Как вылечить рак, поражение легких (82 процента) и уехать тренировать в Европу в 66 лет. Рассказывает Александр Тарханов

Как вылечить рак, поражение легких (82 процента) и уехать тренировать в Европу в 66 лет. Рассказывает Александр Тарханов
Александр Тарханов / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович
Интервью «Матч ТВ».
  • В профессиональном футболе с 1972 года. Почти 50 лет
  • Тренирует с 1990-х: «Спартак», ЦСКА, «Торпедо», «Крылья», «Ахмат», «Урал», «Химки», «Енисей» — лишь некоторые из его клубов
  • Чуть больше 10 лет назад у него нашли онкологию, но продолжил работу. Рассказал об этом лишь год назад, во время просветительского проекта фонда Хабенского
  • Весной прошлого года у него диагностировали воспаление легких. Орган был поражен на 82 процента, но Тарханов был спокоен: «вставал в 6 утра, делал дыхательную гимнастику и соседей по палате заставлял»
  • Вскоре он вернулся к работе и в 66 лет принял предложение софийской «Славии», которая шла на дне с 1 очком
  • Президент клуба на презентации сказал, что Тарханов будет работать «столько, сколько захочет»

— Раньше вы активно занимались спортом. Сейчас?

— Ничего не поменялось. Хожу в тренажерный зал. Плюс по утрам у меня свой комплекс упражнений дома.

— Опишите примерный график?

— Подъем в 6:30, с 7:00 до 8:00 у меня занятия. Потом завтрак и работа. Если тренировка утром, то еду на стадион. После занятия остаюсь, изучаю соперников, смотрю записи наших тренировок (мы все записываем), думаю, что и как улучшить. 

— Бывшие футболисты рассказывали, что ближе к старости становится очень тяжело: колени и спина очень болят.

— Вообще никаких проблем, даже продолжаю играть в футбол. Пару лет назад еще и показывал сам упражнения, но сейчас побаиваюсь. 2,5 года назад порвал ахилл на тренировке. Решил показать, как нужно правильно останавливать мяч на грудь и резко разворачиваться. Исполнил слишком резко, порвал мышцу. Стараюсь не бить, но в футбол еще играю, вот на сборах бегали после тренировок. 

Александр Тарханов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Вы тяжело переболели ковидом? Или то воспаление легких не было ковидом?

— Тесты у меня все время были отрицательными, но в больницу попал серьезно, да. Видимо, был коронавирус другого типа. Катался по своему поселку на велосипеде, пошел в длительный подъем, километра три. Я пер, глубоко дышал, а потом еще постоял на улице с телефоном. На следующий день температура, пришлось ложиться в больницу.

— 82 процента поражения легких. Звучит очень страшно.

— Да, но я, честно говоря, не почувствовал, что все было настолько плохо. Делал дыхательную зарядку каждый день в больнице, вставал в 6 утра и соседей заставлял. Со мной еще азербайджанец и ингуш лежали, тоже делали зарядку. Сначала есть не мог, но потихоньку все и прошло. Недельку после выписки была тяжесть в груди, а потом вообще без проблем.

— Как не относится к здоровью легкомысленно? Все же так делают до какого-то момента.

— По моему опыту, это не всегда зависит от нас. От наследственности зависит очень многое — как тебя родили, так и будешь жить. Генетика передается и формирует здоровье.

— Вы не рассказывали об онкологии почти 10 лет, о ней не знали, а потом сделали свою историю публичной.

— Посчитал это важным, потом ребята из Фонда Хабенского предложили поучаствовать в просветительской акции. Есть много людей, которые узнают о диагнозе и сразу впадают в панику.

Я первую операцию делал в Литве. Спросил у хирурга — откуда берется рак? Почему я болен? Он мне ответил: «Никто этого не знает наверняка». У всех есть эти клетки: у кого-то прогрессируют, у кого-то — нет. 

Александр Тарханов / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— Как быть таким же энергичным, как вы?

— Просто жить надо, и все. День прожил — отлично, порадуйся, завтра — новый. Настанет момент, каждый умрет, но пока живешь, нужно наслаждаться.

Вот вчера Андрей Мягков умер — мой любимый актер, выдающийся. Прожил 83 года. Моему брату 82 — он худой, сухой, но отлично живет. А другой брат в 56 лет ушел, хотя был здоровый, занимался гимнастикой, борьбой, даже в возрасте крутил сальто на перекладине. Потом неожиданно умер. Тромб отвалился.

— Если устал, все бесит и ничего не хочется. Как выбираться из этого состояния?

— А зачем в такое состояние входить? Иногда тоже бывает: хочешь все бросить, уехать домой и отдыхать. Потом проснешься и поймешь: «Нет, надо жить».

— Когда вы приняли команду в Болгарии, я полез гуглить. Предпоследнее место, 1 очко.

— Я здесь работал уже, мы тогда в серединке были. А здесь так получилось, что они в прошлом году заняли третье место в чемпионате Болгарии, и лидеры ушли на повышение. Тренер 4 года отработал — очень хороший, но тоже не выдержал напряжения. Я хорошо знаю президента, да и еще друзья здесь есть. Они меня уговорили попытаться спасти их.

— Внуки, дача, баня — все далеко. Не проблема?

— Нет, нет, работа интересная. Неплохо функционирует школа, много интересных ребят. Работаем с молодыми ребятами 17-20 лет. Есть потенциал у всех, прибавляют через работу. У меня вратарь 18-летний, нападающий — 17-летний, вот планирую в состав поставить. Хорошие данные, рост.

— И вратарь почти 45-летний — Георгий Петков.

— Да, он помогает. Как отец для них.

— В 66 лет ехать в Болгарию работать с предпоследней командой при пустых трибунах. Поделитесь, откуда черпаете мотивацию?

— Тяжело немножко, хотя поначалу трибуны частично заполняли. С «Левски» играли, тысяч 5 пришло. А сейчас — да, все без зрителей. Не отпугивает все равно. Я привык работать в такой ситуации: ЦСКА вытаскивал с последнего места, «Крылья» три раза, «Урал» два раза… 

— Президент на презентации сказал: «Тарханов будет работать столько, сколько захочет». Это не расслабляет?

— Он меня уважает, подчеркнул это. А так посмотрим, как все сложится, не люблю загадывать. Работаю и работаю. Вот сейчас играли с ЦСКА — второй командой чемпионата. Хорошо играли, должны были выиграть, создали много моментов, а они — один, но забили. Как раз, кстати, забил парень — Али Соу, которого сейчас забрал «Ростов». Потом говорю: «Неужели никак не могли раньше забрать?» Но там грубая ошибка защитника — 21 год, совсем молодой.

https://www.instagram.com/p/CLXGLbjMNs4/

— Как оцените Соу?

— Хороший, забивает, но будет непростая адаптация в России. У нас более жестко и плотно играют в обороне, чем в Болгарии. Ему будет не совсем привычно.

— Президент вашего клуба делает бизнес и умудряется продавать игроков в «Сити», «Фиорентину», «Блэкберн».

— А здесь все его делают. Как только поступает предложение, так сразу и отдают. Вот «Славия» выиграла Кубок Болгарии в 2018-м, посмотрел состав, а я никого не знаю. Смена идет постоянно. Бюджет формирует продажа игроков.

— Почему это не наш путь?

— Не знаю, но здесь гораздо проще в том смысле, что Болгария — это ЕС. Отсюда гораздо проще уезжать, Европа ближе со всех точек зрения. Плюс команды покрупнее ведут селекцию по всему миру. Это у меня в «Славии» только 3-4 легионера, играем болгарами, а остальные могут себе позволить состав иностранцев. 

— Как вы реагируете на новости из «Тамбова»?

— Все виноваты, кто работает там. Явно не рассчитали с бюджетом, брали слишком много игроков.

Очевидно, что было ошибкой играть в чужом городе. Руководство губернии должно было сразу построить стадион. Что, это такие большие деньги для региона? Стадион — старый, построенный в 1937-м году, разве не нужно его обновить? Выход команды в РПЛ, какой еще повод нужен? Скромный бюджетный стадион на 10 тысяч, он бы отлично заполнялся, у людей был бы праздник. Все это делается быстро и недорого.

— Первое, что нужно сделать, когда принимаешь команду на дне.

— Я начинаю поднимать качество каждого игра. У меня есть программа, которая достаточно неплохо работает. Сразу видно по каждому игроку, что можно улучшить. В каждом упражнении помимо тактики и физики добавляю техническую часть — в этом компоненте всегда можно расти. Был в «Спартаке» у Бескова, работал с Романцевым — у них в каждом игровом упражнении есть техническая часть. Прогресс у игроков идет, это работает. В «Спартаке» были сильные игроки — Онопко, Пятницкий, Ледяхов, Никифоров, Цымбаларь, Карпин, Попов, но все равно они сразу после прихода в «Спартак» не были звездами. Росли через работу. 

Александр Тарханов / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— Игроки рассказывали, что вы на тренировках даете нагрузки через мяч, меньше физики, чем у других.

— Я вообще не сторонник запредельных нагрузок. И Слуцкий рассказывал, что скорректировал подход после работы в Европе. Можно дать более серьезную работу через игру. Есть термин — специальная выносливость. У меня был защитник из «Локомотива», он поиграл в квадрате в одном из упражнений. Задохнулся, встал раком и говорит: «Лучше бегать». Я это к тому, что с мячом можно нагрузить команду так же прилично, как и без него.

— Недавно общался с одним 20-летним игроком из Тинькофф РПЛ, он говорит, что не может воспринимать мнение критикующих футболистов-ветеранов, потому что они играли в совсем другой футбол. Не такой быстрый и требовательный. Он не прав?

— Футбол меняется — это понятно, но я не могу сказать, что наше поколение медленнее бежало. Нет, быстрее бежали. Кроме того, мы были сильнее индивидуально, сейчас стало меньше игроков, которые берут на себя.

Раньше в России можно было создать 5 одинаковых сборных, а сейчас на одну с трудом набирается. Мы росли на улице, постоянно работали с мячом, поэтому индивидуально мы были гораздо сильнее. Да и методики вполне конкурентоспособными были. Когда в Германии в начале нулевых принимали футбольную реформу, то за основу взяли программу из ГДР.

Хотя движения у наших много, бегают прилично, этого не отнять. Смотришь, за матч пробегают 120 км, а в Лиге чемпионов — 90-100. Почему? Потому что качество выше, мяч контролируют лучше. Чем лучше качество игрока, тем меньше ему надо бегать.

— Вы видели футбол 60-х и 70-х, работаете в нем до сих пор. Можете оценить в нескольких тезисах, как меняется игра?

— Если брать глобально, то стало больше плотности. Команды гораздо больше внимания уделяют обороне, раньше шла игра атака на атаку. Возможно, поэтому и кажется, что раньше было больше пространства и свободы, но на самом деле причина в том, что команды играли очень открыто. Никто не сидел в обороне.

Плюс сейчас прекрасное освещение по телевизору, очень сильные трансляции. Стало больше возможностей для подготовки к сопернику, информации, поэтому и ушел крен в сторону обороны. Даже в ЛЧ «Дортмунд» забивает и «садится». Если кому интересно, то можно посмотреть финал ЧМ-1970 Италия — Бразилия. Один из лучших матчей на моей памяти, великолепная игра и фантастические скорости. 

Александр Тарханов / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— Вы уже уезжали из «Славии», когда вас попросил экстренно вернуться в «Урал» Григорий Иванов. Можете представить повторение истории?

— Мы на связи все время и с ним, и с тренерами — они ведь были моими помощниками. На днях долго разговаривали, могу что-то посоветовать, подсказать. Иванов всегда мечтал, чтобы тренеры были своими, из Екатеринбурга, поэтому будем считать, что у меня получилось их подготовить.

— Он рассказал мне, что клуб меняет стратегию. Будут делать ставку на молодых и продавать.

— Для этого нужна селекция сильная, внимательная работа опытных специалистов, чтобы брать действительно сильных ребят. Бикфалви, Эль-Кабир — считаю, что не ошибся.

— Когда российский футбол выйдет на серьезный уровень в Европе?

— Мы в России много говорим, но мало делаем. Программу все создаем и не можем никак создать. Недавно приняли до 2030 года. Мне Жора Ярцев после этого написал: «Я эту программа уже 40 лет слышу». Понятно, нужно готовить детских тренеров, платить им нормальные деньги, но сколько уже об этом говорят? Делать надо.

Футболисты сейчас выходят преимущественно неготовые, их переучивать приходится. Пока не начнем готовить техничных футболистов, личностей, так и будем получать от всех в еврокубках. Еще хуже все будет. 

Читайте также: