Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Кононов мог бы показать, что он здесь главный, но не делал этого». Бывший вратарь «Локо» и «Краснодара» — о стыке с Веллитоном, Галицком и нападках на белорусский футбол

«Кононов мог бы показать, что он здесь главный, но не делал этого». Бывший вратарь «Локо» и «Краснодара» — о стыке с Веллитоном, Галицком и нападках на белорусский футбол
Александр Фильцов / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев
Артем Терентьев поговорил с Александром Фильцовым из «Смолевичей».
  • Как проходит эпидемия коронавируса в Беларуси
  • Почему Веллитон — самый жесткий форвард в истории РПЛ
  • Чем ментальность Гилерме отличается от русских вратарей
  • Чего не хватало Кононову в «Краснодаре»
  • Что это за услуга «Тигренок на час»
  • Как жить в китайском общежитии
  • И многое другое

«Трибуны в чемпионате Беларуси сейчас полностью пустые»

https://www.instagram.com/p/BaPSog1HgUA/

— Непривычно играть в футбол, когда никто не играет. Посещаемость матчей и раньше была не самая высокая, а теперь людей на стадионах практически нет. На прошлом матче было 100 человек, в Минске на громадном стадионе — 400. Футбол прежде всего для болельщиков, но трибуны сейчас полностью пустые.

— За себя нет опасений?

— Не думал об этом, если честно. С ребятами обсуждаем эту тему, но это наша работа, и мы ее выполняем. В команде все придерживаемся мер предосторожности: поменьше рукопожатий, обрабатываем руки антисептиками.

— Вы открыто говорили, что чемпионат лучше приостановить. Вас кто-то поддержал в СМИ?

— Не скажу, что рьяно, но на протяжении нескольких дней были высказывания других ребят, что лучше приостановить чемпионат. Я остаюсь при своем мнении: нужно дождаться улучшения, а потом уже играть.

— Эпидемия влияет на повседневную жизнь в городе?

— В Смолевичах — нет. От ребят слышал, что в метро стало очень мало людей, но если посмотреть на улицы, магазины, то такое же скопление, что и всегда. Все открыто — кафе, рестораны. Хотя многие надевают маски, перчатки, повсюду антисептики, и видно, что ими пользуются.

— В чем жизнь в Беларуси отличается от жизни в России?

— Первое, что бросается в глаза, — как везде чисто. Причем не только в крупных городах. По любой дороге едешь, пусть небольшая деревушка или большой город, везде аккуратно и прибрано.

— На белорусском ТВ говорят о коронавирусе?

— Сообщают в новостях, хотя в последнее время мало смотрю это, потому что тема изрядно надоела. Но говорят, что количество заболевших каждый день увеличивается.

— В России некоторые открыто критикуют уровень чемпионата Беларуси. Например, Вячеслав Колосков назвал его «порнографией». Вас это не задевает?

— Я бы так ответил. Для кого-то местный чемпионат — стартовая площадка. Для тех же молодых ребят, например, в нашей команде средний возраст 22 года. Все парни очень профессиональные, и сейчас, когда лига освещается сильнее, показывают по ТВ только ее, у них есть шанс засветиться. Для тех, кто постарше, кто пытается вернуться после травм и напомнить о себе, это тоже возможность.

Здесь такие же люди, такие же профессионально относящие к своему любимому делу футболисты, так что нужно проявлять уважение.

«Жил как-то в китайском общежитии. Китайцы варят на ужин лягушек»

— Вы родились в маленьком городке Шимановске (население сегодня — 18 тысяч человек) в Амурской области. Детство было суровым?

— Детство было шикарным, проводил его с семьей, играл на улице. Да, люди там суровее, жестче, но в то же время открытые, доброжелательные. Зимой стабильно минус 40, зимы долгие — с октября по апрель почти, но влажность другая, поэтому так сильно холод не ощущается. Так что после школы все дети ходят с горки кататься или играть.

— Часто там бываете сейчас? В городе что-то меняется в лучшую сторону?

— Стараюсь два раза в год проведать семью, родителей, но теперь с этим сложнее — полгода назад у меня родился ребенок.

Если говорить про жизнь города, то ничего не меняется, застой. Люди, которые имеют возможность уехать, уезжают. Либо копят, чтобы перебраться поближе к европейской части России.

В глубинках вроде Шимановска уровень жизни пониже, чем в областных центрах, работы меньше. Этот процесс был бы сильнее, если бы в получасе езды от города не было космодрома «Восточный». Он дает людям дополнительные рабочие места. Интересно, что в Амурской области вообще нет такого понятия — пробки, но когда на космодроме идет запуск и об этом известно, то люди съезжаются. Небывалое количество — стоят, ждут на дорогах. Все подъезжают максимально близко, как это возможно, чтобы заснять момент старта.

— Говорят, на Дальнем Востоке много китайцев. Есть такое?

— Это не секрет, китайцев очень много. Еще с тех времен, когда я в школу ходил. Идет уже такая смесь наций: русские девушки выходят замуж за китайцев, у них появляются местные дети. Они здесь работают, учатся, живут.

Помню, когда я уехал учиться в Благовещенск (3-4 часа езды от Шимановска. — «Матч ТВ»), у нас не было денег на то, чтобы снять квартиру, поэтому жил в китайском общежитии. Они все работали на местном рынке, рядом с нашим стадионом. У каждого своя комната. Вечерами возвращались со смены, все выставляли конфорки в коридор и варили свои блюда. Кто-то лягушек, кто-то еще что-то. Такая смесь запахов, конечно. Хорошо, что у меня была первая комната к выходу — так посвежее.

«Веллитон — самый жесткий форвард. После столкновения с ним глаз 10 минут не видел»

— Как вы попали в академию имени Коноплева — лучшую в стране на тот момент? Оттуда вышли Кутепов, Зобнин, Дзагоев, Юсупов и многие другие.

— Я выступал на турнире в Тольятти за Хабаровск, заняли последнее место, но мне предложили остаться на две недели просмотра. В итоге приняли. Провел там 5 лет, шикарное время. Это была действительно лучшая школа: лучшие тренеры, учителя, объездили полмира, хорошие результаты показывали. Жаль, что после такого отличного отрезка академия, по сути, стала обычной городской школой. Это очень плохо, так не должно быть.

— Кто был самым талантливым из тех, кто выпускался с вами?

— Первая фамилия, которая пришла в голову, — Дзагоев. Он выделялся трудоспособностью. Когда у команды было свободное время, ребята шли в город или на какие-то мероприятия, он дополнительно тренировался. Поэтому и достиг такого высокого уровня.

— Из академии вас пригласили в «Локомотив». Помните свой дебют во взрослом футболе — против «Спартака» в 2011-м?

— Еще за два дня до игры было четкое ощущение, что буду играть. Мы жили в одном номере с Виталием Дьяковым, он начал шутить по поводу игры, а я отвечал, что сегодня сыграю. Осознанно. Поэтому сидел на замене сконцентрированный и сосредоточенный, на 60-й минуте представился шанс (Гилерме удалили, счет уже был 0:2. Игра так и закончилась. — «Матч ТВ»). В целом удачно вошел в игру, отбил удар Дзюбы со штрафного. После была такая эйфория, что домой пешком пошел, был самым счастливым человеком.

— В том матче случилась стычка с Веллитоном. Как это было?

— Мне еще вспомнились моменты, когда он шел в стыки с другими вратарями (с Акинфеевым и Габуловым. — «Матч ТВ»), это было некрасиво. Шла первая минута моего официального матча за основной состав — выход один на один, я выбил мяч, а он коленом засадил мне в глаз. Поднимаюсь и понимаю, что левый глаз ничего не видит. Пошла игра, на наши ворота случилось несколько атак, а глаз так и не проходит. Пытался его трогать, но картинки все нет. Спустя минут 10, когда докричался до нашего доктора, мне оказали помощь, небольшой шок прошел, наверное, — и зрение восстановилось.

— Бразилец после игры извинился?

— Нет.

— После еще случались такие моменты?

— Нет. Пожалуй, это был самый жесткий форвард из тех, с кем играл.

— В чем сила Гилерме? С тех пор он продолжает сохранять уровень.

— Талант и очень большое доверие со стороны главного тренера. Еще запомнилась его ментальность, она у бразильцев другая, не такая, как у русских. Мы в ответственные моменты сильно сконцентрированы внутри себя, не показываем ничего. А Гилерме мог перед игрой улыбнутся, пошутить с врачом команды. Он был сосредоточен и в то же время расслаблен по-хорошему, оставался в деле. Это хорошая черта.

— В «Локо» вы пересеклись с Александром Алиевым. У него самый сложный удар из тех, против кого играли?

— Да. Причем чем дальше он ставил мяч от ворот, тем более непредсказуемым был удар. Такого больше не припомню.

«Галицкий говорил с игроками на «вы». Это удивительно»

— С приходом Билича в «Локомотив» вы ушли в «Краснодар». Главное воспоминание о том периоде?

— На сегодняшний момент это один из лучших моих игровых отрезков. Постоянно играл, пару раз попадал в расширенный список сборной. Болельщики по-своему меня любили и приняли.

— Каким тренером запомнился Кононов?

— Наверное, он бы мог быть более требовательным и более жестким в некоторых ситуациях, которые этого требовали. Показать, что он здесь главный и все будет так, как он скажет.

Олег Кононов / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Некоторые игроки продавливали свое мнение?

— Были пограничные ситуации, о которых вы говорите, вещи, кажущиеся неправильными. И главный тренер должен был это пресечь. Но он этого не делал.

— Как относились к тому, что устроили ему болельщики в «Спартаке»?

— Это было очень неприятно, не по-человечески, даже как-то дико. Эти выкрики… Это неправильно вообще. Если есть какое-то недопонимание, нужно это обсуждать. А то, что случилось, выглядело очень некрасиво.

— В «Краснодаре» у вас был разговор с Галицким?

— Когда приезжал на базу за вещами, он подошел, сказал спасибо за работу. Еще сказал, что, если в дальнейшем будет нужно приехать и потренироваться, поддержать форму, то всегда могу обратиться и мне помогут.

Запомнилось, что с игрокам он говорил на «вы». Удивительный момент, Казалось, такая величина, такой известный, умный и статусный человек, но с игроками на «вы» разговаривает. Довольно интересно. Это проявление уважения к людям, с которыми работаешь. При этом он — босс. И может иногда в раздевалке жестко сказать свое мнение после матчей.

— Почему ушли из «Краснодара»?

— Поступило предложение от «Рубина», за меня заплатили хорошие деньги, были предпосылки, что дадут игровую практику и развиваться. Но когда перешел, абсолютно этого не увидел, плюс через полгода получил тяжелую травму — начались проблемы с хрящом в колене.

Сначала лечился без операционного вмешательства — упражнения, процедуры, лекарства. Но на летних сборах на второй день колено полетело еще сильнее, поехал и сделал операцию, три месяцах на костылях прыгал. Вот такой был весь 2015-й. Я люблю свою профессию, но она достаточно специфическая. Место только одно. Если вылетаешь на серьезный срок, вернуть его тяжело.

— Отрезок в «Рубине» — самый сложный в карьере?

— Безусловно. Кажется, не совсем попал в коллектив, потом год лечился. Плюс травма была необычная. Условно говоря, мениски и кресты врачи хорошо изучили, знают, какой срок восстановления от этих травм. А вот с хрящами сложнее, тут кому как повезло. Например, похожая же травма была у еще одного парня в команде — он в итоге закончил, хотя был моложе меня. Мне повезло, что выкарабкался и имею возможность продолжать свой путь на прежний уровень.

«Самое яркое путешествие — в сафари. Там, как мультике, — Тимон и Пумба»

— У вас в инстаграме есть видео с какой-то хищной кошкой. Что это такое?

https://www.instagram.com/p/BbP1qFthAMq/

— Очень люблю животных, и жена, конечно, знает про это. И как-то мне в подарок она заказала в интернете такую услугу — «тигренок на час» называется. Когда его занесли, был просто ошарашен, мы поиграли в районе 40 минут, потом отдали его. Он начинает разыгрываться и разметает всю квартиру. Ощущения очень классные.

Но все-таки я за то, чтобы таких услуг не было. Дикие животные не должны ходить по квартирам, это стресс для них. Если честно, когда мне его только принесли, хотел в первую секунду вернуть обратно, было жалко — такой маленький ездит по квартирам. Понятно, что никто его не обидит, однако сам факт. Но было неудобно отказываться от подарка, все-таки человек старался ради меня.

— Вы рассказывали, что каждый отпуск стараетесь выбираться в новую страну. Самое яркое впечатление за последнее время?

— Прошлая поездка в Занзибар — это остров в Африке. Весь день на джипе катались в сафари — там львы, зебры, жирафы. Как Тимон и Пумба в мультике, все они там бегают, очень интересно. Хотя страна бедная, в ней не совсем безопасно.

Когда представлял себе сафари, думал, джип будет с решеткой, а водители с ружьями. Но такого не было, джип открытый, а оружия ни у кого не было. Помню, подъехали к маленьким львятам, они игрались в кустах, потом разворачиваемся — а рядом мать стоит. Мы в двух метрах, казалось, она должна разорвать всех, но она спокойно прошла мимо к свои детям. Есть ощущение, что там животные не боятся браконьеров, поэтому так свободно себя чувствуют.

— Куда хотели бы еще отправиться?

— Сейчас со всем этим коронавирусом первая мысль, что уже месяц не видел семью. Поскольку ребенок маленький, старался на полтора дня в неделю к ним в Москву летать, но пока нет рейсов. Поэтому про заграничные поездки сейчас даже не думаю.

— О чем мечтаете?

— Помимо того, чтобы вся семья была здорова и счастлива, — снова выйти на тот уровень игры, который у меня был в 2013-м в «Краснодаре». Вернуться в большую команду в России.

Читайте также: