Футбол

«Отец хотел, чтобы я работал с ним, служил в армии». Нобоа — о дебюте Кокорина, уходе из «Зенита» и российском гражданстве

«Отец хотел, чтобы я работал с ним, служил в армии». Нобоа — о дебюте Кокорина, уходе из «Зенита» и российском гражданстве
Фото: © ФК «Сочи»
Полузащитник черноморской команды стал гостем прямого эфира «Матч ТВ» в Инстаграме.
  • Кристиан Нобоа в Инстаграме @matchtv_channel в режиме реального времени пообщался с нашим автором Егором Кузнецом
  • В этом материале собрали самое главное из интервью футболиста

О сборах

— Рад, что сборы заканчиваются. Тяжело, очень тяжело психологически. Тренажерный зал, тренировки — реально очень тяжело. Но наконец мы с командой почти готовы, и будем готовы на сто процентов после последней контрольной игры в воскресенье [против «Динамо»]. Я чувствую себя хорошо — похудел. Теперь только осталось играть. Думаю, что после «Динамо» будет все супер. 

Нет, я сейчас не пингвиненок, да и никогда им не был. (Смеется.) Так один раз сказал Дзюба. Полностью буду готов ближе к кубковому матчу.

Про бывшие клубы

— Матчи против бывших команд не являются особенными для меня, все игры одинаково важны. Я не смотрю, с кем играю, просто хочу играть. Всегда хочу побеждать, и чтобы моя команда показывала хороший футбол. 

Хочу ли я вернуться в «Зенит»? Это хороший клуб — один из лучших в мире, кто может не хотеть там играть? Но на данный момент я нахожусь и играю в «Сочи», мне хорошо, поэтому стараюсь [показывать себя] здесь. Но… почему нет? Всегда есть возможность вернуться.

Причина ухода из петербуржского клуба? Ситуация такая: я получил травму, восстанавливался, а когда был почти готов вернуться, в команде на моей позиции уже играли Барриос и Оздоев — очень сильные футболисты. Лимит в том году позволял быть в заявке только шести иностранцам — места не было. У меня состоялся разговор с тренером, он сказал, что я могу остаться, но играть буду очень мало. И я понимаю эту ситуацию. Сначала было тяжело: мне дали несколько вариантов на выбор, среди них был «Сочи». Но тут было непонятно: новый клуб, его путь только начинается. Но потом мы пообщались внутри семьи и решили попробовать. У меня уже были «Динамо», «Рубин», «Ростов» в России. Думаю, я не ошибся, чувствую себя хорошо здесь.

О российском гражданстве

— Был момент, когда подумывал сделать российский паспорт. Но мне объяснили, что если даже я сделаю паспорт, не смогу играть как русский, ведь я уже заигран за сборную Эквадора. И я начал думать, чем мне поможет российский паспорт? На моей игре он не скажется. И решил — пусть так все останется.

Как объяснял увлечение футболом

— Отец [главнокомандующий ВМС Эквадора] хотел, чтобы я работал с ним, служил в армии. Он был сильным человеком, не понимал, зачем мне футбол. Потому что раньше футбол был другим — не такой, как сейчас. О футболистах говорили, что они лентяи, ничему не учатся и играют в футбол, потому что не умеют думать. Так было 20 лет назад.

Но я сказал, что люблю футбол, разговора о деньгах тогда не было. Даже не думал о том, где могу играть, куда летать, о попадании в сборную. Просто хотел играть. Когда в 17 лет я закончил школу, сказал отцу: «Папа, дай мне один год свободы. Без университета или работы, чтобы я мог тренироваться. Если все получится, я буду футболистом. Если нет — пойду в университет». Год прошел, и я стал профессионалом, получил все, о чем думал. После этого папа сказал: «Я не могу заставить тебя поменять мнение. Если это доставляет тебе удовольствие, как моя работа мне, то иди, с богом». 

Сможет ли закрепиться в Италии Кокорин 

Кристиан Нобоа / Фото: © Getty Images

— Кокорин мой хороший друг. Сейчас мы не так часто общаемся, но раньше всегда виделись. Я познакомился с Александром, когда ему было 19-20 лет. Это игрок, который может играть и справа, и слева — везде. Его перспективы в Италии? В «Фиорентине» знают, что он хороший футболист. Поэтому они не придали значения тому, где Кокорин играл и сколько играл. Если дадут ему чуть-чуть времени, то все получится. Я уверен в этом. Когда Саша был в «Сочи», то по нему уже тогда был интерес — не только из «Фиорентины», но и из Рима. 

В Италии Кокорина назвали «деревянным»? Он техничный парень. Трудно показать что-то в первые 20-30 минут дебютного матча. В Серии А тяжело играть, есть много моментов, и требуется время, чтобы адаптироваться. 

Лучший партнер

— Лучший футболист, с которым мне удалось играть в одной команде? Хм. Сложно назвать одного. Кто был для меня примером для подражания среди них? Сесар Навас. Мы играли с ним в «Рубине» и «Ростове». Мы действительно могли доказать, что команда способна играть и показывать хороший футбол. Мы писали историю этих клубов. О Навасе нельзя сказать, что он хороший или плохой — он, в первую очередь, реальный профессионал.

Сесар Навас / Фото: © Getty Images

Про «Спартак»

— Это хорошая команда: с хорошими руководителями, тренерским штабом и футболистами. Они всегда борются за победу в чемпионате, Кубке. Мне нравятся и болельщики «Спартака», их стадион. Арена всегда заполнена — классная атмосфера. Именно поэтому я играю в футбол. Даже когда их болельщики начинают кричать и свистеть в мою сторону. Я такое люблю, не каждая команда может дать подобную атмосферу.

У меня как-то была возможность перейти в «Спартак» за Курбаном Бердыевым, но не получилось.

О будущем

— Меня много раз спрашивали, хочу ли я стать тренером после завершения карьеры. Я сейчас, как действующий футболист, когда вижу состав команды, могу проанализировать, почему играет тот или иной футболист. Во мне есть такое. У меня был очень хороший тренер.

Но вот мой характер… Не вижу себя злым, строгим. Я постоянно улыбаюсь, и поэтому никто не будет меня слушать. 

Читайте также: