«У канадцев зарплаты по 15 тысяч долларов – они уезжать не хотят». Чем хорош хоккей в Китае и других азиатских странах

«У канадцев зарплаты по 15 тысяч долларов – они уезжать не хотят». Чем хорош хоккей в Китае и других азиатских странах

Хоккейный клуб «Сахалин» не смог взять титул чемпиона Азиатской лиги, проиграв финальную серию корейскому «Анян Халла» со счетом 2-3. Лидер команды Руслан Берников проводит для Matchtv.ru экскурсию по хоккейной Азии, откуда в КХЛ скоро придет китайский клуб.


Финальную серию Азиатской лиги против корейского клуба «Сахалин» начал с поражения 1:6, но два следующих матча выиграл – 3:2 в овертайме и 4:0. Ажиотаж в Южно-Сахалинске был сумасшедший: арена на 1300 зрителей трещала от набившихся в нее людей. На то, чтобы взять первый в своей истории титул, у «Сахалина» было два домашних матча, но оба команда проиграла: 0:1 (гол пропущен за шесть секунд до конца основного времени) и 3:5 (счет был 3:3 – и решающую шайбу сахалинцы снова пропустили в самом конце третьего периода).

Лидер «Сахалина» – нападающий Руслан Берников. Перед тем, как отправиться на остров, Берников за 10 лет сменил 14 клубов КХЛ и ВХЛ. И вот уже второй год он один из лучших снайперов Азии.

– Объясните нам, что такое Азиатская лига. Кто там самый сильный?

– В турнире девять команд. Самые сильные – это мы, конечно. Еще очень хорошая корейская команда есть – «Анян Халла» из Сеула. Это как раз наш соперник по финалу. Там вратарь Дэлтон, звено канадцев, которые приняли гражданство Кореи и будут за них выступать на Олимпиаде. Тренер – Иржи Вебер, который в Перми играл. И в этой команде стараются собирать лучших хоккеистов Кореи, чтобы на ее базе строить сборную. Так что, по сути, нам выпало играть серию против сборной Кореи.

– Что расскажете про остальных?

– Есть корейская военная команда «Деймунг Сангму»: это солдаты, у них зарплат нет, они просто играют вместо службы и идут на предпоследнем месте. Третий корейский клуб – «Хай1», за них играет канадец Свифт, капитан сборной Кореи. Еще четыре японские команды. Очень сильны «Фриблейдс»: у них в составе есть, например, капитан сборной Дании. «Ниппон Пэйпер Крэйнс» – это команда из портового города Кусиро. Там ребята после сезона идут на завод работать.

– Какой завод?

– Целлюлозно-бумажный. Достаточно неплохая команда: пять человек из сборной Японии. Кто у нас дальше. «Одзи Иглс» – шикарный дворец с подогревом сидений, постоянно заполненный. «Никко Айс Бакс» – город Никко находится в середине Японии, это вторая Швейцария: горы, озера, воздух чистый, олени вокруг арены гуляют. Там правда здорово. Я общаюсь с канадцами, кто в Никко играет. Им уезжать не хочется: и в хорошем месте в хоккей играешь, и зарплата в районе 15 тысяч долларов в месяц.

А самые слабые – китайцы из «Чайна Дрэгонс». С другими командами они проводят домашние матчи в Шанхае, а мы с ними почему-то играем в Цицикаре – это неподалеку от Харбина. Туда приезжаешь – смог, пятиэтажки серые, дворец холодный, лед безобразный. Очень угнетает. У китайцев тоже пятерка иностранцев есть – лучший из них Брэтт Пернхэм, который в ВХЛ за Пермь и «Сарыарку» играл. Но упор у них на своих идет, на китайцев. Играют слабо, конечно. Для понимания: во всех азиатских командах игру делают канадские звенья. Остальные достают из себя все силы, играют как могут – и главная задача не пропустить. Хоккей другой совсем.

– В чем?

– Азиаты играют строго по схемам. Никто даже не пробует отдать какой-нибудь красивый, скрытый пас спиной, не глядя. Импровизации ноль, играют прямолинейно. В чем плюс: они работоспособные, физически подготовленные, исполнительные. Тренер сказал игроку, куда бежать, – и тот побежал.

– Китайский клуб в КХЛ – верите в это?

– Ну а почему нет? Я думаю, ребятам из КХЛ интересно будет раз в сезон слетать в Пекин. Что касается игры, то в составе этой новой команды окажется максимум одно китайское звено, которое будет выходить два раза за период. Потому что уровень разнится, конечно. Смысл их выпускать под Мозякина – чтобы он из них дураков делал? Тренером туда наверняка канадца поставят. И китайцев, повторю, будет в составе двое-пятеро, не больше.

«Хуан Пэн умирал у меня на руках. Я уже представлял, как мы его хоронить будем». Русский тренер учит китайцев играть в хоккей

– Китайцы хороши в личных видах спорта, а в командные им сложно играть. Как думаете, получится у них что-то в хоккее?

– Тяжело им будет. Китайцам надо Петра Ильича Воробьева тренером ставить. Вот он сможет сделать из них команду, которая нервы всем попортит. Я не шучу: по его схемам и заданиям они нормально сыграют. Отсечь игрока, не дать бросить, лечь под шайбу – они все это смогут сделать. В чем еще их проблема: у китайцев мало больших, все невысокого роста. И я чувствую, что иногда при столкновениях они побаиваются нас.


Это фото в своем фэйсбуке Руслан Берников подписал так: «Завожу, завожу – не заводится».

– Еще два года назад вы играли в Воронеже и думали заканчивать, если предложений не будет. Сразу поняли, что на Сахалине вам будет настолько хорошо?

– Нет, конечно. Когда позвали в 2014-м, я думал – лететь или нет. Далеко ведь очень. Прилетел и думал: «Где я? На каком-то острове оказался. Зачем я тут?» В команду пришел – большинство ребят незнакомых, с которыми ни в ВХЛ, ни в КХЛ не пересекался. А потом хоккей начался: на домашних играх «Сахалина» стадион битком, на выездах непривычная картинка – в Корее, в Японии бываешь. Это здорово.

– После поездок по высшей лиге разница особенно сильно чувствуется?

– Да, в ВХЛ поездки – самое страшное. Перезваниваюсь сейчас с ребятами, кто в высшей лиге играет: они то 30 часов в автобусе проведут, то 20 в поезде, то в пробке встанут на М-4. А здесь 10 минут до аэропорта, самый долгий перелет – в Сеул около трех часов, на борту самолета креветками, гребешками кормят. До Саппоро 50 минут лететь. До Токио – два часа. Совсем другие условия. Вот у нас была задержка в аэропорту Саппоро на сутки из-за снегопада. А там баня с гостиничными номерами в аэропорту прямо на крыше. И сутки пролетели незаметно. Паришься, выходишь, лежишь под открытым небом в горячем бассейне, смотришь на самолеты (некоторым все-таки разрешали взлетать), сверху снег падает – красота. Поспали, поели, сходили в парилку, снова поспали, поели – и уже наш рейс объявляют.


После бани в аэропорту Саппоро.

– Если бы сейчас позвали в ВХЛ, что вас смущало бы кроме поездок?

– Там бывают задержки по зарплате в три месяца. В «Сахалине» за два года ни разу не было проблем: все выплачивается четко. Перед этим сезоном приглашали обратно в «Буран». Скажу честно: разрывался. Мне Воронеж приятно вспомнить, это правда. Очень хорошая команда, четыре тысячи болельщиков почти на каждом матче. Но я остался и не пожалел. Главная причина – семья. Почему хорошо в «Сахалине»: три матча за четыре дня – и свободен. Сыграл на выезде – тут же улетел домой. И я практически весь год нахожусь рядом с семьей. А в ВХЛ ты уезжаешь в поездки на полторы-две недели.

– Семья всегда с вами?

– Да. Когда муж с женой не живут вместе, это уже не семья. Сколько я городов сменил – двадцать, наверное, – и всегда они были со мной: жена, два ребенка да кошка с собакой. Сын занимается хоккеем и боксом, дочка – гимнастикой. Школа рядом с домом. Детям здесь очень нравится.

– Ваш сын родился, когда вы играли в Тольятти. Из Тольятти вы поехали в Череповец, Казань, Уфу, Мытищи, Новосибирск, Нижнекамск, Чехов, Москву, Тюмень, Хабаровск, Нижний Новгород, Усть-Каменогорск, Воронеж и наконец оказались на Сахалине. Как сын это воспринимал?

– Я ведь сам много школ сменил в детстве и помню, как тяжело привыкал к коллективу. В этом плане сын даст мне фору: он заходит в новый класс – и через два-три дня у него полно друзей. Молодец вообще. И столько команд он хоккейных сменил – ни разу не пожаловался.

– Может, потому что боксом занимается?

– Ха-ха, да нет, он только второй год на бокс ходит – здесь пошел, на Сахалине. Он достаточно добрый парень. Мы же всей семьей на тренировки ходим. Например, у меня занятие в тренажерном зале, у сына на льду, жена на фитнесе, дочь на гимнастике. И полдня мы проводим во дворце спорта. Сын изначально тренировался в нашем дворце спорта «Кристалл», но сейчас на арену слишком большая нагрузка: у нас здесь и баскетбольная команда проводит матчи, своего зала у них пока нет. Так что количество льда у детей сократилось. Я договорился и отдал сына заниматься в школу «Сахалинских акул»: там лед семь дней в неделю утром и вечером, хоть води его 14 раз в неделю. Плюс есть их тренировочный центр с хоккейными тренажерами: 12 индивидуальных занятий с тренером там стоят девять тысяч рублей – и я смотрю, что после этих тренировок сын прибавляет. Такую ситуацию сложно представить себе в Москве, но здесь это, к счастью, возможно: сын играет за «Кристалл», а тренируется в «Сахалинских акулах» – и никто не препятствует. Люди на Сахалине проще и доброжелательнее.

– Тренер Олег Горбенко, который восемь лет работает в Китае, говорит, что уже не может есть русскую еду. Какие привычки появились у вас за два года на Сахалине?

– Ну, например, я теперь мясо практически не ем. Перешел на рыбу – и могу даже немножко консультировать. Очень много друзей здесь появилось среди болельщиков команды, которые и на рыбалку вывозят, и морепродуктами угостят. В морепродуктах ведь белка много содержится. Тот же гребешок – полезнейшая пища. Перед играми прошу жену палтус с рисом приготовить. Причем рис едим родной, японский. Не знаю, как они его растят, но он намного вкуснее того, который у нас в магазинах продается. Поэтому, когда бываем в Японии, обязательно захожу в супермаркет и набираю там: клубнику, килограммов десять риса...

– Я слышал, витамины японские очень хороши.

– Да, там все лекарства и добавки к пище очень качественные. Я привожу оттуда витамины, акулий жир в капсулах – очень полезная штука, его пьют в качестве профилактики раковых заболеваний. Для жены – коллаген, косметику. Из Китая парни, кто разбирается, чай везут.

– Вы сказали, что на Сахалине времени свободного больше. На что его тратите?

– Тут нет такого, как в ВХЛ, когда мы два раза в день тренировались. Здесь ты утром пришел, позанимался в зале и на льду, пообедал – и свободен до следующего дня. Можно на море съездить, можно на лыжах покататься – есть хороший горнолыжный курорт, на который со всей Азии прилетают. Вечером я хожу на бокс или в зал к борцам.

– Как вы с борцами сдружились?

– А они по духу схожи с хоккеистами – такие же открытые пацаны. Получилось, что они как-то подошли после матча: «Рус, приходи к нам в зал». Я пришел – и понял, что их тренировки очень полезны для хоккея. 30 минут разминка: кувырки, упражнения на координацию. Затем у них борьба начинается, я в сторонку отхожу – мне там делать нечего. Работаю на турнике, упражнения на пресс делаю. А потом присоединяюсь к ним на регби, точнее на борцовский баскетбол: бегаешь по залу, но не стучишь мячом в пол, а как в регби несешь его до кольца (эту игру также называют «регбол» – Matchtv.ru). И в любой момент тебя могут толкнуть, свалить, начать душить. Очень своеобразная игра – и я на нее реально подсел. Вот играли последний раз полтора часа. Я вышел оттуда насквозь мокрый. Хорошо пропотеваю там, вес теряю – мне очень нравится. Что полезно для хоккея: отрабатывается рывковая скорость, скоростно-силовая выносливость и силовая борьба очень жесткая. Я понимаю, что все это мне пригодится на льду.

– Я видел регбол в Дагестане в зале Хабиба Нурмагомедова. Еще тогда начал занимать вопрос: помогут ли игровые качества или все равно быстро завалят?

– Ну, борцы обычно как играют: хватают мяч и бегут. Я стараюсь похитрее: мне дали мяч, на меня все побежали, а я его в касание отдаю. Потому что если меня за руку или за ногу схватят, то шансов сохранить мяч почти нет. Поэтому моя игра: принял – отдал, показал корпусом вправо – ушел влево. Играем мы девять на девять. У меня вот иногда получалось пробежать через всю площадку с мячом, но забить – нет. Потому что когда ты с мячом прибегаешь под кольцо, бросить оттуда невозможно. На тебе сразу виснут, валят, начинают удушающий делать. Там играет чемпион мира по панкратиону Евгений Лотин, есть очень серьезного уровня вольники.


Евгений Лотин и Руслан Берников на борцовском баскетболе.

– Как часто вы ходите к борцам?

– Два раза в неделю, если нет игр. Это ведь тоже важно: сменить картинку перед глазами, включить другие мышцы. Мне 38 лет. И уже 32 года я тренируюсь на льду. То есть молодежь выходит на лед тренироваться – и они борются, рубятся, на эмоциях, а ты в своем возрасте поспокойнее к этому относишься.

– Максим Сушинский на эту тему говорил так: «Лучше играть, чем тренироваться».

– Вот-вот. У меня азарт просыпается в играх. И в этом плане для меня настоящая находка тренировки у борцов. Они воспринимаются свежее, при этом ты получаешь хорошую нагрузку. На том же боксе час-полтора – и я весь в мыле.

– Там ведь тренер по боксу у вас знаменитый работает – когда я приезжал на Сахалин, его представляли как местную достопримечательность.

– Да, это Самвел Сергеевич Абрамян. Когда он в ЦСКА еще был, с ним Харламов приходил тренироваться. Самвел Сергеевич очень интересные упражнения дает на физику, на координацию. Если что-то не так делаешь, может сказать: «А вот Харламов это упражнение спокойно мог выполнить». Хороший мужик, умеет завести. И все это мне очень полезно. Вот я могу пробежать по льду десять кругов и не устать, а три минуты грушу бьешь – руки виснут. Другая нагрузка. Так что на неделе у меня помимо хоккея могут быть две тренировки с борцами, две-три по боксу, а если нет борьбы или бокса – просто иду с женой в спортзал и по дорожке бегаю.

– По итогам регулярного чемпионата вы четвертый по результативности в лиге: 28 голов и 37 передач в 48 матчах. В лучшем сезоне в Воронеже у вас было 16+20 в 53 матчах. Голы в Азиатской лиге даются легче?

– Здесь, в целом, уровень высшей лиги. Просто у меня тут больше игрового времени, чем было в том же «Буране». Главный тренер Алексей Васильевич Ткачук очень доверяет мне, я постоянно на льду при розыгрыше большинства. И если раньше ты играл 14 минут, а теперь играешь 25, то это влияет на статистику, сами понимаете. Еще один плюс: Азиатская лига очень чистая. Здесь тебя никто специально не ударит, не травмирует. Я вот сейчас смотрел плей-офф КХЛ – ну очень грязно играют. Видят, что человек возле борта стоит, – и бьют в спину. Или локтем в голову стараются засадить. Очень некрасиво. Тут такого нет.

– Я видел в фэйсбуке, как вам подбородок рассекли.

– Да это случайно получилось: я шел через пятак на добивание, а японец шайбу пытался выбросить и по инерции крюком попал и разбил мне бороду. И сразу же тысяча извинений, потом клюшками по льду вся японская команда стучала, когда я встал. То есть в Азиатской лиге между соперниками, как правило, очень уважительные отношения. Грязи практически нет. Что хорошо: у нас доктор профессионал – и, чтобы зашить, он даже бороду мне брить не стал. И все чисто получилось. Потом, правда, на регби с борцами у меня эта рана снова открылась, но ничего – все уже зажило.

Текст: Александр Лютиков

Фото: www.facebook.com/ruslan.bernikov/

Поделиться в соцсетях: