Хоккей

«Было много неправды. Не мог поверить, что в «Детройте» только русские были плохими». Беседуем с Сергеем Федоровым

«Было много неправды. Не мог поверить, что в «Детройте» только русские были плохими». Беседуем с Сергеем Федоровым
Сергей Федоров / Фото: © Tom Pidgeon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Про миф «Русской пятерки», хоккейное долголетие и мотивы возвращения Ильи Ковальчука в Россию.
  • Обозреватель «Матч ТВ» на днях побеседовал с легендарным форвардом Сергеем Федоровым, который приходил к нам в эфир. 
  • Говорили мы о многом, беседовали о разном: о возвращении Ильи Ковальчука в КХЛ, о долгожителях в хоккее, а главное — о легендарной «Русской Пятерке», в которой играл сам Федоров.

«Лучшие ребята и лучшие условия — в ЦСКА»

— ЦСКА уже не первый год приглашает игроков, у которых что-то не получается в НХЛ, и прокачивает их на топ-уровень. Самые яркие примеры — Михаил Григоренко, Никита Нестеров, чья карьера в Америке не получалась яркой. Но ребята вернулись в Россию и стали олимпийскими чемпионами. А теперь уже как матерые мастера поехали обратно в НХЛ.

— Примеры правильные, и я скажу, что у ЦСКА простая политика — быть чемпионами, быть первыми в этом виде спорта. Мы рады, что у нас получается дать ребятам еще больше хороших навыков, чтобы они опять вернулись к своей мечте.

— Хотите играть в НХЛ — пожалуйста. Миша Григоренко подписал контракт с «Коламбусом», Никита Нестеров — с «Калгари». Я считаю, они выходят на топ-уровень благодаря нашему тренерскому штабу, упорству самих хоккеистов, тому, что они выдерживают нагрузку и давление. ЦСКА играет на задачу, и у нас каждый матч должен быть победным.

Почему? Да потому, что у нас собраны лучшие ребята, созданы лучшие условия. Хозяин команды делает абсолютно все, даже больше. А карьера хоккеиста не такая длинная, чтобы что-то рассусоливать. 10-15 сезонов пролетят как миг. Это я сужу по своему опыту.

— С другой стороны, ЦСКА в декабре простился с Михаилом Науменковым, Николаем Голдобиным. Что не получилось у этих парней?

— По Мише — клуб решил провести обмен с «Салаватом Юлаевым». Науменков прошел очень хорошую школу, стал чемпионом КХЛ. Думаю, что трейд вышел равноправным, ведь ЦСКА получил Никиту Сошникова.

Никита Сошников / Фото: © КХЛ / Владимир Беззубов

— А вот у Коли не сложился адаптационный период после переезда из Северной Америки. Тем более в одном из матчей он получил серьезную травму. И что тут еще скажешь?

При этом я уверен, что Голдобин хотел и старался. Тренерский штаб терпел, давал ему шансы из игры в игру. Но что-то не сложилось.

«Русская Пятерка» — это не коммерческий миф»

Меня зацепил один пост в телеграме, в котором автор утверждал, что «Русская Пятерка» — на самом деле маркетинговый миф НХЛ. Приведу цитату:

«Вы знаете, в какой-то момент (а именно 27 октября 1995 года) великий тренер Скотти Боумэн объединил в одну пятерку защитников Фетисова и Константинова с тремя центрфорвардами Федоровым, Ларионовым и Козловым. Тут что интересно знать про юбилей. Никакой «Русской пятерки» в русско-советском значении хоккейного слова «пятерка» (то есть пять игроков регулярно и в неизменном составе выходящих на площадку) никогда не было. Это громкий, известный и очень удачный маркетинговый миф.

Да, периодически было звено, составленное из трех центральных нападающих — Козлова, Ларионова и Федорова. И да — иногда на льду действительно вместе с ними оказывались и Константинов с Фетисовым. Тем не менее постоянной и неизменной пятерки не было. Почти во всех матчах они все же чаще пересекались, нежели выходили вместе. Допустим, у Константинова в том сезоне было «+60», а у Фетисова — «+37». Почему такая большая разность, если играли в одной паре? Лучшим ассистентом для Федорова (10) и Ларионова (9) был Пол Коффи. Занятна ситуация и с Фетисовым. Его передачи лучше остальных, как говорилось выше, реализовывал Козлов (10), а на втором месте оказался почему-то Даррен Маккарти (6). Ну и так далее…»

И вот я воспользовался случаем, чтобы задать вопрос Федорову напрямую:

— «Русская Пятерка — это реальность или маркетинговый миф?

— Я бы не хотел напрямую отвечать автору, дискутируя с его интересными выводами. Но добавлю от себя, — сказал Федоров. — По моим ощущениям, мы, русские, довольно долго играли вместе в «Детройте».

Я прекрасно помню тот сезон-1995/96, в котором я набрал 107 очков. Мы играли весь сезон вместе. К сожалению, в плей-офф в те первые годы, как только нас объединили, результат не совсем получался, и не все ладилось.

Но это не потому, что «Русская Пятерка» играла плохо — и я вам это говорю как профессионал. А потому, что в том «Детройте» были определенные слабые стороны. Я говорю о хоккеистах, которые в какой-то напряженный момент подводили команду. Начнем с вратарской бригады, потом перейдем к защитникам, а закончим форвардами.

— То, что я помню: с тех пор, как Боумэн создал «Русскую Пятерку», мы всегда играли вместе. Да, в одном плей-офф 1998 года, когда мы встретились в финале с «Вашингтоном», я заканчивал в тройке с Дуги Брауном и Славой Козловым. Игорь Ларионов выступал с другими игроками. Но сам факт «Русской Пятерки» это не отменяет. И поверьте, в том сегменте времени мы провели 90 процентов на льду именно вместе.

Конечно, нам уделялось много внимания, мы попадали под большое давление. Было много неправды, что «Детройт» из-за «Русской Пятерки» проиграл какой-то плей-офф. Сейчас я говорю об этом спокойно. А тогда понимал, что мы отвечаем за результат. Но не мог поверить, что мы, русские, одни такие плохие.

Когда я уже был главным менеджером ЦСКА, проанализировал то свое время в «Детройте», — и скажу вам, что даже если сложить сумму мастерства ребят из «Русской Пятерки», добавив то, как мы играли и сколько голов могли забить, то мы были меньшим злом, чем другие вектора нашей команды.

«Главный секрет долгожителей из «Ред Уингз»

— Три природных центрфорварда сошлись в одном звене — Федоров, Ларионов, Козлов. Вам это в «Детройте» давало какой-то бонус?

— Обязательно. 100 процентов. На фланге мог сыграть я, или там выходил Игорь. Когда я зарывался в зоне атаки, Ларионов меня всегда подстраховывал. Когда я прибегал вторым темпом в оборону, то Игорь сразу уходил на место крайнего. Потому что мне легче было играть в защите.

Сергей Фёдоров / Фото: © Nevin Reid / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Это была абсолютная взаимозаменяемость. Да и вообще все мы из одной школы. Я играл со своими учителями в буквальном смысле слова. Ларионов и Фетисов научили меня такому хоккею. Я увидел, как такой хоккей может приносить результат, и научился в него играть.

— Если посмотреть статистику КХЛ, то в пятерку главных долгожителей в истории лиги входят Сергей Федоров, Вячеслав Козлов, Павел Дацюк. А ведь еще Крис Челиос в НХЛ играл до 48 лет. Что волшебного было в том «Детройте»?

— Мы в «Ред Уингз» очень правильно тренировались. Неправильных тренировок почти не было. Что я имею в виду: у нас команда была не то что возрастная, а опытная.

Тренеры «Детройта» это понимали, поэтому давали игрокам определенную свободу выбора на тренировках. И каждый хоккеист правильно распоряжался этим временем. Тренировался так, как себя чувствовал психологически и физически. Думал, как подойти к игре.

Да, общие тренировки были, без вопросов — и вне льда, и на льду. Но большую часть времени мы сами готовились к матчам. Мы не жгли энергию просто так на льду. А тренажерный зал нам всегда был в помощь. Чем меньше мы откатаем какую-то ледовую тренировку, тем больше мы энергии израсходуем в зале. Так ведь тоже можно готовиться к ледовым баталиям. У нас была очень хорошая, опытная, мастеровитая команда.

— И умная.

— Да. Вот наши тренеры и сообразили, что в этом есть какой-то плюс. Поэтому мы такую свободу и получили.

«Ковальчук приехал в КХЛ играть, а не доигрывать»

— 37-летний Илья Ковальчук теперь играет за «Авангард». Вы до 43 лет выступали за «Металлург». Как думаете, реально ли Ковальчуку провести шесть плодотворных и ярких лет в КХЛ? А не так, чтобы болельщики о нем говорили: «Ну все, парень приехал завершать карьеру».

— Что странного в том, что хоккеист в таком возрасте подписывает контракт? Ну да, 37 лет. Ну и что? 43 года. Ну и что? Посмотрите на Пашку Дацюка.

Это не завершение карьеры. Это человек по своему устою понимает, что он может и хочет играть тут в хоккей. Что у него есть большое желание. Его на работу берет менеджмент клуба, подписывает с ним контракт — и отдает себе отчет, что из игрока можно что-то выжать для пользы команды.

Илья Ковальчук / Фото: © КХЛ / Беззубов Владимир

— Плюс главный тренер Боб Хартли — это связующее звено между хоккеистом и менеджментом, потому что тренировал Ковальчука еще в «Атланте». Игрок попадает в более-менее родную ситуацию.

Федоров, Дацюк, Ковальчук — мы приезжали и приезжаем в КХЛ не заканчивать. Нет, мы ехали играть в свой хоккей на пользу команды. Дай бог здоровья и удачи Илье. И это естественный процесс. И в НХЛ, и в КХЛ работает жесткий потолок зарплат. Многие возрастные игроки уже не проходят в состав. Клубы заботятся о смене поколений, а не только о том, как завоевать кубок.

Читайте также: