNAH (Лига североамериканского хоккея). Истории с маленьких канадских арен, где дерутся все, кроме Нурисламова, – на «Матч ТВ».

Евгений Нурисламов выглядит счастливым даже в LNAH и ведет facebook строго на французском

Ссора с Корноуховым

Я бы очень хотел играть в России, но связываюсь со своим агентом, а он разводит руками: предложений нет. Ума не приложу, что происходит. Я же вижу матчи КХЛ, прекрасно понимаю, что не хуже многих, но мной не интересуются. Вопрос не в деньгах. И в прошлом году, и год назад говорил, что даже перелет оплачивать не надо – сам приеду в тренировочный лагерь, но дайте шанс. Молчат. Не нужен. Хотя сейчас мне 33 года – это лучший возраст для защитника. Физически чувствую себя идеально. Я человек семейный, у меня голова на месте, дышу ровно.

Последний сезон в России я провел в «Авангарде», а после чемпионата мне не предложили контракт. Но я и приезжал в Омск, когда там места в составе не было. Причем я же сам прибыл на просмотр, без гарантий. В клубе работал Милош Ржига, а он меня знал по «Атланту». Я показал себя, финансовые запросы у меня не слишком большие. Потому и предложили остаться, но я был седьмым защитником. На лед выходил, когда кто-то получал травму. И в тех случаях картину не портил. У меня был и показатель полезности нормальный, и звено очки набирало.

Все изменилось, когда Ржига ушел, а команду возглавил Евгений Корноухов. У меня с ним был конфликт, когда он еще был помощником Милоша. Ничего серьезного, но была перепалка. Расскажу. Он дал упражнение на тренировке, которое было травмоопасным. Нужно было опасно встречать нападающих, там получалось чуть ли не колено в колено. Идет середина сезона, я совсем не понимаю, зачем мы должны калечиться на тренировке. Делаю, но стараюсь беречь парней, себя. Кому эти травмы нужны. Тут Корноухов останавливает упражнение и начинает орать на меня. Мне 31 год, я ему, конечно, ответил, но очень корректно. Без мата, но ответил, мол, не стоит кричать на человека, а можно все высказать один на один. После тренировки решил снова подойти к Корноухову, чтобы объясниться. А он мне: «Да кто ты такой? Уважение еще надо заработать». Так и не сложился разговор.

«Первый год я играл за обеды». История вратаря, который не пригодился «Химику» и заиграл в Финляндии

При Корноухове я почти не играл, хотя на Кубке Надежды ему пришлось меня выпускать на лед – много травмированных было. Но после сезона мне, понятно, никаких предложений не поступало.

Жаль, что я не ушел из «Атланта» после того, как мы в финал вышли. Было предложение из «Динамо». Если бы я перешел к Знарку, то выиграл бы Кубок Гагарина. Но мне нравилось в Мытищах, я думал, что команда отличная была. В итоге меня выставляли на драфт отказов и я даже выступал за Электросталь.

Тренером был Александр Смирнов, с которым я работал в Нижнекамске. В «Нефтехимике» все было отлично, я играл в первой паре на предсезонке, терял зубы, дрался за команду. Начался сезон – я в третьей паре. Без объяснений, без слов. В Мытищах он как-то вызвал меня к себе, объявил о свое решении и начал объяснять, чем именно я его не устраиваю. Помню рядом сидел Алексей Кудашов, так он потом признался, что все эти претензии вообще не про меня. Но что может второй тренер сделать?

Как попасть в LNAH

Я женат на гражданке Канады, давно живу в стране, недалеко от Монреаля. Причем остался в том городе, где я начинал играть в юниорской лиге. И здесь есть команда LNAH. Эта лига известна во всем мире, да и вы регулярно ролики смотрите. Скажу, что не помню ни одной игры, чтобы у нас не было драки на льду. Ни одной. Я к ним привык и отношусь нормально, так как это часть шоу. Посудите сами: все клубы из провинции Квебека, мы тут на выезд на автобусе ездим, а после матча возвращаемся. В этой лиге нужны драки – и эти потасовки случаются. Редко когда бывает одна драка за игру. Обычно две-три, а случаются и массовые побоища.

Так может выглядеть разминка в матче LNAH:

Смотреть на YouTube

Но меня больше всего поражает, что иногда здесь дерутся не только на льду, но и на трибунах. Наверное, я раза три уже попадал в такие ситуации, когда полыхать начинало на трибунах. Сидишь на скамейке, ничего не понимаешь. Я не знаю, по какой причине они там дерутся. Просто поразительно – болельщикам-то это зачем?

Я не провел ни одной драки в этой лиге, хотя в России вступал в бой без сомнения. Но посмотрите на мои драки в КХЛ, они же все были вынужденные. Постоянно защищал или себя, или партнеров. Но в лиге Квебека не мой уровень. Тут ребята настолько серьезные, что даже нет смысла с ними конкурировать. Предлагали мне или нет? Да тут все знают, кто чем занимается, так что это исключено. Хотя однажды ко мне подъехал какой-то боец, предлагает биться. Я отвечаю: «Парень, ты что-то перепутал». А уже со скамейки едет наш тафгай выяснять, о чем это там со мной разговаривают.

История тафгая Стива Боссе, который из LNAH попал в UFC

Не знаю, профессиональная ли у нас лига. Командные тренировки три раза в неделю, но я занимаюсь пять раз. Платят только за матчи – можно заработать примерно 1000 канадских долларов за игру (760 долларов; в прошлом сезоне Нурисламов провел 46 матчей за «Сорел-Трейси» – «Матч ТВ»). Вы должны понимать, что тут разные гонорары, так что я примерные цифры назвал. Но во время сезона по два матча в неделю, так что, в принципе, нормально выходит. Вместимость арен, в основном, 2500-3500 зрителей.

«У канадцев зарплаты по 15 тысяч долларов – они уезжать не хотят». Чем хорош хоккей в Китае и других азиатских странах

Встреча с Мирасти

Не скажу, что у нас тут сплошные отморозки играют. Нет отсидевших, наркоманов или алкоголиков. Помню, мне как-то на одного парня показывали, мол, у него были серьезные проблемы с законом. Но он был один, да и потом тема как-то сошла на нет.

Каков уровень хоккея? В нашей лиге есть приличные ребята, которые, может быть, не воспользовались своим шансом, пошли другим путем. И в каждой команде есть те, кто умеет играть в хоккей и делает это. Но драк много, очень много.

Герои Чехова. Чем живут бывшие тафгаи «Витязя»

В прошлом сезоне в плей-офф вышли все команды, которые играли в регулярном чемпионате, чтобы никому обидно не было. Если в регулярке играют довольно жестко, то в плей-офф вообще грязь начинается, а судьи просто не реагируют. Исчезают ли драки в плей-офф? Вы смеетесь, что ли? Они еще жестче становятся. Только уже достается и тем, кто в хоккей играет. Нет, их на бой не вызывают, но ударить в спину, по рукам – в порядке вещей.

Самые интересные драки? Да они все одинаковые. В прошлом году Джон Мирасти за нас играл. Уникальный парень. Я у него как-то спросил, как так выходит, что он голову подставляет, а у него потом ни одной шишки, ни одного синяка. Смеется. Я-то, помню, как-то получил шайбой по голове – все вздулось сразу. Вот у Мирасти обычно зрелищные бои выходили. Он же открывался постоянно, давал себя бить, а потом заваливал соперника.

«Ужином нас кормят болельщики». Зачем едут в низшие лиги

Если вы думаете, что у нас там отмороженные ребята играют, то ошибаетесь. Все серьезно. Есть тренировки, после матча мы не едем пьяные домой. Тут настоящие хоккеисты, пусть и довольно специфические. Да, кто-то умеет только драться, а в хоккей играет по минимуму, но здесь такие игроки нужны.

Начал продавать одежду

Моя жизнь тихая, размеренная. Конечно, жду, может быть, позовут в Россию, но понимаю, что с каждым днем шансов все меньше и меньше. Начал выпуск собственной линии одежды – «Фандор» называется. Пока стараюсь получить место на рынке в Канады, про Россию не задумываюсь, но, может быть, когда-нибудь и открою там филиал.

У нас в Канаде отличный город, спокойный. Пока спокойный. До поры до времени единственным иностранцем в городе был я – русский. Сейчас все изменилось. Раньше мы могли двери в домах не запирать, машины. Это сохранилось, но риск пострадать от преступников гораздо выше. Мафии нет. Мафия – в Монреале, это там различные национальные группировки. 

«Мой возможный отъезд нельзя назвать эмиграцией». Куда пропал хоккеист Непряев

Сам я из Уфы, но за родной «Салават Юлаев» так и не сыграл. Однажды был близок к заключению контракта, когда клуб тренировал Сергей Николаев. Но посмотрел-посмотрел и поехал снова в юниорскую лигу.

У меня был шанс попасть в НХЛ, но вмешались террористы. «Анахайм» позвал в тренировочный лагерь, я собрался и поехал. А у меня фамилия Нурисламов – «луч ислама». А после теракта 11 сентября 2001 года было очень жесткое отношение. Мне сразу же на границе сказали: э, стоп, нам нужно время для проверки. Не убедило приглашение из «Анахайма», не убедило, что у меня вид на жительство в Канаде и что я россиянин. Тогда, впрочем, еще не знали, кто именно был в тех самолетах и подозревали на всякий случай всех. Полгода ждал разрешения на въезд в США, тренировался с Игорем Кравчуком в Канаде. Но потом уже в «Анахайм» было поздно ехать.

«До 15 июля надо было подписать контракт. А 10-го на меня напали». История хоккеиста Максима Балмочных

Мне очень не повезло с агентом в Америке. Что должен был делать нормальный представитель: находить команды, где бы твоему игроку давали шанс. А он меня постоянно привозил в клубы, где уже был полный комплект игроков обороны. И я был даже не седьмым, а восьмым или девятым. Хотя у меня были шансы остаться, но в АХЛ не все так просто. Помимо своих защитников, есть те, кого спускают из НХЛ. 

Если с клубом КХЛ не получится, то, возможно, проведу еще один сезон в LNAH. Но тренировать я не хочу. Мне вообще кажется смешными все эти школы, которые открывают хоккеисты, у которых есть опыт игры кое-где. У меня мама – тренер по фигурному катанию, так вот много ее учеников открыли школы. Но ведь они все ничего не добились в спорте, а все равно тренируют.

Мне больше интересна психология. Вот я бы с удовольствием бы занялся работой с молодыми хоккеистами, объясняя им, как правильно настроить себя во время хоккейной карьеры, как настраиваться на матчи, как переносить трудности. Это мне действительно интересно, да я и вижу, что многим не хватает именно психологии, чтобы сделать новый шаг в карьере.

«Хуан Пэн умирал у меня на руках. Я уже представлял, как мы его хоронить будем». Русский тренер учит китайцев играть в хоккей

Текст: Александр Лютиков, Никита Кротов.

Фото:  photo.khl.ru.

Поделиться в соцсетях: