Футбол

Советский «танкист» и «колхозник», покоривший сначала Франца, а потом и Францию. Хидиятуллину – 60

Советский «танкист» и «колхозник», покоривший сначала Франца, а потом и Францию. Хидиятуллину – 60
Вагиз Хидиятуллин / Фото: © РИА Новости/Евгений Биятов
Никто этого своими ушами не слышал, но все в курсе: сам Франц «Кайзер» Беккенбауэр считал нашего Хидиятуллина равным себе, великому.

Завершив карьеру, Вагиз Хидиятуллин пытался найти себя в общественной работе. Ну как общественной — профсоюз футболистов и тренеров, который он долгое время возглавлял, мог и должен был стать серьезной силой в российском футболе. Однако не стал, в чем многие винили как раз «безынициативного» и «непубличного» Хидиятуллина.

От профсоюзных дел наш юбиляр давно устранился (не без скандала, правда). Может, оно и к лучшему. Поигрывает себе за ветеранов, не тратит силы и нервы почем зря. И вспоминает славное прошлое. Сегодня, 3 марта, ему исполняется 60.

Второй Кайзер Франц

Этой истории 30 с лишним лет. В 1988 году сборная СССР считалась одной из сильнейших команд мира, которая крушила всех на своем пути. Или, справедливости ради, почти всех.

На чемпионате Европы-1988, который проходил в Германии, наши дошли до финала, в котором не справились с ван Бастеном, Гуллитом, Райкардом и остальной голландской компанией — 0:2 (при этом в группе будущих чемпионов сборная СССР обыграла — 1:0). Хидиятуллин провел все пять матчей Евро от звонка до звонка, а сразу после финала удостоился такой характеристики от главного тренера сборной ФРГ, лучшего защитника в истории мирового футбола Франца Беккенбауэра:

— Дайте мне этого русского парня под номером 4 — и через время вы узнаете в нем второго меня!
Франц Беккенбауэр / Фото: © Ullstein bild / Contributor / Ullstein bild / Gettyimages.ru

Свидетелей, на которых можно сослаться при цитировании, в природе не существует, но если это и легенда, то красивая. И вполне правдоподобная: в годы расцвета Вагиз Хидиятуллин был одним из сильнейших защитников в мире. Для своего поколения как минимум. Родись он поколением позже, его, нет сомнений, ждала бы блестящая клубная карьера в одном из топ-чемпионатов.

Два «Спартака», а между ними танки

Главный клуб Хидиятуллина — конечно же, «Спартак». Однако кому повезло больше — игроку с командой или команде с игроком — вопрос без ответа.

С одной стороны, скауты, которые тогда никакими скаутами не назывались, стояли за молодым Хидей и его лучшим другом Валерой Глушаковым (родным дядей Дениса Глушакова) в долгую очередь. Два парня 1959 года рождения из знаменитого ростовского спортинтерната выделялись даже на общем привлекательном фоне.

С другой — стиль, который прививал возрождающемуся «Спартаку» Константин Бесков, подошел Хидиятуллину как родной. Никаких гарантий, что в «Торпедо» или, скажем, киевском «Динамо» он раскрылся бы быстрее и, что самое главное, полнее.

— Предложений хватало, многие московские клубы звали нас, пацанов, — вспоминал Хидиятуллин в интервью еженедельнику «Футбол. Хоккей». — В 1976 году, после Спартакиады школьников, в Ростове мы стали тренироваться с «Ростсельмашем», который тогда во второй лиге играл. Запудрили мозги, контракт предложили, но тренер нам: «Да вы что, тронулись? Какой «Ростсельмаш»? Сейчас в СКА поедем». СКА тоже из Ростова, но из высшей лиги. Только выходим, звонят из Москвы, из «Торпедо». Быстро берем такси — и на вокзал.
Вагиз Хидиятуллин / Фото: © РИА Новости/Александр Макаров
Прибываем в столицу на Казанский, где нас должен был встречать администратор московского «Торпедо». Но черно-белые играли в тот день со сборной Марокко, и администратор приехать то ли не смог, то ли забыл про нас. Что делать? Звоню Варламову Ивану Алексеичу, тогдашнему своему тренеру по юношеской сборной СССР. Тот мигом прилетает, переводит нас с Казанского на Ярославский, в электричку — и сами понимаете, куда везет. Тарасовка. Божественное место…

***

С набравшим силу «Спартаком» Хидиятуллин взлетел из первой лиги к чемпионскому титулу. Закрепился в национальной сборной СССР, сыграл на московской Олимпиаде, но на финише 1980-го исполнил финт, о котором вспоминают до сих пор.

В самом конце матча предпоследнего, 33-го тура чемпионата СССР «Карпаты» (Львов) — «Спартак» Хидиятуллин сыграл рукой в своей штрафной (сам он, правда, уверяет, что мяч попал ему в шею). Судья поставил «точку», знатный львовский бомбардир Степан Юрчишин не промахнулся — и Москва официально передала чемпионский титул Киеву. Бесков был в ярости.

— Обвинил меня Константин Иваныч во всех грехах, — рассказывал Хидиятуллин журналистам издания «Спорт уик-энд». — Стал подозревать, будто я «продал» матч. Обида буквально душила. Я в том матче так бился, что даже Юре Суслопарову, игравшему тогда за «Карпаты», по физиономии съездил. Отомстил за Романцева, которому он травму нанес…
Потом дежурная, что убиралась у нас на этаже, заявляет мне: «Ты, говорят, игру продал?» Я чуть не упал. Тут же собрал вещи и уехал. А вскоре уже принимал присягу, попав в ЦСКА.

«Переход Вагиза в 1981 году в ЦСКА был глубоко ошибочен»

Один из лучших бомбардиров в истории отечественного футбола Сергей Андреев старше Хидиятуллина на два года, так что пересечений на футбольном поле у них случалось немало. Кстати, именно ростовчанин Андреев забил больше всех в том самом чемпионате СССР-1980 — 20 голов.

Вячеслав Семенов и Сергей Андреев / Фото: © РИА Новости/Ю. Соколов

— Не думаю, что смогу много поведать про Вагиза: никак нельзя сказать, что мы близко дружили и хорошо знали друг друга, — уточняет Андреев в разговоре с корреспондентом «Матч ТВ». — Восемь-десять раз сыграли вместе за сборную СССР, может быть, несколько больше — друг против друга.

— Ну так что, отличный багаж.

— Первое, что сразу бросалось в глаза, — перед вами очень талантливый футболист. Природа Вагиза щедро одарила, к ней вообще никаких вопросов. Крайне неприятный защитник — есть такое профессиональное определение для соперника. Умный, жесткий, неуступчивый, колючий, как кактус. Но ни в коем случае не грубый. Не могу сказать точно, сколько голов я забил из-под него…

— Но случалось не раз, видимо?

— Это можно легко проверить. Однажды наш скромный провинциальный СКА, рядовая, ничем особым, кроме мужского характера, не приметная команда обыграл «Спартак» в Москве со счетом 6:1. Я два забил и две отдал. Можете себе представить? Не уверен, правда, что Вагиз был на поле, но точно помню, что персонально против меня играл Бубнов. Я натворил тогда приличных дел.

Комментарий «Матч ТВ». Не играл наш юбиляр в том невероятном матче, нет. Это был сезон-1984, который Хидиятуллин провел… в танковой части в Житомирской области. Служил как все, отдавал долг Родине, хотя числился в львовском клубе СКА «Карпаты». Но состав у «Спартака» был в тот черный для красно-белых день что надо: кроме Бубнова — Дасаев, Шавло, Гаврилов, Черенков, Родионов и все остальные питомцы гнезда Бескова.

Но из-под Хидиятуллина Андреев действительно не раз забивал. Например, 25 ноября 1979-го (3:2 в пользу «Спартака», оба ростовских мяча провел Андреев). Или 7 апреля 1980-го (2:1 в пользу СКА, волевая победа ростовчан, победный гол — на счету Андреева).

— Говорят, Франц Беккенбауэр, легенда мирового футбола, после чемпионата Европы-1988 поставил Хидиятуллина вровень с собой. Верите?

Вагиз Хидиятуллин / Фото: © globallookpress.com

— Сомневаться в Беккенбауэре нет оснований. Но Вагиз тоже был, мягко говоря, далеко не глупым футболистом, если речь идет об игровом интеллекте. Все умел. В 1988 году он уже полностью сформировался как игрок, а наши пути в сборной пересеклись гораздо раньше, в 1980–1981 годах. Перед чемпионатом мира-1982 он, к огромному сожалению, получил травму и не поехал в Испанию. Его нам определенно не хватало. Не готов сказать, что с Вагизом в составе сборная СССР обязательно вышла бы в полуфинал, но если добавить к Чивадзе и Балтаче, которые закрывали центральную зону, еще и Хидиятуллина, оборона выглядела бы еще лучше.

— Как считаете, он полностью себя реализовал в футболе?

— Моя личная точка зрения: переход Вагиза в 1981 году в ЦСКА был глубоко ошибочен.

— Возникли же, насколько известно, некие особые обстоятельства…

— Возможно. Нужно быть гораздо ближе к ситуации, чтобы выносить вердикт, поэтому подчеркиваю: это сугубо личная точка зрения, взгляд со стороны, просто оценка факта. Большая, роковая ошибка!

Гауптвахта длиной в пять лет

В ЦСКА у Вагиза вообще не заладилось. Армейцы в те времена к футбольной элите не относились (5-е место в сезоне-1980 — правда, с попаданием в Кубок УЕФА), но дело даже не в этом. Стиль игры ЦСКА — прямолинейный, несколько дубоватый — оказался для Хидиятуллина совсем чужим. Да и атмосфера, которую определяли не так люди футбола, как военные, напрягала.

В конце первого круга чемпионата СССР-1981 «Спартак» положил ЦСКА на обе лопатки — 3:0, а Хидиятуллин сыграл откровенно слабо.

— После матча приходит в раздевалку к нам генерал. «Я вам покажу, как надо играть в футбол! Завтра отправитесь на сбор, форма военная», — продолжает Хидиятуллин в интервью «Спорт уик-энду». — Привезли нас на полигон, выдали деревянные гранаты, посадили в окопы и пустили танки. Ощущения, когда над тобой такая махина проходит, — не передать. Кинули вслед им эти болванки, кто-то крикнул: «Получай, «Спартак»!» А потом мне еще целый год довелось эти самые танки водить.

***

Бред, казалось бы, но так ведь и было.

Началось с того, что Бесков отлучил сбежавшего (по его, Бескова, мнению) из «Спартака» игрока еще и от сборной СССР. А когда под давлением начальника Управления футбола Спорткомитета СССР Вячеслава Колоскова его все-таки вернули в состав, случилась серьезная травма (на тренировке, после столкновения с Федором Черенковым) — буквально накануне отъезда команды на чемпионат мира в Испанию…

Подлечившись, Хидиятуллин попросил у руководства ЦСКА «вольную», пока не поздно, но вместо этого был сослан на танковый полигон, расположенный в окрестностях Новограда-Волынского, что в Житомирской области Украинской ССР. Там чемпион СССР, бронзовый призер Олимпийских игр, член сборной СССР по футболу командир танкового взвода 8-й танковой армии лейтенант Хидиятуллин провел целый год.

«Командировка» в СКА «Карпаты», с поражения от которых началась его личная черная полоса, казалась спасением. Но, сыграв за львовян всего 9 матчей, Вагиз получил рецидив травмы и был в итоге комиссован. Ко всеобщему облегчению.

Вагиз Хидиятуллин / Фото: © РИА Новости/Сергей Гунеев
— Датой своего второго рождения в футболе я считаю 27 апреля 1986 года, когда Бесков впервые после возвращения в «Спартак» дал мне возможность сыграть все 90 минут. Да еще в Киеве против «Динамо». Спасибо Константину Ивановичу и Николаю Петровичу, дали они мне второй шанс реализовать себя в «Спартаке». Когда мы стали чемпионами, Старостин сказал: «Хидиятуллин — это феномен от футбола». Выше похвалы для меня нет и быть не может…

Со «Спартаком» Хидиятуллин не только еще раз стал чемпионом страны, но и два раза попал в список «33 лучших футболистов СССР», причем под первым номером в своем амплуа. А после того, как его в 1988-м приметил сам Беккенбауэр, начался зарубежный этап карьеры. Точнее, чисто французский.

***

В конце 80-х годов прошлого века, когда ворота «железного занавеса» чуть приоткрылись, советские футболисты стали очень востребованным товаром в Европе. Трансферы Александра Заварова, Сергея Алейникова, Федора Черенкова, Рината Дасаева, Сергея Родионова обсуждались на все лады. Выгода от советских была тройная: во-первых, неоспоримый класс, во-вторых, относительно невысокая цена, в третьих, шикарный пиар.

Популярный журнал Onze, едва Хидиятуллин подписал контракт с «Тулузой», дал такую обложку: сидит Вагиз на табуретке, одетый в кожанку, а в руках, сами понимаете, балалайка. И «шапка» на всю первую полосу: «Колхозник приехал окучивать Запад». Что-то в этом роде.

— Я уехал в 29 лет и оказался первым советским футболистом во Франции, — рассказывал Хидиятуллин в недавнем интервью «Спорт-Экспрессу». — За меня отдали небольшие деньги — 2 миллиона долларов, зарплата — 30 тысяч в месяц. Из них 29 государство забирало. Когда я спросил почему, мне ответили: «Больше посла ты получать не можешь». Хотя жил я там как царь: магазин, квартира, машина — все бесплатно. Следующее поколение — Карпин, Мостовой, Онопко, Кирьяков — уже сами делали свои контракты, получали нормальные деньги, и никто у них ничего не отнимал…

Через два года, когда срок контракта истек, вся Тулуза провожала своего «колхозника» со слезами на глазах. Но он уже действительно «шел с базара»: еще несколько сезонов в низших французских лигах, неожиданный контракт с московским «Динамо» все того же Бескова, которому он помог в 1994-м завоевать серебряные медали чемпионата России, — и завершение карьеры в 35 лет.

«Такие в любой команде ко двору»

Известный российский тренер Александр Аверьянов провел свои лучшие игроцкие годы в «Локомотиве» — как раз на переломе 70-х и 80-х, когда звезда Хидиятуллина только всходила.

— В течение буквально сезона-двух в нашем чемпионате появилась очень сильная плеяда игроков, чемпионы Европы и мира среди юниоров, — вспоминает Аверьянов в беседе с «Матч ТВ». — Практически все молодые «сборники» сразу влились в основные составы своих клубов: Баль заиграл в «Карпатах», Бессонов — в киевском «Динамо», Петраков — у нас в «Локомотиве», Хидиятуллин — в «Спартаке».

— Персонально против него действовать приходилось?

— Скорее, ему против меня. Я ближе к концу карьеры чаще всего занимал позицию под нападающими, а он был опорником, если в современной терминологии, то есть работал из глубины. Поэтому да — играли если не персонально друг против друга, то в одной зоне.

— Каким он вам запомнился?

— Худой, высокий, легкий, боевитый, с хорошей техникой. Голова светлая, технически оснащен великолепно, очень дисциплинированный. Обычно ему доверяли «десяток», плеймейкеров — тех, кого надо было прикрыть, лишить мяча. По тренерскому заданию Вагиз работал прекрасно. При этом всегда был готов включиться в атаку и забивал для своего амплуа прилично. В общем, умел играть в хороший футбол и в обороне, и в атаке. Такие люди всегда и всем нужны, они в любой команде ко двору.

— В борьбе он часто переходил границы?

— Нет, не сказал бы. В сборной Союза у них, конечно, та еще пара с Бессоновым образовалась: два конкретных жестюка, лучше не подходи! Бессонов — тот вообще без границ, мог головой в такую кучу прыгнуть, куда не каждый отважится ногу сунуть. Хидиятуллин, конечно, разумнее был в этом плане, хотя борьбы никогда не избегал. Против таких, как он, и тяжело было играть, и в то же время приятно, особенно когда что-то получается. Сам себя уважать начинаешь…

Читай также:

Фото: ullstein bild / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Александр Макаров, РИА Новости/Ю. Соколов, РИА Новости/Игорь Уткин, globallookpress.com, РИА Новости/Сергей Гунеев

Нет связи