live
19:00 Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
19:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
19:30
"Курс Евро. Дублин". Специальный репортаж [12+]
20:00
Новости
20:05
Все на футбол!
20:45
Футбол. Лига чемпионов. "Реал" (Мадрид, Испания) - ЦСКА (Россия). Прямая трансляция
22:50
Футбол. Лига чемпионов. "Шахтёр" (Украина) - "Лион" (Франция). Прямая трансляция
00:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:45
Гандбол. Чемпионат Европы. Женщины. Россия - Швеция. Трансляция из Франции [0+]
03:30
Футбол. Лига чемпионов. "Валенсия" (Испания) - "Манчестер Юнайтед" (Англия) [0+]
05:30
Обзор Лиги чемпионов [12+]
06:00
"Заклятые соперники". Документальный цикл [12+]
06:30
"Первые леди". Документальный цикл [12+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:55
Новости
09:00
Футбол. Лига чемпионов. "Аякс" (Нидерланды) - "Бавария" (Германия) [0+]
11:00
Новости
11:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
11:35
Футбол. Лига чемпионов. "Манчестер Сити" (Англия) - "Хоффенхайм" (Германия) [0+]
13:35
Новости
13:40
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
13:55
Плавание. Чемпионат мира на короткой воде. Прямая трансляция из Китая
16:15
Биатлон. Кубок мира. Спринт. Женщины. Прямая трансляция из Австрии
17:50
Новости
18:00
Профессиональный бокс. Дмитрий Бивол против Жана Паскаля. Бой за титул чемпиона мира по версии WBА в полутяжёлом весе. Трансляция из США [16+]
Футбол

«Бышовец гнобил Гилерме, за вратаря не считал». Большое интервью о бразильских футболистах в России

14 сентября 08:48
«Бышовец гнобил Гилерме, за вратаря не считал». Большое интервью о бразильских футболистах в России
Переводчик Андрей Тарасов работал со всеми московскими клубами и тульским «Арсеналом», набравшим в первую лигу девятерых бразильцев, а теперь поделился шикарными историями про Гилерме, Тиаго Силву, Андрадину, Родолфо, Леонидаса, Самарони и других российских бразильцев.

– Вы сотрудничали с шестью клубами. А за кого болеете?

– Я, как и отец, работал в госбезопасности, поэтому болеем за «Динамо». Раньше этот клуб был очень популярен. Работая в КГБ, я дважды был в командировке в Анголе, а потом преподавал португальский язык в академии Андропова, где познакомился с Жорой Чавдарем, будущим переводчиком «Спартака».

– Как попали в ЦСКА?

– В девяностые люди крутились как могли: я был и телохранителем, и директором химчистки, и шмотками торговал. Через Жору Чавдаря на меня вышел агент Адик Зильбер, который привез в ЦСКА двух бразильцев – Леонидаса и Самарони: «Хочешь с ними поработать?» Раньше я с бразильцами не сталкивался, но согласился.

– Леонидас удивил?

– Шокировал. Привез в Москву жену, которой было всего шестнадцать. Жили – как пауки в банке. Она все время повторяла, что он обещал ей небо в алмазах, а на всю Москву 1996 года – три супермаркета. Леонидасу подобрали очень хорошую квартиру у метро «Киевская», с евроремонтом и большим джакузи, но соседи постоянно мне звонили: «Приезжай успокаивать их».

Из-за своего характера Леонидас ни с кем в ЦСКА не подружился, но забил за три месяца семь голов и понравился Романцеву. В конце осени 1996-го я участвовал в переговорах Леонидаса со «Спартаком».

– За который он так и не сыграл.

– Да, хотя подписал контракт. После Нового года собрались в Тарасовке – получать форму и готовиться к вылету на сбор в Италию. С утра Леонидас заявил: «Я не полечу. Где мой контракт?» Оказалось, он остался в сейфе вице-президента «Спартака» Есауленко, который улетел на зимние каникулы в Англию. Ключи только у него. Как достать контракт?

Романцев предложил: «Полетели с нами. Если боишься травмироваться, будешь просто бегать вокруг поля». В обед мы с Леней Трахтенбергом все же уговорили бразильца отправиться на сбор, но, придя к администратору за формой, он услышал: «Ты же отказывался. Кто не летит, тот форму не получает». Это еще сильнее разозлило Леонидаса: «Нет, точно остаюсь». К вечеру мы снова уговорили его. Я радостно сообщил об этом Романцеву, отдыхавшему вечером с Ярцевым, но реакция была такой: «Да пошел он *****. Пусть в дубле тренируется».

Разочаровав Романцева, Леонидас вслед за Самарони и тренером ЦСКА Тархановым перешел в «Торпедо», где оказался и я. Леонидас забил в падении через себя самый красивый гол чемпионата-1997 и улетел в «Бенфику», а Самарони после года в «Торпедо» попал в «Спартак». Самарони – шикарный парень: привез в Россию жену и сына Матеуса, выучил русский, быстро нашел новых друзей (защитников Мамчура и Бушманова) и много раз встречал со мной Новый год.

Еще в «Торпедо» блистал бразильский полузащитник Карлос – тоже обалденный парень. Потом мы вместе оказались в тульском «Арсенале». После одной из игр нас подозвал мой знакомый, болельщик «Арсенала» Андрей Ветров (тоже играл, но закончил с футболом из-за операции на мениске – к сожалению, он недавно умер): «Куда идете?» – «К Карлосу». – «Можно с вами?» – «Да пошли». Вскоре Андрей подружился с Карлосом и, когда тот уезжал, подарил самовар с благодарственной надписью.

Карлуша поражал всех своих прессом – ни капли жира. «Это от природы, – говорил он. – Не качаю пресс и ем что угодно, а вес не прибавляется». После Тулы он играл в тбилисском «Динамо». Правда, Самарони мне рассказывал, что, завязав с футболом, Карлос потерялся и работает грузчиком.

– Кого еще привез в Россию агент Зильбер?

– Робсона в «Спартак». Я и с ним должен был работать, но Зильбер отправил меня в тульский «Арсенал», куда пристроил трех бразильцев – Андерсона, Нене и Жуниора. В центре Тулы тогда стояли деревянные избушки, но те ребята были проще, чем Леонидас, и пальцы не растопыривали. Их отправили домой, когда «Арсенал» поднялся в первую лигу, и Зильбер привез девятерых новых бразильцев. Для первой лиги – удивительный эксперимент.

В Туле построили новый стадион, где играла даже сборная России. На бразильцев набивались полные трибуны, начался детский футбольный бум, команда провела два шикарных сбора в Испании, неслась в высшую лигу, но грянул дефолт, по полгода не платили зарплату, и в 1999-м тренер Буряк устроил забастовку – перед вылетом в Ставрополь объявил: «Вы как хотите, а я не полечу». Игроки его поддержали. Русские футболисты забаррикадировались в одной квартире, а главный заговорщик спрятал ключ и никого не выпускал.

– Как выкрутились?

– Я и директор «Арсенала» Владимир Афонский (сейчас – депутат Госдумы) долго уламывали бразильцев и наконец уговорили лететь. Взяли даже больных: у полузащитника Жоржинью была открытая ангина, на моих глазах у него из горла выковыривали гнойники, но полетел и он – с высокой температурой. Добавили к бразильцам нескольких российских ребят, перед которыми не было долгов, наскребли четырнадцать человек, а потом в аэропорту два часа ждали Валерку Климова, который чудом сбежал из квартиры забастовщиков.

– Лимит – не больше пяти иностранцев на поле – сильно мешал?

– Конечно, большая ошибка, что бразильцев привезли в таком количестве. Например, нападающий Элиэл вообще не играл, потому что выходил Андрадина.

Еще был защитник Тоньяо, приехавший с двумя детьми. Он друг Роберто Карлоса по «Палмейрасу», дважды чемпион Бразилии. Ему находилось место на поле, но у него была очень крутая зарплата, двадцать пять тысяч долларов в месяц (Андрадина и Даниэл получали в два раза меньше), и пришлось от него отказаться – после дефолта «Арсенал» не мог столько платить.

– Игравший тогда в «Арсенале» Дмитрий Кузнецов рассказывал мне: «Даниэл даже на бразильца не был похож: забивал, на жопе катился, отрабатывал туда-сюда». Чем Даниэл запомнился вам?

– Безграмотный, даже писать не умел: я постоянно заполнял за него документы в бухгалтерии. Зато на поле – профессор. Андрадина, став лучшим бомбардиром первой лиги, признался: «Если бы не Даниэл, я бы столько не забил».

Андрадина рвал ударами сетки. Помню, попросил после тренировки вратаря Мишу Комзикова постоять в воротах, чтобы отработать пенальти, а тот: «Да иди ты. Без рук меня оставишь». Поначалу мы с Андрадиной не контачили. Тренер Кучеревский орал на него матом, я переводил, Андрадина посылал в ответ, а однажды кинулся на меня с кулаками. Мы чуть не подрались на поле, и Кучеревский выгнал его с тренировки.

– Потом-то помирились?

– Объяснил ему: «Я же просто слова тренера передал. Чего на меня-то кидаться?» – «Да я на поле на эмоциях ничего не соображаю». С тех пор подружились.

– С русскими игроками бразильцы тоже дрались?

– На сборах в Испании Кучеревский додумался устроить двусторонку: бразильцы в одной команде, русские – в другой. Каждый хотел себя показать, играли жестко, и начались конкретные стычки. С тех пор бразильцев и русских смешивали на тренировках.

– Как бразильцы жили в Туле?

– Расселили их по хрущевкам. В каждой квартире работали домохозяйки, которые убирались и готовили. Почти все бразильцы приехали с женами, только Паулинью – с родителями, Пениче – один, а Жоржинью – с парнем.

– Так-так.

– Он не голубой, просто друга привез и жил с ним, чтоб веселее было. Бразильцы часто собирались вместе и ходили на дискотеки, но выпивохами не были – особенно по сравнению с некоторыми нашими игроками. Больше пиво уважали. Только Жоржинью – единственный, кто попробовал самогон. Местные предложили. При этом у него была проблема с лишним весом. Если улетал в Бразилию, обязательно возвращался с пухлыми щеками.

– Леонидас заезжал и в Тулу?

– Да, после неудачи в «Бенфики». Отыграл месяц и сломал палец на ноге – на этом его российская карьера закончилась. Отправляя его в аэропорт в 1998-м, я предупредил, что можно провозить не больше десяти тысяч долларов. Часть денег он спрятал в одежде, а тысяч тридцать-сорок положил в чемодан – на таможне их отобрали.

Позже разъехались и остальные бразильцы. Отработав двухлетние контракты, они вернулись домой, а Даниэл с Андрадиной купили мне билет в Бразилию. Там я провел месяц и побывал на свадьбе Андрадины в одноименном городе (вообще-то он Карлос, но в его команде было четыре тезки, поэтому он взял себе прозвищем название родного города).

Потом летал еще два раза. Сначала мне дали десять тысяч долларов, чтобы я вернул в Тулу Даниэла. Мы с ним договорились по телефону, но когда я прилетел в Бразилию, он передумал: «Не вернусь». Я к руководству: «Что делать?» – «Раз Даниэл не хочет, предложи эти деньги Самарони». В итоге на те десять тысяч я вернул в Россию Самарони.

А в следующий раз мы летали уговаривать бразильцев не жаловаться в ФИФА на полугодовые долги по зарплате. Спасло то, что Андрадину продали в Японию, – условились, что полученными деньгам его агент рассчитается по долгам «Арсенала».

– Где сейчас Андрадина?

– После Японии много лет играл в Польше и стал там тренером.

Кстати, с ним связана интересная история. Его жена Валкирия рано потеряла родителей и с четырнадцати лет жила с Андрадиной. Детей у них как-то не получалось, и когда мы прилетели из Россию в Бразилию на свадьбу, они усыновили трехдневного ребенка, от которого отказалась родная мать. На свадьбе он уже был с ними.

А самое потрясающее, что через год у них родился свой ребенок! Считается, что Бог отблагодарил их за такой жест – усыновление. Потом, правда, Самарони рассказал мне, что Андрадина развелся с Валкирией и женился на польке.

– Один из тульских бразильцев – Пениче – мелькнул в «Спартаке».

– Да, побыл там несколько недель, что-то ему не понравилось, и вернулся. Причем Романцеву-то он приглянулся, но, видимо, в Туле рядом с соотечественниками ему было комфортнее.

– В интервью «Советскому спорту» вы говорили, что остались в Туле и после ухода бразильцев. Чем занимались?

– Стал администратором. Работал с судьями. Встречал, ублажал, провожал. Судей мы селили в клубной четырехкомнатной квартире, где их кормила женщина, работавшая в «Арсенале». По меркам почти двадцатилетней давности это было нормально – тогда и договорных матчей хватало, и чего угодно. С деньгами в «Арсенале» было плохо, а от губернатора Стародубцева поддержки не было. Ему – лишь бы утопить команду. Ненавидел футбол.

– Чем поразил Леонид Буряк?

– Посреди сезона увез «Арсенал» в Ялту и ка-а-а-ак загнал игроков: две недели двухразовых тренировок – народ просто падал, такой интенсивности не было даже на предсезонке. После этого игроки не бегали, а ползали по полю.

– Как покидали «Арсенал»?

– Однажды меня отправили на стадион «Динамо», где на одном из этажей нужно было договориться насчет формы для «Арсенала». Там меня выловил Адик Зильбер: «Давай в «Динамо» – привозим нападающего Алберто, нужна твоя помощь».

Поиграв на зимнем сборе в Турции под дождем, Алберто начал кашлять, а доктор выявил ОРЗ и дал пилюли. Ему не сделали флюорографию, и он полетел на второй сбор, где ему стало плохо. Оказалось, Алберто подхватил пневмонию. Его отправили лечиться в Бразилию, хотя левое легкое вообще не работало – он мог умереть в самолете. В итоге перенес две операции. Его разрезали, выкачали очень много гноя, и он пошел на поправку.

Правда, Алберто взяли в «Динамо» без согласования с тренером Прокопенко, которому это не понравилось. Он редко выпускал Алберто, хотя в Бразилии тот входил в пятерку лучших нападающих.

– Куда делся агент Зильбер?

– Он одессит, но большую часть времени проводил в Америке. У него были проблемы со здоровьем – в частности, диабет. Не знаю даже, жив ли он.

– Через два года после Алберто в «Динамо» приехал Тиаго Силва.

– У него были те же симптомы. Пробегал два круга, и силы кончались. Его привезли в клинику, сделали анализы и нашли три дырки в легком – туберкулез. Причем подхватил его не у нас, а в Порту, откуда прилетел. Весь год потом восстанавливался в Москве – спасибо нашим врачам, что полностью вылечили человека, который стал лучшим защитником мира.

– Как тренеру «Динамо» Романцеву работалось с семью футболистами из Португалии?

– На тренировках он требовал не отдаляться от него и дословно все переводить. Проблема была в том, что игроков из Португалии выбирал не Романцев, а спонсор клуба Федорычев – по рекомендации агента Жорже Мендеша. Может быть, некоторых Романцев бы и не взял. Опорник Лоурейру, защитники Фрешо и Рибейру – середнячки, под комбинационный стиль не подходили.

Забавно, что из той компании самым дешевым был Данни, сразу ставший лидером «Динамо».

А через полгода прилетели Манише с Коштиньей, выигравшие с «Порту» Лигу чемпионов. Говорили, что устроят на поле спектакль, но быстро стали капризничать и требовать улучшенных условий, хотя жили в коттеджах рядом с Новогорском. По их требованию в «Динамо» – впервые в российском футболе – игрокам стали стирать форму после матчей: раньше они делали это сами. Еще португальцы требовали, чтобы им мыли бутсы, хотя и сейчас многие игроки сами это делают. При Семине – уже после моего ухода из «Динамо» – был случай: Коштинья выставил свои бутсы в коридоре, а их кто-то свистнул. Он вышел на тренировку в гетрах. Семин: «Ты чего в таком виде?» – «Бутсы украли. Не в чем тренироваться». – «Тогда иди отсюда».

Адаптироваться в России Коштинье с Манише не помогло даже то, что «Динамо» – после Романцева – тренировал бразилец Иво Вортманн. У него были интересные тренировки, но не было результата – его быстро уволили.

– Самая шокирующая тренерская отставка в ваших командах?

– Муслина из «Локо», когда мы отставали на одно очко от лидировавшего ЦСКА. Его убрали за еврокубковое поражение от «Зюльте-Варегема», за который реально играли почтальоны. Но самое интересное, что состав на ту игру назначал Филатов. Тогда же не вышла половина основы. Когда это выяснилось, из «Локомотива» убрали и Филатова.

– В «Локомотиве» вы начинали работать со звездой юношеского ЧМ-2005 Селсинью, которого купили за пять миллионов евро. Как это было?

– Он приехал с мамой, дядей и подругой. У них бедная семья, дядя вел бюджет, собирал чеки, следил, чтоб не потратили лишнего. А после первой зарплаты стали тратить напропалую.

Поскольку Селсинью был несовершеннолетним и формально его нельзя было купить в Россию, его оформили студентом МГУ, а маму как бы устроили в «Локомотив». Селсинью неплохо начал – через десять минут после выхода на замену забил победный мяч «Ростову», но в конце 2006-го пришел Бышовец. Селсинью ему был не нужен. Как и переводчик.

– Почему?

– Он считал, что переводить будет его помощник Кульков, игравший в Португалии. Вернувшись с первого сбора, Селсинью сказал мне: «Меня перевели в дубль». – «Почему?» – «Черт его знает. Я играл, как умел. Не знаю, чего от меня хотели». – «А Кульков не объяснил?» – «Он к нам с Фининью даже не подходил». Я стал возить Селсинью на тренировки дубля. Отсюда, с Речного вокзала, к нему, в Крылатское, потом – на стадион в Перово. Как раз работа на весь день.

Я потом расспрашивал ребят: «О чем вам Бышовец на установках говорит?» – «О себе. Как он играл в футбол». – «А о тактике?» – «В двух словах».

– Как помогали Фининью?

– Он много раз звонил: «Андрей, остановил гаишник». – «Ну, давай трубку». Но однажды он сделал одновременно четыре нарушения. Хорошо, что гаишник попался нормальный – такое редко, но бывает. Я объяснил, что футболист пока путает наш правила с бразильскими – вы уж извините его. Уломал так, что Фининью отпустили без штрафа.

Но самый большой чудак – Шарлес, приехавший в 2008-м. Жил в нищете и зарабатывал чисткой ботинок на улице. Абсолютно безграмотный, как Даниэл, и капризный, как Леонидас. Умудрился поссориться даже с Родолфо. Тот говорил ему: «Чего ты постоянно просишь меня перевести? Я попал в Киев без переводчика, сначала жестами объяснялся, а потом освоил русский. Выучи хоть несколько слов». Шарлес не ужился даже с бразильскими игроками «Локомотива» и сам попросился домой.

– Гилерме страдал на ваших глазах?

– Бышовец его гнобил, за вратаря не считал, не давал мне ему переводить. Не знаю, почему Бышовец думал, что все должны его понимать.

В дубле Гилерме порвал крестообразные связки и попросил руководство клуба отпустить его на операцию в Бразилию. Полгода лечился, вернулся и в первой же игре за дубль снова порвал кресты. Тогда уж его принудительно отправили в Германию. В основу Гилю вытащил уже Семин.

– Бразильцы дружили с соотечественниками из других команд?

– Не очень. Только динамовский Алберто дружил с Лимой из «Локомотива». Когда мы с Алберто заезжали к Лиме, у того стояла батарея из пустых бутылок виски и пива. Я предложил: «Ты бы хоть выкинул их». – «Да я не успеваю выносить». Но Семин его обожал и не обращал внимания на выпивку, потому что Лима божественно играл в опорной зоне.

– Как бразильцы благодарили за помощь?

– Подарков я не просил, но в основном дарили майки. Еще, уезжая, ребята оставляли мне телевизоры, видеомагнитофоны и аудиосистемы. А мать динамовца Алберто подарила моей жене шикарную шубу.

Недавно встретил Родолфо, играющего сейчас в «Ахмате». Он сказал: «Давай договорюсь – полетишь с нами в Грозный на неделю». – «Да нет, спасибо, я пока останусь». Родолфо, кстати, планирует жить в России после окончания карьеры. Одна из его дочерей в совершенстве знает русский.

Помню, как в 2007-м помогал ему с переездом из Киева в Москву. Вещей было столько, что я занял в поезде целый вагон.

– Почему ушли из «Локомотива»?

– Когда у Красножана после игры с «Анжи» случился конфликт со Смородской, состоялась встреча болельщиков с Гилерме. В то же время проходил совет директоров, где решалось – убирать Смородскую или Красножана.

Меня предупредили: не упоминать конфликт тренера с президентом. Но не я же веду мероприятие. Один болельщик спросил Гилерме: «Как вам работается с Красножаном?» – «Отлично». Я перевел, а наутро мне объявили: «Ты уволен». – «За что?» – «Прозвучало имя Красножана». Но я же просто перевел. К тому же упомянули не конфликт со Смородской, а работу действующего тренера «Локо», с которым команда шла на втором месте.

– Что дальше?

– Передо мной извинились и отменили увольнение. Я стал помогать португальскому тренеру «Локомотива» Коусейру – выбирал с ним мебель в «Икее». Мне он показался менее интересным специалистом, чем даже Иво Вортманн.

В 2012 году я все же покинул «Локо». Смородская разогнала почти всех сотрудников и набрала родственников и их друзей. Меня звали в «Краснодар», но я ждал предложения из «Анжи», куда ушло много людей из «Локо». Так и не дождался. Зато недавно соприкоснулся с футболом на чемпионате мира, работая в туристической компании «Роза ветров».

– Чем занимались?

– Ударно поработал с туристами – мексиканцами, аргентинцами, бразильцами. Устраивал обзорные экскурсии по Москве, провожал до стадиона. Мексиканцы оказались даже эмоциональнее бразильцев: фотографировались с девчонками, попадавшимися на пути, танцевали, пели. Машины останавливались и бибикали им. Народ наш реагировал классно: иностранцы-то думали, что русские – хмурые, а оказалось – совсем наоборот. 

Еще три интервью: 

«Посоветовал Зинченко: «Ни в коем случае не уходи в аренду». Инсайды футбольного агента

Почему ЦСКА не купил Дугласа Косту и Левандовского. Инсайды футбольного скаута

«Хеведесу дали четыре с лишним миллиона, а остальным игрокам «Локо» снизили бонусы за чемпионство»

Фото: Андрей Голованов и Сергей Киврин, vk.com/Сергей beatu-12 Рякин, архив Андрея Тарасова, РИА Новости/Владимир Федоренко, ФК «Локомотив», РИА Новости/Александр Вильф