live
11:35 Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
11:35
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
12:10
Футбол. Чемпионат Англии. "Тоттенхэм" - "Брайтон" [0+]
14:10
Новости
14:15
Профессиональный бокс. Умар Саламов против Норберта Дабровски. Бой за титул WBO International в полутяжёлом весе. Апти Давтаев против Педро Отаса. Трансляция из Грозного [16+]
16:00
Новости
16:10
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
16:50
Футбол. Чемпионат Испании. "Алавес" - "Барселона" [0+]
18:40
Новости
18:45
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
19:25
Футбол. Российская Премьер-лига. "Рубин" (Казань) - "Уфа". Прямая трансляция
21:25
Баскетбол. Евролига. Мужчины. 1/4 финала. "Баскония" (Испания) - ЦСКА (Россия). Прямая трансляция
23:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
00:25
Футбол. Чемпионат Англии. "Вулверхэмптон" - "Арсенал" [0+]
02:25
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
02:55
"Кубок Либертадорес". Специальный обзор [12+]
03:25
Футбол. Кубок Либертадорес. Групповой этап. "Депортес Толима" (Колумбия) - "Бока Хуниорс" (Аргентина). Прямая трансляция
05:25
"Команда мечты" [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Жестокий спорт". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:30
Новости
08:35
Футбол. Кубок Германии. 1/2 финала. "Вердер" - "Бавария" [0+]
10:35
Новости
10:40
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
11:10
Хоккей. Еврочеллендж. Латвия - Россия. Трансляция из Латвии [0+]
Футбол

7 проблем для нового президента РФС. С какой начнет Александр Дюков?

7 проблем для нового президента РФС. С какой начнет Александр Дюков?
Александр Дюков / Фото: © РИА Новости/ Александр Вильф
Боссом российского футбола станет председатель совета директоров «Зенита». Ему и карты в руки.

Любопытное явление — российский футбол. По формальным признакам в нем все не так плохо. Головная организация не испытывает финансовых проблем и не имеет долгов. Множество сборных одето, обуто, обеспечено сборами, спаррингами и премиальными. Дом футбола кишит сотрудниками. Проводятся внутренние чемпионаты, заседают комитеты и комиссии. А возглавлять это дело никто не хочет.

Дом футбола на Таганке / Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок

Реальные кандидаты в президенты РФС, за исключением Александра Дюкова, шарахались от выдвижения, как караси от щуки — врассыпную. Опровергали само подозрение в выдвижении, словно это что-то постыдное или даже опасное. «Кто? Я? Да ни за что! Как вы могли подумать?!» Сергей Прядкин, Валерий Газзаев, Александр Алаев, Игорь Лебедев так и не рискнули выйти на старт. Николай Толстых — тем более, хотя неоформленная мысль на этот счет, знаю, в воздухе витала.

Отдельная песня про Алексея Сорокина. Говорят, его долго уговаривали, а он мощно отбивался. Крайне любопытно, во-первых, кто уговаривал. Во-вторых, зачем уговаривал. Это же общественная организация: чувствует в себе силы человек — баллотируется, нет — и суда нет. Что еще за уговоры? С какой целью? С какими последующими обязательствами?

В-третьих, что мешало тому, кто уговаривал, выдвигаться самому? Приходи и реализуй свои хотелки. Зачем тебе Сорокин? Чтобы остаться выше и в тени? А кто у нас выше самого главного футбольного начальника страны? Только Чеферин и Инфантино, остальным запрещено иметь касательство. Они, что ли, Сорокина уговаривали?

Алексей Сорокин / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович

Единственное разумное объяснение всему этому — стороны предпочли договориться «на берегу» и не мотать друг другу нервы войной компроматов. Причем стороны — не люди, а, скорее, блоки. Самый мощный блок поделил портфели в будущем футбольном правительстве и объединил усилия в поддержке одного выдвиженца. Прочим дали понять бесперспективность. А независимым кандидатам и понять ничего не давали. Пусть сначала найдут необходимое число выдвигающих и подадут заявочные документы. А потом прут на штурм с заранее известным результатом.

Печально. И не потому, что новый президент РФС окажется хуже старого, а потому, что сведена на нет значимость выборных процедур. Из реальных они превратились в формальные. Отсев производится на предварительных стадиях и не теми, чьи голоса должны двигать вперед российский футбол, а другими, куда меньшими по численности и диапазону мнений.

С другой стороны, те, чьи голоса должны двигать вперед российский футбол, превратились в массу, зависимую от верхов и не имеющую собственного мнения. Их роль в большинстве случаев декоративна — велика ли тогда цена доверия? Не слишком. Если так, какая разница? В сущности, никакой.

Заседание Совета регионов РФС / Фото: © Российский Футбольный Союз

Но есть нечто, с чем придется иметь дело даже безальтернативному победителю, — проблемы российского футбола. Возможно, потенциальных кандидатов в президенты испугали и они тоже. Уж больно фундаментальны, несмотря на резной палисад и веселенькие обои в российском футбольном доме.

1. Отсутствие высокой соревновательности

Звучит, как штамп, но это едва ли не главное условие существования любого вида спорта. Футбол — игра. В игре должен быть интерес. Обеспечить его — главная задача организатора. В противном случае игра умрет, как скучная и никому не нужная. Даже если ее участники считают иначе.

На поддержание высокой соревновательности (конкурентности, competitiveness) направлены усилия всех серьезных футбольных ассоциаций и лиг мира. Ради этого американцы занимаются уравниловкой зарплат и проводят ежегодный супердрафт MLS. Ради этого англичане организуют собеседование с каждым новым владельцем клуба, кошмаря его на предмет намерений и богатства. Ради этого УЕФА ввел финансовый fair play, пусть пока и криво работающий. Ради этого придуманы форматы Лиги чемпионов и Лиги Европы. Ради этого существуют комитеты по этике, палаты по разрешению споров, CAS, VAR, ВАДА и все, все, все.

Без институтов, следящих за равенством прав участников и соблюдением законов/правил игры, сначала из футбола уходит зритель, потом деньги. И каюк.

При поверхностном взгляде на матчи 16 команд российской премьер-лиги с соревновательностью у нас все неплохо. Серьезная борьба, неожиданные результаты, любой может обыграть любого. Но, во-первых, это всего лишь 16 команд, одна лига. Во-вторых, соревновательность — не только тактика, техника и бойцовский дух. Матчи в 3-тысячных манежах или на 17-градусном морозе — тоже она. И визит «Уфы» в Питер на «золотой» матч вопреки собственным болельщикам, календарю и совести. И десятилетиями мертвый газон в Самаре. И нежелание ни одной команды восточной зоны ПФЛ (где их всего шесть) выходить в ФНЛ, равно как любительских команд подниматься в зону «Восток». И шапито с обменом между всеми профессиональными лигами этим летом.

Про бюджетное и госкорпоративное финансирование клубов даже говорить не хочется, настолько все сказано. Какая может быть соревновательность, когда одни тратят свои деньги, другие — чужие? Какой смысл тем, кому нужно зарабатывать, состязаться с теми, кому нужно осваивать? В чем болельщицкий интерес, не говоря о спонсорском, — наблюдать за корчами «Томи», ждущей от губернатора очередной подачки, не имеющей будущего, но зачем-то выходящей на поле?

Соревновательность — это возведение в абсолют спортивного принципа, жесточайший контроль, независимость от государства, открытые бюджеты, незыблемый календарь и не такие выборы президента РФС, как нынешние. Все это можно выразить простым словом «честность». Даже в мелочах. Тем более в мелочах. Пока люди не поверят в глубокую спортивность происходящего, не видать и соревновательности. А значит, денег и стабильности.

По этой причине, собственно, нет нужды выносить в отдельный пункт проблему посещаемости. Президент РФС не должен заниматься подгоном солдат на трибуны. Его работа — вырастить в стране такой футбол, от которого потребителя за уши не оттащишь. А дальше оно само.

2. Вымирание клубов

Существующая модель такова, что только этим летом откинулись сразу семь профессиональных российских клубов: «Амкар», «Тосно», «Кубань», «Афипс», «Сызрань-2003», белгородский «Энергомаш» и «Смена» из Комсомольска-на-Амуре. При смерти «Томь» и «Анжи», в чахоточном состоянии «Балтика». С долгами еще куча команд. А счет клубам, умершим в последние 20 лет, идет на сотни.

Вряд ли у президента РФС хватит лоббистских усилий для разгосударствливания нашего футбола. Но у него есть другой инструмент — лицензирование. В Англии давно действует внутренний финансовый fair play, который, на всякий случай, жестче европейского. Принципиальной разницы с лицензированием нет. Выполнил критерии — заходи. Нет? До свидания.

В России стало почти модным получать допуск к соревнованиям и потом фонтанировать кишками на манер «Кубани» или «Томи». Виноватых, как водится, нет: клубы и РФС говорят, что фейс-контроль был пройден, но вмешались обстоятельства неодолимой силы. Что ж, значит, такой был фейс-контроль.

https://www.instagram.com/p/BQyNjRSgS-y/

Кончились деньги по ходу сезона? Пусть платит поручитель. Мало одного? Потребуйте при лицензировании пять. Словесным гарантиям, как и письмам губернаторов, грош цена. Нужны те, кто понесет ответственность, а не просюсявит: «Извините».

Неплохо работает также система штрафов и предупреждений, спросите у своих же судей или армейских часовых. Сначала желтая карточка — потом красная, играй на первенство района. Сначала выстрел вверх — потом на поражение, везите в морг. Лучше стабильная лига из 10 клубов, чем цыганский табор на тощих краденых клячах.

Бывают неожиданности вроде той, что случилась с «Анжи»: из-за санкций закрыли личные счета, нечем стало кормить команду. Но для того и нужен внутренний fair play, чтобы клубы кормились не с личных счетов, а с собственных заработков. Это регулирует всю систему отношений в футболе, начиная с невменяемых зарплат, кончая гарантией выживания.

Осман Кадиев / Фото: © РИА Новости/Саид Царнаев

Уровень футбола упадет? Ой. А не знаете, почему мы с нашим уровнем проиграли в этом сезоне пражской «Славии», «Мельде», минскому «Динамо», «Стандарту», «Рейнджерс», «Рапиду» (дважды), «Вильярреалу», «Виктории» (Пльзень) и еле-еле прошли словенский «Домжале» с люксембургским «Прогрессом»? У всех этих клубов (даже у белорусского!) — не государственные владельцы, на них ходят какие-то зрители, они платят игрокам какие-то деньги и как-то соответствуют критериям fair play. Там есть проблемы, но уровень вполне позволяет дернуть разок-другой высокоуровневых россиян. Кроме того, за их уровнем не маячит голодная смерть, как за нашим. Разумеется, придуманным и на самом деле таким же.

Падеж российских клубов — очень болезненная тема, требующая системного решения. Пока его нет, начинаем подсчет трупов-2019.

3. Лимит

Следующие главки покороче, поскольку с ними понятнее. По лимиту нужна не просто фиксированная определенность на годы вперед, но и разумный баланс между нуждами сборной и клубов. (А кроме как для нужд сборной лимит ни за чем и не нужен.) Переход к числу иностранцев в заявке, а не на поле, возможно, более логичен, хотя все равно надо думать.

И параллельно следить на новшеством, подкинутым законами ЕАЭС. Пусть белорусы, казахи, армяне и киргизы будут в гости к нам, но в интересах той же сборной лучше бы они считались легионерами. Нельзя? Тогда и натурализации Ари с Фернандесом не стоит удивляться. Ибо где взять других, если их негде взять?

4. Календарь

Два летних месяца без футбола, матчи в мороз и недозагруженность южных стадионов в холодное время года — главные претензии к составителям футбольного расписания. Если помнить, что на первом месте интересы зрителя, все это можно утрясти.

Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru 

Существует также проблема расстояний, особенно в ФНЛ. Но и тут здравый смысл никто не отменял. Калькулятор легко подскажет, сколько новых клубов захочет играть во втором эшелоне, если его разделить на две зоны, и какова финансовая выгода. Ясно, что на это накладывается ситуация с климатом: календари на западе и востоке совершенно не обязаны совпадать по срокам, поскольку восток объективно холоднее.

5. Сменяемость руководства лиг

Более половины сказанного выше проходит по ведомству не столько президента РФС, сколько руководителей лиг. Но именно РФС делегирует лигам права на проведение соревнований, получая, кстати, за это солидные деньги. И именно РФС является регулятором основных процессов в российском футболе.

Сергей Прядкин возглавляет РПЛ более 11 лет, Игорь Ефремов ФНЛ — почти восемь, Андрей Соколов ПФЛ — шесть. По российским меркам — не вечность, хотя Дональду Трампу, к примеру, до них далеко. Да и президентам РФС, из которых ни один не доработал до конца выборного срока, тоже.

Сергей Прядкин / Фото: © Российский Футбольный Союз

Сменяемость высшей власти в стране установлена Конституцией. Сменяемость футбольной власти — нет. Ну, допустим. Но разве в этом случае не должны иметь место критерии оценки трудовой деятельности? Публичные и привязанные к цифровым показателям. Потому что когда нет ни критериев, ни ограничений по срокам, меняется мотивация: основные усилия направляются не на выполнение реальных задач, а на продление должностных полномочий. Так, по крайней мере, подсказывает жизнь.

Существуют в отношении руководителей российских лиг количественные показатели их достижений? Откуда нам знать. Решать этот вопрос в любом случае клубам. Но руководству РФС, здраво рассуждая, — анализировать и регулировать.

6. Стоимость телеправ

Как говорил ослик Иа: «Душегаздига-а-ающее згелище». Можно сколько угодно говорить об объективных трудностях, а затем сравнить стоимость российских телеправ с европейскими и сделаться грустным осликом. Если по рейтингу ассоциаций УЕФА Россия шестая, то по цене на телеправа — 14-я.

Тут, в общем, и добавить нечего. Кроме одного: оценить реальную рыночную стоимость любого товара легче, если выставить его на открытые торги. Возможно, интерес проявят несколько покупателей. Там и станет ясно, почем российский футбол. А уж как его дальше продавать, оптом или в розницу, решать правообладателям.

Не придут покупатели? Тоже результат. А также повод подумать, почему не пришли и как сделать, чтобы пришли.

7. Детский футбол

Самая очевидная и самая сложная из проблем. Если строить систему на государственном фундаменте, приличная инфраструктура и хорошие тренеры потребуют отдельной статьи бюджета. Немаленькой, с учетом российских просторов. Так что вряд ли.

Значит, за основу придется брать частный капитал. А чем его можно заинтересовать, кроме явной выгоды от процесса? Ничем. Меценатами по приказу не становятся: помимо экономических преимуществ выращивания футболистов, извиняюсь, на продажу, важным фактором обязано стать пополнение ими главной клубной команды.

Только так должно быть у всех. Потому что когда одни добросовестно вкладываются в академии и интернаты, а другие вваливают областные деньги в приезжих, насасываясь с процесса купли-продажи, у первых пропадает стимул соревноваться со вторыми. Купить всегда проще, чем создать, но это недобросовестная конкуренция. И подрубленная соревновательность. И еще один побочный эффект пребывания государства в профессиональном футболе.

Так что и с частным сектором засада. Энтузиастов в расчет не берем, все-таки это единичные случаи. Хотя пока на энтузиастах детско-юношеский футбол в стране, считай, и держится.

А на чем еще? Не на престижности же профессии детского тренера и не на шаговой доступности бесплатных полей с теплыми раздевалками. 

Больше про футбол:

Фото: РИА Новости/Руслан Кривобок, РИА Новости/Владимир Астапкович, Российский Футбольный Союз, РИА Новости/Нина Зотина, РИА Новости/Саид Царнаев, РИА Новости/Григорий Сысоев, Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru, РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Рамиль Ситдиков